Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Цели наказания. Эффективность наказания





Характеристика наказания не ограничивается лишь уяснением его сущности. Немаловажно определить цели уголовного наказания - те фактические результаты, которых стремится достичь государство, осуждая виновного и применяя к
нему ту или иную меру уголовного наказания.

Учение о целях наказания – одно из наиболее дискуссионных, как в истории, так и в современной теории уголовного права. Неоднозначность подходов к этой проблеме во многом объясняется тем, что, как полагал профессор Taганцев Н.С., применение наказания всегда представляло деятельность по поводу совершившегося и в виду будущего, оно всегда было двуликим Янусом. Поскольку наказание относится к прошлому, оно представляется отплатой, мщением, карой, то есть актом более рефлективным, чем целесообразным, государство принуждается к нему самими свойствами человеческой личности или непременными законами общежития, оно составляет более или менее неуклонную обязанность государства, поскольку наказание относится к будущему, оно является сред­ством для достижения известных целей, оно рассматривает­ся как реализация права государства, которым последнее должно пользоваться по разумным основаниям[1].

Сообразно с этим, концепции о содержании и целях карательной деятельности сводятся к двум основным группам:

1. теориям, обращенным к прошедшему и видящим в на­казании исключительно отплату за совершенное посяга­тельство на правопорядок, за учиненное преступником зло (теория возмездия);

2. теориям, обращенным к будущему и видящим в наказании не только вызванное, но и обусловлен­ное преступным деянием проявление целесообразной дея­тельности государства (теория полезности).

В современной юридической литературе сущность спора между учеными в основном сводилась к тому, считать кару в качестве цели уголовного наказания или нет. Спор вызывала редакция ст. 20 УК РСФСР, содержащая следующее определение целей: «Наказание не только является карой за совершенное преступление, но и имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами».

Она вызвала «ожесточенные» споры относительно того, является кара целью наказания или же она выражает его сущность? Слова «не только» и породили, таким образом, два подхода к определению целей наказания. Дискуссия по данной проблеме продолжается и в настоящее время.

Сторонники кары как одной из целей уголовного наказания (Н.А. Беляев[2], С.И. Дементьев, И.И. Карпец, П.П. Осипов[3], и др.) утверждали, что наказание назначается не только для того, чтобы конкретный человек не совершал преступлений, но и за то, что он уже совершил. Воздаяние, считали они, не связано с бездумной формулой «смерть за смерть», но преступник получает наказание, являющееся в определенной степени воздаянием за содеянное. Кроме того, в его наказании часто заинтересованы близкие протерпевшего. И, наконец, наказание преследует цель кары еще и потому, что в качестве одной из составных частей оно содержит в себе кару.

Карпец И.И. являлся наиболее последовательным сторонником признания кары целью наказания. На его взгляд цель кары наиболее отчетливо проявляется в длительных сроках лишения свободы и смертной казни [4].

По мнению С.И. Дементьева, цель кары «может иметь место только в отношении отдельных категорий преступников, то есть в тех случаях, когда размер наказания зависит от тяжести наступивших последствий, по отношению к которым вина преступника выступает в форме неосторожности, а также при применении исключительной меры уголовного наказания – смертной казни»[5].

Сундуров Ф.Р. отмечает «тот факт, что наказание выступает как кара, настолько очевиден, что он никак не оспаривается. Однако утверждается, что кара – это лишь свойство наказания и как явление она не имеет цели в самой себе. Не трудно заметить, что в приведенном утверждении содержится противоречие. Если кара есть свойство наказания, то она не может рассматриваться изолированно от функций и целей наказания, и отрыве от понятия уголовной ответственности, и социальных функций уголовного закона»[6]. Но он уточняет, что «кара не исчерпывает сущности наказания и содержание его целей. Она не является основной целью наказания, а имеет подчиненное значение и выступает как средство достижения других целей и прежде всего цели предупреждения совершения преступлений».

Противники такого подхода (И.С. Ной[7], А.А. Пионтковский, А.Л. Ременсон[8], М.Д. Шаргородский, Б.С. Никифоров[9], Н.А. Стручков[10], и др.) утверждали, в свою очередь, что кара является сущностью наказания и не может ни в коем случае являться его целью. Конечной целью наказания является только и исключительно превенция преступлений.

