Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

КРАТКИЕ ИТОГИ




 

Начало империалистического раздела Африки образует важ­ный рубеж на историческом пути ее народов. Мы напомним вкрат­це некоторые узловые моменты развития континента.

До установления империалистического гнета в конце XIX в. история Африки полна контрастов. Значительные культурные до­стижения отдельных народов, периоды ускоренного социального прогресса сочетаются в ней с отступлениями назад, а также с не­обычайным многообразием уровней общественной зрелости.

Африка, на территории которой, вероятно, обитали древнейшие люди, занимает совершенно особое место в науке о самых отда­ленных периодах существования человечества. Галечные и камен­ные орудия, найденные параллельно с антропологическими мате­риалами — костными остатками, в том числе раннепалеолитиче-ские олдувайская и стелленбошская культуры в Восточной и Юж­ной Африке, доказывают, что на африканской земле действовал и развивался человек древнего каменного века. Огромное количе­ство усовершенствованных каменных орудий труда и наскальные изображения в виде рельефов и картин периода мезолита (сред­ний каменный век) свидетельствуют о значительном приросте на­селения и высоком уровне доисторической культуры в определен­ных районах Африки начиная с X тысячелетия до н. э.

Неолит (поздний каменный век, с V тысячелетия до н. э. до I тысячелетия н. э.), характеризуемый возникновением новых форм хозяйственной деятельности, а именно земледелия и скотоводства, и в связи с этим переходом в большей или меньшей мере к осед­лости, появлением полированных и просверленных орудий из кам­ня и кости, а также керамики, распространился больше всего в Северном и Центральном Египте, в Судане, в Центральной Саха­ре, в некоторых районах Восточной Африки, в бассейнах Сенегала и Конго, а также на территории современной Нигерии. В периоды мезолита и неолита формирование основных антропологических типов африканского населения продвинулось далеко вперед. На стадии неолита сложились и многие существующие доныне язы-ко'вые семьи.

Геологический процесс высыхания Сахары, происходивший в III и II тысячелетиях до н. э., вызвал множество важных изменений, в том числе начавшиеся в I тысячелетии до н. э. переселения целых народов. Хотя и после этого через Сахару по-прежнему осуществлялись многочисленные связи, экономическая и культур­но-политическая жизнь народов к югу от Сахары развивалась по иным линиям, чем в странах Северной Африки. Возникшая на зем­ле Нигерии и в некоторых других районах к северу от реки Бе­нуэ культура нок (IX в. до н. э. — II в. н. э.) знала уже наряду с каменными первые железные орудия. Начался переход к добы­че и обработке железа и других металлов.

Овладение плавкой железа, широкое его применение сыграли важную роль в общественном прогрессе многих народов Африки. Эти и другие факторы, например возникновение городских торго­вых центров на пересечении дальних торговых путей, обусловлен­ное стабильным обменом и ростом общественного разделения труда между цивилизациями речных долин и районами саванн, способствовали формированию государств к югу от Сахары. Про­цесс перехода от родового строя периода неолита к образованию более крупных африканских государств на базе ранней классовой дифференциации длился много веков и лишь в конце I тысячеле­тия н. э. привел к качественно новой фазе в истории народов Тро­пической Африки. Только государства Мероэ в Судане и Аксум на Эфиопском нагорье, находившиеся непосредственно в сфере влияния Египта и раннеклассовых образований восточного типа на Аравийском полуострове, достигли вершин своего развития уже в последние столетия до н. э. и удерживались на этом уровне до середины I тысячелетия н. э.

После VIII или IX вв. н. э. многие народы Тропической Афри­ки преодолели рубеж неолита и создали государства, основанные на отношениях эксплуатации и раннеклассовой структуре. Перво­го пика своего развития они достигли между VIII и XVI вв.

К числу подобных крупных образований относились Гана, Мали, Сонгай, хаусанские города-государства, а также Канем-Борну в Западном и Центральном Судане, Бенин и государства йоруба на Гвинейском побережье, древнее государство Конго, Эфиопия, города-государства восточного побережья Африки и легендарное царство Мвене Мутапа (Мономотапа) и Зимбабве, о которых рас­сказывают арабские путешественники в своих отчетах, местные хроники, первые португальские исследователи и многочисленные устные предания. Они достигли сравнительно высокого уровня развития производительных сил, общественной собственности и культуры. Некоторые из наиболее передовых государств и центра­лизованных иерархий Африки до определенного момента своего существования шли в ногу со всей мировой историей и еще пол­ностью участвовали в современном им прогрессе.

Однако в силу различных внутренних факторов, еще ждущих изучения, многие государства не смогли пойти дальше раннефеодальной фазы, часто обремененной множеством патриархальных пережитков, и не вступили на путь зрелого феодализма, а затем и капитализма, как это произошло в других регионах мира, прежде всего в Европе. Далее, в конце XV в., как и до этого, народы Африки находились на очень различных ступенях социально-экономического развития. Рядом с крупными центрами городской цивилизации жили племена, сохранявшие устои первобытнообщинной системы.

С конца XV в. на судьбу Африки сильное воздействие оказал приход и экспансия европейских колонизаторов, но особенно гибельные последствия имела для нее трансатлантическая работорговля капиталистического характера, связанная с первоначальным накоплением и получившая огромный размах с XVI в. Они пагубно повлияли на историческое развитие африканских народов, в некоторых регионах даже прервали его или прекратили полностью.

Колониальные завоевания, осуществлявшиеся позднефеодальными и раннекалиталистическими элементами Португалии, открыли эру колониального захвата некоторых районов побережы Западной и Восточной Африки. С конца XVI в. Португалию опередили страны капиталистического меркантилизма: Англия, Нидерланды, Франция, которые закрепились в Западной и Южной Африке. Открытый грабеж, хищнический вывоз благородных металлов, основание опорных пунктов и береговых факторий, грабительские торговые договоры, взимание дани и установление монополии колониальных европейских держав в заморской и внутриконтинентальной торговле повлекли за собой далеко идущие последствия, в том числе разрушение, а порой и гибель восточноафриканских городов-государств и упадок государства Конго. Жителям этих районов они принесли горе, нищету и эксплуатацию.

Отрицательное воздействие складывавшейся колониальной си­стемы, связанной с первоначальным накоплением капитала в Ев­ропе, особенно ярко проявилось в варварской работорговле, кото­рая, по самым скромным подсчетам, стоила жизни более чем 100 миллионам африканцев. В XVII—XVIII вв. Африка к югу от Са­хары была для европейских держав прежде всего резервуаром рабочей силы. Это явление охарактеризовано Карлом Марксом в «Капитале»: «Открытие золотых и серебряных приисков в Амери­ке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги по завоеванию и разграблению-Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чер­нокожих — такова была утренняя заря капиталистической эры производства»24.

Ежегодно десятки тысяч африканцев превращали в рабов и пе­реправляли за океан. Населению некоторых областей Африки, особенно Гвинейского побережья, Анголы, района устья Конго, работорговля несла разорение и полный застой в хозяйстве и политической жизни: происходило обезлюдение больших территорий, охота за рабами превращалась в постоянные войны, причем зача­стую воевали между собой африканские племена и народности и победители уничтожали или порабощали противников, на промыс­ле невольников наживалась прослойка торговцев и вождей. Последняя даже основывала в лесном поясе Гвинейского побережья, з глубинных частях Анголы и в других регионах политические ор­ганизации и государства (например, Луба-Лунда и Дагомея), ко­торые прямо или косвенно были втянуты в круговорот обмена ра­бов на огнестрельное оружие. Эти раннегосударственные образова­ния оставались в основном паразитическими по своей социально-экономической сути, а следовательно, не могли внести никакого вклада в социальное и культурное развитие народов Африки. Естественный ход их развития нарушила европейская работоргов­ля. Ее влияние распространилось не только на прибрежные стра­ны и их непосредственный хинтерланд; из-за перемещения древ­них торговых путей и вызванного им во многих случаях упадка внутриафриканской торговли оно затронуло и отстоявшие далеко от моря районы Центральной Африки.

И тем не менее африканские народы не стояли на месте. В XVIII и XIX вв. внутри Африки снова образовался ряд фео­дальных государств (в том числе теократии фульбе и тукулёров, Буганда, Руанда и Бурунди) и племенных союзов (зулу, матабеле). В некоторых местах эти государства в какой-то мере обнару­живали тенденцию к прогрессу, но в целом им было не по силам преодолеть навязанные извне барьеры, тормозившие общественное развитие. Начало колониального гнета прекратило на несколько столетий ускоренное поступательное движение народов Африки. Экономическая и социальная пропасть между ними и странами Европы, вступившими на путь капиталистического развития, ста­новилась все более глубокой, все более трудно преодолимой. За ускоренный исторический прогресс немногих стран Западной Ев­ропы и Северной Америки народы Африки заплатили нуждой, по­рабощением, историческим регрессом, от которых их смогла изба­вить только победа в национально-освободительной борьбе про­тив империализма.

Еще в период доимпериалистической колониальной экспансии африканские народы и племена сопротивлялись попыткам захвата их территорий и последствиям европейской колонизации. За неко­торыми исключениями, это были стихийные вспышки недовольст­ва, лишенные программы действий и перспективных целей. Наря­ду с восстаниями против колониалистов, часто возникавшими на племенной основе и под главенством племенной верхушки или феодальной знати, антиколониальная борьба часто принимала форму религиозного протеста последователей анимизма или даже христианства против засилья иностранных миссий. Известно, что католические миссии относились к числу главных выразителей и идеологов колониального ограбления.

В начале XIX в., приблизительно в 30-х годах, когда в различ­ных странах Европы, особенно в Великобритании, происходило бурное развитие капитализма (промышленная революция), уве­личилось значение Африки как источника сырья. В Южной Афри­ке, на Золотом Береге, в Южной Нигерии, а также в Сенегале британские и французские колониалисты, прежде ограничивавшиеся тем, что они основывали опорные пункты для охоты за рабами и грабительской торговли, теперь приступили к захвату больших участков, к устройству плантаций, эксплуатации природных богатств и рабочей силы африканцев прямо на земле Африки. Эта тенденция в период перехода после 1880 г. от капитализма «свободной» конкуренции к империализму вела к полному терри­ториальному разделу Африки европейскими державами.

Наступивший отныне период владычества империалистов пер­воначально обрек народы Африки на невообразимую эксплуата­цию, угнетение и нужду и существенно затормозил их развитие во всех областях общественной жизни. Стремительный рост торговли и промышленности в капиталистических странах Европы и США и переход к монополистической стадии капитализма в усло­виях острой конкуренции между старыми и молодыми капитали­стическими странами привел ко всеобщему соперничеству за ко­лонии и сферы влияния. Агрессивный и экспансионистский харак­тер политики капиталистических великих держав Европы особен­но проявился в борьбе за полный территориальный раздел Африки. С 80-х годов вся Африка попала в щупальца капитали­стических государств. Хорошо вооруженные, обладавшие техниче­ским превосходством колониальные войска вели жестокие войны за покорение африканского населения. Сотни тысяч африканцев были убиты, их селения разрушены, культура растоптана.

Уже в 80-х годах началась лихорадочная дипломатическая ак­тивность европейских держав, направленная на то, чтобы обеспе­чить себе сферы влияния в Африке, вокруг которых разгорелся ожесточенный спор. Во многих договорах были зафиксированы условия дележа Африки. Наиболее выразительно в этом плане соглашение, достигнутое на Берлинской конференции 1884— 1885 гг. по Конго. Установленные за «круглым столом» границы дробили на много частей территории расселения племен и наро­дов. Тем не менее попытки вырвать друг у друга добычу не пре­кращались. К 1900 г. около 90,4 процента площади Тропической Африки стало владениями колониальных держав.

Колониальное господство империалистов оказывало на поли­тические, социально-экономические и духовно-культурные условия жизни африканского населения еще более сильное и всеобъем­лющее влияние, чем в прежние века, когда предпринимались пер­вые попытки колониальных захватов. Но куда глубже и интен­сивнее были те глубокие изменения, которыми отмечено развитие населения Африки в тисках международных монополий. Как из­вестно, образовавшиеся в последней трети XIX в. монополистиче­ские объединения и финансовый капитал добавили к старым сти­мулам и формам доимпериалистической колониальной политики и эксплуатации борьбу за новые источники сырья, за расширение рынков сбыта, особенно же за возможности капиталовложений и сферы влияния. Они стремились основывать военные базы и в конечном счете создавать замкнутые экономические районы, порой предназначавшиеся лишь для позднейшей эксплуатации. Для достижения этих целей империалистические державы использовали самые различные формы и методы эксплуатации. Колониально-империалистический гнет стал невыносимым бременем для поко­ренного населения, вверг миллионы людей в голод и нищету. В результате резко обострились экономические, социальные и по­литические противоречия между «цивилизованными» метрополия­ми, выступавшими в роли эксплуататоров, и объединениями моно­полистов, с одной стороны, и колониальными и зависимыми наро­дами — с другой. Независимо от субъективных намерений коло­ниалистов образовались новые классы и слои населения, благо­даря которым борьба против империализма и колониализма под­нялась на более высокую ступень. Победа Великой Октябрьской социалистической революции открыла угнетенным народам рас­сматриваемого региона реальную возможность одержать победу в борьбе против ослабленного фронта империализма.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 237. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.024 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7