Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 3. Спотыкаясь, Финн первым вышел из подземелья, прикрывая рот рукой.




 

Спотыкаясь, Финн первым вышел из подземелья, прикрывая рот рукой.

- Сейчас вырвет. - Он пытался удержаться от рвоты.

Лицо Селены, когда она вышла, ничего не выражало. Не говоря ни слова, она уселась на одну из стоек.

Когда появился Джексон, казалось, что он едва сдерживает свою ярость. Для парня, который так часто пускал в ход кулаки, он слишком презирал насилие над женщинами. Он подошел к столу, подпирающему дверь, затем опустился на землю возле одной из его ножек. Чтобы лучше блокировать дверь? Или потому что это место в комнате было максимально далеко меня?

Казалось, в нем бурлит энергия, не нашедшая выхода, словно у тигра, бродящего по клетке. Будто зверю в ловушке, Джексону было некуда податься.

Я попыталась поставить себя на его место. Как бы я поступила, если бы считала его одним человеком, а потом он оказался кем-то совершенно другим? Я хорошо знала, как выглядела, управляя своими силами – я была в ужасе, увидев в кошмаре прошлую Императрицу.

Если даже я была возмущена, как он мог не быть?

Над нами раздался топот, затем грохот! Как будто кто-то опрокидывал мебель.

- Они вернулись, - прошептала я. Бэгмены взяли наш след.

Мы все уставились в потолок, Джексон и Селена подняли свои лук и арбалет. Сколько их там? Сможет ли разлагающееся здесь, внизу, тело, перебить наш запах?

Несколько ударов сердца; они двинулись дальше. Селена и Джексон медленно опустили оружие.

Облегченно вздохнув, Финн сел рядом с Селеной, он все еще был безумно влюблен; она пристально посмотрела на него.

- Полагаю, нам придется провести здесь какое-то время, - начал он. – И мне нужны ответы на кое-какие вопросы. Например, почему вы двое ведете себя так, будто хотите убить друг друга. Должен заметить, две самые горячие штучки на всей земле.

- Скажи им, Селена, - пробормотала я. Я все еще восстанавливалась, и это значило, что боль расходились по всему телу. - Расскажи им все, что ты знаешь об этой игре – все, что ты скрывала от нас все это время.

- О, ты с кем-то заговорила! - Селена схватила лук, лежащий на коленях, словно хотела выстрелить в меня.

- Что за игру вы имеете в виду? - спросил Финн. - Стрип-покер это игра. Бросание монетки это игра. Игры это весело.

Так, будто слова из нее вытаскивали, Селена сказала:
- Раз в несколько веков начинается борьба, двадцать два подростка противостоят друг другу в конфликте не на жизнь, а на смерть. Мы называемся Арканы и у нас есть особые силы, как и в любой игре.

Финн поднял руку:
- Эй, ты говорила, что не знаешь, почему у вас есть силы.

- Я солгала. - Сказала она без капельки стыда. - Последние оставшиеся в живых, получают возможность дожить до следующей битвы, как бессмертные. Наши истории зафиксированы на картах Таро.

Я посмотрела на Джексона, чтобы увидеть, как он воспринимает эти откровения. Его глаза сузились, осматриваясь вокруг. Да, кайджан, мы все скрывали от тебя секреты, а я больше всех. Да, мы не полностью, ну, люди. И да, ты застрял в подвале с уродами.

Селена продолжила:
- Некоторые семьи хранят записи об игроках и сражениях, подробные хроникам. Моя семья. Семья Эви. Ее бабушка мудрая женщина, летописец Таро, Тарасова. Тем не менее, по каким-то причинам Эви говорит, что забыла все об этом.

- Я забыла, потому что была маленькой! - отрезала я, хотя это была далеко не вся правда. Не нужно сообщать ей, что я была перепрограммирована в ПШР, в психушке в Атланте. - Мне было восемь, когда я видела ее в последний раз.

Селена указала на мою руку:
- Сейчас Эви вошла в игру по-настоящему. Она начала убивать.

Финн спросил меня:
- То есть тот парень, сумасшедший ученый, был Арканом? Как ты нашла его?

- Я слышала его позывной и последовала за ним.

Селена пояснила Джексону:
- У всех Арканов есть фраза, как подпись, обозначающая их характер. Мы можем слышать друг друга. Я думаю, так мы общаемся. Так мы можем сказать кто близко.

Чтобы найти Алхимика, я научилась блокировать голоса и мысли других, подобно поиску станции ​​на радио. Даже если я не буду на связи с каналом Арканов, другие будут по-прежнему принимать трансляцию.
- Это верно, Селена, - сказала я. - И все же ты говорила нам, что никогда не слышала голоса, называла нас сумасшедшими.
Финн бросил на меня чертовски красноречивый взгляд.

Словно я ничего не говорила, она сказала Джексону:
- Мы можем даже услышать мысли, если они сопровождаются сильными эмоциями.

