Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

VIII. Распределение энергии




A. Общая характеристика.Исследователь должен постараться оп­
ределить, хотя бы приблизительно, то, как испытуемый распределил
свою энергию при выполнении рисунков. Он не должен упустить из вни­
мания случаи активации, ослабления или колебания психомоторики (а
также то, с чем именно связано их проявление).

Б. Контроль.Поскольку методика ДДЧ часто вызывает у испытуе­мых значительный всплеск эмоциональности и, кроме того, позволяет вести за ними скрытое наблюдение (которого испытуемые, как правило, не замечают), она дает исследователю возможность получить ценную ин­формацию относительно стимулированности испытуемого (то есть на­сколько легко он поддается стимулированию) и его способности сдер­живать свои импульсы.

B. Согласованность.Предполагается, что у среднего испытуемого
к моменту завершения рисунка человека уровень утомления будет уме­
ренным. Однако явную утомленность необходимо расценивать как пато-
формную; по-видимому, она свидетельствует о снижении настроения,
которое может сопровождаться другим фактором, обуславливающим сни­
жение работоспособности.

Предполагается, что заметная психомоторная активация имеет па­тоформный характер. Она свидетельствует о наличии чрезмерной стиму­лированности испытуемого и ограничении торможения. Устойчивое пси-


ДЖ. Бук. Тест «Дом, Дерево, Человек»



хомоторное ослабление говорит о присутствии органического фактора. Разброс по данному фактору должен рассматриваться как весьма подо­зрительный. По-видимому, его можно объяснить реакцией индивида на рисунок или на некий его фрагмент (фрагменты).

IX. Комментарии

Комментарии могут быть либо устными, либо письменными. Пись­менные комментарии — имена людей, названия улиц, деревьев и т.д. или числа, а также геометрические фигуры или неразборчивые караку­ли, понятные для самого испытуемого, — имеют, до сих пор почти в каждом случае подтверждаемый, по меньшей мере патоформный харак­тер. По-видимому, они выражают: (1) общую навязчивую потребность в максимальном контроле ситуации (признак базовой незащищенности) или (2) конкретную навязчивую потребность компенсировать овладев­шую им идею или чувство, которые были активизированы чем-то в ри­сунке или пост-рисуночной ситуации. Комментарии могут быть спонтан­ными или спровоцированными исследователем.

Было обнаружено, что практичнее всего анализировать коммента­рии в соответствии с той конкретной фазой ДДЧ, во время которой они были сделаны, то есть фазой рисования или пост-рисуночной фазой. Установлено, что в процессе рисования большинство комментариев имеют спонтанный характер, так как в это время исследователь должен по воз­можности воздерживаться от влияния, которое могло бы помешать ка­кому-либо высказыванию испытуемого в момент отрыва карандаша от бумаги. Разумеется, в пост-рисуночной фазе большинство комментариев вызвано прямыми или косвенными вопросами исследователя. Однако возникшие во время ПРОспонтанные высказывания обычно оказыва­ются весьма информативными.

А. Комментарии рисуночной фазы.Было обнаружено, что процесс изображения дома, дерева или человека и/или их последующее обсуждение вызывает у испытуемых сильные эмоциональные реакции, в результате ко­торых они способны или вынуждены вербализовать материал, который до настоящего времени подавляли или считали невыразимым. Из этого следу­ет, что может быть чрезвычайно полезно анализировать спонтанные ком­ментарии испытуемого, сделанные в процессе рисования или ПРО.

1) Объем комментариев. Полное отсутствие спонтанных коммента­риев фактически подтверждает предположение, что испытуемый скло­нен к замкнутости, однако многие хорошо приспособленные испытуе­мые также не делают спонтанных комментариев. Патоформность отсут­ствия спонтанных комментариев можно отчасти объяснить в процессе определения общего отношения испытуемого к выполняемому заданию или беседе. Гораздо более значимыми моментами, чем отсутствие ком­ментариев, являются: (1) наличие чрезмерного количества комментари­ев и (2) вербализация материала, который на первый взгляд может по­казаться странным или совершенно не относящимся к делу.

Нередко встречаются хорошо приспособленные испытуемые раз­ного уровня интеллекта, прибегающие к высказываниям типа алиби,



Проективные методы


такими как: «Меня не учили рисовать, когда я ходил в школу» или «Я никогда не обучался рисованию».

Иногда в процессе рисования испытуемые устно выражают чув­ство тревоги, неполноценности и враждебности в таком объеме, что ис­следователь не может записать их дословно. Тем не менее в таких случаях он должен сделать все возможное, чтобы записать основную тему выска­зываний испытуемого.

Нижеследующие примеры должны дать читателю представление о том, какую информацию может получить исследователь на основании спонтанных комментариев.

65-летней женщине с психоневрозом, переживающей чувство вины, навязчивые идеи, в том числе подозрения в неверности собственного мужа и т.д., так интенсивно, что она не поддавалась ни психотерапии, ни даже шоковой терапии, предстояло перенести предфронтальную лоботомию. Вы­полняя рисунок дома, она сказала:

«Я никогда в жизни не рисовала ничего подобного. Я должна рисовать так (горизонтально)? Вы бы не стали в нем жить. Вам бы не понравился мой архитектурный стиль. Вы бы не при­знали его». Исследователь: «Почему вы так считаете?»

Испытуемая: «Я не знаю, с чего начать, — с фундамента или окон?..» Исследователь: (видя, что пациентка становится очень напряженной и за­метно взволнована из-за неспособности хорошо выполнить ри­сунок): «Рисуйте так, как сможете, и не волнуйтесь». Испытуемая: «Спасибо за поддержку. Посмотрите, окна все разные. Вы бы не признали во мне плотника. Вы следите за мной? Самое трудное для меня — это крыша! Мне нарисовать крыльцо — здесь, а там — ступени?» (Тут испытуемая стала использовать ластик в качестве линейки, и когда ей сказали, что этого делать нельзя, она попыталась стереть все, что нарисовала прежде.)

Испытуемая: «Тогда где же будет дверь? Окна у меня получились не там, где надо. Здесь я нарисую дверь, как бы это сделать, доктор? Как вы считаете, это будет честно, если я посмотрю, с ка­кой стороны находится дверная ручка? Если я нарисую к ней несколько ступеней, это будет правильно? Здесь — фунда­мент. Думаете, было бы лучше нарисовать маленькие окна на этой стороне? Я считаю, что да. Это ребенок плачет? Он что, плакал так все это время? Не очень аккуратная конструкция, не так ли? Это проверка нервозности? Аккуратности? Это могло бы быть интересным, если не нервничать так». Исследователь: «Почему же вы нервничаете?»

Испытуемая: «Такой у меня характер. Вы имеете представление, сколько сейчас времени? Вы бы не стали здесь жить. Фундамент не прочный и не безопасный». Исследователь: «Почему вы считаете, что фундамент не прочный?» Испытуемая: «Его построили так быстро... ненадежно... О, я завидую всем, кто может сидеть вот так и делать что-нибудь так же, как вы, быть уверенным в этом. Что же это? Я — хозяин своей судь­бе, господин своей душе? Вы полагаете, что кто-то это мо­жет для меня устроить?»


ДЖ. Бук. Тест «Дом, Дерево, Человек»



Исследователь: «Почему вы думаете, что нет?»

Испытуемая: «Я думаю, может быть — это мой возраст... Я думаю, врачи

знают, что они делают, но допускаете ли вы, что в моем

возрасте можно вернуть назад все то, что было потеряно, и

все время знать, что делаешь?»

Постоянное обращение пациентки к фундаменту дома отразило ее

ощущение, что основание ее собственной домашней ситуации разрушено

откровенной неверностью ее мужа либо ее собственными подозрениями —

она никогда не была уверена, что он действительно изменял ей.

Однако самыми значительными симптомами были ее рассеянность, потрясающая болезненная неуверенность и чувство неполноценности.

Эти комментарии были сделаны за 27 мин. 35 сек. во время рисова­ния дома.

Молодой человек с уровнем интеллекта выше среднего, обнару­живший общую тревожность, множество фобий и некоторые обсессив-но-компульсивные реакции, во время рисования дерева сделал следую­щие комментарии:

1) «Скопировать? Вы хотите, чтобы я нарисовал его, глядя на об­разец?» 2) «Я бы нарисовал ель, но вы сказали, что нужно дерево». Иссле­дователь: «Почему вы думаете, что ель не дерево?» Испытуемый: «Мне было бы гораздо проще нарисовать черта, чем это дерево (в этот момент испытуемый стер все, что он нарисовал, — лиственное дерево). Я пробо­вал рисовать его раньше». 3) «Теперь, если бы я нарисовал дерево и поме­стил бы его во дворе моего дома, — это все, что я хотел бы нарисовать».

Первый комментарий испытуемого, по-видимому, отражает его устойчивую потребность в конкретной и чрезвычайно подробной фор­мулировке задачи, ибо он уже нарисовал дом и к этому времени должен был понять, что рисунки должны быть его собственным творением. Вто­рой комментарий сперва смутил исследователя, потому что показался ему странным. Однако в ПРО обнаружилось, что именно эту ель, выб­ранную им для рисунка дерева, он много раз рисовал раньше; она на­помнила ему о матери, которую он так прочно отождествил с елью, что, вероятно, был не в состоянии рассматривать стереотип дерева просто как дерево. Его последний комментарий помог формально идентифици­ровать местонахождение дерева, воспроизведенного в рисунке. В ПРО он не смог определить, находится ли нарисованное дерево во дворе роди­тельского или его собственного дома, что, в свою очередь, ярко отобра­жает его «неприкаянность» в выборе между этими домами.

Мужчина, шизоид, импотент, который в течение ряда лет пытался «забыться» в работе, в то время, пока рисовал человека (больного пожи­лого мужчину, который, сидя на плетеном стуле в форме колыбели, гля­дел в камин), высказал следующие спонтанные комментарии: «Карика­туру нарисовать или что?» Испытуемый вздохнул, начиная рисовать живот человека. Несколькими секундами позже исследователь отметил, что испы­туемый, очевидно, решил нарисовать только бюст, и повторил первоначаль­ную инструкцию нарисовать человека в полный рост. «Хорошо, в таком слу­чае посмотрим, смогу ли я вообще что-нибудь нарисовать». Испытуемый вздыхал, пока рисовал нижнюю линию фуфайки. Когда рисовал воротник, он



Проективные методы


сказал: «Черт возьми, не получается пропорционально. Я сделаю из него маленького коротышку». (Смеется.) Испытуемый кашляет и затем напева­ет что-то про себя, пока рисует глаза и брови. В то время, когда он рисовал рот, он воскликнул: «Вы читали эти ужасы в «Тайме» ? Кто-то нашел сто­летнюю мумию! «Заштриховывая галстук нарисованного человека, он ска­зал: «Я думаю, что это старый человек, который сидит на стуле в купаль­ном халате, с пледом или с чем-то вроде того». Затем он мурлычет и слег­ка посвистывает. В то время пока испытуемый рисовал внутреннюю часть камина, он заметил: «Не могли бы вы быть несколько теплее, чем тот, кто смотрит на мой камин?» Последний комментарий он сделал во время штри­ховки камина, подразумевающей материал, из которого он сделан: «Поправ­ляется».

Можно заметить, что вначале испытуемый выразил враждебность; 1) намекая, что он хотел изобразить человека в виде карикатуры; 2) иг­норируя инструкцию нарисовать человека в полный рост, к тому време­ни, когда человек был наполовину закончен, он попытался дать понять, что продолжать не имеет никакого смысла, что можно расценить как неприятную шутку. В конце концов испытуемый нарисовал человека, находящегося в его гостиной, о котором почти наверняка можно ска­зать, что это автопортрет. Его предсказывающий комментарий «Поправ­ляется» позже был клинически подтвержден.

Эти комментарии были сделаны в течение 50 минут, которые он потратил на изображение человека.

Возможно, динамика «отрыва карандаша» объясняется следующим образом. В то время, когда та часть личности, которая отвечает за защиту эго и подавляет вербализацию определенного материала, «отвлекается» на процесс рисования, ранее вытесненный материал может быть верба­лизован.

2) Уместность комментариев. По степени неуместности коммента­рии делятся на лишние, неуместные и странные.

Лишним спонтанным комментарием, например, считается словес­ное описание той детали, которая не требует определения: «Я хочу нари­совать на нем этот галстук». Подобные комментарии встречаются доволь­но часто и, возможно, выражают: (1) потребность в тщательном структурировании ситуации и, таким образом, представляют собой ба­зовую незащищенность; (2) попытку ослабить напряжение ситуации те­стирования посредством вербализации.

Неуместный комментарий — это комментарий, не имеющий ни­чего общего с выполняемым заданием, например: «Вы сказали, что это ваш первый день здесь?» (Относительно замечания исследователя, сде­ланного ранее при установлении контакта.) Тщательный анализ на вид неуместных замечаний может оказаться весьма стоящим; одна молодая женщина (диагн.: психоневроз) заметила: «Я всегда рисую деревья оди­наково». Замечание было сделано необычно резким тоном. В пост-рису­ночной беседе исследователь задал уточняющие вопросы об этом заме­чании и услышал рассказ о ранее скрытом болезненном травматическом опыте, который испытуемая пережила несколько лет тому назад, нахо­дясь в художественной школе.


ДЯс Бук. Тест «Дом, Дерево, Человек»



Явно странными можно назвать комментарии, сделанные женщи­ной (диагн. кататоническая шизофрения) во время изображения дома: «Во­семь дней вместо одного... секунд, однако, восемь... шестьдесят секунд... в високосном году шестьдесят пять, я думаю... двадцать дней в марте... пред­ставляю себе...» (Паузы в речи отмечены многоточием.) По окончании рисунка она написала на странице рисуночной формы: «Сейчас — 60, в марте не может быть 820». Этот комментарий носит явно патологический характер.

3) Диапазон комментариев. Если в комментариях затронут широкий круг тем, это не обязательно является признаком патологии, так как лю­бая тема может иметь отношение к рассматриваемому рисунку, но слиш­ком широкий круг неуместных тем должен рассматриваться как очень по­дозрительный случай. Например, комментарии женщины (диагн. ипохон­дрический невроз), сделанные во время рисования, составили довольно законченный, но очень разрозненный автобиографический рассказ.

4) Субъективность комментариев. Идеи отношений1 и идеи преследо­вания2 часто выражаются довольно свободно (очевидно, это обусловлено фактором «отрыва карандаша») и более или менее говорят сами за себя.

5) Эмоциональность комментариев. Многие испытуемые становятся весьма эмоциональными во время рисования или пост-рисуночного оп­роса, возможно, из-за выражения через рисунок и/или вербализацию до настоящего времени подавленного материала. Исследователь обязатель­но должен вести тщательную и исчерпывающую запись любых эмоцио­нальных проявлений испытуемого, насколько это возможно, независи­мо от их значительности.

Любой испытуемый, независимо от того, насколько хорошо он приспособлен, может проявлять в ситуации тестирования некоторые признаки испуга. Однако при отсутствии у испытуемого признаков лич­ностного дисбаланса или неприспособленности проявление с его сторо­ны как постоянных второстепенных, так и более сильных эмоциональ­ных выражений, а также неподвижности аффекта кажется маловероят­ным. Присвоение конкретной оценки будет зависеть от интенсивности, продолжительности и типа эмоционального проявления.

6) Обусловленность комментария. Считается, что спонтанные ком­
ментарии, как правило, вызваны определенными причинами. Предпола­
гается, что наиболее важный фактор, вызывающий спонтанный ком­
ментарий, — это фрагмент данного рисунка, который испытуемый только
что закончил, над которым продолжает работать или который собирает­
ся нарисовать; или вопрос ПРО, который только что был задан. Количе­
ство прошедшего времени может указать на степень существующего кон­
фликта.

В результате более тщательного исследования может обнаружить­ся, что безобидное на первый взгляд спонтанное замечание в действи-

1 Симптом, часто психотический, при котором индифферентные явления вос­принимаются индивидом так, будто имеют к нему отношение.

1 Подозрения о преследовании, не достигающие степени навязчивости.



Проективные методы


тельности является патоформным. Спонтанные комментарии часто могут быть значимыми сами по себе, но их информативность еще более возра­стает, когда они оцениваются с точки зрения обусловленности. Один комментарий может иметь несколько значений.

Нет ничего необычного в том, что испытуемый возражает против просьбы исследователя выполнить рисунок, и не редкость, что он сразу после завершения рисунка спонтанно комментирует его недостатки.

При прочих равных условиях те спонтанные комментарии, кото­рые произошли некоторое время спустя после начала рисования и до его окончания, а также в процессе пост-рисуночного опроса, являются наи­более значимыми.

Б. Пост-рисуночные комментарии.Детальное описание ПРО в от­дельном разделе должно дать довольно полное представление о его кон­кретной цели. Однако было установлено, что анализ как спонтанных, так и спровоцированных исследователем реакций испытуемого в ПРО с точки зрения нижеследующих критериев также заслуживает внимания.

1) Объем комментариев. Отсутствие комментариев в ПРО расцени­
вается как патологический признак ввиду того, что исследователь задает
вопросы открытого типа. Фразу «Я не знаю» следует истолковывать не
как отсутствие ответа, а как неудовлетворительный ответ. Поскольку воп­
росы носят специфический и иногда узконаправленный характер и рас­
считаны на краткие или более развернутые ответы, нельзя ответить од­
нотипно на все 64 вопроса. Было бы удивительно, если на вопрос «Кто
это, мужчина или женщина?» был бы получен более многословный от­
вет, чем просто «Мужчина» или «Женщина». Но было бы действительно
странно услышать слишком краткий ответ на вопрос «Что вы думаете об
этом?». Короче говоря, качественной адекватности вопроса и ответа в
процессе интерпретации придается очень большое значение.

Самая продолжительная серия спонтанных комментариев, с кото­рой столкнулся автор, принадлежала мужчине, явному психоневротику, который, отвечая на вопрос Д22, вошел в состояние, подобное трансу, и высказал несколько тысяч слов в виде свободных ассоциаций относи­тельно нарисованного им дерева, а также висевшей на стене кабинета картины с изображением деревьев, ни одно из которых не походило на нарисованное испытуемым.

2) Уместность. Ответ, подобный тому, который был получен на вопрос 41 — «Да, это мужчина, это видно по усам», — считается лиш­ним. Неуместным можно назвать ответ испытуемого в предпсихотичес-ком состоянии на вопрос 42: «Этому человеку 100 лет, а мне 27». Очень странным был ответ очень возбужденного пациента на вопрос Д14: «Вся­кая. Это и снег, и лето, и осень, и дождь, и засуха, в общем, все вместе!»

3) Диапазон. В пост-рисуночном опросе диапазон тем для ответа более или менее ограничен вопросом, по крайней мере теоретически. Любое значительное отклонение от темы должно расцениваться как па-тоформное.

4) Субъективность. Здесь исследователь должен определить степень идентификации испытуемого с любым из нарисованных объектов и ха-


ДЖ. Бук. Тест «Дом, Дерево, Человек»



рактер этой идентификации. Юноша психопатического склада нарисо­вал дерево, которое имело множество признаков мужского тела; торча­щий из ствола короткий сук походил на эрегированный пенис. Если же расценивать дерево в качестве автопортрета, то, по-видимому, испытуе­мый чрезмерно акцентируется на объекте, занимающем его мысли. На вопрос Д10 испытуемый ответил немедленно: «Я смотрю вниз, на него». И при этом выделил интонацией слова «на него».

5) Реальность в комментариях. Как уже говорилось в довольно объем­ном описании ПРО в отдельном разделе, ответы испытуемого могут пре­доставить исследователю информацию о способности испытуемого по­нимать реальность, которая, в свою очередь, способствует оценке об­щей приспособленности испытуемого, а также уровня его интеллекта. Особенно полезны в этой связи ответы испытуемого на вопросы 41, 42, 46, Др1, Дрб, Др10, Др12, Др16, Д1, Д2, Д7, Д8, Др20, Др22, 412, 414, а также ответы на дополнительные вопросы 418, Др23, Д15 и 420.

6) Эмоциональность. Эмоциональные проявления встречаются не­сколько чаще в процессе ПРО, чем во время непосредственного выпол­нения рисунков. Очевидно, именно на этой стадии выражение эмоций осуществляется легче, чем где-либо еще, вследствие того, что подавлен­ный материал удерживался до этого момента. В некоторых случаях имеют место некие проявления, родственные отреагированию (абриакции) ра­нее имевшегося опыта. Можно предположить, что случаи выражения более сильных или незначительных, но постоянных эмоциональных проявле­ний, а также любые отмеченные признаки неподвижности аффекта яв­ляются весьма подозрительными. Косвенное выражение эмоциональнос­ти и ее предполагаемая причина могут проявиться в ответах на дополни­тельные вопросы, начинающиеся с Д17. О них довольно подробно было сказано в отдельном разделе.

В пост-рисуночных комментариях о рисунке человека испытуемый часто позволяет себе открыто выразить свои чувства и отношения к меж­личностным взаимосвязям в целом и по отношению к конкретным слу­чаям.

7) Фактор «жизни» в комментариях. Средний, хорошо приспособ­ленный испытуемый воспринимает нарисованный им дом как жилой (то есть содержащий жильцов), а дерево и человека — живыми. Ответы в ПРО, свидетельствующие о том, что испытуемый воспринимает дом пустующим, дерево умирающим или мертвым, а человека больным, умирающим или мертвым, по-видимому, говорят о плохой приспособ­ленности испытуемого. 4ем менее одушевленным с точки зрения испы­туемого является рисунок и чем большее число объектов он восприни­мает лишенными жизни, тем глубже его предполагаемый уровень деза­даптации.

8) Движение. При рассмотрении фактора движения в рисунке (см. наст. разд. «Перспектива») было указано, что для его передачи дом и дерево должны иметь заметно искаженный вид, и такое изображение подразумевает серьезное расстройство личности. Однако движение чело­века, отраженное в рисунке, не обязательно содержит какие-либо иска-



Проективные методы


жения, его диагностическое значение зависит от качества движения, которое можно определить только на основании ответов испытуемого на вопросы ПРО, касающихся движения. Например, исследователь не дол­жен делать поспешных выводов о том, что испытуемый чаще всего чув­ствует себя свободно и комфортно при обращении с другими людьми только на основании улыбки нарисованного человека и утвердительного ответа испытуемого на вопрос 413, так как последующий опрос может выявить, что нарисованный человек улыбается, «потому что он только что убил ненавистного отца».

Из ответов на вопросы ДрП, 12, 14 и Д14 исследователь может узнать, чем вызвано движение на рисунках дома и дерева, и то, что испытуемый думает об этом движении, считает он его приятным или неприятным, импульсивным или сознательным, разрушительным или стимулирующим и т.д. Из того, как он характеризует это движение и чем объясняет вызвавшие его причины, можно заключить, ощущает ли он себя твердым, непреклонным или гибким и уступчивым, и судить о воз­можном источнике этих чувств, находящихся в сферах, затронутых дан­ным рисунком.

Например, хорошо приспособленный взрослый испытуемый со сред­ним уровнем интеллекта в ответе на вопрос ДрП утверждал, что погода ясная и теплая, на вопрос Др12 — что дует мягкий бриз, в ответе на вопрос Др 14 — что это нежный и приятный ветерок. Его ответам можно противопоставить ответы испытуемого с прогрессивным органическим ухудшением на эти же вопросы: бушует мартовская штормовая буря; дует пронизывающий холодный ветер; он, вероятно, повредил бы дерево.

Женщина (диагн. шизофрения кататонического типа), нарисовав у человека эрегированный эякулирующий пенис, утверждала, что она вос­принимает этого человека движущимся сразу во всех направлениях и находит это весьма возбуждающим.

Вообще, исследователь должен обратить особое внимание на отве­ты, указывающие на экстремальные погодные условия (как хорошие, так и плохие) во всех трех рисунках.

9) Катексис. В ответах испытуемого на пост-рисуночные вопросы
исследователь нередко может обнаружить ценную информацию относи­
тельно идей ситуаций, объектов, людей и т.д., на которых испытуемый
направляет свою либидозную энергию и которые имеют положительную
или отрицательную валентность.

10) Согласованность. Маловероятно, что ответы в ПРО будут согла­
сованными. Хотя хорошо интегрированная личность в пост-рисуночной
фазе (как, впрочем, и вообще в жизни), как правило, представляет сво­
ими ответами довольно согласованный образ, что иногда, впрочем, свой­
ственно и плохо приспособленным испытуемым, и исследователь не дол­
жен заблуждаться на этот счет.

В. Ассоциации.1) Количество. Хорошо приспособленные испытуе­мые, в силу своих индивидуальных особенностей, приводят различное количество ассоциаций в ответах на ПРО в целом и на вопросы Д9, Д10, ДрП, Др18, 49, 410, 418, Др23 и Д15 в частности.


ДЖ. Бук. Тест «Дом, Дерево, Человек»



2) Уместность. Не слишком уместной ассоциацией можно назвать ответ на вопрос 49: «Он напоминает мне о том, как рисуют человека в четвертом классе». В качестве определенно странной ассоциации можно привести в пример ответ на вопрос Д9 испытуемого с застарелой ши­зофренией: «Это заставляет думать о картине, серебряных картинах...» Исследователь: «Почему?» Ответ: «В воздухе летают москиты». Исследо­ватель: «Что приходит вам на ум, когда вы думаете о доме?» Ответ: «Ко­рица, я ее чувствую». Исследователь: «Вам нравится ее вкус?» Ответ: «Че­ловек, дети».

3) Традиционность. 21 человек из группы 38 студентов-медиков в ответах указали, что под «домом» они подразумевают домашний очаг. Говоря о дереве, испытуемые чаще всего называли его конкретный вид, причем в целом особого разнообразия в названиях не было. Большин­ство ответов на вопросы о человеке можно свести в категорию «Проти­воположный пол» (в их числе ответы: «Девушка», «Невеста», «Женщи­на»).

Заслуживают внимания следующие ответы на вопрос Д10: «Место жительства» (свидетельствующий о чувстве отчужденности); на вопрос Др17: «Древесина» (только мертвое или разрушенное дерево становится просто древесиной), «Убежище» (потребность в защите), «Лес» (интер­претация этого ответа зависит от дальнейшего опроса: желательно уз­нать, например, подразумевает ли лес потребность в компании сверст­ников или выражает чувство страха и угнетения). Патологическим можно назвать ответ испытуемого на вопрос 416, который в частности сказал: «...Большинство людей являются естественными врагами по ошибке или заблуждению. Ладно, не буду об этом. Просто вы меня раздражаете, будь­те проще».

4) Субъективность. Исследователь должен быть заинтересован прежде
всего в том, чтобы определить, в какой степени ассоциации испытуемо­
го сводятся к повествованию о себе самом. Действительно плохо приспо­
собленная испытуемая на вопрос Д9 ответила: «О будущем!» Сперва ис­
следователь не обнаружил в этом ответе ничего необычного и посчитал,
что испытуемая хотела бы когда-нибудь иметь такой дом, но помня, что
в ПРО ничего нельзя принимать на веру, он продолжил беседу, спросив:
«Почему?» на что испытуемая не дала никакого ответа. Тогда исследова­
тель задал вопрос: «Какие мысли приходят вам в голову? Скажите что-
нибудь, даже если это неясные, смутные идеи». На это испытуемая воз­
мущенно ответила: «Они вовсе не смутные, нисколько! Я думаю о том,
что надо как можно лучше написать все книги, которые я задумала. Меня
не заботит, будут ли они продаваться. Меня не волнует, будут ли они
популярны, так как я знаю, что они хорошие. Обращаются они к средне­
му читателю или нет — это неуважительно».

Другой субъективный (и весьма откровенный) ответ был дан муж­чиной, хроническим алкоголиком, на вопрос 410: «Ну, я сказал вам, мистер Бук, он ждет, когда его отец сходит за почтой, и тогда он сможет добыть бутылку пива. А этот забор находится здесь. Вы не можете видеть меня, но я тоже жду бутылку пива!»



Проективные методы


5) Тип выражаемых чувств. Ожесточенность, ненависть, страх и дру­гие негативно окрашенные катективные реакции говорят сами за себя, и им присваивается та или иная Р-оценка в соответствии с ее диагности­ческим значением.

6) Согласованность. Как уже было отмечено ранее, не следует ожи­дать слишком значительной и жесткой согласованности в ассоциациях испытуемого.

Анализируя значения некоторых ответов в ПРО, исследователь дол­жен иметь в виду, что если была необходимость перефразировать вопрос несколько раз и/или как следует «подтолкнуть» испытуемого к ответу, то такому ответу не следует доверять без предварительной проверки, потому что он может быть 1) результатом прямого внушения или 2) отговоркой с целью предотвратить дальнейший расспрос в данном направлении.

Исследователь должен помнить, что не стоит слишком увлекаться ответами ПРО, чтобы не пропустить важную с интерпретационной точ­ки зрения информацию, заключенную в самих рисунках. Методика ДДЧ в любом случае должна дать какие-то результаты, даже если обследуемые испытывают трудности вербализации или категорически отвергают ПРО.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 257. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.028 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7