Так, Шаргородский М.Д. считал кару сущностью наказания, а основными его целями – общее и специальное предупреждение преступлений, а исправление и перевоспитание он называл – средствами их достижения[11].

В свою очередь, Полубинская С.В. признает позицию М.Д. Шаргородского, но, соглашаясь с его мнением, она делает существенную оговорку: «Хотя общее и специальное предупреждение преступлений – ведущие цели уголовного наказания, нельзя в законе ограничиваться только ими для реализации специфической социально-превентивной функции уголовного права, поскольку осуществляется не только путем предупреждения преступлений, но и путем лишения преступника возможности продолжить преступную деятельность»[12]. Кроме того, она отмечает, что применение направленного воспитательного воздействия на осужденных в процессе исполнения наказания представляет собой средство в механизме специального предупреждения преступлений, что и позволяет рассматривать воспитание как средство предупреждения преступлений в целом.

Споры ученых, на наш взгляд, вызваны главным образом тем, что в понятие кары как цели наказания вкладывается неодинаковое содержание. Безусловно, кара не может быть признана основной целью наказания, наряду с предупреждением новых преступлений. Ее нельзя рассматривать и в качестве равнозначной с другими целями наказания – восстановлением социальной справедливости и исправлением осужденного. Если даже признавать кару целью наказания, то следует ее рассматривать в ряду других его целей – обеспечение безопасности личности, государства и общества, заглаживание морального вреда, причиненного преступлением, и др. Иначе говоря, кара выступает в качестве: 1) цели-средства достижения основных целей наказания, регламентированных законом (на наш взгляд, такой вывод не противоречит учению о цели, так как ближайшие цели, поскольку они достигнуты, выступают одновременно и средствами реализации других, более отдаленных целей того или иного явления); 2) свойства наказания (а оно таковым является), следовательно, наказание выполняет аналогичную функцию; 3) карательной функции, так как реализация последней не может осуществляться без соответствующей цели.

Таким образом, для того, чтобы обеспечить достижение основных целей наказания, необходимо покарать осужденного. В настоящее время законодатель, отойдя от прежнего определения, поставил точку в этом многолетнем споре. Согласно ч.2 ст.43 УК РФ наказание применяется в следующих целях: 1) восстановление социальной справедливости; 2) исправление осужденного; 3) предупреждение (превенция) новых преступлений.

Следует заметить, что подобное определение не является
абсолютно новым в истории уголовного законодательства;
впервые аналогичные цели были сформулированы в Уложе-
нии о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Со-
гласно Уложению наказание должно было преследовать три
цели: удовлетворение, исправление и устрашение.

Наказание применяется в целях воостановления социальной справедливости. Эта цель впервые четко сформулирована в ст. 43 УК РФ.

Справедливость – категория морально-правового характера. Понятие справедливости содержит в себе требование соответствия между преступлением и наказанием. Несоответствие оценивается как несправедливость. Справедливость сама, в свою очередь зависит от конкретных условий жизни общества, господствующей системы общественных отношений, соответствия общественных отношений исторической необходимости. Под социальной справедливостью наказания следует понимать его трактовку в ст. 6 УК РФ, когда накзание не назначается дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК РФ, ст. 50 Конституции РФ).

Разумеется нельзя восстановить жизнь потерпевшего, погибшего в результате совершения преступления, однако социальная справедливость в этих случаях может быть достигнута путем ограничения либо лишения прав и свобод виновного. Вместе с тем наказание, даже самое строгое, применяется не для того, чтобы причинить осужденному моральные или физические страдания. В полном соответствии с принципами и нормами международного права ст. 21 Конституции РФ запрещает применение пыток или другого жестокого или унижающего достоинство человека обращения (ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Исправление осужденного выражается в том, чтобы удержать лицо,которое уже совершило преступление, от совершения новых преступлений. В юридической литературе эту цель определяют как специальное предупреждение. Оно направлено на то, чтобы предупредить совершение новых преступлений сос стороны осужденного путем применения к нему наказания за ранее совершенное преступление.

Исправление осужденного достигается несколькими путями. Субъект лишается физической возможности совершать преступления. В иных случаях в нему применяется уголовное наказание такого вида и характера, которое исключает возможность совершения новых преступлений. На осужденного направляется комплекс мероприятий, нацеленных на изменение взглядов и привычек, исключающих в последующем возможность совершения лицом новых преступлений. Исправление практически достигается путем воздействия на сознание лица, овершившего преступление, при помощи мер убеждения и принуждения. В конечном счете этот процесс призван ликвидировать антиобщественные черты характера личности и воспитать новые свойства характера, присущие законопослушным гражданам, не совершающим преступления.

Понятие «исправление» в УК РФ не раскрывается, а УИК РФ в ч. 1 ст. 9 под ним понимает «формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения». Ч. 2 этой статьи закрепляет средства такого исправления - установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательная работа, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональное обучение и общественное воздействие.

Мы полагаем, что исправление осужденного – это важнейшая цель в сфере применения наказания, так как направляется на возвращение его к социально полезной деятельности, привития уважения к законам и правилам человеческого общежития. Для государства и общества необходимо, чтобы осужденный в дальнейшем не совершал новых преступлений, и неважно, по каким причинам он перестал совершать преступления - либо в связи с переоценкой своих внутренних взглядов на жизнь, либо из-за страха наказания.

Исправленный преступник – это то лицо, которое имеет потенциальную возможность совершить преступление, но не совершает его, так как осознает, что будет наказан за совершенное им преступление[13].

Законодатель больше не связывает цель исправления осужденного с перевоспитанием. Представляется, что задача перевоспиать человека, в особенности в нынешних условиях, нереальна, как она была нереальной всегда. Главная задача – чтобы отбывший наказание больше не соврешал преступления.

Как утверждают многие уче­ные, одной из наиболее важных целей уголовного наказания является профилактика (превенция, предупреждение) преступлений. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. данная цель называлась устрашением. Не столько варварская жестокость придает наказанию устра­шающую силу, сколько сознание его неизбежности, писали ученые того времени, раскрывая смысл устрашения. «Цель устрашения никогда не оправдывает жестоких наказаний, но всегда требует только наказаний примерных и действи­тельных. Особенного внимания заслуживает цель устраше­ния в случае сильного распространения в обществе тех или других преступлений» - писал А.Ф. Бернер[14].

В течение уже нескольких столетии многие ученые обосновывают мнение о том, что предупреждение является главной или единственной целью наказания. По мнению И.Я. Фойницкого смысл наказания заключается в том, «чтобы воздерживать от дальнейших преступных деяний»[15]. Единственной целью наказания признавал предупреждение преступлений С.В. Познышев: «Наказание может иметь лишь одну цель. Если поставить ему несколько целей, то они или объединяются в одной более общей цели, или, если останутся самостоятельными, будут в непримиримом противоречии и антагонизме друг с другом» [16].

Действительно, предупредительная значимость наказания заключается не в его жестокости, а в его неотвратимости. Предупредительное воздействие наказания состоит, в свою очередь, из общего (общей превенции) и частного предупреждения (частной превенции). В советской науке уголовного права убежденным сторонником признания общего и специального предупреждения преступлений в качестве единственных целей наказания был М.Д. Шаргородский[17].

Общее предупреждение заключается в том, что посредством принудительного воздействия на осужденного другие лица удерживаются от аналогичного преступного посяга­тельства в будущем. В юридической литературе вызывает спор вопрос о том, к кому именно обращено общее превентив­ное воздействие наказания. По мнению одних авторов, общая превенция наказания обращена лишь к незначительной неустойчивой части граждан. Согласно другой позиции уголовное наказание предупредительно воздействует либо на всех членов общества, либо, по крайней мере, на значительную ее часть.

Представляется, что данное положение более правильно. Предупредительное воздействие наказания складывается, как общепризнанно в уголовно-правовой литературе, из трех стадий: 1) издание закона; 2) назначение наказания судом; 3) исполнение наказания.

Одним из сторонников второго подхода является И.Я. Козаченко. Он считает, что «вряд ли можно согласиться, что факт издания нового уголовного закона, его публикация, объявление деяния пре­ступным или усиление ответственности за него, а также рас­смотрение уголовного дела в открытом судебном заседании рассчитано законодателем лишь на незначительную неустойчивую часть общества. Вероятно, это касается всех граждан. Да и практически трудно обнаружить грань между устойчивостью и неустойчивостью граждан. Разве можно лишь по внешнему поведению судить о взглядах и привычках человека. Думается, нет; например, за хозяйственные и должностные преступления осуждается большое число лиц, положительно характеризующихся как по месту работы, так и жительства»[18].

С общим предупреждением наказания тесно связана частная превенция. Под ней понимается профилактика совер­шения новых преступлений осужденным. По вопросу о частной превенции в юридической литературе высказано два мнения. Согласно первому, его задача состоит в созда­нии особых условий во время отбытия наказания, исключа­ющих мысль о возможности совершить новое преступление. Согласно второму, под частным предупреждением понима­ется создание условий, устраняющих возможность совершать преступления только во время наказания[19].

На наш взгляд, частное предупреждение не следует отождествлять с исправлением преступника. Это при исправ­лении преступника основная задача заключается в том, что­бы он впредь не совершал преступлений, а при частном предупреждении главными является показать преступнику, что за его антиобщественное, противоправное поведение он в обя­зательном порядке будет наказан.

В литературе справедливо отмечается, что цель предупреждения новых преступлений полностью отражает возможности наказания. Причем результаты достижения цели предупреждения существуют объективно и могут быть предметно установлены[20]. То, что цель предупреждения совершения новых преступлений является главенствующей, можно аргументироватъ тем, что если бы не совершались преступления, то и не было бы необходимости принимать уголовный закон и применять наказание. Поэтому основной смысл наказания и состоит в том, чтобы предупредить новые преступления.

Все иные цели, на наш взгляд, могут рассматриваться только в рамках цели предупреждения преступлений. Однако отрицать самостоятельность целей восстановления социальной справедливости и исправления осужденного не следует.

Таким образом, основными целями наказания являются: 1) специальное и общее предупреждение преступлений; 2) восстановление социальной справедливости; 3) исправление осужденного.

Кроме того, отдельные ученые, называют целью уголовного наказания еще и ресоциализацию осужденных [21].

Так, например М.С. Рыбак, полагает, что понятия «исправление» и «перевоспитание» в совокупности представляют собой «ресоциализацию». По его мнению, оригинальную и правильную позицию по данному вопросу занимал Н.А. Стручков, который полагал, что в процессе ресоциализации осужденных исправление и перевоспитание осужденного происходят не только дифференцировано по группам, но и индивидуально, поскольку одного нужно лишь исправлять, а другого подвергать более серьезному воздействию – перевоспитанию. Получается, что «точка отсчета» при перевоспитании оказывается ниже, чем при исправлении, более длительным и сложным становится процесс ресоциализации. Таким образом, М.С. Рыбак делает вывод, что исправление и перевоспитание осужденных – это две стороны единого процесса.

Основным критерием, определяющем эффективность наказания в любом обществе, является его общепредупредительное воздействие.

Эффективность наказания зависит также от того, насколько цели наказания нашли последовательное выражение в законе, в частности в конструкции отдельных институтов, в определении ответственности за конкретные виды преступлений.

В этом отношении важное значение имеет построение санкций статей Особенной части Уголовного кодекса, которые должны быть построены таким образом, чтобы они ориентировали на более эффективное исполнение целей наказания.

Эффективность мер наказания также, как и мер поощрения, в решающей степени зависит от социальной организации общества, от его нравственно-правового состояния. Чем выше нравственно-правовое состояние общества, тем большее предупредительное значение приобретают меры поощрения и наказания. И, наоборот, меры поощрения, награды также, как и наказание, теряют свое значение, если в обществе не соблюдается законность, если деформированы ценностные ориентации, если разрушены нравственные начала.






Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 1011. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия