Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Изард К.Э. 15 страница




 

Фальшивая улыбка бывает, как правило, асимметрична, с большим смещением в левую сторону у правшей. Кроме того, она возникает либо раньше, либо позже, чем того требует ситуация. Она отличается от искренней улыбки также и продолжительностью. Ее кульминационный период длится дольше обычного. Период развертывания, наоборот, короче, и поэтому фальшивая улыбка появляется на лице как бы внезапно. Так же внезапно она исчезает - в отличие от истинной улыбки, которая угасает постепенно.

 

Третий тип-несчастную улыбку-Экман и Фризен (Ekman, Friesen, 1982) описывают как улыбку, наложенную поверх мимического выражения негативной эмоции. Человек чем-то расстроен, чувствует себя несчастным, и это написано у него на лице, однако вопреки своим чувствам и их очевидности для окружающих он пытается изобразить улыбку. Любой мало-мальски внимательный наблюдатель легко распознает эту несчастную, жалкую улыбку - она малоубедительна, из-под нее, как правило, проглядывает совсем иное мимическое выражение.

 

Смех. Многие люди воспринимают смех как выражение бурной радости. Это справедливо, но не всегда. Смех, возникший в процессе интимного общения, вызванный встречей с любимым человеком или решением трудной задачи, может действительно свидетельствовать об интенсивной эмоции радости. Однако когда мы смеемся над удачной шуткой, дружеским шаржем, или при встрече с какой-то несуразностью, то мы смеемся не потому, что испытываем радость, а потому, что понимаем смысл шутки, намека, улавливаем несоответствие между двумя предметами или явлениями, которые почему-то вдруг оказались связанными вместе. Такой смех предполагает работу ума, мы должны уметь установить взаимосвязь между теми или иными предметами, уметь понять нелепость, абсурдность той или иной ситуации. Если ребенок смеется при виде вставшего на четвереньки отца, значит, он понимает неадекватность, нелепость его поведения. Есть смех, который не требует столь сложных когнитивных процессов. Даже младенцы смеются, когда их щекочут, ибо такой смех не предполагает работы ума.

 

Игра и моторные проявления радости. Если мимически радость выражает себя улыбкой, то бурная двигательная активность, по всей видимости, может служить индикатором того, что переживание, лежащее в основе этой активности, хотя бы отчасти обусловлено эмоцией радости. Мы уже отмечали, что мотивационная основа игры может складываться из взаимодействия эмоции интереса и эмоции радости.

 

Соматические проявления радости

 

На сегодняшний день изучены лишь некоторые из физиологических изменений, сопровождающих эмоцию радости. Так, в ходе нескольких лабораторных экспериментов было обнаружено, что радостное переживание вызывает повышение частоты сердечных сокращений. Эту закономерность особенно наглядно продемонстрировал эксперимент, который был проведен в лаборатории эмоций Академии наук СССР (Rusalova et а1., 1975). В нем принимали участие актеры московских театров и театральных студий. Мы попросили этих очень талантливых, одаренных людей, которые любезно согласились принять участие в нашем исследовании, представить себя в ситуации какого-нибудь радостного переживания и внутренне прочувствовать его. Пока испытуемые старались справиться с поставленной перед ними задачей, мы снимали их лица на видеопленку, а также измеряли у каждого из них пульс. Даже несмотря на то что испытуемые, выполняя инструкцию, сидели неподвижно, у них отмечалось значительное учащение частоты сердечных сокращений, иногда составлявшее 20-30 ударов в минуту.

 

Однако сам по себе факт изменения частоты сердечных сокращений отмечается не только при переживании радости, пульс учащается и при некоторых других эмоциональных переживаниях. Экман, Левенсон и Фризен (Ekrnan, Levenson, Friesen, 1983) показали возможность дифференциации эмоции радости путем одновременного измерения частоты сердечных сокращений и температуры тела. Кохен (Cohen, 1986), проводя исследование с 4-месячными детьми, обнаружил, что, анализируя разные соотношения изменений частоты сердечных сокращений и температуры тела, можно отличить спонтанную улыбку радости от других эмоциональных состояний. Все вышеперечисленные данные позволяют предположить, что некоторые из базовых эмоций характеризуются специфическими паттернами активности вегетативной нервной системы, но для того, чтобы прийти к твердому заключению, необходимо располагать более обширными эмпирическими данными.

 

Субъективное переживание и функции удовольствия-радости

 

Как и в случае с другими эмоциями, переживание радости по своей сути одинаково у детей и у взрослых. Если нам удастся представить, как переживает радость младенец, то мы, вероятно, сможем лучше понять суть истинно радостного переживания взрослого человека. Переживание радости младенца можно охарактеризовать как чувство удовольствия, хотя это удовольствие отлично от сенсорного удовольствия. Чувство радости не зависит от стимуляции эрогенных зон или раздражения вкусовых рецепторов. Оно не вызывается приятными для слуха звуками или радующими взор красками. Все эти раздражители могут лишь способствовать возникновению радостного переживания, но не вызывают его непосредственно. Тем не менее радость переживается как приятное, желанное, полезное, несомненно позитивное чувство, которое в самых общих словах можно назвать чувством психологического комфорта и благополучия. При радостном переживании душа и тело пребывают в состоянии релаксации или игры. Ребенок не испытывает ни психологического, ни физического стресса, он беззаботен, он чувствует себя легко и свободно. Даже движения его становятся легче и уже сами по себе приносят ему радость.

 

Все эти ощущения, составляющие суть радостного переживания ребенка, воспроизводятся в переживании взрослого человека. Когда мы радуемся, мы становимся увереннее в себе, начинаем понимать, что живем не напрасно, что наша жизнь преисполнена глубокого смысла. Мы чувствуем себя любимыми, нужными, мы довольны собой и миром. Мы полны энергии, мы уверены в том, что преодолеем любые трудности.

 

Радость обостряет восприимчивость к миру, позволяет нам восхищаться и наслаждаться им. Радостный человек видит мир в его красоте и гармонии, воспринимает людей в их лучших проявлениях. Он склонен скорее получать удовольствие от объекта, наслаждаться им, нежели анализировать и критически осмыслять его. Он воспринимает объект таким, каков он есть, не стремясь улучшить или изменить его. Он воспринимает объект как часть мира, чувствует свою близость, причастность к нему, а не отдаляется, чтобы <опредметить> его. Объект воспринимается человеком как продолжение, расширение его собственного <Я>. Почему мистические переживания доставляют людям такую огромную радость? Причина, вероятно, заключается в том чувстве благоговения, которое мы испытываем, когда нам приоткрывается тайна, - мы застываем перед ней в трепете, понимая, что никогда не сумеем постичь седо конца, а можем лишь радоваться ей, наслаждаться ею (Meadows, 1968).

 

Радость заставляет человека с особой остротой ощутить свое единство с миром. Радость - это не просто позитивное отношение к миру и к себе, это своеобразная связь между человеком и миром. Это обостренное чувство сопричастности, собственной принадлежности к миру.

 

Известно, что радость часто сопровождается ощущением энергии и силы. Возможно, это ощущение нельзя назвать интегральной составляющей радостного переживания, но личный опыт и данные экспериментальных исследований говорят о том, что оно является существенной частью эмоции радости. Исследования с применением шкал дифференциальных эмоций выявили устойчивую положительную корреляцию между показателями по шкале радости и показателями по шкале энергии. Ощущение энергии, сопровождающее радостное переживание, вызывает у человека чувство компетентности, уверенности в собственных силах.

 

Можно предположить, что именно эта взаимосвязь между радостным переживанием, ощущением энергии и чувством компетентности и вызывает то трансцендентное чувство свободы (Meadows, 1968), которым часто сопровождается эмоция радости, - чувство выхода за пределы собственного <Я> и обыденной реальности, чувство соприкосновения с непостижимым и вечным. В состоянии радостного экстаза человек ощущает необыкновенную легкость, энергичность, ему хочется летать, и он порой действительно ощущает себя воспарившим, и тогда все приобретает для него иную перспективу, иное значение, иной смысл.

 

Радостный человек ощущает себя в гармоничном единстве с объектом своей радости и в какой-то степени с миром. Есть рассказы людей, которые в состоянии экстатической радости переставали осознавать собственное <Я>, теряли идентичность, как это бывает при мистических переживаниях, связанных с медитацией.

 

Завершая обзор проявлений и переживания радости, следует отметить, что некоторые из вышеперечисленных характеристик радостного переживания могут представлять собой результат взаимодействия эмоции радости с перцептивными и когнитивными процессами. Широкий размах индивидуальных различий во взаимодействии эмоции радости с процессами восприятия, памяти, мышления и воображения приводит к тому, что радостное переживание и связанные с ним явления описываются людьми по-разному.

 

Следует также отметить, что в вопросе переживания чувственного опыта радости существует одна нерешенная проблема, а именно проблема активности. Многие люди, в том числе такие теоретики, как Дюма (Dumas, 1948), различают радость активную и радость пассивную (или рецептивную). Мне представляется, что такое разграничение не может принести научной пользы. Переживание радости - это всегда субъективный процесс. Его интенсивность может быть разной, но его качественные характеристики остаются неизменными. Концепция активной и рецептивной радости, наверное, отчасти объясняется вариативностью характеристик силы эмоционального переживания. Высокая интенсивность радостного переживания вполне соотносима с понятием активной радости. Что касается пассивной, или рецептивной, радости, то существует вполне определенное состояние сознания, и оно концептуально соотносимо с радостным состоянием слабой интенсивности. Это состояние сознания выражается в чувстве, которое мы называем умиротворенностью; в ряде исследований с применением факторного анализа (lzard, Dougherty et а1., 1974) оно проявило себя как самостоятельный фактор. Радость в сочетании с умиротворенностью может произвести то, что многие называют рецептивной радостью.

 

Мы уже отмечали, что радость положительно коррелирует с ощущением энергии и чувством компетентности и уверенности в себе. Хотя последние феномены следует описывать скорее в терминах аффективно-когнитивной ориентации, они обнаруживают выраженную тенденцию к связи с интенсивной эмоцией радости, и вероятно, именно эта тенденция объясняет концепцию активной радости. Возможно, что и другие различия в субъективном переживания радости являются следствием вариативности интеракции <радость - когнитивный процесс>.

 

ДРУГИЕ ФУНКЦИИ РАДОСТИ

 

Социальная функция радости

 

Эмоция радости имеет важное социальное значение. Родители, ежедневно общаясь с ребенком, видят его радость и сами проявляют ее, и это постоянное встречное выражение радости повышает вероятность формирования взаимной эмоциональной привязанности. В младенчестве и раннем детстве чувство эмоциональной привязанности имеет необыкновенно важное значение для нормального развития ребенка, так как обеспечивает ему чувство безопасности. Если ребенок знает, что мать всегда рядом, что она в любой момент придет ему на помощь, он обретает чувство уверенности, которое так необходимо для развития познавательно-исследовательской активности.

 

Эмоция радости имеет позитивное значение не только для формирования взаимной привязанности между родителями и младенцем, но и влияет на развитие социальных отношений взрослого человека. Если общение с каким-то человеком доставляет вам радость, то вы наверняка будете доверять этому человеку, полагаться на него. Формирование чувства привязанности и взаимного доверия между людьми является чрезвычайно важной функцией эмоции радости.

 

Биологические функции радости

 

Радостные переживания полезны и благотворны для человеческого организма. Когда мы испытываем радость, все системы нашего организма функционируют легко и свободно, разум и тело находятся в расслабленном состоянии, и этот относительный физиологический покой позволяет нам восстановить затраченную энергию. По свидетельствам многих людей, перенесших то или иное заболевание, радостные переживания ускоряют процесс выздоровления. Клинические исследования показывают, что отсутствие положительной социальной стимуляции, служащей источником позитивных эмоций интереса и радости, может вызывать у человека серьезные психические и физические нарушения (Spitz, 1946).

 

Развитие и социализация эмоции радости

 

Мы уже отмечали, что радость не может быть вызвана намеренно, не может быть запланирована. Радость возникает спонтанно, когда человек достигает какой-то цели, добивается какого-то важного для себя результата. Человек не может вызвать радость сознательным усилием, но он может поставить перед собой такие цели, достижение которых обещает ему радость. Упорство и настойчивость в освоении каких-то навыков, как правило, вознаграждаются чувством достижения, успеха, победы, и именно это чувство является источником радости. Но мы проявляем настойчивость и упорство не для того, чтобы испытать радость, а для того, чтобы выполнить свою работу, освоить новые навыки, повысить свое мастерство, завершить начатое дело. Мы работаем потому, что нам интересно работать, а радость выступает как побочный продукт достигнутого успеха.

 

Но если радость не может быть запланирована и гарантирована, то что в таком случае можно предпринять, чтобы наши дети почаще испытывали радостные переживания? Главное, что каждый из вас может и должен сделать для своего ребенка - это помочь ему обрести чувство безопасности в ваших с ним взаимоотношениях. Чувство безопасности и привязанности к родителям не только создает благоприятную почву для развития исследовательской активности, но и служит прямым или косвенным источником радостных переживаний. Радостные улыбки родителей всегда находят отклик у ребенка, вызывают у него ответную улыбку. Чувствуя себя в безопасности, ребенок активно исследует мир, ежеминутно совершает открытия, осваивает новые навыки, и эти достижения вызывают у него радость.

 

Было бы ошибкой считать, что все дети, в том числе и дети из одной семьи, одинаково часто и с одинаковой интенсивностью переживают радость. Психологи, изучающие поведение младенцев, уже на первых неделях их жизни обнаруживают индивидуальные различия в таких эмоциональных проявлениях, как улыбка и смех. Эти различия, вероятно, обусловлены наследственностью, той информацией, которая содержится в определенных генах индивида. Одно из первых систематических исследований, посвященных изучению эмоциональной экспрессии детей, обнаружило широкий размах индивидуальных различий в степени эмоциональных откликов, включая такие проявления, как улыбка и смех (Washburn, 1929). Так, четверо детей из наблюдаемой группы засмеялись впервые в возрасте 12 недель, а один ребенок - только в год. Каган (Kagan, 1971) сообщает о том, что дети, которые уже в 4-месячном возрасте улыбались человеческим маскам, в возрасте 27 недель демонстрировали более развитую способность к продолжительной игре. Такого рода данные позволяют предполагать, что наши эмоциональные пороги, в том числе и порог эмоции радости, в какой-то степени обусловлены генетически.

 

Это предположение подтверждается также данными наблюдения за младенцами и детьми ясельного возраста, проведенного в Советском Союзе на базе одного из педиатрических институтов. Несмотря на то что дети содержались в одинаковых условиях, были одинаково окружены заботой и вниманием одних и тех же врачей, медсестер и нянечек, они различались в своих эмоциональных проявлениях, в частности в степени легкости, с которой каждый из них улыбался в ответ на улыбку другого человека или улыбался и смеялся в ходе игры. Из одних радость била ключом, они с готовностью улыбались и заливались смехом по малейшему поводу. Другие, хотя и проявляли явный интерес к происходящему, улыбались довольно редко и почти никогда не смеялись.

 

Вышеприведенные данные, хотя и свидетельствуют о некоторой генетической детерминированности переживания эмоции радости, не отменяют значения культурных, социальных и семейных факторов в развитии позитивных эмоций. Культура или субкультура с низким уровнем жизни предоставляет своим членам меньше возможностей для радостных переживаний, но даже в процветающем обществе частые конфликты или открытое противостояние между родителями и ребенком угрожают развитию эмоции радости у последнего.

 

Взаимодействие эмоции радости с другими эмоциями

 

Любая из базовых эмоций может оказывать влияние на другую эмоцию, и радость не является исключением. Есть эмоции, которые больше остальных подвержены влиянию радости. Мы уже говорили о том, что взаимодействие радости и интереса характеризует активность человека в тех видах работы и игры, которые требуют от него определенных усилий, но позволяют ему при этом проявить свою компетентность. Эти же эмоции, взаимодействуя друг с другом, определяют процесс формирования и поддержания позитивных межличностных отношений. Человек, который день за днем, год за годом вызывает у вас интерес, скорее всего является для вас и источником радости. Комбинация интереса и радости лежит в основе любовных отношений и служит фактором успешного брака.

 

В некоторых ситуациях эмоция радости вступает в довольно сложное взаимодействие с эмоцией стыда. Примером тому может быть ситуация, когда родители просят ребенка быть за хозяина при приеме гостей. Ребенку нравится исполнять ответственную роль, но он стесняется незнакомых людей. Услышав по окончании приема похвалу в свой адрес, он может испытать одновременно радость и смущение: радость - от того, что справился с возложенными на него обязанностями, смущение - от того, что стал центром внимания.

 

Радость может тесно взаимодействовать с негативной эмоцией презрения. Эта интеракция сказывается на психологическом и психическом здоровье индивида, и мы поговорим о ней позже.

 

Регуляция радости

 

Нужно ли вообще говорить о регуляции радости? Неужели радость может быть чрезмерной? Ведь мы говорили о том, что радость приятна и полезна, что она позволяет человеку почувствовать себя увереннее, придает ему сил, позволяет расслабиться и восстановить затраченную энергию, - так зачем же в таком случае нужно регулировать ее?

 

Если рассматривать смех как проявление сильной радости, то придется согласиться с тем, что радостное переживание может быть чрезмерно интенсивным. Наверное, каждый из нас не раз оказывался в ситуации, когда он хохотал до слез, до боли в груди. Хохот - серьезное испытание для легких, мышц грудной клетки и горла, для голосовых связок. Продолжительный хохот может вызвать боль: таким образом, вероятно, природа дает нам знать, что жизнь - не бесконечная череда радостных переживаний, что невозможно найти свою дорогу в жизни, испытывая только радость. Если и удастся найти человека, который не знает других эмоций, кроме радости, то уместно задаться вопросом - а многого ли он добился в жизни? - ибо очевидно, что такой человек не имеет того мотива достижения, который обеспечивается эмоцией возбуждения-интереса и который заставляет нас доводить начатое дело до конца. Можно также задаться вопросом - насколько человечным является это жизнерадостное существо, ибо ясно, что оно лишено способности к эм-патии, что оно не умеет сопереживать горю и печали ближнего, не может проявить сочувствия и сострадания.

 

Возникает также вопрос - не способствуют ли слишком частые радостные переживания тому, что человек выбивается из равномерного течения жизни? Мы говорили о состоянии активной радости, и логично предположить, что это состояние зачастую обусловлено комбинацией эмоции радости с эмоцией интереса, так как эмоция интереса-возбуждения, несомненно, повышает готовность человека к активности, как умственной, так и физической. Но зачастую радость переживается человеком просто как теплое, комфортное состояние расслабленности.

 

Есть еще одно важное обстоятельство, на которое стоит обратить внимание, обсуждая вопрос о том, надо ли регулировать эмоцию радости. Радость, так же как интерес и все остальные эмоции, почти никогда не возникает обособленно, в чистом виде. Переживание радости в чистом виде возможно лишь в очень редких случаях. Наверное, наиболее полноценно радость переживается в контексте других эмоций. И в самом деле, разве человек ценил бы так высоко мгновения радости, если бы им не предшествовали долгие часы упорного труда или если бы он никогда не испытывал печали, не знал, что такое отчаянье?

 

СТРЕМЛЕНИЕ К СЧАСТЬЮ, ИЛИ КАК ОБРЕСТИ РАДОСТЬ

 

Мы уже отмечали, что истинно радостное переживание не вызывается непосредственно, с помощью волевого усилия, что оно не может быть целью человеческой деятельности. Однако каждый из нас может выяснить для себя, что именно доставляет ему радость. Чтобы испытать радость, человек должен сначала преодолеть те препятствия, которые делают невозможным радостное переживание, должен поставить перед собой некую цель и устремиться к ней. Достижение этой цели или даже сам процесс ее достижения может принести человеку радость.

 

Преграды на пути к радости

 

В своей книге <Радость: расширение человеческого сознания> (1967) Уильям Шутц перечисляет факторы, которые, по его мнению, становятся преградой на пути к радости. Он определяет радость почти исключительно в терминах самореализации. Он пишет: <Радость - это чувство, возникающее у человека вследствие осознания реализации своих возможностей> (Schutz, 1967, р. 15).

 

Действительно, самореализация почти всегда приносит человеку радость, но вполне вероятно, что этот процесс сопровождается не только радостью, но и другими эмоциями, в частности эмоцией интереса-возбуждения. В любом случае если рассматривать самореализацию как необходимую предпосылку радости, то придется признать, что стремление к самореализации, погоня за ней не более эффективны, чем погоня за радостью.

 

По мнению Шутца, препятствия на пути самореализации, подстерегающие человека буквально на каждом шагу, преграждают ему и путь к радости. Он выделяет несколько таких преград.

 

1. Одна из самых распространенных преград порождена способом организации социальных институтов. Многочисленные правила и инструкции, чрезмерный контроль подавляют творческую активность человека, поощряют посредственность и серость.

 

2. Поверхностные, безличные, чрезмерно иерархизированные отношения между людьми.

 

3. Догматичный подход к воспитанию детей, к вопросам секса и религии затрудняют процесс самопознания, мешают развитию самодоверия.

 

4. Размытость представлений о мужественности и женственности, неопределенность половых ролей также препятствует самопознанию и самореализации.

 

5. Помимо вышеперечисленных препятствий, относящихся к сфере личностного и социального функционирования, препятствием на пути самореализации и радости может стать физическое состояние человека. Физически неполноценный человек ограничен в возможностях самореализации и в связанных с нею переживаниях.

 

Итак, невозможно достичь радости тем же путем, каким мы приобретаем навык или добиваемся успеха (Franki, 1962). Но нельзя не признать, что этот вывод довольно субъективен, он основывается скорее на самонаблюдениях и самоотчетах людей, нежели на данных экспериментальных исследований. Наверное, каждый из нас имел возможность убедиться в том, что целенаправленная деятельность и достижение поставленной цели приносят радость, хотя радость сама по себе и не являлась целью деятельности. Когда человек сознательно стремится к радости, прилагает усилия для того, чтобы вызвать у себя радостное переживание, он достигает обратного результата - радость ускользает, вместо нее возникают совсем иные эмоции.

 

Устремленность к цели объясняется главным образом тем, что сам процесс целенаправленной деятельности, сама возможность достижения цели возбуждают человека. Люди, как правило, упорны в тех сферах деятельности, которые возбуждают их, доставляют им удовольствие, и когда их усилия вознаграждаются радостью, они временно расслабляются или переключаются на другие виды деятельности. Шутц, подобно Маслоу (Maslow, 1971) и Роджерсу (Rogers, 1961), считает, что открытость и искренность имеют важное значение для самореализации и переживания радости.

 

Человек должен позволить себе раскрыться, раскрыться перед собой и другими людьми. Он должен выражать и познавать свои чувства, должен каждый раз открывать в себе нечто новое, даже если это причиняет ему боль, ибо затем, пережив эту боль, он испытает радость от высвобождения огромного творческого потенциала, до тех пор дремавшего в его душе. Это одна из самых захватывающих и пугающих перспектив, одно прикосновение к которой вызывает ощущение, подобное агонии, но в то же время возводит человека на вершины экстаза (Schutz, 1967, р. 16-17).

 

Чтобы реализовать свои возможности, человек должен познать биологические, психологические и социальные аспекты своей личности. Мы уже говорили о том, что недостатки физического развития, слабое здоровье могут стать препятствием на пути самореализации и радости. Процесс самореализации протекает полнее и доставляет больше радости человеку тогда, когда все физиологические системы его организма функционируют должным образом, не создавая излишнего напряжения. Хорошее телосложение, нормальный мышечный тонус и нормальный уровень возбудимости нервной системы облегчают процесс самореализации и повышают вероятность радостных переживаний, и в этой области каждый из нас может добиться прогресса, если приложит некоторые усилия. Биологические факторы самореализации, такие как сила, выносливость и физические навыки, могут быть развиты с помощью тренировки и упражнений; их развитие приводит к развитию сенсорной чувствительности, позволяет испытать новые, ранее не испытанные, соматические ощущения, открывает возможность для новых переживаний.

 

Другую сферу человеческой жизнедеятельности, которая также поддается тренировке и развитию, Шутц называет сферой личностного функционирования и относит к ней логическое мышление и творческие возможности. Он говорит также о возможности и необходимости развития тех соматических функций, которые управляют эмоциями. <Осознание эмоций, адекватное выражение чувств [и их связь с другими функциями, такими как мышление и действие] можно тренировать> (р. 18). Это замечание очень сходно с теми положениями теории дифференциальных эмоций, которые относятся к вопросам контроля над эмоциями.

 

И наконец, третью сферу, развитие которой способствует самореализации человека, Шутц называет сферой социального функционирования. Суммируя основные положения выдвинутой им теории интерперсональных потребностей и отношений, Шутц пишет:

 

Данная теория утверждает, что интерперсональные отношения могут быть охарактеризованы тремя основными понятиями, которые обозначают одновременно интерперсо-нальные потребности, а именно, <включенность>, <контроль> и <привязанность>. Межличностные отношения приносят нам радость тогда, когда в каждой из этих сфер между нами и людьми устанавливается достаточно гибкий баланс. Понятие включенности описывает потребность быть с людьми и быть независимым. Усилия, приложенные к этой сфере интерперсональных потребностей, призваны обеспечить человеку достаточный контакт с людьми, чтобы он не чувствовал себя одиноким и радовался общению; но они же должны обеспечить ему и достаточную степень суверенитета, для того чтобы он не стал пленником беспорядочных отношений и мог находить радость в уединении. Саморе-ализующаяся личность умеет получать удовольствие и радость как от общения с людьми, так и от уединения, знает ту меру общения и ту меру уединения, которые необходимы ей для полноценного функционирования. Усилия, приложенные к потребности контроля, направлены на достижение влияния, достаточного для того, чтобы человек мог самостоятельно определять свое будущее и одновременно был бы спосособен полагаться на других людей, время от времени позволяя им руководить собой, направлять и поддерживать. Самореализующийся человек умеет быть как лидером, так и ведомым, в зависимости от требований ситуации, и знает, какая из двух ролей приносит ему наибольшее удовлетворение. Усилия, приложенные к потребности привязанности, направлены на то, чтобы избежать эмоционально затруднительных ситуаций и отношений, а также на то, чтобы избежать слишком поверхностных отношений, бесцветной, стерильной жизни без любви, тепла, нежности и доверия. Полностью самореализующийся человек учитывает свои потребности и эффективен не только в эмоционально значимых, но и в нейтральных ситуациях. Он способен и брать и дарить -и то и другое он делает спокойно и с радостью (р. 18-19).


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 249. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.051 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7