Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего 6 страница




— Губернатор Нереус, — она поклонилась в ответ ровно в той степени, в какой это сделал он, и ни на миллиметр ниже. — Это честь для нас — встретиться с вами здесь.

— Приветствую вас от имени Императора. Все шло по заведенному протоколу, и это было лучшее, на что Лея могла надеяться.

— Благодарю, — она была сама безмятежность. — Не сочтите за грубость, но я позволю себе внести небольшую поправку в только что произнесенные вами слова. У вас больше нет оснований приветствовать кого бы то ни было от имени Императора. Император Палпатин вот уже несколько дней как мертв.

Густые, темные брови Нереуса поползли вверх, он крепко стиснул руки и непроизвольно шагнул вперед.

— Моя дорогая принцесса, неужели вы прибыли на Бакуру, чтобы распространять здесь лживые слухи и клевету?

— Нет, ваше превосходительство, это не клевета. Он был убит своим учеником Дартом Вейдером.

— Вейдер, — выпрямившись, Нереус, казалось, подрос еще на несколько миллиметров и теперь угрожающе нависал над ней. В том, как он произнес это имя, отчетливо проступило отвращение, — и Лея полностью разделяла его чувства. — Вейдер, — повторил он. — Его императорскому величеству не следовало доверять ситху. Я был не склонен верить вам, ваше высочество. Но если его убил Вейдер… Да, в это я вполне могу поверить.

— Дарт Вейдер тоже мертв, ваше превосходительство.

Люк вздернул подбородок. Лея знала, что ему хотелось бы от нее услышать. Может, Вейдер и вправду умер как герой, и все же десятиминутное раскаяние не способно перечеркнуть годы жестокости.

Люди губернатора начали перешептываться. Лея снова взяла инициативу в свои руки.

— Губернатор, позвольте представить вам моих сопровождающих. Во-первых, генерал Соло.

Самой собой подразумевалось, что Хан отвесит поклон или, по крайней мере, приветственно потрясет сложенными руками. Ничего подобного. Он так и застыл с выражением скуки и неодобрения на лице. Нет, что ни говори, дипломат из него никогда не получится.

— Его второй пилот, Чубакка с Кашиийка. Чуи с ворчанием поклонился. Прохладный утренний бриз ерошил его мех. Империя жестоко обошлась с расой вуки. Лея от всей души надеялась, что Чуи не забудется и не начнет отрывать имперцам руки.

Свою козырную карту она приберегла напоследок.

— И коммандер Скайуокер с Татуина, рыцарь-джедай.

Люк с достоинством поклонился — недаром она столько времени натаскивала его. Нереус расправил плечи, выдержал паузу и отвесил ответный поклон.

— Джедай, — его большой нос судорожно дернулся. — Нам придется повнимательнее следить за каждым своим шагом.

Люк молчал, предоставляя говорить Лее, словно услышал ее немую мольбу. Она почувствовала себя вознагражденной за то, что во время боя командовал он. Мо;жет быть, у такого разделения труда и впрямь есть будущее; если, конечно, оно, это разделение, не зайдет слишком далеко.

— Ваше превосходительство, — продолжала Лея, обращаясь к губернатору, — мы намерены восстановить Старую Республику со всеми ее атрибутами, включая Орден рыцарей-джедаев, и коммандер Скайуокер — глава этого Ордена.

Он наверняка хотел бы поправить ее, подумала Лея.

— Коммандер Скайуокер, — повторил Нереус масляным голосом. — Ах, теперь я вспомнил! Вам, наверно, известно, что несколько лет назад было предложено просто… астрономическое вознаграждение тому, кто сумеет захватить вас живьем. К счастью для вас, у Бакуры прекрасный торговый баланс. Несомненно одно — вы, должно быть, из числа самых ярких фигур среди повстанцев.

— Да, я слышал об этом вознаграждении.

Тоже мне новость, подумал Люк. Все они. в списке тех, кого разыскивает имперская полиция.

— И еще я вижу двух дроидов, — продолжал губернатор. — На время пребывания на Бакуре они должны быть снабжены ограничительными блоками.

Для большинства планет установка таких блоков на дроидах была стандартной процедурой, а на имперских мирах и боевых станциях она осуществлялась в принудительном порядке.

— Мы учтем ваше пожелание, — не стала спорить Лея. Она прониклась уверенностью в том, что ей удалось завоевать уважение Нереуса, и это сделало ее несколько беспечной. — Губернатор, мы перехватили ваш призыв о помощи. Поскольку в этой части галактики имперского флота больше не существует, мы прибыли сюда для того, чтобы помочь вам справиться с захватчиками. Как только с этим будет покончено, мы покинем Бакуру. Вы сами должны решить, какой будет ваша дальнейшая судьба. Мы не станем оказывать давление на вас… и на жителей Бакуры.

Губернатор Нереус улыбнулся своей холодной полуулыбкой. Его лицо оказалось как бы разделено на две половины — слева губы дернулись, рот искривился; правая часть осталась неподвижна.

 

 

* * *

Все это не ускользнуло от внимания Люка. Совершенно очевидно, что лицо Нереуса отразило происходящую в его душе борьбу. Такому человеку будет очень нелегко принять повстанцев в качестве союзников.

Попытавшись прощупать губернатора с помощью Силы, Люк остро ощутил неудержимое желание Нереуса властвовать над людьми. Недаром те, кто прибыл вместе с ним на эту встречу, может быть даже непроизвольно, держались на почтительном расстоянии. Люк хорошо представлял себе этот тип людей. Они всегда поступают только так, как считают нужным, а любого, кто посмеет воспротивиться их воле, стирают в порошок: квинтэссенция того, что стоит за словами «имперский губернатор».

Приглядываясь к нему, Люк, однако, не упускал из поля внутреннего зрения и то, что происходило вокруг. И ощущал так много трепещущих нервных импульсов, что необходимость просто сохранять внешнее спокойствие требовала серьезных усилий. И все же он, конечно, держал себя в руках; не хватало только, чтобы какой-нибудь не в меру бдительный охранник сгоряча сделал из него жаркое.

Потом Люк полностью переключился на губернатора и Лею, постаравшись как можно шире распахнуть свое сознание.

Лея: спокойная, собранная, ни в коей мере не испытывающая страха перед Нереусом.

Губернатор: внешне — манеры воспитанного человека, внутри — уже упомянутое стремление властвовать, а в глубине — ужас, от которого сводило внутренности. И не мы причина этого. Люк снова вспомнил то ощущение отчасти как бы человеческого присутствия, которое возникло у него во время контакта с боевым кораблем сси-рууви. То существо — или существа — излучало такую подавленность, такое отчаяние. Может быть, это были захваченные противником бакуриане?

Чувствовалось, что губернатор готов согласиться на все, если это обеспечит ему защиту; в том числе и переметнуться в лагерь Альянса. Вся его враждебность носила чисто внешний характер и предназначалась исключительно для «зрителей» из числа его окружения.

Так, по крайней мере, обстояло дело в данный момент.

 

 

* * *

Пока они летели в город, Люк поделился своими впечатлениями с Ханом.

— Не исключено, что он и в самом деле может запросто переметнуться в наш лагерь, — заявил Хан, — но с таким же успехом он способен и торпедировать процесс сближения. Хочешь пари?

Форменные брюки Люка липли к ногам от всепроникающей бакурианской влаги. Лея сидела перед ним такая красивая в своем белом сенаторском платье с легким капюшоном. Она смотрела в иллюминатор на разворачивающуюся внизу панораму — поверхность земли напоминала зеленую плюшевую ткань — и думала о том, что в самое ближайшее время ее ждет экстренное заседание бакурианского сената.

— СИ-ЗПИО, есть еще что-то, что мне следует знать о дипломатическом протоколе?

— Боюсь, ничего нового я вам сообщить не могу, — голос СИ-ЗПИО сейчас звучал жалобнее, чем когда-либо; может быть потому, что его уже снабдили ограничительным блоком. В разговор вмешался Р2Д2.

— Что? — воскликнул СИ-ЗПИО, выслушав его посвисты. — Масса Люк уже загрузил в твой банк данных соответствующие файлы? Что же ты молчишь, металлическая башка?

В ответ Р2Д2 прощебетал что-то. Спустя некоторое время СИ-ЗПИО сказал Лее:

— Мне удалось выяснить, что прежде Бакурой управляли премьер-министр и сенат, но сейчас реальная власть сосредоточена в руках губернатора.

— Скажите, какие новости, — буркнул Хан в сторону.

Внизу разворачивался большой комплекс зданий в форме клина, окруженный густой зеленью.

— Это Бакур, — сообщила сопровождающая их женщина-гид, бросая косые взгляды на Чубакку; Люк подумал, что ей, наверно, никогда не доводилось видеть вуки. Комплекс занимал пространство в несколько гектаров между двумя радиально расходящимися улицами, а с юго-западной стороны был ограничен большим городским парком. — Сюда входят жилые дома, помещения для гостей и имперские офисы, а вон в том большом здании около парка во времена Бакурианской Корпорации размещалось наше правительство.

Лея тоже смотрела вниз, на ниточки и кляксы зелени, разбросанные по всему пространству комплекса, но вид у нее был отсутствующий. Наверно, обдумывает, как бы не попасть впросак с имперским протоколом, подумал Люк. Свобода Бакуры зависит от ев умения вести переговоры и от того, удастся ли ей договориться о перемирии.

Приземлившись на взлетно-посадочной площадке, расположенной на крыше одного из зданий, они пересели в вагончик на антигравитационной подушке и проехали на нем через весь комплекс. По ходу дела женщина-гид продолжила свои объяснения. В конце она сказала:

— А вот это бакурианский мемориальный комплекс. Он выходит в городской Парк Скульптур и был построен более ста лет назад. Пожалуйста, оставайтесь на местах до полной остановки, — вагончик въехал под заросшую вьющимися растениями арку и остановился.

— Подожди выходить, Лея, — сказал Хан, спрыгивая на землю.

Люк вылез из трамвайчика с другой стороны.

— Тут, конечно, есть охрана, — заявил СИ-ЗПИО, тоже выбираясь наружу, — но все же нужно убедиться в том, что нам ничто не угрожает.

— Послушай, Люк, — сказала Лея, выглядывая из окна, — если бы они хотели причинить нам вред, то уже сделали бы это.

— Здесь все чисто, Люк, — заявил Хан, внимательно оглядываясь по сторонам.

Люк обошел трамвай сзади и открыл грузовой отсек, где ехал Р2Д2. Дроид жизнерадостно засвистел и выкатился наружу. Дальше процессия двинулась в таком порядке: впереди Хан и Чуи, за ними Лея и СИ-ЗПИО, а замыкали шествие Люк и Р2Д2. Служители, наряженные в расшитые золотом лиловые камзолы и плотно обтягивающие штаны, встретили их у входа и проводили в просторный зал, устланный черным ковром. Украшенные резным узором каменные колонны высоко над головой изгибались, переходя в сводчатый потолок.

— Целое состояние — если бы кому-то удалось утащить их отсюда, — прокомментировал увиденное Хан.

Некоторое время он двигался вплотную за служителем, подражая его семенящему шагу, а потом перешел на свою обычную походку, не забывая бросать взгляды по сторонам и заглядывать за каждую колонну. Используя Силу, Люк прощупывал все пространство вокруг, но никаких всплесков агрессии не обнаружил.

Одетый в лиловое служитель остановился около арки, вырезанной из мерцающего белого камня. По бокам от нее парили на бесшумных двигателях сенсоры, а рядом стояли четыре имперских штурмовика. При виде них у Люка вскипела кровь — точно в полете или в бою.

— Зачем они-то здесь? — пробормотала Лея. — Мы прибыли на Бакуру на вполне законном основании, как посланники Галактики.

— Объясни это им, — Хан бросил на штурмовиков сердитый взгляд.

Люк удивленно разглядывал круглый стеклянный глаз сенсора. Р2Д2 носился туда и обратно, сканируя пространство зала.

— Вам придется сдать оружие, — заявил один из штурмовиков, такой высокий, что он, казалось, нависал над Леей. — Положите все, что у вас есть, вон туда, — он указал на ряд коробок кубической формы по ту сторону арки.

Лея продемонстрировала свои пустые руки и с видом притворного смирения сложила их на груди. Люк прошел под аркой, выбрал один из кубических ящиков и приложил ладонь к обозначенному месту на его боку, давая возможность вмонтированному внутрь устройству «запомнить» отпечаток своих капиллярных линий. Сделав это, он отстегнул бластер и положил его в куб.

— Давай теперь ты, Хан.

Хан, а за ним Лея и Чуи прошли сквозь арку. Судя по выражению лица Хана, он был не в восторге от происходящего, но тем не менее поступил со своим бластером точно так же, как Люк со своим.

Лея демонстративно покашляла. Хан бросил на нее взгляд, способный расплавить карбонит, однако отстегнул свой любимый вибронож, а другой, обыкновенный, вытащил из-за голенища сапога. Присовокупив к ним еще один, карманный бластер, он положил все это в свой куб. Когда Чубакка «сдавал, на хранение» патронташ от самострела, что-то на чисто подсознательном уровне подтолкнуло Люка сказать негромко:

— Чуи, останься здесь. И ты, Р2Д2, тоже.

Чуи растянул губы в довольной усмешке и сморщил черный нос. Вуки мало что смыслил в политике и не доверял имперским. Стоять на страже — это было больше ему по душе.

Все остальные под предводительством Леи собрались было двинуться дальше, но штурмовик остановил их.

— Это тоже оружие, — он указал на световой меч Люка.

Люк спокойно ответил:

— Это скорее символ чести, чем оружие. Пусть меч останется со мной.

— Пусть меч останется с вами, — точно эхо, повторил штурмовик в той, же спокойно-рассудительной манере, но тут же, стряхнув с себя временное наваждение, добавил: — Дроид должен остаться здесь. Откуда мне знать, что он собой представляет? Плохо функционирующие дроиды едва не погубили первых колонистов Бакуры.

— Сэр, в мои функции входит… — запротестовал было СИ-ЗПИО, но Лея перебила его.

— Хорошо, — сказала она, решив про себя, что еще припомнит им эти ограничительные блоки. — СИ-ЗПИО подождет нас у входа.

Служитель в лиловом возвестил:

— Сенатор и принцесса Лея Органа с Алдераана и, — он повел рукой, — сопровождающие ее лица.

 

 

Поднявшись на четыре широких ступени, они оказались в просторном зале. Едва не наступая Хану на пятки, Люк размышлял о том, правильно ли он поступил, оставив при себе световой меч. Меньше всего ему хотелось обижать бакурианских сенаторов, явившись к ним при оружии, и оставалось лишь надеяться, что они просто не сообразят, насколько оно опасно. Хотя Лея наверняка будет недовольна его решением.

В углах просторного квадратного зала со сводчатым потолком стояли высокие прозрачные столбы. Все сенаторы были люди, за исключением двух белокожих созданий с безволосыми, слегка бугристыми черепами. Люк распахнул сознание и услышал нервозное бормотание сорока-пятидесяти взволнованных голосов. Сузив направленность поиска, он сосредоточил внимание на стоящем на возвышении массивном красно-золотистом кресле с рядом кнопок на каждой ручке. Вилек Нереус, видимо, добирался сюда на очень быстром челноке, потому что уже сидел на своем месте, и свойственное его натуре двоедушие проступало даже отчетливее, чем прежде.

Снова рассредоточив внимание, Люк прозондировал реакцию сенаторов на появление Леи. Ощутил любопытство, смешанное с враждебностью, и отметил, что в глубине, под всеми этими эмоциями, клубился страх. Страх перед опасными захватчиками.

— Останься у входа, СИ-ЗПИО, — сказала Лея и повернулась к Нереусу. — Еще раз доброе утро, губернатор.

— Проходите, прошу вас, — ответил он.

Они прошли по проходу к центральному прямоугольнику столов. В полу были отчетливо видны щели, через которые, очевидно, отдельные его части могли быть разведены в стороны. Внезапно Люка ожгло воспоминание о том, как он однажды провалился в западню и огромный ранкор едва не сожрал его. Отогнав этот образ, он оглянулся. Бакурианские сенаторы демонстрировали почти весь спектр оттенков человеческой кожи, из чего напрашивался вывод, что они были самого разного происхождения.

Атлетически сложенный мужчина с густыми седыми волосами, который сидел чуть пониже губернатора, вскинул руку.

— Приветствую вас на Бакуре, — произнес он. — Я — премьер-министр Йорг Каптисон. При нормальных обстоятельствах нашей встрече предшествовал бы ряд предварительных совещаний, и я приношу свои извинения за то, что мы отступили от протокола и поторопились встретиться с вами. Уверен, вы все понимаете.

Лея, которая с Нереусом держалась очень холодно, сделала подчеркнуто глубокий реверанс. Люк ментально дотронулся до старика. Премьер-министр явно был не лишен харизмы, и она ощущалась в Силе как мерцание, впрочем, несравненно более тусклое, чем то, которое ореолом окружало Мон Мотму. Люк искоса взглянул на губернатора, задаваясь вопросом, почему Нереус до сих пор не изничтожил старика. Каптисону наверняка приходится все время держаться настороже. Или, может быть, у него хорошие связи в имперских кругах?

— Пожалуйста, не надо извиняться, — сказала Лея. — Вы оказались в отчаянном положении.

Поднялся еще один человек, сидящий за тем же столом, что и премьер-министр.

— Блейн Харрис, министр обороны. Вы даже не представляете себе, до какой степени наше положение и в самом деле отчаянное. Все аванпосты на других планетах системы разгромлены. После того, как враг покинул их, мы направили туда спасателей, но они не нашли ни тел, ни уцелевших.

Страх, владеющий Харрисом, рикошетом ударил по Люку, вызвав ответную дрожь. Прощупывая сознание остальных, он ощутил все то же — смесь страха, надежды и враждебности.

Третьей слева сидела молодая женщина с острым подбородком. Дойдя до нее, Люк замер, пораженный тем, какой резонанс вызвало его осторожное ментальное прощупывание. Поток Силы как будто отразился от нее и вернулся к нему уже гораздо более обогащенным и насыщенным. И дело было не в том, что она направила в его сторону свой собственный поток Силы — по крайней мере, он так не думал, — а в совершенно уникальной способности своеобразного подмагничивания. Что-то вроде того, как электрический ток, протекая по одному контуру, способен возбудить соседний. Люку никогда в жизни не приходилось сталкиваться с подобным явлением. Он торопливо отключил свое восприятие через Силу, не желая, чтобы этот феномен отвлекал его.

Заговорил Нереус; трон, на котором он восседал, наверняка специально установили в таком месте, чтобы резкий голос губернатора был отчетливо слышен во всех уголках зала.

— Принцесса Лея, вы понимаете, с чем вам придется иметь дело?

Лея облокотилась рукой о стол.

— Нет, — призналась она. — Мы здесь потому, что услышали призыв о помощи. Альянс не испытывает недобрых чувств к людям, которые находятся под властью Империи; наш враг — лишь сама Империя.

Нереус недоверчиво скривил губы.

— Я так не думаю. Эллворт, включите запись этого Сибварры. Ваше высочество, поднимитесь сюда и встаньте рядом со мной. Пусть ваши спутники тоже присоединятся к нам.

Поднимаясь вслед за Леей по крытым ковром ступеням, Люк снова оглянулся на молодую женщину. Она сидела, опершись подбородком на раскрытую ладонь и слегка наклонившись вперед. Светло-коричневые волосы обрамляли сосредоточенное лицо с бледной кожей оттенка нежных цветочных лепестков. Хрупкого сложения, но с горделивой осанкой. Люк не решился снова прикоснуться к ней с помощью Силы, но само ее присутствие оказывало на него электризующее воздействие. Ее нельзя было назвать ослепительно красивой, но ощущение удара при взгляде на нее возникало, это точно. Перестань, резко одернул себя Люк. Ты здесь ради того, чтобы помогать Лее!

За его спиной зажужжали сервомоторы. Лея уже стояла рядом с креслом Нереуса, Люк остановился на ступеньку ниже нее. Фигура СИ-ЗПИО поблескивала у входа в зал.

Паря над тем местом, где они только что стояли, появилось голографическое изображение. Совсем молодой человек, смуглый, с совсем короткими черными волосами и выдающимися скулами, в свободном белом одеянии с голубыми и зелеными нашивками на боках.

— Люди Бакуры, радуйтесь! — произнес этот… мальчик? Юноша? — Я — Дев с планеты Г'ро, обращаюсь к вам с самыми теплыми приветствиями от имени Империи сси-рууви, культуры, которая распространилась уже на множество миров, а теперь протягивает свою руку и вам. Наш флагманский корабль называется «Шривирр», что может быть переведено с языка сси-рууви как «Сеятель». Мы прибыли в эту Галактику по договоренности с вашим Императором.

Люк искоса посмотрел на молодую женщину-сенатора. Как только появилось изображение юноши — представителя захватчиков, она вздрогнула и вцепилась руками в крышку стола. Очень осторожно Люк снова прикоснулся к ней Силой. Ощутил давящий, постоянный страх, который только что получил новую подпитку, что, по-видимому, было связано с появлением Сибварры, но под этими темными эмоциями крылось что-то еще, похожее на глубокое озеро, переливающееся разноцветными огнями. Пораженный, сбитый с толку, Люк лишь покачал головой. В этом не было никакого смысла, но ощущение возникло именно такое.

Молодой человек между тем продолжал свою речь.

— Бакуриане, радуйтесь! Счастье, которое мы вам несем, выходит за рамки того, что обычно понимается под этим словом. Вам даруется привилегия помочь сси-рууви в освобождении… — пальцы-юноши рефлекторно сжались; жест, скорее ассоциирующийся с захватом, чем с освобождением, — остальных миров Галактики. Вы — первые, передовой отряд! Какая высокая честь!

Юноша был искренним. В его лице просматривающие запись и в первый, и в далеко не первый раз не могли бы заметить даже следа сомнений, нерешительности, принужденности. Голос звучал ясно, певуче, с переливами.

— Вы — люди, и в этом качестве имеете огромную ценность в глазах моих господ. Они даруют вам жизнь без боли, без нужды, без страха.

— Вот, смотрите, — прошептал Нереус.

Изображение изменилось. Несколько тускло-коричневых, похожих на огромных ящеров чужих сгрудились вокруг металлической пирамиды, которую Люк мгновенно узнал. На ее четырех углах торчали антенны и лазерные пушки, на четырех плоскостях были укреплены вращающиеся двигатели, а вокруг каждого из них — несколько сканеров.

Люк узнал чужих! Он видел их во сне еще на Эндоре.

Певучий голос юноши продолжал звучать:

— Перед вами один из самых прекрасных боевых кораблей. Если вы никогда не осмеливались даже мечтать о полете к звездам, теперь у вас появится такая возможность. Ваша жизненная энергия будет перекачена в один из этих боевых дроидов, и вы полетите между мирами…

Жизненная энергия! Люк вспомнил ощущение человеческого присутствия, с которым он соприкоснулся во время боя, излучаемые им отчаяние, муку, и в волнении наклонился вперед.

Снова появилось изображение юноши в белом.

— Отбросьте все страхи, и я покажу вам небольшую часть процедуры перекачки, чтобы, когда настанет время, вы могли с радостью встретить свою судьбу.

Рядом возникло изображение поменьше. Человек. Он сидит, привязанный к креслу. Люк прищурился, вглядываясь. Что за трубки подведены к горлу несчастного? Тот же самый одетый в белое юноша, только совсем маленький — изображение внутри изображения, — придвинул к голове человека блестящую металлическую дугу. Меньшее изображение замерло.

— Вот она — радость, — чистым высоким голосом пропел юноша в белом. — Вот он — мир. И свобода. Это наш дар вам, — он приветственно поднял руку.

Значит, те истребители в каком-то смысле и в самом деле были людьми. Люк стиснул кулаки. Эти сси-рууви не просто порабощали людей — они крали у них души…

 

 

* * *

Сенатор Гаэриель Каптисон вздрогнула и зябко натянула на плечи теплую голубую шаль.

— Кого он надеется этим обмануть? — прошептала она.

— Они захватили его совсем молодым, — сказал сенатор, сидящий справа от нее. — Взгляните, на него. Он ведет себя как свисток и наверняка даже думает в точности как один из них.

Гаэри дальше смотреть не стала. Она видела эту запись раз десять, начиная с того дня, когда та внезапно появилась на всех голоэкранах и видеомониторах планеты. Сенат изучил и разобрал ее по косточкам, пытаясь вникнуть в смысл и обнаружить хоть какой-то проблеск надежды. Единственный вывод, который был сделан, — или изгнать чужих, или принять ужасную судьбу.

Значит, повстанцы здесь, чтобы помочь им, так они утверждают? А может, их тоже интересует топливо для двигателей? Тогда они оказались в ловушке вместе с бакурианами. Теперь у них нет другого выхода, кроме как в самом деле помочь Бакуре, потому что это единственный способ спастись самим.

Гаэри перевела взгляд на делегатов. Сенатор и принцесса Лея Органа примерно того же возраста, что и она сама. Вся Империя знает, что принцесса — одна из главных зачинщиц у повстанцев. Может быть, просто идеалистка, растрачивающая свои силы в борьбе с призраками? Вроде Эппи Белден, какой та была, когда имела и силы, и разум, только, в отличие от нее, сумевшая подняться до положения лидера. Интересно было бы поговорить с ней.

Темноволосый спутник принцессы, тот, что не поклонился, когда его представляли. Этот человек явно начисто лишен идеализма. Он наблюдал за всем и за всеми, особенно усердно шаря взглядом по тому отрезку зала, который отделял их от выхода. В самый последний момент губернатор Нереус передал дяде Йоргу файлы на прибывших, и там об этом Соло было сказано, что он контрабандист с весьма сомнительным прошлым, преступник, на совести которого немало крови.

А вот о светловолосом спутнике Леи в этих файлах не было ни слова. Его окружала аура такого глубокого спокойствия, что оно завораживало. Когда Дев Сибварра завел песню о радостях перекачки, молодой человек наклонился вперед, чтобы лучше видеть, но при этом умудрился держаться все так же прямо.

Услышав заливистое щебетание, Гаэри снова переключилась на голограмму. Изображение сменилось: зрителям предстал один из сси-руук, крупный прямостоящий ящер с черной выпуклостью в форме клина на физиономии и цепким взглядом темных глаз.

— Это господин Фирвиррунг, который неизменно и бесконечно добр ко мне. — Теперь в голосе Дева был явственно слышен акцент языка сси-рууви, придыхание, присвистывание, тщательно отработанное повышение-понижение тона…

Сенатор рядом с Гаэри пробормотал:

— Проклятые свистки!

— Теперь я прощаюсь с вами, но буду с нетерпением ожидать встречи с каждым из вас лично. Это произойдет очень скоро, друзья мои.

Изображение замигало. Оно таяло, а сладкий голос с акцентом сси-рууви договаривал последние слова человеческой речи.

Теперь, когда стало ясно, что именно сси-руук делают со своими пленниками, лицо принцессы Леи приобрело примерно такой же цвет, как ее платье. Она дотронулась до руки контрабандиста, и Соло наклонил голову, вслушиваясь в ее шепот. Внезапно у Гаэри мелькнула догадка, что он приходится ей супругом, или как там это называется у повстанцев. Второй мужчина, тот, что помоложе, медленно обвел взглядом собравшихся в зале. Гаэри решила, что настало время вмешаться.

— Видите? — сказала она, не поднимаясь. — У нас нет ни должного опыта, ни возможности защититься. Мы бессильны перед лицом этой угрозы.

Светловолосый молодой человек кивнул ей. Чувствовалось, что он понимает, в каком затруднительном положении они оказались.

— Позвольте мне высказать свое мнение, — внезапно громко, на весь зал, заявил золотистый дроид. — С моей точки зрения, это в высшей степени устрашающее зрелище. Любое механическое устройство, какого бы происхождения и назначения оно ни было, будет шокировано столь ужасным проявлением…

Сенаторы негодующе засвистели, и дроид смолк. Лея бросила на него короткий взгляд, спустилась еще на одну ступеньку вниз и горячо воскликнула:

— Бакуриане, я понимаю, что ваше отношение к дроидам неоднозначно. Однако позвольте я расскажу вам свою историю, — принцесса повстанцев классическим жестом лектора подняла руку. — Мой отец, Бэйл Органа, был вице-королем и первым правителем системы Алдераан, где он представлял Старую Республику со времени Войны Клонов.

Сенат слушал.

— Когда сенатор Палпатин объявил себя Императором, мой отец начал бороться за реформирование системы. Однако все его усилия пошли прахом. Империя никогда не была заинтересована в реформах, стремясь лишь к власти и богатству.

Гаэри взволнованно подалась вперед; приняла прежнее положение, опустив в задумчивости голову. С одной стороны, все так и есть — Империя не поощряет перемен, озабоченная прежде всего экономической стабильностью…

— Я была еще совсем ребенком, когда начала служить у отца в роли дипломатического курьера, и лишь чуть-чуть старше, когда меня избрали в имперский Сенат, — принцесса искоса взглянула на губернатора Нереуса. — Повстанцы уже активно действовали, и я была не единственным молодым сенатором, который оказался вовлечен в их дела. Мой отец открыто осудил действия властей, когда меня захватил в плен Дарт Вейдер, и я оказалась на борту первой Звезды Смерти.

Завладев вниманием аудитории, Лея сделала маленькую паузу. И вновь заговорила — весомее, убежденнее:

— Император не раз заявлял, что Алдераан был уничтожен как пример всем остальным восставшим мирам. И это правда — но не вся. Я сама находилась на борту Звезды Смерти, сама присутствовала при том, как отдавали приказ об уничтожении Алдераана. Это было проделано нарочно, чтобы под влиянием шока я выдала ту информацию, которой от меня добивались…

Губернатор Нереус резко наклонился вперед.

— Принцесса Лея, хватит, я думаю, — если только вы не хотите, чтобы вас арестовали прямо сейчас.

Она вызывающе вздернула подбородок, не теряя спокойного достоинства, и произнесла с чуть заметной улыбкой:

— Губернатор, все, что я делаю, лишь укрепляет ваши позиции. Империя правит с помощью страха, и я просто даю бакурианам еще один повод для того, чтобы испытывать перед вами страх.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 111. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия