Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Передача игры слов, основанной на использовании значения двух слов-омонимов





Этот случай игры слов наиболее труден для перевода. Единственным способом передачи подобной игры слов яв­ляется контекстуальная замена образа в переводе. Такая замена — дело очень нелегкое, требующее от переводчика большой изобретательности и языкового чутья.

Сравнительно проще решается задача замены образа, когда игра слов основана на словах, лишь частично оди­наково звучащих, например:

By-and-by, he said: "No sweethearts,I b'lieve?" "Sweetmeatsdid you say, Mr. Barkis?" (Ch. Dickens, David Copperfield)


В этом отрывке возчик Баркис осведомляется у малень­кого Дэви, нет ли возлюбленного у служанки Пегготти, но мальчик слово sweetheart воспринимает как sweetmeat конфета. Игра слов основана на частичной омонимичности слов sweetheart и sweetmeat, причем важно заметить, что второе слово означает сладости, несомненно близкие серд­цу мальчика и хорошо ему известные.

Учитывая оба эти обстоятельства, переводчики романа пытаются заменить образ, сохранив игру слов в переводе. Переводчики А. Кривцова и Е. Ланн сделали это следую­щим образом:

Затем он спросил: Любимчиков у нее нет?

— Вы говорите о блинчиках, мистер Баркис?

В переводе Н. Бекетовой находим совершенно иной образ:

— А зазнобы, верно, нет?

— Сдобы, мистер Баркис?

Оба варианта нельзя признать вполне удовлетворитель­ными. В первом из них слово любимчик вряд ли могло быть употреблено Баркисом, которого интересовало совсем другое. Никому не придет в голову называть возлюблен­ного любимчиком. В переводе Н. Бекетовой слово зазноба применено к мужчине, что противоречит обычному употреб­лению этого слова в русском языке. Для преодоления трудностей передачи игры слов в данном случае можно было использовать, например, слова дружок пирожок:

— А нет ли у нее дружка?

— Пирожка, мистер Баркис?

Но независимо от окончательного варианта перевода в обоих случаях переводчики пошли по несомненно правиль­ному пути замены образа.

Вот еще один пример такого рода:

"Саn you herd sheep?" asks the little ranchman. "Do you mean have I heard sheep?" says I. (O. Hen­ry, The Hiding of Black Bill)

Переводчик передал игру слов следующим образом:

«Так ..., — говорит это недоросток.—Ане можете ли вы пасти овец?»

«Не могу ли я спасти овец?» — удивился я.


Значительно сложнее обстоит дело в тех случаях, когда для создания игры слов автор использует действительные омонимы. Контекстуальные замены этого типа игры слов возможны лишь в редких случаях и почти всегда связаны с определенными потерями. Как правило, переводчик ис­пользует в переводе не полные омонимы, а слова с час­тично сходным звучанием.

В романе У. Теккерея «Ярмарка тщеславия» имеется пример игры слов, основанной на омонимичности слов rack в сочетании rack-punch араковый пунш и rack мучитель­ная боль, пытка:

О ignorant young creatures! How little do you know the effect of rack-punch! What is the rack in the punchat night to the rack in the headof amorning?

Вряд ли можно подобрать русские омонимы, один из которых был бы связан со спиртными напитками, а вто­рой— с головной болью. В переводе (ОГИЗ, 1947 г.) чи­таем:

О неопытные молодые создания! Как мало вы знаете о действии аракового пунша! Что общего между вечерними напитками и утренними пытками?

В наиболее сложных случаях приходится вообще от-казыЕаться от передачи игры слов, полагаясь лишь на воз­можность компенсации этой потери в другом месте тек­ста.

Один из таких трудных случаев встречается в переводе романа Дж. Голсуорси «Серебряная ложка» в эпизоде, где чиновника, прибывшего вручить повестку для вызова в суд в связи с предъявленным обвинением, принимают за по­сыльного от портного:

"Who are you from?"

"Messrs Settlewhite and Stark—asuit."

"Dressmakers?"

Игра слов, основанная на омонимах suit судебное дело и suit костюм при переводе будет утрачена.

«Вы от кого?» — «Фирма „Сеттелвит энд Старк", у меня к вам дело». — «А, это от портного?*

В заключение следует сказать, что переводчик должен всегда стремиться передать игру слов и только в случае,


если все его попытки оказались тщетными, он имеет пра­во отказаться от передачи этого стилистического приема. Но и в этом случае он должен в дальнейшем компенси­ровать допущенную потерю.






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 322. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия