Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Японский дизайн: традиционная и актуальная проектная культура






 


Литература

Курьерова Г.Г. Итальянская модель дизайна. Проектно-поисковые кон­цепции второй половины XX века. М., 1993.

Михайлов СМ. История дизайна. М., 2004. Т. 2. Гл. 2.3, 3.2, 4.3.

100 дизайнеров Запада. М., 1994. Статьи «Беллини», «Бранци», «Джуджа-ро», «Кастильони», «Коломбо», «Мендини», «Оливетти», «Понти», «Сотт-сасс».


Круговорот традиций и современности

Европейские историки и критики дизайна отмечают, что в японском дизайне сочетаются дух Востока и Запада, историческое прошлое и завтрашний день.

«Японскому дизайну свойственна живость и легкость итальянско­го и французского постмодерна, немецкая точность, гибкость класси­ческого скандинавского стиля, бравурность американского стайлин­га... С одной стороны, он эклектичен, а с другой, если принять во внимание конечный результат, — оригинален» [Эрнеи, с. 30].

В нем естественно переплетаются традиции ремесла с бережным отношением к натуральным материалам и высокотехнологичное про­изводство. Особенно это свойственно классике, такой, например, как

Рис. 73 С. Янаги. Стул «Butterfly» Производство фирмы «Тендониокко». 1954

стул «Butterfly» Сори Янаги (рис. 73). В этом стуле соединились традиции японского дизайна, созерцатель­ность простоты, отработанная века­ми эргономика с новыми тенденци­ями в искусстве начала XX в., стремлением к геометричности, эле­ментарности форм. Вещь как иерог­лиф и в то же время абсолютно тех­нологичная, ясная по конструкции. Стул получил золотую медаль на Миланской триеннале в 1957 г. Так­же традиционны и в то же время


Часть V Национальные модели дизайна и глобальное поле деятельности

авангардны бумажные абажуры для светильников скульптора и ди­зайнера Исаму Ногучи.

Когда в Москве в 1983 г. проходила выставка японского дизайна, ее устроители использовали эффектный ход для того, чтобы познако­мить людей совершенно другой культуры с достижениями художни­ков, контекстом жизни и традициями. Был представлен каталог, «по­строенный» дизайнером-графиком Танака Икко по принципу календаря. «Сущность эстетического восприятия японцев заключа­ется в том, что, наделяя названием и формой саму природу, которая так глубоко заложила корни сезонного мироощущения, японцы ста­рались не выражать его в фиксированной форме, а сохранять его жи­вую форму», — читали посетители выставки в каталоге [см.: Япон­ский дизайн].

Четыре сезона, четыре состояния природы и настроения.

Весна. Весенние мотивы в росписи лаковой шкатулки и одежде, плотницкие инструменты, стул «Butterfly» и юмористические керами­ческие фигурки в духе поп-арта.

Лето. Стул из стеклянных плоскостей и бумажные абажуры, плете­ные ширмы и корзинки для еды. Стальные ножи и керамические нож­ницы. Традиционные заводные игрушки и пластмассовые роботы.

Осень. Яркие цвета опадающей листвы. Четырехструнный музы­кальный инструмент и электроорган фирмы «Ямаха». Летящие журав­ли на шкатулке и изображение рисовых стеблей с колосьями на теат­ральном костюме. Элегическое настроение во всем.

Зима. Зимний пейзаж на кимоно, огонь очага и стоящий на огне чайник, современная кухня, тепло и уют, ледяной дворец и мотонар­ты, игрушки-головоломки и компьютер.

К представленным на выставке осенним мотивам вполне могла бы подойти и сделанная десятилетием позже настольная лампа «Жу­равль» Исао Хосоэ. В ее устройстве масса технических находок. Под­ставка бесшумно и мягко перемещается по столу на скрытых колеси­ках. Противовес всегда удерживает абажур в горизонтальном положении, на какую бы высоту вы его ни подняли. И в то же время эта вещь символична и традиционна.

Правда, как отмечал в статье о выставке в журнале «Техническая эстетика» Вильям Пузанов, мы увидели не один, а два или даже три дизайна. Первый — традиционный, ремесленный, японский. Вто­рой — современный, технологичный, интернациональный, рассчи­танный на потребителя любой западной страны. Третий — эклек-


Глава 7. Японский дизайн: традиционная и актуальная проектная культура 267

тичный, сплавленный из актуальных стилевых тенденций и направ­лений.

Освоение европейских и американских технологий

История японского дизайна как история массового серийного произ­водства начинается, быть может, с 1868 г., когда страна открыла двери для европейцев. Процесс модернизации, занявший около 100 лет, был направлен на внедрение западных технологий в тяжелую и легкую промышленность.

В 1899 г. на японском рынке появляется электрическая лампа, вы­пущенная компанией, прародительницей современной «Тошибы». В 1919 г. Камасуки Мацусита основывает компанию по производству электроприборов, известную ныне под брэндом «Панасоник». В 1925 г. начинается выпуск радиоприемников, основанных на американских моделях. Когда в 1926 г. император Хирохито взошел на трон, миллио­ны японцев слушали репортаж о церемонии у себя дома. К 1931 г. было продано почти 900 тыс. радиоприемников.

В период Тайсё (1912—1926), краткий, но культурно насыщенный, японский графический дизайн многое заимствовал из стиля ар деко и кубизма. В это время возник интерес и к русскому авангарду. С 1926 по 1974 г. издавался ежемесячный журнал «Новости промышленного искусства». Важную роль в развитии дизайна играл Институт промы­шленного искусства, созданный при Министерстве торговли. В ос­нову теоретической базы института легли взгляды Бруно Таута, изве­стного архитектора, члена «Веркбунда», эмигрировавшего в СССР из нацистской Германии. В 1933 г. он приехал в Японию, а в 1936-м стал консультантом института.

В 1940 г. Японию по приглашению Министерства торговли посе­тила французский дизайнер Шарлотта Перрио, автор многих проек­тов мебели и интерьеров, работавшая вместе с Ле Корбюзье. Перрио знакомилась с традиционными японскими ремеслами и материала­ми, а перед возвращением в Европу организовала выставку под назва­нием «Традиция — Выбор — Творчество», представив на ней свои ди­зайнерские работы, сделанные за время пребывания в стране из традиционных материалов — бамбука и дерева.

Наряду с тенденцией развития промышленного искусства в евро­пейском духе сохранялась линия на возрождение народных традиций



Часть V. Национальные модели дизайна и глобальное поле деятельности


Глава 7. Японский дизайн: традиционная и актуальная проектная культура 269


 


в производстве предметов быта. Соцу Янаги основал Ассоциацию на­родного искусства, преследующую цель открыть заново красоту, цело­стность, рациональность повседневных вещей, созданных аноним­ными мастерами.

2 сентября 1945 г. японское правительство подписало Акт о безого­ворочной капитуляции. Вторая мировая война кончилась. Началась передача страны в управление Главнокомандования силами союзни­ков. Институт промышленного искусства получил приказ в кратчай­шие сроки подготовить проекты 30 образцов мебели и организовать производство для того, чтобы обставить более 20 тыс. домов, выстро­енных для оккупационных сил. К работе было привлечено около 2 тыс. небольших компаний, разбросанных по стране. На основе аме­риканских моделей японцы также производили для этих домов элек­трооборудование, стиральные машины, холодильники, кухонные принадлежности. За два года Япония овладела американской промы­шленной технологией в бытовых отраслях. Американские вещи все более и более проникали в японскую культуру и быт. Сформировался образ «западного стиля жизни», частично сохранившийся и поныне.

В 1959 г. оккупация Японии официально завершилась. Страна всту­пила в индустриальную эпоху, ознаменовавшуюся своеобразной «потре­бительской революцией». С 1954 по 1958 г. производство телевизоров выросло в 47 раз, холодильников — в 24 раза. В крупных фирмах: «Ма-цусита», «Мицубиси», «Хитачи» — открылись отделы дизайна. Первые выпускники отделений дизайна, созданных в некоторых университетах, в частности в Токийском государственном университете искусств и му­зыки (подготовка дизайнеров была начата в 1951 г.), быстро поглоща­лись автомобильными компаниями и фирмами, выпускающими радио­электронику. Среднее бюро готовило до 100 проектов в месяц. В 1952 г. была основана Японская ассоциация промышленного дизайна. В 1957 г. Министерство торговли, используя британский опыт, ввело систему по­ощрений за «хороший дизайн» — так называемую «G-mark».

Мотивы американского дизайна нередко буквально воспроизво­дились в формах бытовой радиотехники или транспортных средств. Сверхскоростной японский поезд «Хикари» 1960-х гг. напоминал об­текаемые дизельные поезда США 1930-х гг. В последующие годы эти аналогии и заимствования приобретали ироничный подтекст. Стул Арата Исозаки 1983 г. с высокой спинкой, как у Макинтоша, называл­ся «стул Монро». По словам автора, изгиб спинки стула навеян лини­ей ног киноактрисы.


Несмотря на заимствования проектов и моделей товаров из Евро­пы и Америки, японские фирмы довольно быстро начали модернизи­ровать и изменять прототипы, нередко выходя на самостоятельные разработки.

В то же время не прекращалось и развитие традиционных ремесел и технологий. Известный во всем мире дизайнер Сори Янаги, работая над излюбленными для японского дизайна темами — мебелью и кера­мической посудой, сумел примирить традиции ремесла, чистоты фор­мы и стандартизацию, технологичность промышленных изделий.

Обретение самостоятельности

В I960—1970-х гг. экономика Японии, а с ней и дизайн вступили в но­вый этап. Проводятся международные конференции по дизайну, в 1973 г. в Киото состоялся конгресс ИКСИД. Японские дизайнеры и графики оформляют Всемирные выставки (Осака, Окинава), разраба­тывают фирменные стили этих мероприятий. В 1964 г. в Японии про­ходят Олимпийские игры, для которых Масару Кацумие создает ин­тернациональную систему визуальных коммуникаций. Дизайн становится не просто инструментом организации этих событий, не только связующим звеном, но и постоянной темой обсуждений ши­рокой общественностью. С дизайном начинают связывать решение многих проблем человечества: экологии, урбанизации, образования, взаимодействия национальных культур.

Японские дизайнеры стажируются в Европе, прежде всего в Мила­не, столице европейского дизайна. В страну для разработки новых ви­дов изделий приглашают знаменитых дизайнеров из Италии, Герма­нии. М. Беллини в 1975 г. проектирует радиоаппаратуру для «Ямахи», Л. Колани в Японии открывает свою студию и выполняет перспектив­ные разработки фотоаппаратуры для фирмы «Canon».

В 1969 г. Институт промышленного искусства, занимавшийся в те­чение 40 лет анализом промышленной продукции, был реорганизован в научно-исследовательский центр разработки новых видов изделий. Наряду с государственными структурами возникли и независимые дизайн-бюро. Одно из старейших — GK (Group Koike), созданное в 1957 г. учениками профессора Койке в Токийском университете ис­кусств и возглавляемое Кендзи Экуаном. Среди первых проектов — упаковка и бутылки для соевого соуса, а затем городская мебель и



Часть V. Национальные модели дизайна и глобальное поле деятельности


Глава 7. Японский дизайн: традиционная и актуальная проектная культура



 


оформление Всемирной выставки 1970 г. в Осаке. С момента создания студия постоянно сотрудничает с компанией «Ямаха», несмотря на то что там существует своя дизайнерская служба.

Как никогда ранее разнообразными стали области деятельности. Разработчики автомобилей и электротоваров проникли в строитель­ство. Компании по производству фотоаппаратуры занялись офисным оборудованием. Дизайнеры стремятся создавать приятный, радост­ный продукт, соответствующий современному уровню восприятия и культурному опыту. Не только узко понятая функциональность, но и учет всего спектра возможностей восприятия и воздействий на чувст­ва человека: зрительные, тактильные, слуховые. Игра форм не только на уровне пропорций и их восприятия как гармоничных, «хороших», но и на уровне ассоциаций, метафор. Этот опыт пришел из Италии благодаря постмодерну и дизайн-объектам группы «Мемфис».

1980-е годы стали временем подъема дизайн-бизнеса в Японии. В 1985 г. в стране насчитывалось более 120 тыс. дизайнеров1.

Японские компании в своих зарубежных филиалах создают ди­зайн-бюро, чтобы точнее учитывать запросы потребительских групп. Понятие национального дизайна размывается. Изделия по проектам Хиро Курамата, Мотоми Каваками, Тосиюки Кита производятся во Франции, Германии. В то же время в Японии продолжают работать дизайнеры и архитекторы из других стран.

Стиль, образы и технология постиндустриального мира

Ханае Мори — первый японский модельер, получившая известность на Западе, второй — Кензо Такада, третий — Иссей Мияке. Формы его одежды навеяны традиционными японскими мотивами. Конст­рукция кимоно — «вечная» тема для современных дизайнеров, кото­рых подкупает геометрическая простота выкройки. Мияке учился как график в университете Тама в Токио, занимался театральными поста­новками, стажировался в Париже у модельеров Юбера де Живанши и Ги Лароша. Именно в Париже прошел его первый крупный показ мо­делей одежды. И уже как модельер он вернулся в Токио и открыл свою студию.


 

Мияке стремится делать такую одежду, в которой человек чувствовал бы себя свобод­но, естественно, раскрепощенно. Его моде­ли всегда выполняются из мягких фактур­ных тканей, трикотажа, позволяющих вмешиваться в саму конструкцию перепле­тений, создавать комбинации из нитей с различными свойствами.

«Эпик» («A Piece of Cloth») — так назы­вается одна из последних серий Мияке (1997—2000), основанная на технологии трикотажа и позволяющая покупателю уча­ствовать в моделировании формы одежды или аксессуаров.

Рис. 74 И. Мияке. Система моделирования и производства одежды «Эпик». 1997—2000

«Представьте: нить тянется в машину, которая, в свою очередь, производит полно­стью законченную одежду, используя но­вейшую компьютерную технологию, отбра­сывая неизбежные ранее кройку и шитье ткани... Окончательный завершающий этап осуществлялся в присутствии покупателя» (рис. 74)1.

Мияке покровительствует дизайнерам. Во многом благодаря его активности Токио превратился в одну из мировых столиц дизайна. Среди его протеже был Хиро Курамата, прославившийся своими стульями из просеченного полупрозрач­ного металла (напоминающего ткань) и из прозрачного толстого оргстекла, внутри которого, как в глыбе льда, были запаяны цвет­ки роз.

Курамата — автор нетрадиционного решения пространства, в ко­тором доминируют эмоциональные тонкие нюансы ощущений. Он обладал способностью создавать запоминающиеся формы, используя минимальные средства. Особым характером обладает и его упруго изогнувшийся комод 1970 г. со множеством ящичков, один из серии проектов мебели на основе «нестандартных форм». В 1980-х гг. Кура­мата участвовал в выставках группы «Мемфис», привнося в мебель и


 


1 См.: Sato К. Japan: From Anonimous Craftsmanship to Western Model // Dominion of Design. History of Industrial Design. Milan, 1991. P. 248.


1 Clothing for the Future. Captured by Imagination and Technology. Issey Miyake // A-Poc Making. Issey Miyake & Dai Fujiwara. Weil am Rhein, 2001. P. 68.



Часть V. Национальные модели дизайна и глобальное поле деятельности


Глава 7. Японский дизайн: традиционная и актуальная проектная культура



 


интерьеры привкус японской традиционности за счет проработки де­талей и пропорций при сохранении экспрессивности форм.

В 1960-х гг. Япония становится мировым лидером в области радио­электроники, особенно в создании миниатюрных устройств. При этом дизайнерам пришлось заново переосмыслить сам образ радио­прибора. Что это — украшение, безделушка или совершенное техни­ческое устройство?

На дизайн радиоэлектроники повлияло и начало освоения косми­ческого пространства в 1957 г. В 1960-х гг. фирма «Сони» выпускает те­левизор в виде подвесного черного шара с антенной, напоминающего искусственный спутник. С точки зрения экономии площади — это максимально удобная вещь. Причины популярности японской радио­электроники не только в техническом качестве, надежности, но и в стилистике формы. С одной стороны, это, несомненно, домашние, любительские приборы. С другой стороны, они выглядят как профес­сиональные — серьезно и основательно.

Рис. 75 Портативный плеер «Sony Walkman». Опытный образец.

Японцы первыми вступили в постиндустриальную эру. Своеобраз­ной точкой отсчета стало появление популярной модели портативно­го плеера «Sony Walkman» (рис. 75). В 1972 г. в компании был создан информационный центр, где собирались данные о продаже изделий, технических новинках, изделиях конкурентов, о том, как и чем живут служащие фирмы. Однажды в этот центр поступила информация о том, что служащий одного из подразделений в свободное время собрал из бросовых деталей маг­нитофонов маленькое проигрывающее устройст­во и слушает музыку на работе через наушники, чтобы не мешать окружающим. Информацией за­интересовалась дирекция. Была выпущена проб­ная партия, а в 1979 г. начался серийный выпуск. Успех оказался ошеломляющим. Сложилась кон­цепция нового прибора-экипировки для жизни: музыка, которая всегда с вами. Удачным оказа­лось и название нового устройства: «Walkman» — гуляющий человек. Идея портативных устройств была развита компанией (само название «Sony» возникло в 1960-х гг. как производное от латин­ского sonorous — «звучный») в серии проигрыва­телей для компакт-дисков «Diskman», радиоприемников и телевизо­ров «Watchman». Один из перспективных проектов — терминал


компьютера, объединенный с интерфейсом программ. Виртуальное пространство и реальное сливаются.

После коммерческого успеха плеера «Walkman» многие компании открыли отделы по изучению рынка для того, чтобы оперативно от­слеживать новые тенденции, предпочтения разных социальных групп, точно выявлять запросы.

Мобильный телефон давно уже стал универсальным средством коммуникации. В нем есть функции фотоаппарата, компьютера, пле­ера, радиоприемника. В Японии он заменяет кредитную карту и удо­стоверение личности. Предполагается использовать его и для входа в токийское метро вместо традиционных транспортных карт.

Несмотря на интернациональный характер многих дизайнерских решений, в японских изделиях сохраняются специфические нацио­нальные черты. В облике мотоцикла «Kawasaki» для бездорожья про­слеживается что-то напоминающее древние боевые доспехи самураев. Японские игрушки и роботы последних поколений, напротив, отли­чаются мягким, дружелюбным, неагрессивным внешним видом. В них чувствуется влияние научно-фантастических фильмов и ком­пьютерной анимации.

В Японии уже в средней школе вводятся специальные занятия по цвету, моделированию форм и предметов. Оригами как искусство трансформации из плоскости — неотъемлемая часть обучения. Изоб­ретательность и пространственное воображение, вкус к технологии и алгоритмам моделирования, абстрактное и символическое мышле­ние — все это развивается в ходе складывания объемных фигур из квадратного листа бумаги.

От моделирования форм из бумаги — к пониманию взаимоотно­шения человека и вещи, пониманию факта рождения и умирания ве­щи. «Человеческие чувства, сформированные в совокупности всех этих разнообразных ощущений, позволяют осознавать красоту бытия вещей» — такова задача обучения в школе1.

Вопросы и задания

1. Как аналогии с циклическими природными процессами позволяют по­нять традиционные и современные формы японского дизайна?

1 Цит. по: Устинов А.Г. Дизайн в японской школе // Техническая эстетика. 1988. №6. С. 12.


18-4651



Часть V. Национальные модели дизайна и глобальное поле деятельности


 


2. Назовите исторические события, повлиявшие на ускоренное освоение
Японией западных технологий.

3. Что послужило толчком к появлению целого класса портативных ра­
диоэлектронных устройств?

4. Как современные технологии отражаются в возможностях формообра­
зования одежды и мебели? В возможностях коммуникации?

Литература

Эрнеи Д. Тысяча Будд и триумф дизайна// Интерпрессграфик. 1987. № 3. Японский дизайн. Традиции и современность: Каталог выставки / Под ред. Танака Икко и Коикэ Кадзуко. Токио, 1984.

The Conran Directory of Design / Ed. S. Bayley. N.Y., 1985.






Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 793. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия