Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Ты поссал?





Будильник, а ну заткнись. Я бы спал ещё часа три, если бы не этот колокольный звон. Кажется, даже если бы я спал внизу, а будильник был наверху, я бы всё равно его услышал. Да выключись ты уже. Я провалялся ещё минут двадцать, а в питомнике надо быть к часу, осталось тридцать минут… Я вскочил и быстро побежал одеваться. Душ, пожрать, зубы. Проскакал по лестнице, кстати, очень удачно. Правда, когда уже поворачивал на кухню, чуть не грохнулся, пол здесь скользкий, а я в носках. О, носки разные напялил. Модник.

- Так, я побежала. И почему ты ещё дома, ты опаздываешь, - пробежала мимо кухни мама.

- А ты куда?

- Угадай с трёх раз, - голосили уже из коридора.

- Во сколько приедешь? - я тоже стал орать, чтобы она меня услышала.

- Сегодня постараюсь пораньше. Я ушла, и давай поторапливайся, опоздаешь, - дверь захлопнулась. Не хочу есть, потом где-нибудь поем. Ещё минут пять я бегал по всему этажу и искал второй кед, потому что в коридоре его не было. В конце концов, нашёл его под диваном. Как? Что? Эм… Так, гнездо на голове. Нормально, модник же. Стоп, а на чём мне ехать? Не на этом же. А-а, да насрать, я опаздываю.

Скрипя металлоломом под собой, я уже въехал в центр и пытался сообразить, куда же мне надо повернуть. А, вот, вижу. Само здание было тёмно-зелёное и сливалось с деревьями. Никаких табличек с названиями и всякое такое. Напротив была художественная школа или не школа, но что-то связанное с этим. И она была ярко-красная. Светофор, блин. Я оставил своё ведро с гвоздями у крыльца и посмотрел на дверь. Так, Фрэнк, соберись и не говори всякой хрени. Я открыл дверь, а там ещё одна дверь. Открыл вторую, слева и справа был один сплошной коридор с миллиардом дверей. Я вздрогнул и повернулся, когда услышал ор и грохот, а потом резкий хлопок дверью. Я просто… ДА ОХРЕНЕТЬ, БЛЯТЬ. В мою сторону зло шагало зомби, увесившееся чёрными, спутанными волосами, да ещё так уверенно, что мне стало жутко. Я, бесконечный коридор и зомби-Уэй. Он смотрел под ноги и не видел меня, ибо после того как он вышел, не поднял глаза ни разу.

- Пройдёмте за мной, - сказал он будничным голосом, пройдя мимо меня.- Называйте меня мистер Уэй,- как, блин? МИСТЕР УЭЙ?

- А меня называйте мистер Айеро, - он обернулся и уставился на меня в недоумении, а я покачал головой. - Да-да, никак иначе.

- Фрэнки? - его лицо включило режим «что здесь, блять, происходит»

- Кто такой Фрэнки? - уставился я на него, убрав руки в карманы джинсов, ну там у меня и помойка.

- Что ты тут забыл? - он улыбнулся и подошёл поближе, скрестил руки на груди и опёрся о стену. Какие-то фантики, крышки…

- Да так, за тобой слежу, - пожал плечами я.

- Странная ты жертва. Обычно маньяки следят за жертвами, а у тебя всё наоборот.

- Я люблю экстрим.

- Мистер Айеро, это вы зря затеяли. Я здесь редко бываю.

- Мистер Уэй, может, вы уже покажите мистеру Айеро, что и где ему нужно делать?

- Какое рвение.

- Пошли, давай, - пробубнил я.

- Ну, пошли, - он быстро зашагал, и я прибавил скорости. Сейчас он кажется таким взрослым, вот что значит увидеть человека в другой обстановке. До этого дня он мне казался эдаким большим ребёнком, а сейчас даже в обычной одежде он выглядит, конечно, не на все двадцать четыре, но не на шестнадцать точно. Мы прошли пару дверей, и нам навстречу выбежала светленькая девушка со словами: «Джи, Джи, я убежала». Она меня чуть не снесла, маленький тайфун.

- Джи?

- Да, Фрэнки? - он шарил по столу, наверное, что-то искал.

- ДЖИ?

- ВЫ ЧТО-ТО ХОТЕЛИ, МИСТЕР АЙЕРО? - он посмотрел на меня через плечо и улыбнулся.

- Почему ей можно «Джи», а мне только «мистер Уэй»?

- А почему твоей маме можно «Фрэнки», а мне только «мистер Айеро»? - он продолжал копаться, но уже по ящикам.

- Ты и так меня называешь «Фрэнки».

- Да где эти чёртовы ключи, - чуть тише сказал «мистер Уэй».

- А на стуле не они, случайно?

- О, да. Пошли, - он открыл дверь в соседнюю комнату и как ни странно на мои уши не набросился лай, гавканье, мяуканье и так далее. - Вообще, у нас работает так много ребят, что чаще одного раза в неделю сюда не попадёшь.

- Такое хорошее место? - засмеялся я.

- Представь себе. У нас группы делятся по три человека, ты будешь со мной и Каролиной.

- Эта та, которая бегает как вертолёт?

- Вертолёты не бегают. Да, это она, - он широко улыбнулся. - Ты как сюда попал? Особая любовь к животным?

- Собак люблю, - улыбнулся я в ответ.

- Так, сейчас моя смена закончится, ты что-то поздно пришёл.

- Во сколько сказали, во столько и пришёл.

- Да не бубни ты, пошли, пожрём лучше, тут кафе есть рядом, - он махнул рукой и открыл дверь.

- А завтра во сколько?

- Какое завтра, через неделю, - он так широко улыбался, что казалось, вот ещё чуть-чуть и улыбка сойдётся на затылке. Мы вышли на улицу, Джерард сразу же стал рыться в кармане. Курит.

- Дай мне тоже.

- Навернёшься на велике с сигаретой.

- Да дай, - потянулся я за его рукой.

- Нет, ты мне живой нужен, - он убрал пачку и пошёл по аллее. Я ехал медленно, но всё равно перегонял и потом возвращался обратно, объезжал его и опять ехал вперёд.

- Ты уже третью куришь, дай мне, - сказал я, когда в очередной раз проскрипел за его спиной и слегка задел за плечо рукой.

- Навернёшься, - он затянулся и выпустил дым через нос. Как он это делает. Никогда так не умел.

- Вон то кафе, да? - повернул я голову и посмотрел назад на Уэя.

- Фрэнк, Фрэнк!

- БЛЯТЬ, - что я ещё могу сказать, когда передо мной вдруг очень внезапно пробегает хорёк. Что, блять, смерти захотел? Сунуться под колёса Айеро, то же самое, что случайно забыть поесть дома и так невзначай сказать об этом маме уже вечером. Откуда тут хорёк вообще. Мой транспорт завилял, я съехал с дороги и аккуратно грохнулся на траву.

- Это было намного безопасней, чем с той лужей, - Уэй встал передо мной и стал смотреть, как я лежу, придавленный своим «старичком».

- Я знал, что делаю.

- Контролировал ситуацию, - упёр он руки в боки.

- Убери это чудовище с меня.

- Зачем? - Джерард вскинул брови, и я опять увидел это его коронное выражение лица а-ля «я сумасшедший психопат, и мои глаза сейчас вывалятся и покатятся по дорожке».

- Эй, ты сказал, что я тебе нужен живой.

- А-а, иди сюда, - и он сам подошёл. Зачем говорить «иди сюда» и подходить самому? Джерард без странностей не Джерард. Я вообще уже подумал, что все его странности чокнутого убийцы мне приснились, потому что сегодня он был самым обычным парнем. Но нет, показалось. Он поднял мою развалюху и протянул мне руку, потом отряхнул мою спину. От него пахло сигаретами и чем-то спиртным. Убойное сочетание.

- От тебя воняет, как от конченого алкаша, - поморщился я.

- Нравится, да? - к этому всему он ещё и приблизился, подув на меня.

- Нет, просто соблазняешь, - замахал я рукой, отгоняя от себя запах перегара.

- В каком смысле? - спросил Уэй, уже вышагивая по аллее с моим ржавым дружком.

- На выпить и покурить, - догнал я его.

- Мистер Айеро, вы меня наебали.

- А вы что подумали, мистер Уэй?

- Что кого-то возбуждает моя сексуальная задница.

- Возможно, не всё так плохо, - заулыбался я, а обладатель «сексуальной задницы» оставил нашего третьего друга у крыльца, и мы вошли в кафе. Оно было маленькое, скорее даже это был кафетерий.

- Пойдём вон туда, - он ткнул пальцем в столик у окна и подтолкнул меня сзади. - Я щас приду.

- Мне с молоком.

- С мочой.

Он пришёл через минут пять, поставил на стол два высоких стаканчика с кофе и мороженое. Это типа обед у него?

- Айеро, ты нормально? - поднял он на меня свои зелёные глаза. Ой-ой, не надо на меня так смотреть.

- Да… просто жрать хочу.

- Жри, что есть, - издевательски ухмыльнулся он.

- Уже третий час дня, я жрать хочу, твою мать.

- Ты как ребёнок.

- Посмотри на себя, красотка с зелёными глазами и накладными ресницами.

- Неудачная шутка, - Джерард опёрся локтем о стол и уставился на меня.

- Я не шучу, - повёл плечом я, допивая кофе.

- А ты похож на педика.

- Чем же это? - наигранно удивился я. Сам он педик.

- Не знаю, я бы тебя трахнул, - и тут я подавился и закашлял, как астматик. Он сказал это так просто, как будто бы это нормально. ЭТО НОРМА.

- Ещё раз, я чего-то не расслышал, по-моему…

- Кстати, помнишь, я покупал зелёную такую коробку с печеньем, оно вкуснее, чем красное, - ну да, Фрэнк, что ты хотел. Услышать «я бы тебя трахнул» ещё раз? Может, меня глючит.

- Послышалось, - сказал я себе под нос.

- Блин, Айеро, тупой засранец, я совсем забыл. Короче, я возьму твой велик, - он резко вскочил и рванул к выходу. - Зайдёшь сам или я завезу, пока!

- Бля, чего происходит. КАК Я ДО ДОМА ПОЕДУ? - о, да, было уже поздно. Я так и остался один, уставившись в стакан Джерарда. Отлично, Фрэнк, сегодня ты будешь играть в игру «довези меня автобус».

***

 

Приехал, дома никого. Хочется расслабиться. Выпить, покурить. Джерард. Это всё он виноват. Это желание не отпускало меня уже часа три. Кстати, поездка на автобусе была очень увлекательной. Я стоял в обнимку с сиськами. Да, именно так. Их обладательница была выше меня на голову, быть выше меня – это совсем уж просто, ибо рост у меня… Дак вот, я прямо-таки дышал ей в грудь. В такую БОЛЬШУЮ грудь. А она, похоже, всё осознавала и двигалась ко мне ещё ближе, а когда была её остановка она задела своими… мою щёку. Но даже этот маленький опыт не затмевал встречи с настоящим идиотом – «мистером Уэем». Я уже не понимал, чего там по телеку, поэтому смотрел через него – рентген. А потом вообще закрыл глаза и откинулся на спинку дивана, слыша только дебильный смех Бивиса и Баттхеда. Мыслей ноль. Через час надо зайти к этому алкашу.

Солнце уже садилось, и всё начало приобретать тёплый, жёлто-красный цвет. Кеды убились в говно, поэтому я напяливал кроссовки, с которыми не виделся уже около полугода. Они были как новые и очень дорогие. Я бы себе такие сам никогда не купил, да и не дал бы купить, но это был подарок отца. Он говорил, что кеды – это обувь для девочек одиннадцати лет, поэтому подарил мне кроссы.

Первый раз я спускаюсь вниз по дороге пешком и тут, кстати, очень классно. Правда, ветер, но не сильный. Так тихо и спокойно. Аккуратные, маленькие дома, высокие деревья. В общем, красиво. Я уже повернул и пошёл вдоль пляжа, засунув руки глубоко в карманы, опять обнаружив там помойку. Как же я хочу курить. Когда я шёл по двору Джерарда, от волнения начал покусывать губу. Я подошёл к двери и прислушался. Это ещё что. Я тихо заржал, потому что услышал, как за дверью голосит Уэй. Невозможно было понять, какую песню он поёт, но это было уморительно. Он то и дело переходил на крики, а некоторые слова просто рычал, КАК ЗВЕРЬ, после чего резко выдыхал. Я всё-таки собрался и постучал в тёмную, старую дверь. Джерард замолчал, а после я услышал грохот и топанье. Я решил подождать, видимо, я не вовремя. Ещё пару минут я слушал, как Уэй бегает по дому, а потом дверь так резко открылась, что меня чуть не унесло. В одной руке он держал огромный кухонный нож, а в другой бутылку пива, притом он держал это на уровне лица и адски широко улыбался. У него нет заднего зуба слева, и футболка надета задом наперёд.

- Чувствуй себя, как в аду, - сказав это, он развернулся и побежал по лестнице наверх, попутно пытаясь удержать огромные, рваные джинсы.

- Да я только за ве…

- Раздевайся, говорю, - заорали со второго этажа. Я осмотрелся, пока снимал кроссовки. Всё было старое. Везде: и на полу, и на потолке, и на стенах было дерево. Старый, деревянный дом. Уютно, правда. Я слышал, как Уэй бегал по второму этажу, да так бегал, что казалось там целое стадо слонов. Я подошёл к лестнице, которая была прямо напротив двери. Эта лестница была огромная, во всю ширину коридора и такая же обшарпанная. Я перевёл взгляд с неё на Уэя, когда он показался.

- Джерард, я за великом.

- Да понял я. Прости, у меня срач, - он улыбнулся и быстро проскакал по лестнице мимо меня. Выглядело это и жутко и смешно. Нож и бутылка пива в руках, эта футболка, огромные джинсы и безумная улыбка. О, ещё и в одном носке. Я постоял у лестницы, смотря, как он собирает вещи с пола на кухне, кидает всю посуду в раковину и задвигает все ящики. Он шустрил ещё минут пять, а потом что-то затрещало и как шарахнуло.

- ГОСПОДИ, - я заверещал от испуга.

- ЛЮЦИФЕР ВЫЛЕЗАЕТ, - ещё громче меня заорал Джерард.

- ЧТО ЭТО?

- Да не пугайся, у меня плита старая. Иногда шалит.

- А ЕСЛИ ВЗОРВЁТСЯ?

- Я уже пять лет с этим живу, - продолжил он дальше бегать по всей кухне, скользя в одном носке. - Фрэнки, включи телик, я щас приду.

- Вот там? - кивнул я на комнату напротив.

- Ага, щас я тут с этой шалуньей разберусь и приду. НУ, ТЫ СУЧКА, - плита опять затрещала, и я подумал, что лучше-ка реально пойду телик включу. Комната была такая же тёмная, как и весь дом, правда, я не был на втором этаже, но не в этом суть. Короче, была такая же таинственная. Нет, не мрачная и не готическая. Она была пыльная и старая, коричнево-зелёная. Телевизор был таким зомбоящиком, под стать всей атмосфере. В углу стояло кресло, то самое кресло и торшер. Да, тот самый сексуальный торшер. Хоть здесь и пыльно и как-то заброшено, но просто безумно уютно. Свою роль ещё и играет свет, а вернее, закат, его видно из окна. Окно этой комнаты выходит прямо на пляж, и сейчас этот красный свет пробивался через старенькие жалюзи. Как я заметил, дом стоял на возвышенности, и дорогу из окон видно не было, а видно было именно море. Красота. Справа стоял большой стол, я пригляделся. На нём было дохрена записей мелким почерком. Чёрной и синей ручкой, карандашом. Кроме окна, света в комнате больше не было, но пока что этого хватало. Я отыскал пульт. Не хотелось пока заваливаться на диван, потому что он стоял спинкой к окну, в метрах трёх от него, а мне именно хотелось посмотреть на солнце. Я облокотился на подоконник, а на нём пыли… Джерард всё шумел, по телевизору что-то бубнили, а я отключился. Как же здесь спокойно. Весь размяк. Чувствую себя каким-то киселём, но счастливым киселём.

- Боже, что ты включил? - услышал я знакомый ржачь. А что я включил, не знаю. Что было, то и включил. И правда, муть какая-то.

- Ты так громко гремишь и так тихо ходишь.

- В смысле? Блин, достал уже, иди сюда, - достал?

- Ты что, пыль коллекционируешь?

- У меня есть пиво. Хочешь? - НЕТ, БЛИН, НЕ ХОЧУ.

- Ты ещё спрашиваешь? - я в два прыжка преодолел расстояние от окна до Уэя и повис на спинке дивана. - Весь день хочу курить и пива, - это плохо, надо заканчивать с этими делами.

- Щас диван треснет, не облокачивайся на него, - замахал руками он, а потом посмотрел на меня и быстро уселся, развалившись на весь диван.

- Подвинься, я тоже сесть хочу.

- Тебе места мало? - да, я жирный. И ты жирный, вместе нам никак.

- Диван у тебя маленький, - Фрэнк, где ты научился так врать.

- Его зовут Нельсон, - нифига себе, маленький Нельсон.

- Хоть Хренельсон, подвинься, - я отпихнул его руками и уселся.

- Зажигалка на телевизоре, - он вытянул руку и затряс ей. Какое-то судорожное потряхивание.

- Сила мысли не поможет, - ну, у меня и смех.

- Зажигалка.

- Пиво, - как отрезал.

- Я тебе пиво, а ты мне зажигалку, согласен? - убийственно ухмыльнулся этот придурь, а я не отвечая, потянулся за ней.

- А теперь покажи моё пиво, - идиотским голосом сказал я, крутя в руках зажигалку.

- Да дай ты уже, я щас умру, - и он у меня её забрал.

- Какого хера?

- Щас-щас, погоди, - он затянулся и громко выдохнул, потом заёрзал на диване, пытаясь сесть поудобнее, а потом вообще глаза закрыл и ещё раз медленно затянулся. Умеет же ловить кайф.

- Мистер Уэ-э-эй, - протянул я, толкая его в плечо.

- На полу.

Он так и сидел с закрытыми глазами, и мне уже было не по себе, потому что за это время я успел выпить почти две бутылки пива, ну, вторую начал, выкурить сигарету и даже вспомнить о том, что мне надо домой. Может, заснул? Я ткнул в него пальцем – ничего.

- Джерард, - зашептал я и ткнул ещё раз уже посильнее. - Джерард, твою мать.

- Чего? - засмеялся он и открыл один глаз. Меня отпустило.

- Я думал, ты умер.

- Ты пиздишь. Пиво есть ещё?

- Я пиздю?

- «Пиздю»?

- Хватит ржать, - и я пихнул ему бутылку, чтобы он отвлёкся и заткнулся.

- «Пиздю», - ДА ПОНЯЛ Я.

- Заткнись и пей.

- У тебя язык заплетается, - засмеялся Уэй и замахал руками.

- А у тебя смех, как у обдолбанной гиены.

- Что-что, мистер? - Джерард быстро закрутил руками, и тут я понял, что у меня нехило кружится голова.

- Кури-и-ить.

- Секундочку.

- Джи, ты куда… - как всё кружится, немного же выпили. - Ты где… - я потряс головой, пытаясь придти в себя.

- Чего ты там сказал, Лепрекон? - невнятным шёпотом спросил он, схватив меня за лицо и начал мучить.

- Фу, прекрати, - я начал махать руками, чтобы он от меня отстал, но у меня ничего не получалось. Мало того, что я был не в состоянии, дак Уэй ещё стоял сзади. - У те… бля, грёбаный убийца, у тебя пальцы солёные, не суй мне их в рот.

- Я руки после сортира не мыл, - заржал он и начал крутить моей башкой, то и дело пихая мне их в нос и в рот.

- Ч-чокнутый, - я опять попытался отбиться, но нифига. Пришлось привстать. Я как-то повернулся лицом к этому убийце, но борьба была нечестная, потому что противник стоял за спинкой дивана на своих двух, а я стоял на коленях на этом самом диване и перевешивался с этой самой спинки. Ну, как бы не очень удобно. - Ай, я щас грохнусь.

- Ну, давай, падай, - продолжал он издеваться над моим лицом, всё дальше отходя от дивана, а я перевешивался со спинки ещё больше.

- МОИ ЯЙЦА.

- У меня тоже есть яйца.

- Д-Джи, отпусти. Моим яйцам больно, - он стащил меня, мы чуть диван не перевернули. Если бы перевернули, то пиздец. Но я всё-таки упал.

- Да ты… на ногах не стоишь, мистер Айеро, - протянул он и странным, пьяным движением руки откинул свои волосы, но они всё равно продолжили болтаться дальше.

- Всё, уйди.

- Я ещё хочу тебя помучить, - он упал на колени и буквально отодрал мои руки от лица и опять начал возить своими по моему бедному носу, глазам, бровям, рту, что там ещё есть, а я только морщился.

- Я тебя щас обслюнявлю.

- Придумай что-нибудь пострашней, - у Джи тоже язык заплетался, но он был лучше меня, точно.

- Нет, я же умру, ты меня раздавишь… - доходило до меня долго, а вернее, дошло уже, когда любитель «пострашнее» сидел на мне и мотал моей башкой с ехидным, сосредоточенным лицом. - Фу, опять в рот. Я тебя щас убью, - я крепко схватился за его руки, пытаясь отодрать их.

- Заткнись, орешек, - он поморщился и тряхнул головой.

- Что ещё за «орешек»?

- Глаза, как два ореха.

- Какой ореха? - заржал я, но Уэевские руки мне особо поржать не давали.

- Ты хрюкаешь, как свинья.

- А ты… ты боишься парней-кабанчиков, - продолжал отбиваться я.

- Заткнись.

- Тебе нужно жаропонижающее, - отодрал я наконец одну его руку.

- Ну-у, Заткнись.

- Я обоссусь щас, слезь, - я начал отмахиваться, а потом схватил его за запястья.

- Писай на ковёр, - я сейчас реально обмочусь, а у этого вообще жалости нет, даже жалости к ковру, я уже молчу про себя. Вообще, лучше мне не становилось. Всё так же кружилось и ходило. Я не мог сосредоточиться и отодрать от себя Джи, потому что кроме этого состояния, которое было одновременно и кошмарным и приятным, я ни черта не видел. Пока мы тут развлекались, солнце уже успело зайти, и единственный источник света в комнате остался теперь только один – экран телевизора. Я видел только силуэт этого говнюка и чувствовал руки, мучающие моё лицо. Фрэнк, ссы на ковёр, тебе разрешили.

- Я ХОЧУ П-ПИПИ, - я начал орать, он меня достал, и я стал махать руками сильней и пытался отбиться этими невнятными движениями.

- АХ, ТЫ… ХОЧЕШЬ БОЁВ БЕЗ ПРАВИЛ? - засмеялся любитель мочи на ковре.

- ДОСТАЛ, - я уловил момент пока Джи отвлёкся и спихнул его с себя, он был тоже подшофе, поэтому это было не так трудно, как мне казалось впервые минуты. Я попытался встать. Ох, ты ж, как всё кружится, как в детстве на карусели. Джи заржал и потянулся за моей ногой, говоря что-то непонятное. Что у него за пиво такое. Он меня отпустил, видимо, стало уже лень держать. Я кое-как доплёлся до косяка, смотря какой путь мне надо ещё пройти.

- Маленький Фрэнки заблудился, - он совсем с ума сошёл, катался по ковру, как собаки катаются по полу перед хозяином.

- Где туалет?

- Что ты там шепчешь?..

- Я сожру твои мозги, - пошатнулся опять я.

- Я хочу, чтобы ты обоссался, - он сам начал шептать, продолжая валяться по полу. Так, надо сообразить, где туалет. Я протащился на кухню, там вообще двери ни одной не оказалось. Я помнил, когда только пришёл, что в коридоре тоже дверей не было. О, нет, на лестницу я не поднимусь же. Чёрт… Меня понесло куда-то в сторону, и я не мог остановиться. Зазвенели какие-то бутылки, ещё что-то, и я полетел под стол. По руке-то как шарахнуло… Щас отвалится. Сквозь шум я услышал, что Джи что-то орал. Лень было вставать, и я вытащил из-под себя эти бутылки и лёг прямо под этим столом. Больше пяти минут у меня отдохнуть не получилось, потому что пришло, а вернее приползло, пьяное чудовище, которое тоже туда залезло. Он долго возился, потому что не мог вписаться, ему мешали бутылки, и он тихо матерился, потом звонко ударился головой, и стол подскочил.

- Аккуратней, - я подвинулся и Джи улёгся рядом.

- Ты поссал?

- Нет, ты мне руку отдавил.

- Знаешь, сколько времени, Фрэнк?

- Лучше не говори.

- Позвони маме, телефон сейчас дам, - он сел и, гремя бутылками вокруг себя, стал вылезать обратно.

- А это ничего, что у меня язык заплетается? - я схватил его за штанину.

- Я позвоню, мне уже лучше.

- Что у тебя за пиво, я всего бутылку выпил, а такое ощущение, что ящик, - потёр я висок рукой.

- Так, отпусти штанину, я пойду звонить.

- «Поползу звонить».

- Кстати, дверь в коридоре, слева, присмотрись, - он вылез и пополз за телефоном.

Я пролежал ещё пару минут, слушая телевизор, включенный в гостиной. Там были какие-то вопли, звук ножа, короче, типичный фильм ужасов. Так, всё, надо как-то встать. Когда я всё-таки встал, то понял, что зря я это сделал. Кроме того, что меня кружило, и всё на кухне вокруг танцевало, теперь меня ещё и затошнило. Лучше я поползу. Конечно, мне хотелось опуститься на коленки поаккуратней, но это у меня не вышло, ибо к моему состоянию прибавились злые бутылки, которые катались вокруг стола и под ним. Господи, да я циркач. Хотя, нет, я же не удержался. Пока я пытался перейти из режима «пьяный недоциркач» в «я умею ползать», Джи забежал на кухню, перерыл несколько ящиков и нервно выбежал из неё. Даже когда я уже прополз всю кухню и уже выполз в коридор, грохотание в гостиной не прекращалось. Такое ощущение, что он там мебелью швыряется. О, свет включил. Тот самый торшер в углу. Света от него было мало, но этого было достаточно, чтобы не убиться, в поисках места для облегчения. Ну, потому что у Джи, как и у меня, не было дверей в гостиную и кухню, поэтому какая-то часть этого тусклого света освещала почти половину коридора, где я сидел, а до той части, где входная дверь не доходил.

- ГДЕ ЭТА СУКА? - заорал он, выбежав в коридор. Уэй был суров как никогда. Даже при таком освещении я мог увидеть его красную рожу, которая просто уже дымилась.

- Чего случилось? - я, пошатываясь, присел у лестницы и попытался понять, что происходит.

- ТЕЛЕФОН.

- А я подумал, от тебя очередная жертва сбежала, - Джи что-то зло пробубнил и как слон зашагал на кухню. Он же там уже был. Щас обмочусь. Дверь действительно тут была, почти у самого входа. Если бы Джерард мне не сказал, я бы обоссал его дом, ибо эта дверь была такая же как стена. Потайной толчок? Я уже дополз до заветной ручки, как вдруг услышал топанье, а потом почувствовал, как кое-кто падает на меня. Звук был такой… Ну, если бы мы прыгали на втором этаже и допрыгали до того, что проломили доски и вместе с ними упали бы на первый.

- Блять, Фрэнк, хули ты под ноги лезешь, не видишь, я телефон ищу, - застонал от боли телефоноискатель.

- Ты убил меня.

- Так, быстро говори, где ты прячешь деньги на похороны, - пытался встать Джи, но как-то не совсем удачно.

- Даже не думай, я не стану очередной твоей жертвой.

- Сильно ушибся? - он тёр коленку и морщился. Посмотрел на меня и зашипел от боли, перед этим ойкнув.

- Джи, найди телефон, и я не лез, просто ты слепошара, - я не решался даже сесть, не то что встать, а Джерард сразу же встал и начал рыться на полке рядом с входной дверью. Вниз полетели газеты, чистые листки, ручки, какая-то звенящая хрень.

- Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя талант коллекционера?

- Может, ты уже встанешь, или я сейчас реально закопаю тебя на заднем дворе, - отвлёкся он и уставился на меня.

- Ты телефоном же пользуешься чаще, чем лопатой? Значит, лопату ты ТОЧНО не найдёшь.

- Мне кажется, или ты много говоришь для своего состояния? - он продолжил наводить хаос в своей коллекции, а потом громко заорал. - ВОТ ОН.

- Давай мне, - я потянулся за телефоном.

- Ты себя видел? Ты же пьяный в зюзю, - он одёрнул руку с телефоном назад.

- А ты у нас трезвый, - мне реально было страшновато. Мама бы очень обрадовалась, услышав, от пьяного зомбо-убийцы, что с её сыном всё в порядке. Лучше уж я с ней поговорю.

- Говори номер.

- Телефон мне дай!

- Как будто бы мне это надо, на, позорься, - он кинул мне телефон и ушёл обратно в гостиную, даже не посмотрев на меня. Пока я слушал гудки, всё было нормально, но когда я услышал визг на другом конце «провода», то даже решил сесть. Моя мать точно ведьма. Как она вообще поняла, что это именно я? Я даже слова не успел сказать, а в мою сторону уже посыпались ругательства и угрозы. Хотя, какой ещё мудак будет звонить в такое время. Не с кем меня не перепутаешь. Но дело даже не в этом, а в том, что её сын сейчас сидел пьяный, как сказал Уэй «в зюзю» и пытался не оправдаться (как хотела бы этого мама), а доказать, что он уже большой, ну, то есть я… большой. Эта фраза, видимо, вывела её из себя, и я не сразу сообразил, что она повесила трубку, но перед этим она одновременно со мной что-то говорила, наверное, пыталась перебить и сказать всё это ещё раз.

- «Мама, я уже большой», - я вышел из нирваны и уставился на Джерарда. Он же скрестил руки на груди, в ответ внимательно уставившись на меня. Смотрит как на говно: сверху вниз.

- Она зажарит собак и скормит мне их на ужин.

- Это самое жестокое наказание для тебя, - он подошёл ближе и подал мне руку, помогая подняться. Я вообще стоять мне мог, поэтому уткнулся Джи в плечо. - Пошли реслинг смотреть.

- А, может, хватит адреналина на сегодня? - вяло пробубнил я, а Уэй придерживал меня одной рукой, потому что кое-кто съезжал.

- Значит, спать, - он не поворачиваясь и, придерживая меня, сделал пару шагов в сторону гостиной, как будто у него на затылке были глаза. Я то и дело наступал ему на ноги, попутно пуская на его плечо слюни. Обрадуется. В туалет уже не хотелось. Ну, тут два варианта. Или я просто уже не хочу или я обоссался. Но, если я не хочу, то это значит, что я уже?

- Слушай, я, походу, обоссался, - сказал я, пустив очередную партию слюней на рукав его футболки.

- Нет, всё нормально, джинсы сухие, - тихо засмеялся он и остановился, потому что я опять съехал, затем прижал поближе и аккуратно продолжил идти, шагая назад.

- Зато пол у тебя в коридоре не сухой, - пробубнил я ему в плечо. Затем меня тряхануло, и мы остановились. Он, походу, во что-то врезался. А, диван.

- Та-а-ак, аккуратно, - он завалился на него и отодрал меня от себя. Я грохнулся башкой о подлокотник и приоткрыл глаза, смотря на экран телевизора. - Будет тошнить, на диван не блюй. Вон, на ковёр.

- Меня вырубает.

- Я потише сделаю, спи, - сказал Уэй, потянувшись за длинной, тонкой палкой. Он достал ей до кнопки на телевизоре и убавил звук. Так вот зачем эта палка. - Фу, Фрэнк, ты мне всю футболку обслюнявил, - я вяло махнул рукой мол: «Прости, я не несу ответственности за своё слюноотделение». А он схватил мою руку и начал её терроризировать, то стуча ей по своей ноге, то сгибая мои пальцы до неестественных состояний.

Пролежал я ещё минут десять, слушая, как любитель реслинга шёпотом выкрикивает агрессивные фразочки, а ещё я подпрыгивал на диване, потому что кое-кто от эмоций прыгал как коза.

- Спокойной ночи, убийца.

- Я думал, ты спишь.

- Спокойной ночи, говорю.

- Сладких снов, слюнявый орех.

Сегодня я засыпаю под орущих в телевизоре мужиков и тихо разговаривающего с самим собой Джерарда. Сходил за велосипедом.






Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 215. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.116 сек.) русская версия | украинская версия