Сейчас Арканы были взбудоражены и мы все слышали это:

- Императрица совершила первое убийство! -

- Алхимика больше нет! -

- На ней сейчас два знака! -

Остальные замолчали, когда Смерть заговорил:
- Я пролью кровь Императрицы. Поэтому я определяю игру. -

Так как он угрожал мне уже несколько месяцев, мне было наплевать на его слова. Смерть хочет грохнуть меня? Может быть во вторник.

Финн спросил:
- Как Смерть может говорить со всеми?

Так же как Мэтью, Смерть может мысленно общаться со всеми нами. Но особенно со мной.

- Он выиграл три последние игры, - сказала Селена. - Ему больше двух тысяч лет. Уверена, он знает некоторые трюки.

Я предполагалась как последний победитель, он - король эфира или еще чего-то. Объясняет ли это, как он может читать мои мысли?

Если Селена ожидала, что Джексон включится в диалог, ее ждало разочарование. Он не отвечал, не задал вопросов. Почему? Он любил разгадывать загадки, и если кому-нибудь и предстоит разгадать все это...

- Парень, которого ты убрала, был Алхимиком, да? - спросил меня Финн. - Что? Не картой Серийный Убийца? Или Невменяемый убийца?

Я покачала головой:
- Так же известен как Карта Отшельник. Он изготавливал исцеляющие сыворотки и зелья, дающие ему сверхчеловеческую силу, но он даже не знал об игре. Он сказал мне, что записывает истории людей после апокалипсиса и обещал еду, если я позволю ему записать мою. - Абсолютная ложь. - Я заметила, что он добавил в мой напиток наркотики, поэтому я играла одна, действуя на свой страх и риск, потому что мне показалось, я слышала кого-то в подвале. - Мой взгляд метнулся к подземелью. - У него там было приковано четыре девушки, на которых он экспериментировал. Одна не выжила. Остальных я освободила. - Я обратилась к Мэтью:

- Будут ли они в безопасности сегодня?

- Девушки бегут из Реквиема. Две будут жить. Третья не выживет при любом сценарии.

Мое сердце упало.

Селена сказала:
- Так ты заставила Алхимика заплатить за это? Серьезно?
- Я не хотела причинять ему боль, никогда не хотела никого убивать. Часть меня отказывалась верить, что только один из нас выберется отсюда живым. Пока он не сказал мне, что снимет ошейник с этих останков и наденет мне на шею!

- Чуваак. - пробормотал Финн, слова снова были проникнуты симпатией. – Похоже, Алхимик связался с не той цыпочкой.

Я не отрицала этого, потому что так и было.

- Теперь я понимаю, почему Мэтью продолжает говорить об убийстве плохих карт. - Сказал Финн. - Большинство из них убийцы? Те уроды, которые придут после нас получат бессмертие как приз? И эй, почему ты говорил, что эти двое убьют друг друга?

Мэтью снова прошептал:
- Убить плохие карты.

Когда он впервые сказал это, несколько дней назад, я думала, он имеет в виду битву между добром и злом. Какая я наивная. В некотором смысле мы все родились, чтобы творить зло.

- Плохие карты, Matto. - Финн запустил пальцы в свои выгоревшие на солнце волосы. - Мы не плохие. Так что между нами ничья. Мы все друзья. Правильно, Селена? Я имею в виду, да, я рассорил нашу новую маленькую семью своей несвоевременной иллюзией, - сказал он, его акцент стал сильнее. - Но я говорю, я сожалею. Я облажался - поступил нехорошо. Ребята, я не имел в виду ничего такого.

Несвоевременная иллюзия? Что если он использовал свои способности, чтобы сделать себя похожим на Джексона, чтобы поцеловать Селену? Я начала подозревать, или, скорее, надеяться.
- Финн, это был ты, с… ней?

Финн витиевато поклонился; Селена метнула в него испепеляющий взгляд.

Я вспомнила, что той ночью Финн спрашивал меня, как завоевать ее. Он сказал мне, что «кое-что придумал» Боже, неужели это был он.

Тогда где был Джексон? Мы встретились взглядами. Он поднял голову, как бы говоря «ты меня совсем не знаешь».

Как мне относится к нему, зная, что он никогда не целовал ее? Я попыталась провести мысленную инвентаризацию своих эмоций. Все было сырым и онемевшим. Но не имело значения, что я чувствовала к нему. Он показал свое отвращение ко мне.

Креститься, Джек? В самом деле? Неужели он думал, что я демон, которого он должен прогнать? Должен ли он? Я поискала глазами свою красную ленту. В какой-то момент он либо сунул ее в карман, либо выбросил.

Селена сказала Финну:
- Тебе повезло, что ты остался жив, после того, что вытворял со мной. Видишь, Эви? Я уже пошла на жертву ради этого альянса. В обычной жизни я бы наказала Мага за использование своих способностей на мне. Он играл со мной.

- Как дурак, - сказал Мэтью.

Селена посмотрела на него, потом сказала:
- Но я сделала поблажку, чтобы мы были сильнее.

- А мы союз? - спросила я. Всего несколько дней назад, Лучница плела заговор, чтобы убить меня. - Что изменилось?

Ее глаза метнулись к Мэтью и обратно.
- Мы альянс, - сказала она твердым голосом. Должно быть, он сказал ей что-то о будущем.

- Наказать меня? - сказал Финн сквозь зубы. - Хватит болтать, будто ты военачальник, Селена. Я не хотел, чтобы к тебе относились, как к дуре. Я не могу это контролировать… иногда я обманываю людей.

Топот наверху стал сильнее. Я подпрыгнула, когда один Бэгменов издал резкий вопль.

- Я не понимаю этого, - прошептала Селена. - Разве они не должны быть счастливыми в дождь? Почему они не стоят там, глядя на небо с открытыми ртами?

- Вернемся к этому вопросу позже. - Взгляд Финна упал на лук Селены. - Скажи мне, что ты никогда не планировала убить нас в этой игре.

- Конечно, она планировала, - сказала я, понизив голос. - Вы все слышали ее. Сначала мы победим Смерть, а потом все соглашения аннулируются.

Дико оглядываясь вокруг, Финн открыл рот и закрыл его. Открыл, закрыл.
- Вы, ребята, угрожаете моим яйцам, не так ли?

Все нахмурились, глядя на него.

- Засунете мои яйца мне в горло? Завинтите меня? - Его глаза смотрели безумно. - Скажи мне, Селена!

Она не ответила. Просто смотрела прямо перед собой.

- Скажи мне или клянусь, я закричу.

Джексон поднял брови, бросая на парня удивленный взгляд. Неуловимым движением он нацелил свой арбалет, готовый заткнуть Мага в случае чрезвычайной ситуации - всегда остаться в живых, сделать все что потребуется.

Наконец Селена сказала:
- Один игрок получает жизнь. Это правило. Я была воспитана, чтобы играть в эту игру, но это не значит, что мне все нравится.

Было похоже, что в Финне что-то сломалось, крик отменялся.

Джексон опустил лук, встревоженный выражением, появившемся на его лице. Возможно, он и Селена никогда не были влюблены, но я была уверена, что он считал ее другом. Не хладнокровным убийцей. Эта игра собиралась превратить нас всех в убийц. Если мы это допустим.

Джексон посмотрел на мои босые ноги, поморщился, и, вытянув фляжку из кармана, сделал щедрый глоток. Переволновался, кайджан? Не то, чтобы ему когда-либо нужен был повод, чтобы выпить.

Финн спрыгнул со стола, чтобы сесть в одиночестве.
- Я не могу поверить, что я дал тебе пищу и кров, - сказал он Селене. - Я даже отдал тебе мой последний сникерс! Возможно, он был последним на земле.

Ее лицо ничего не выражало.

- Так почему же ты сдержалась? - ​​Спросил он ее. - Почему не убила нас?

Селена посмотрела на меня, а не на него.
- Хотя это убивает меня, я скажу, ты мне нужен.

Я хмыкнула с издевкой.
- Думаешь, я доверюсь тебе Несущая сомнения, поверю, что ты не перережешь мне горло, если я утрачу бдительность хоть на секунду?
Видимо, я больше не могла зависеть от Джексона, чтобы он присматривал за мной, когда я сплю. Финн повернулся ко мне.
- Теперь, когда ты вспомнила игру, ты собираешься убить нас?

- Нет.

Селена покачала головой.
- И кто теперь лжец?

- Я не играю в игры, где не я устанавливаю правила, - сказала я, голосом фрау Плохая задница, какой был у моей рассвирепевшей матери. Наконец-то. И более того, я верила в то, что я говорила. - Я выведу из игры Смерть. Затем я остановлюсь.

Я разберусь с этим аспектом в «горячей битве». Да, до того, как я начала использовать свои силы, у меня были неприятности, но у меня есть туз в рукаве.

- Моя бабушка, Тарасова, поможет мне. Все, что мне нужно сделать, это связаться с ней в Северной Каролине. - Если предположить, что она еще жива. Что я и сделала. Я чувствовала, что она жива.

Селена посмотрела на меня с новым интересом.
- Ты не сможешь просто остановиться.

- Посмотри на меня. - Возможно, мне не следовало избегать своих способностей. Я могла бы использовать их вне игры, чтобы помогать людям, как тем девушкам в подземелье. Играя в эту извращенную игру, я могла бы перепрофилировать себя, и бороться с долбанными преступлениями. - Я не хочу участвовать в этой игре. Я лучше умру, чем причиню боль Мэтью. - Он снова похлопал меня по руке.

- Как ты собираешься пройти мимо других карт? - спросила Селена. - Я уже чувствую некоторые, не слишком далеко. Со смертью Алхимика, они придут к нам. Они могут стоять на выходе из этого подвала, готовые пожелать нам доброго утра.

- Тогда мне придется убедить их не играть. - Стал ли мой голос слабее? - Я начну с различного рода альянсов.

- Мы идем против плохих карт, и тебе никогда не дадут слово.

Несмотря на угрозу от старших Арканов, я прислонилась к Мэтью, когда на меня накатила очередная волна головокружения.
- Я рискну, - сказала я, едва удерживая глаза открытыми.

Финн обдумав все это, спросил меня:
- Что такого важного в этом чуваке, Смерти? Почему он единственный, с кем ты будешь сражаться?

- Потому что он психопат, который не остановится, пока я не умру.

Желудок Мэтью зарычал. Даже падая от истощения, я спросила:
- У кого-нибудь есть любая пища для Мэтью?

Финн поднял брови в сторону Джексона.
- Кто-то не дал нам много времени на сборы, потому что должен был ехать за Эви. - Сказал он мне. - Мы отказались от моих обширных запасов. Рад, что мы приехали вовремя, чтобы спасти тебя, кстати.

Я повернулась к Джексону.

Он поднял свободную руку и руку с арбалетом. Ответив грубым тоном:
- У меня ничего нет для coo-yôn. - Кайджанский дурак. - Моя сумка находится в грузовике.

Что он думал о своей ошибке, оставленной сумке? Он считал, потерю своего аварийно-спасательного снаряжения смертным грехом, равным самоубийству. Он набросился на меня однажды, подобно собаке, когда я отошла футов на пять от своей сумки.
- Ты труп без этой сумки! - Сказал он тогда, вкладывая ее в мои руки. - Ты мертвец. Ты меня слышишь? Мертвец.

Я бы сумела сохранить ее, если бы не была похищена группой ополченцев. Джексон спас меня от тех людей, доказывая, что он герой.

Неужели прошло всего три дня? Сейчас он здесь, со мной. И он никогда не был с Селеной. Я хотела, чтобы его сильные руки обвивались вокруг меня. Я хотела, чтобы он шептал мне на кайджанском-французком своим рокочущим голосом те слова, что лишь я могла понять. Но было такое чувство, будто он находится на расстоянии тысячи миль.

Я не смогла удержаться от вопроса:
- Ты ничего не собираешься сказать обо всем этом?

Он ответил жестокой ухмылкой, сверкая своими белыми зубами.
- Теперь это не моя группа, нет? - Гнев сверкал в его серых глазах.

- Нет. Это не так.

Все замолчали.

Несмотря на возросшее напряжение, повисшее в воздухе, мои веки становились все тяжелее. Сон сморил бы меня, но я боялась Селены.

Мэтью прошептал у меня в уме:
- Она защитит тебя своей жизнью, пока Смерть не придет за тобой. Если Смерть придет. Она знает, что ты его единственная слабость.

А я? Смогу ли я их обидеть? Случайно выпустить ядовитые споры и тому подобное.

- Безопасно. Ты контролируешь это сейчас.

При этих словах я закрыла глаза. Я почувствовала взгляд Джексона на мне еще до того как Мэтью сказал:
- Он смотрит. Он смотрит. Он жаждет знать, что за твоим фальшивым лицом. Любопытство сжигает его.

Я повернулась к Мэтью, желая услышать больше. Фальшивое лицо? Почему он смотрит так, будто ненавидит меня?

- Ненависть\любовь. Боль\неловкость.

Я не понимаю. Мэтью не ответил. Наверное, смотрел на свою руку, что означало: тема закрыта. А у меня не было сил надавить на него.

Финн откашлялся:
- Так значит этот чувак, Смерть, не будет утруждать себя приходом за таким второстепенным персонажем как я?

Прежде чем я скользнула в сон, Мэтью горестно пробормотал:
- Смерть придет за всеми нами...

 

Я потеряла слишком много крови, она лилась из раны на боку, капая на песок пустыни.

Мои враги окружили меня. Мы собрались в этом месте как листья в вихре. Их призывы все сильнее звучали в моей голове. Я уже убила четырех из самых сильных, но мои силы истощены, я ранена.

У меня нет ни шипов, ни лозы, ни деревьев, чтобы помочь мне. Ничто не растет в этих пустынных землях. Нигде нет воды, только стены каньона.

И я понятия не имею, как ориентироваться на местности, нет лошади, чтобы уехать. Когда я, спотыкаясь, бреду через лабиринт ущелий, мои ноги утопают в песке. Хожу по кругу?

Там, впереди… Я вижу свой собственный след крови. Я хожу по кругу! Я опираюсь спиной на скалу. Почему я не могу быть одаренной представительницей фауны?

Топот копыт эхом отдается в каньоне, что означает - скачет массивный конь. Смерть? Он нашел меня в последний раз? Каким-то образом мне удалось ускорить темп, увеличивая расстояние. Пот льется. Льется кровь.

Я останавливаюсь. Я в тупике. В ловушке. Я оборачиваюсь, так чтобы Жнец был в поле зрения.

Он один, верхом на белом коне с красными глазами. На нем черные доспехи, шлем на лице. Два меча висят на поясе. Полированный конец косы выступает из кобуры на седле.
- Императрица. - Произносит он

- Смерть. - Отвечаю я, пытаясь скрыть тяжесть моего ранения.

- Я видел твое сражение с другими сегодня, - сказал он, его голос глубокий и скрипучий. - Твои силы чудовищны, тварь.

- А твои, нет? - он мог убивать одним прикосновением к чужой коже. Другие Арканы шептали, что он предпочитает убивать прикосновением.

Но я хочу жить! Мне только восемнадцать лет и я далека от того, чтобы покинуть этот мир.

Смерть склонил скрытую шлемом голову.
- Твоя плоть регенерирует. Интересно, могут ли другие убить тебя.

- Не могут, - ложь - и ты не можешь. Так что оставь меня.

Словно я ничего не говорила, он снимает шлем, обнажая шокирующее зрелище - свое лицо. Он… прекрасен.

Его скульптурные черты лица правильные и смелые, горделивый лоб и нос. Его загорелая кожа и легкие светлые волосы выделяют янтарные глаза. Думаю, ему не больше семнадцати лет.

Он спрыгивает с легкой грацией. Пока он подходил ближе, я поднимала голову все выше и выше, чтобы удержать его взгляд. В нем должно быть более шести футов. Его осанка выражала высокомерие. Очевидно, он знатного происхождения.

Его взгляд падает на окровавленные руки, которыми я зажимала свои раны.
- Так много знаков. Скоро они будут моими.

Если он убьет меня, эти знаки появятся на его руках, мои убийства станут его собственными. Аркан, который имеет, в конце концов, все знаки, последний оставшийся, выигрывает.

Вдалеке ревут львы. Фауна и ее звери.

Где мои союзники? Дурак, ты меня оставил?

Когда смерть достает меч, я плюю кровью в его лицо и бегу вправо, он ранит меня с неестественной скоростью. Я бегу влево, то же самое. Я скрючиваю свои пальцы и кидаюсь на его броню, ожидая увидеть борозды на металле от моих острых когтей.

Полетели искры, но мои когти не оставили ни единой царапины.

Задыхаясь, я встряхиваю головой, дико взбивая свои красные волосы. «Нет яда» шепчут мои локоны. Я поднимаю свободную руку и призываю появиться мой лотос. Ничего. Я нажимаю на свои губы, облизываю их. Они онемевшие, треснувшие. Нет покрывающего их яда для смертельного поцелуя.

Я использовала все мои способности, зарабатывая четыре знака на моей руке, мои символы стали тусклыми, как эта ненавистная пустыня.

- Умоляй меня сохранить твою жизнь.

Я подняла свой подбородок, даже когда мои легкие боролись за воздух.
- Я - великая Императрица… Королева Мая, первоклассный убийца… Я никогда не буду просить.

Он неохотно кивнул мне, как если бы уважал меня за это.
- Ты заслужила почетную смерть, тварь. - Он встречается со мной взглядом, глаза начинают светиться, как будто наполнены звездами. Я не могу отвести взгляд. - Больно будет не долго.

Молча, он вонзает меч, пронзая меня насквозь. Я кричу от боли, сжимая клинок, который прижимает меня к скале. Мои крики умирают, когда я начинаю задыхаться от крови.

В лучистых глазах Смерти нет сочувствия, только решительность, когда он, хватает мои запястья, прижимает их одной рукой в ​​перчатке. Поднимает другую ко рту, зубами стаскивает с нее перчатку.

Прикасается ко мне.

И я знаю, что этот парень выиграет игру…

 

Глава 4

 

ДЕНЬ 247 ПОСЛЕ АПОКАЛИПСИСА

 

- Я иду за тобой, Императрица.

Я проснулась, вскочив на ноги. Смерть был в моих снах и ​​в моей голове. Это было, так, будто я чувствовала его присутствие в своей голове, ощущала, словно тяжесть.

Как будто была одержима.

Этот сон с ним был настолько ярким, что я прижала руки к животу, ожидая, почувствовать меч, пронзивший меня.

Черты его красивого лица остались в моих воспоминаниях. В моих снах он выглядел моложе, чем сейчас, и его черные доспехи были другими, более древними. Были ли это видения его другого, из ранее сыгранной игры?

Постепенно ощущение присутствия призрака Смерти надо мной исчезло. Подняв голову, я с беспокойством огляделась. Я была одна в лаборатории? С разлагающимся трупом? Были ли виноваты в ощущении чего-то зловещего моё окружение или приснившийся мне кошмар?

Одевайся, Эви, - крикнула Селена. Послышался стук её шагов в подвале, справа на землю у моих ног, тяжело упал водонепроницаемый пакет. - Быстрее!

- Что происходит? - Я опустилась на колени рядом с пакетом, копаясь, я нашла в нем парку военно-морского флота, джинсы, толстые носки, футболку, и даже нижнее бельё. Кожаные ботинки на шнуровке. Все выглядело примерно моего размера.

Под одеждой лежали готовые энергетические пайки Mayday, MREs, и energy gel packs* в апокалиптической коробке для завтрака.

(* Mayday, MREs - Meal, Ready-To-Eat, energy gel packs - «Еда, готовая к употреблению» предназначены для питания людей во время военной подготовки или во время реальных военных операций, когда нормальные объекты общественного питания не доступны. Являются полностью автономным оперативным рационом.)

Когда я стянула свою рваную рубашку, Селена заслонила меня:
- Бэгмены днем ушли, но Мэтью предсказал приход Арканов, они приближаются. Карты следуют за убийством, как я и предсказывала, - добавила она, возвышаясь надо мной.

- Какие?

- Башня, Суд и Мир.

Впервые, двоих из них я видела в бою, в видении Мэтью. Даже если бы я стремилась играть в игру, я не хотела бы ссориться с ними, особенно сейчас, когда я была настолько ослаблена после вчерашнего дня.
- Ты слышала их позывные? – Могла ли я спать и не слышать?

- Пока нет. Думаю, они еще слишком далеко. Мы были заняты поисками запасов Алхимика, у ублюдка было все, когда Мэтью начал бормотать о глушении частот. Это что-нибудь значит для тебя?

Я покачала головой.

- Он сказал, что эти карты идут быстро, у нас времени меньше часа.

- Так что мы можем улизнуть? - Я подумала, есть ли у меня время, чтобы выпить силу из дубов, или они будут моим прощальным подарком Реквиему? Кивнув Селене, я спросила:
- Почему ты так стремишься избежать боя?

Она посмотрела на меня.
- Потому что сегодня мы бы проиграли.

Хорошая причина.

Она подняла ламинированную карту Юго-Востока, испещренную выгоревшими дырами.
- Я собираюсь разработать план нашего ухода из этой долины. – Легко, как газель, она взбежала вверх по ступенькам.

Я сняла то, что осталось от моих штанов, с облегчением увидев, что моя кожа зажила. После того как я натянула новые джинсы - слишком длинные в ногах, слишком тугие в заднице, я зашнуровала сапоги. По крайней мере, те подошли.

Бросив последний взгляд вокруг, я взвалила на плечи рюкзак и поспешила наверх. Даже в этой кризисной ситуации, я поняла, что нервничаю при мысли о встрече с Джексоном, интересно, как он будет действовать на меня сегодня. Я хотела видеть сны о нем, а не о Смерти.

В тусклом утреннем свете, дом выглядел еще более странно: повсюду была слизь Бэгменов и разбросанная мебель. Через зияющие в крыше дыры, что-то капало на мои влажные волосы. Тонкие облака неслись в тусклом солнечном свете. После нескольких месяцев либо голубого неба, либо жестоких пыльных бурь, эта серая дымка выглядела причудливо.

Не говоря уже о предсказании Мэтью, что мы будем слабы во время дождя, в то время как наши враги станут сильнее.

Пока Селена корпела над картой, Финн помогал Мэтью складывать вещи в пакет. Я с облегчением заметила, что на Мэтью было новое пальто. Он очень нуждался в теплой одежде. Как и на всей одежде, что у нас была, в ней были темные, круглые отверстия от пуль, убивших предыдущих ее владельцев.

Я подозревала, что это Финн достал одежду для него. Маг хотел быть полезным, чтобы компенсировать свой маленький обман? Хотя я злилась на него за его иллюзию, я действительно думала, что парень имеет доброе сердце.

Но где Джексон? Я мгновенно запаниковала, интересно, вдруг он ушел. Конечно, он не мог уйти, не поговорив со мной. Не после всего, через что мы прошли. Это ты моя peekôn (колючка).

Только я собралась спросить, как Селена объявила:
- Мы находимся в долине, окруженной горами с трех сторон. Две стороны слишком высоки. Третья приводит к владениям Каннибалов.

Финн тяжело сглотнул. Он видел людоедов раньше, когда пересекал горы.

Понимая проблему Финна, Мэтью потрепал его по голове.
- Туда, туда.

Единственная дорога отсюда находится в узком месте. Если мы сможем выжить до следующей встречи с Арканами, мы могли бы вернуться на юг, обратно в дом Финна. Заманить Смерть в наше укрытие, и бороться с ним на нашей территории. Способности Эви проявятся лучше, когда она сможет быть близко к земле и подготовиться. - Продолжала Селена.

Лицо Финна просветлело.
- Ты думаешь, я приглашу тебя к себе Селена? Я не выйду из этого города с тобой. С нами все будет хорошо и без тебя.

Он сунул карту в свой пакет.
- Слушай ты, обманчивый кусок дерьма, Эви - это наша опора. Я иду с ней.

- Опора еще идет искать свою бабушку.
Я прервала ее:
- Как я и сказала, я направляюсь в Аутер Бэнкс. - Я осмотрелась вокруг. - Где Джексон?

Финн закрыл молнию на пакете Мэтью.
- Гм, Джек вылез из подвала до того, как мы проснулись, - сказал он виновато. - Он ушел, Эви.

- Не карта. - Сказал Мэтью. Он никогда не чувствовал себя комфортно с Джексоном, не-Арканом рядом.

- Ушел? - Нет, я отказывалась верить, что он отказался от меня, так просто, не оглядываясь назад. Как и ты отказалась от него? Шептала моя Совесть.

Селена закатила глаза.
- А чего ты ожидала? Джей Ди стал свидетелем того, как ты превратилась в Императрицу, в Маленькую шкатулку ужасов. Я думаю, что он понял сообщение: мы-не-люди. Не говоря уже о том, что он услышал в подвале, что мы противостоим Смерти. Если бы я была на его месте, я бы бежала от нас так быстро, как только могла.

Это было ... справедливо.
- Я удивлена, что ты не пошла за ним.

- Если бы он любил меня, я бы попросила его сбежать вместе со мной, - призналась Селена. - Хотя, я думаю, что альянс с вами - это единственное, что может сохранить мне жизнь.

Я спросила Мэтью:

- Я полагаю, он не вернется?

Мэтью посмотрел на облачное небо.
- Он должен был попрощаться.

Я осмотрела двор и тела Бэгменов после предыдущей ночи. Уходя, Джексон собрал свои стрелы из трупов. Какая практичность, кайджан.

Мои глаза наполнились слезами, но я постаралась сохранить отсутствующее выражение на лице.
- В любом случае, это к лучшему.
Как же я ненавидела то, что он ушел!
- Он не был одним из нас.
Он был моим. Никогда не увидеть его снова? Эта мысль причиняла так много боли, хуже, чем, если бы мне проткнули живот мечом. Я спросила Мэтью:
- Если бы Джек по-прежнему оставался рядом, он был бы в безопасности от других карт?

Мэтью покачал головой:
- Не Аркан.

Но всё же, здесь были мы, и значит, мы в опасности. Сейчас я не могу себе позволить думать о Джеке. Нужно выяснить, как пережить следующий час!

- Ладно, Эви, что будем делать? - Финн проверил свои новые часы. - У нас будет компания меньше чем через сорок пять минут.
Он посмотрел на меня, словно я была его лидером, как будто он послушает всё, что скажет девчонка вроде меня.

В прошлом, никто ни о чём не советовался со мной. И для меня это было нормально.

- Мы бежим из долины, через узкое место - сказала я. - Но если вы хотите пойти со мной, то мы заключим договор, что мы не вредим друг другу, и мы сделаем это сейчас.

Селена и Финн нахмурились, глядя друг на друга.

- Какие у нас варианты? - требовала я. - Скажем, мы дойдём до финала, и скажем, у нас как-то получится победить Смерть. И наша пятерка, вместо того чтобы праздновать победу, начнет просто убивать друг друга?

Когда они остались при своем мнении, я сказала:
- Мэтью показывал мне видение другого альянса из трёх. Они сражались со Смертью. Они были организованы, квалифицированы, и совершенны. Они бы никогда не обидели друг друга, что означает, они должны были планировать выход из игры. - Я обратилась к Мэтью. - Я права?

Он не отрицал, просто сказал:
- Система - это игра, игра - это система. В бою станет горячо.

- Так что, - сказала я, - нам, возможно, придется бороться, но это не значит, что мы должны убивать друг друга. Если мы все это сделаем, мы не должны становиться убийцами. Ваши руки должны быть чистыми. - В отличие от моих, однажды уже отмеченных.

- Ты думаешь, сможешь выполнить такой договор? - спросил Финн Селену.

- Если мы сможем придумать жизнеспособный способ выйти из этой игры, то я не наврежу никому из вас. - Сказала она. - В противном случае, мы вернулись к выводу из игры Смерти альянсом.

Мы с Финном переглянулись. Это лучше всего того, что мы рассчитывали получить.

Он постучал по часам.
- Время уходит.

А это означало, что я оставляю мои деревья. Пожалуйста, Реквием!
- Хорошо. Первая задача альянса: бежать.

Они оба схватились за пакеты, как будто я отдала приказ выходить.

Схватив руку Мэтью, я поспешила во двор.
- Ты видишь, как далеко остальные карты? - Мы прошли место, где я прикончила Алхимика. Там не было никаких признаков его крови. Должно быть, Бэгмены слизали ее с досок дочиста.

- Ты должна остаться и бороться, Императрица.

Одна эта мысль вызывала тошноту, мои ноги стали ватными.
- Мы уходим, дорогой. И это будет безопаснее для тебя.

- Я надеюсь, что ты в ужасе, ты злишься и огорчаешься, с тех пор, как пошел дождь. - В его больших карих глазах было торжество.

- Мэтью! Зачем ты так говоришь? - Я бросила на него обиженный взгляд. - Ничего, мы поговорим об этом позже.

- Смерть наблюдает. Ударь первым, или будь тем, кого ударят.

Он продолжал говорить, но даже если я использую всё свое оружие, я не знаю смогу ли убить Смерть. Он мог разрубить мои преграды и лозы своими мечами. Его броня защитит от шипов и когтей. Так же, как было во сне. Сейчас Императрица не была в расцвете сил, и я не возлагала особых надежд на свои способности.
- Давай по одной угрозе за раз, ладно?

Мы еще не вышли из двора, когда все замерли на полушаге; позывные Арканов зазвучали:

- Глаза к небу, ребята, я ударю сверху!

- Я наблюдаю за тобой, как ястреб!

Я слышала эти позывные раньше, видела их владельцев в видениях Мэтью. Первый позывной принадлежал карте Башня, Джоулю. Второй - Габриэлю, карте Суд, крылатому мальчику.

Дерьмо, это начинается!
- Мэтью, ты сказал, у нас есть час!

- Меньше. Менее часа.

- Они уже в долине, - нахмурилась Селена, - и если мы слышим их позывные, тебе лучше поверить что они слышат наши. Мы не можем обойти их сейчас. Узкое место, слишком узкое.

В то время как Финн сказал:
- Четверо могут справиться с двумя, верно? - мы услышали еще позывной:

- Попавшие в мои ладони. -

Я никогда не слышала его прежде.
- Кто это?

Мэтью ответил:
- Тесс Квин, карта Мир, один из элементалей. Квинтэссенция танцев во всем мире.

Что бы я не отдала за дешифровочное кольцо!
- Какие силы у Тесс?

- Неуловимость, левитация, манипуляция временем, телепортация, астральная проекция… - он вздохнул, чтобы продолжать.

Я прервала его:
- Ладно, ладно. Что нам делать?

- Это трио идет за тобой. Джоуль хочет твоей смерти. Назло Смерти.

И тут мы услышали, как Жнец говорит всем Арканам:

- Жизнь Императрицы моя. Подчинитесь, и я не убью вас, пока. -

Финн сказал:
- Почему этот Джоуль так жестко с Эви? И почему Смерть предупреждает?

- Мэтью показал мне убийство Каланте, девушки Джоуля, - быстро объяснила я, - она была картой Воздержания. Джоуль был опустошен, когда она погибла. Башня, Суд и Воздержание были тем альянсом, о котором я упоминала.

Селена подняла свой лук:
- Если Джоуль хочет Эви, тогда ему придется побороться.

Как странно, что Селена теперь пытается защитить меня. Интересно, что Мэтью сказал ей.

Финн спросил меня:
- Как там силы? У тебя есть что-нибудь? Я истощен.

Селена сказала:
- И я все еще располагаю одной стрелой. Может, мы можем установить ловушки и засады?

- Сохранение и сближение, - щебетал Мэтью.

- Привет, прислушайся к себе! - я сжала виски, - мы не боремся с ними! Если нам придется столкнуться, мы должны попытаться взять их в альянс. Тогда нас будет семеро, и мы объединимся против Смерти. Никто не ненавидит его так, как Джоуль. Мы можем использовать это.

Селена смотрела на меня как на сумасшедшую:
- Или Джоуль может прикончить нас, получить наши знаки и больше силы и бороться со Смертью сам. Башня - это тяжелая артиллерия.

- Настолько, насколько ненавижу признавать это, - сказал Финн, - Селена права. Если попытаться завербовать их, пока мы слабы это будет выглядеть, словно мы пытаемся выторговать наши жизни. Мы должны пустить в них стрелы, а затем предложить милость в виде присоединения к нам.

Они были правы. Этот бизнес-альянс как моя старая группа поддержки - должна выглядеть так, словно в ней самые клевые ребята, или никто не вступит в нее.

- Мэтью, нам нужна твоя помощь. Что нам делать?

- Посмотри на мою новую обувь, - он поднял один ботинок, - Финн сказал, что я выгляжу как сутенер. - Затем он нахмурился. - Хорошая вещь?

- Да, да, но...

- Он заботился обо мне, когда ты бросила меня.

Боже, чувство вины. Быстро я сказала:
- Я думаю, ты был в безопасности с Финном больше, чем на дороге со мной! Ты знаешь, как опасно добираться до побережья. - Но потом я поверила в это, прежде чем осознала, насколько смертельно это могло быть.

- Опасность, Императрица!

- Я понятия не имела, что Джексон потянет вас всех сюда. - Он шел за мной, желая быть со мной. Пока не стал свидетелем того, чем я была. - Дорогой, пожалуйста, можешь сосредоточиться? Что мы должны делать?

- Бороться со Смертью.

- Черт побери, Мэтью!

Селена схватила меня за предплечье:
- Ты хочешь присоединиться к этой да-любви-нет-войне фигне? Тогда убеди меня, что это вообще возможно. Ты можешь быть не в состоянии победить их, но тебе лучше выглядеть, будто это не так...

 







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 144. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия