Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Бесконечная история 6 страница




*****
Габриэль готовить умел. Он вообще был из тех существ, что прекрасно имеют копировать. Видя, как что-то делает кто-то другой, запоминая технику и имея представление о деталях, пусть даже не в нужной ситуации, у таких всегда получается воспроизводить, и воспроизводить прекрасно. Трудно сказать, зачем ему нужно было развивать свой талант, ведь он жил еще тогда, когда нужно было только создавать, но сейчас Винчестеров такие вопросы интересовали мало.
- Вообще-то я тебя терпеть не могу. Но отныне готовишь ты, - не допуская и претензии, заявил Дин, зачищая тарелку едва ли не до блеска.
- Путь к сердцу мужчин, - растрогался Габриэль и с обидой посмотрел на Сэма. – А ты свинья неблагодарная….
- Я еще не доел, - попытался оправдаться Сэм. – АУ! Что я опять… не так сделал? – проворчал он, чувствуя, как архангел стискивает его ухо в наказание.
- Ты опять меня перебил, - любезно разъяснил Габриэль. – Я сказал, что можешь не озвучивать, я и так знаю, - и он отпустил покрасневшее ухо.
- Твои методы воспитания староваты, - заметил Дин, нацеливаясь на горку теплых пирожков.
- Хватай кто может, сейчас ничего не будет, - предупредил всех Сэм и утащил как минимум пять одним разом. Два из них он пихнул зазевавшемуся Кастиэлю, прежде чем Дин придвинул к себе полное блюдо.
- Ну раз никто больше не хочет, - заявил он и применил известную всем тактику. Он оперативно понадкусывал все пирожки, чтобы больше на них никто точно не позарился.
- Я думаю, наши гонки закончатся именно здесь, в Лос- Анжелесе. Завтра мы проверим ведьм, найдем нужную, вызовем брата и упокоим нервную девушку. И будет нам всем счастье и хэппи-энд, - под дружное поглощение пищи вкратце обрисовал ситуацию Габриэль, отряхивая передник, который он просто не мог не одеть. Если играть, так как следует.
- Если ведьма настоящая, то ей и не нужны никаких прибамбасы, а если она еще и умная, то мы точно не найдем среди кучи бабок одну нужную, - возразил Сэм. – Да ты можешь перестать меня трогать, ай?! – на этот раз пострадало другое ухо, с совершенно спокойным выражением лица которое больно тянул Габриэль. На Сэма он при этом даже не смотрел. – Я тебя даже не перебивал!
- Я не люблю, когда во время моих щедрых подарков кто-то отвлекается, и при этом говорит с набитым ртом, - склонил голову и перевел взгляд на младшего Винчестера архангел.
- А почему Дин может, а я нет? Отпусти, понял я, понял! – прошипел Сэм, пытаясь увернуться и наградить Габриэля пылающим взглядом, полым негодования. – Я не ребенок тем более!
- Первое, Дин – не моя заноза в заднице, второе, ничего ты не понял и будешь делать мне назло, из чего я заключаю, что ты садомазохист, а третье… Для меня еще сущий младенец, - и он щелкнул по лбу Сэма, прежде чем исчезнуть неизвестно куда.
- Вот и что это было? – обратился за поддержкой Сэм к старшему брату, потирая лоб.
- Я ничего не видел, - мудро рассудил Дин, запихивая второй, особенно полненький пирожок в рот.
- Не слышал, - подсказал Кастиэль, закрыв лицо рукой. – Я думаю, всем нам пора отдохнуть, прежде чем…
- И какая сволочь опять сняла двуспальный номер?! – внезапно заметил Дин, оглядываясь.
- … отдохнуть, - закончил Кас, потирая лоб. – Они и есть двуспальные, каждая из них, - он указал на кровати у дальней стены.
- А этот где? – безнадежно задал вопрос в ноосферу Сэм, разглядывая грязные тарелки.
Никто ему так и не ответил.

*****
Дин чесал нос о подушку. Или подушку о нос. Он возлегал в расслабляющей позе уже десять минут, но сон отчего-то не торопился. Где-то в конце кровати с книгой в руках сидел Кастиэль, и максимум, на что удалось уговорить его – залезть на кровать с ногами. Ложиться спать он категорически отказался, мотивируя необходимостью наблюдать за окружающей обстановкой. Дин возразить этому не мог, ровно как и объяснить, почему он так стремится заполучить ангела в соседи по подушкам. Как объяснить, что так спится лучше, вообще спится и впервые без кошмаров? Дин, было, заподозрил в этом саму личность Кастиэля, но ангел поклялся, что в сны не лез. Кастиэль так и не понял, почему это оправдание еще больше огорчило человека.
Наверное, спать ему все-таки не давал расхаживающий туда-сюда Сэмми, теребящий рукава куртки и пытающийся наконец присесть хоть куда-нибудь.
- Сэм, ты достал, - сообщил ему старший брат. – Спи, пока можешь, забыл, чему отец учил?
- Давно ты его не вспоминал, - с готовностью ринулся в перепалку Сэм, не на шутку разнервничавшийся. – Что хочу, то и делаю. Тебе какое дело?
- Я не могу заснуть из-за твоих хождений! – повысил голос Дин. – С каких пор ты такой эгоистичный, неужели ты заразился этим от своего клоуна?
- Этот клоун спас тебе жизнь, Дин!
- Да лучше б не спасал, все равно ведь ничего не изменилось!
Кастиэль с удивлением переводил взгляд с одного на второго. Влезть в перепалку и сообщить о том, что звонит Бобби, как-то не получалось.
- Что у них там опять? – проворчали в трубку. – Неужто ругаются?
- Да, но я не понял, из-за чего, - признался Кастиэль. – За одну секунду они так друг друга возненавидели…
- Господи, да опять они за свое? – в трубке зашуршало. – Вообще их лучше остановить, в прошлый раз они друг друга едва не убили.
- А что с ними такое? – рискнул уточнить Кас, наблюдая за готовым ринуться в атаку Дином.
- Да Трикстер с ними такой, - не замедлил ответить Сингер. – Я ж говорю, в прошлый раз машина-ноут, а сейчас есть причина? Кас?
Кастиэль промолчал и отключил телефон. Он ничего не понимал и не верил, что братья могут подраться из-за ничего.
- Я не понимаю, когда мы успели докатиться до такого, бегать от нечисти и искать призрачные надежды по указке такой же нечисти! – Дин с ненавистью смотрел на Сэма.
- Обнови базы данных, Дин, это, мать твою, архангел! – не оставался в долгу младший брат. Первым, однако, в драку ринулся именно Дин, давно уже отбросивший одеяло. Сэм был готов и ждал этого. Однако не успел он рассчитать действия, как что-то возникло перед Дином, ощутимо врезало коленом по животу и откинуло обратно к кровати. Сэм не знал, зачем он уже бежал, но и его не допустили дальше двух шагов. Остановили поперек живота, развернули и дали пинка, отправив обратно к дивану.
- А теперь быстро объяснили. Какого. Хрена. Тут. Твориться, - медленно вопросил Габриэль, останавливая каждого из Винчестеров.
- А где ты шлялся? – не растерялся Сэм, поднимаясь с дивана. Габриэль даже не посмотрел на него, жестом попросив заткнуться и подождать.
- Кастиэль, почему ты не предотвратил этого?
- Чего? – смущенно переспросил ангел, разжимая кулаки.
- Того, что пока меня не было, Судьба устроила маленький спектакль, главной идеей которого был бы естественный спор братьев, который должен был бы быть у каждой такой пары в похожих ситуациях, и не происходил до тех пор, потому что они другие! – достаточно быстро и громко объяснил архангел, внимательно следя за братьями. – Что вы не поделили?
Оба опустили головы, не желая отвечать. Кастиэль пожал плечами.
- Ладно, оставьте свои грязные секретики при себе. Теперь о том, где я был. Я выяснил, где завтра мы с наибольшей вероятностью сможем найти ведьму, а так же раздобыл более ли менее приличную тачку, чтобы нам за этой бабой угнаться, готов спорить, модель не слабее «Молнии»…
Сэм только вздохнул, отошел к свой кровати и повернулся лицом к стене. Он и сам не понял, что это такое было. И продолжало быть. Оно прекратилось лишь тогда, в полусне, когда он почувствовал, как слабо прогнулась кровать, разобрал чей-то легкий шепот и прикосновение ко лбу. Скрипнув, кровать снова вернула себе прежнее состояние, а секундой спустя другой шепот повторился в паре шагов от Сэма.

*****
Утро встретило Дина вкусным запахом, тихим шипением и ярким солнцем. Он подумал ненароком, что заслужил себе рай, но отсутствие рядом каких-либо мало-мальски привлекательных девушек не меньше третьего однозначно говорило об обратном. Он сперва перевернулся на спину, потягиваясь, а затем позволил себе подумать о том, почему он так хорошо чувствует себя. Некоторая легкость в теле, порядок в мыслях и никаких особо переживаний и мрачных ожиданий. Это было так непохоже на обычное его утро, чаще начинавшееся вообще посередине ночи или глубоким днем, что он распахнул глаза сразу. Белый потолок, невообразимые обои, все как обычно, обычный мотельный номер. Непривычное бормотание где-то справа, слева это шипение и слева же шел чарующий запах. Слева волновало Дина больше, и первым делом он, потирая глаза, обратил свой взор и голодный желудок по направлению обещания вкусненького. Глаза пришлось для надежности потереть еще раз, но стоящий перед плитой в темно-синей футболке и длинном переднике Кас, гипнотизирующий сковородку, никуда не исчез. Первым его желанием было уточнить, что это именно Кас, но ведь то был не первый раз, когда он вызывался готовить. Сейчас у него выходило много лучше, чем в прошлый, хотя Дин тогда особо не смотрел. Кастиэль не глядя находил оставленный ножик или ложку на столе рядом, не сомневался, когда брался за ручку сковородки, чтобы перевернуть, как оказалось, блин, разве что не подбрасывал их вверх. Хотя и это тоже вскоре вполне могло случиться, в этом не приходилось сомневаться. В жажде познаний Кастиэлю не откажешь.
Он решил ради разнообразия посмотреть вправо, откуда раздавались непонятные бормотания. Габриэль растерянно тыкал в тачпад ноута Сэма, который тот держал на коленях, и периодически хмурился. Сэм довольно и дразнящее ухмылялся, не собираясь помогать.
- Почему он не тыкается? – наконец грустно спросил Габриэль.
- Тыкаешь неправильно, - улыбнулся еще шире Сэм.
- Да ну как ему еще надо, погладить нежно? Тыкни вот сам!
Сэм коснулся тачпада, и заиграла какая-то незнакомая песня, очевидно, с местного радио.
- Он тебя любит, а меня нет, - записал в личные враги ноутбук Габриэль и плавно сполз спиной на подушку. – Зато я могу сделать так.
Он махнул рукой, и потолка как не бывало. Яркое голубое безоблачное небо Лос-Анжелеса, такое же яркое и беспощадное солнце и теплый ветер с далекого берега.
Кастиэль, заглядевшийся на небо, промахнулся и коснулся рукой горячей сковороды, на котором лежал непрожаренный блин. Сковородка подпрыгнула и перевернулась, метко пульнув горячий блин прямо в лицо Дину. Тот и слова сказать не успел, как нечто мокрое, вязкое и ледяное облепило все его лицо.
- С добрым утром, - фыркнул Габриэль.
Дин посмотрел на него убийственным взглядом.
- Ну, хотя бы не горячий, - весело отозвался архангел и сдул дым с воображаемого пистолета.
- Это Она? – уточнил Дин, счищая тесто со щеки.
- Нет, танцующий пингвин, - посмотрел на него как на идиота Габриэль .А под хмурым взглядом Сэма добавил. – Ну что, какой тупой вопрос, такой тупой ответ.
- Кас, как твоя рука? – перевел все внимание Дин на пострадавшего ангела. Тот вымученно улыбнулся и помахал покрасневшей рукой. Ангел. На этом успокоившись, он пошел в ванную, прихватив три полотенца заместо одного, удивляясь их размерам. – Что у них тут, карлики живут…
Габриэль успел обидеться. Но после вспомнил о чем-то и крепко ухватил Сэма за локоть, ища вчерашние царапины. Младший Винчестер, наученный горьким опытом, молчал и потирал ноющее со вчерашнего дня ухо.
- Слушай, это просто царапины, - попробовал отстраниться Сэм.
- Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты, но если твои друзья Винчестеры – пойду-ка я отсюда, - пробормотал Габриэль, обводя кончиками пальцев длинные темные царапины. – Если ты считаешь гной свидетельством нормальной царапины, то я крупно в жизни что-то упустил.
- Стекло с грязью? – вскинул брови Сэм, пыхтя и хмурясь, когда Габриэль уж очень сильно давил на края царапины. – Не запомнил у тебя медицинского образования.
- У меня было двое крайне любопытных младших братьев, - одарил его Взглядом с большой буквы архангел. Откуда-то из ванной раздался приглушенный вопль, нечто между «шмяк» и «чпок», а потом гулкий звон ванной. Кастиэль бросил полотенце на стол и бросился проверять, все ли в порядке. Распахнув дверь, он отступил на шаг, замер на полсекунды, а потом сполз по двери, закрыв лицо ладонями.
- Кас? – не на шутку встревожился Сэм и бросился в ванную.
Нахохленный и злобный Дин, взмыленный дословно, возлежал локтями на полу, попой через бортик к верху. Он помахал рукой с натянутой улыбкой младшему брату и смахнул с головы резиновую уточку, досадно крякнувшую. Габриэль молча скрылся за стеной и там только позволил себе рассмеяться.
- Это не смешно, придурок, это больно, - Дин попытался подняться на скользких локтях. – Неужели в самом деле кто-то может наебнуться на гребанном мыле? Серьезно? Кас, тебе плохо что ли?
Кастиэль отчаянно помотал головой, то и дело вздрагивая. Подползший к нему архангел осторожно отнял ладони Кастиэля от лица и явил миру ржущего что есть сил Каса. Он смеялся так легко и заразительно, что даже с трудом забравшийся обратно в ванную Дин пару раз фыркнул, оценивая масштаб повреждений. Он впервые слышал, как смеется не только Кастиэль, но и искренне – Габриэль. Они вчетвером уселись прямо на пол в тесной ванной, позволив себе минуту веселья, прежде чем громкий стук в дверь привлек их внимание. Габриэль лениво растрепал челку и поднялся на ноги, чтобы в следующую секунду, как только он откроет дверь, услышать осязаемый поток липких слов:
- Наш отель рад приветствовать вас сегодня в такой чудесный день позвольте предложить вам наши услуги вы можете заказать все что угодно прямо из номера если конечно у вас есть наличка позвольте мне…
- Позвольте вам не позволить, - обворожительно улыбнулся Габриэль и захлопнул дверь. – Начинаю скучать по Меркурию, честное слово. Хватит ржать, пора работать, солнце еще высоко, - он протянул руку Кастиэлю и помог брату подняться на ноги, в ответ улыбаясь автоматически на широкую улыбку Каса, казалось, не верящего, что он может так… ни с чего. Дина оставили зализывать раны и мыться заново в ванной, а они же втроем решили совершить набег на блинчики Каса, наполовину забытые.
- А у нас ничего… - Сэм рискнул. – Вкусного к блинам нет?
- Вкусного? - переспросил Габриэль, приближаясь к нему на шаг. – Какого-такого вкусного?
- Очень вкусного, - уже пожалел о том, что начал разговор, Сэм. – В плане, чтоб не сухими…
- Ты намекаешь на сладкое? – навис над ним угрожающе Габриэль. – Гони мои конфеты, ты обещал мне их подарить. У меня начинается глюкозный голод, я умру прям здесь, на твоих руках, и будет тебе стыдно!
- Габриэль, нам нужно поймать ведьму в определенное время? – решил вмешаться Кас.
- Их в полнолуние собирать не надо, сами припрутся, надо и не надо. Но вообще они планировали через полчаса быть на одном из пляжей, мне удалось вчера подслушать, - поделился архангел секретом, разом забыв про младшего Винчестера.
- Тогда почему мы еще здесь?
- Я уже там!

*****
- А я тебе говорю, что лучше нашей детки не найти!
- Твоя детка черного цвета, носок ты вязаный, мы бы сварились в вашей тачке, - пыхтел в ответ Дину Габриэль.
Машина, хотя и была светло-бежевого цвета, грелась почти так же. Другой вопрос, что отсутствие крыши создавало легкий ветерок, способствовавший приятному времяпрепровождению в пути. Дин, к примеру, был полностью с этим не согласен, пытаясь выпихнуть из машины архангела, коего посадили рядом с ним на заднее сидение.
- Ты не только мелкий, но еще и толстый, не дыши на моей территории!
- Иди сходи пешком под стол, может полегчает, а то злой такой!
- Сэм, это точно была хорошая идея? – уточнил Кастиэль, сидящий на переднем пассажирском, то и дело оглядываясь на заднее сидение, на котором уже разворачивалось поле битвы.
- Введение ослабленных бактерий учит антитела и укрепляет иммунитет, - пожал плечами Сэм и сделал музыку погромче.

He just wants to fly away
And show the world he'll be a star
He's driving all night and day
For the chance to play his worn out guitar

- Выключи эту фигню, - разом переключил внимание Дин. – И включи человеческое.
- Не фигня это, а Скотт, - ухмыльнулся во все тридцать два Габриэль.
- Откуда тебе блин это знать?
- А у него с моим весселем что-то было, - хмыкнул архангел и торжествующе обвел взглядом сидящих в машине. – Извращенцы. Снимались они вместе, чуть что, так сразу сцены постельные…
Сэм покачал головой и вновь перевел взгляд на дорогу, посчитав за лучшее просто не слушать бессмысленные и беспощадные споры сзади.
- Сэм, почему тебе достался такой идиот?
- Ты предпочел бы Захарию? Всегда замечал в тебе эти склонности..
- Ты мне на Бобби не гони?
- А что сразу Сингер-то? Видишь, у кого что болит, оговорка по Фрейду!
- И Фрейда тут не поминай!
На громкие споры пешеходы внимания не обращали, те утихать не собирались, да так и доехали до пляжа в полном раздоре, оставшись, однако, вполне довольными друг другом. Так бывает, что большее удовольствие получаешь не от единомыш-ленников, а от тех, кому хочется дать по кумполу, ибо ощущаешь редкое единение душ в этом взаимном желании.
Солнце светило в полную силу, когда им удалось найти для взятой напрокат (они надеялись) машины свободное место у пляжа, на котором уже толпилась целая куча людей в разномастных купальниках и одеждах. Это место может по праву считаться для тех, кто умеет находить себе в толпе место, но здесь было приятно находиться и остальным. Здесь не было толпы как таковой, скорее, просто не было свободного места, где можно было бы пройтись или присесть. Широкая дорожка вдоль границы пляжа, уставленная скамейками и различных назначений будками, тоже была полна людей, несмотря на жаркий воздух от асфальта. Здесь катались на роликах дети и взрослые, пролетали мимо на велисипедах и скейтбордах, пробегали в ластах и махали ги-гантскими досками для серфинга, орали и искали кого-то, тыкали друг в друга мороженым и отчаянно ругались, а где-то и знакоми-лись под предлогом пойти и возместить ущерб в ближайшем кафе-мороженом. За невысоким бортиком, отделяющим дорогу от пляжа, шла узенькая зеленая полоса с высокими деревьями и низким газоном для тех, кому неудобно на песке, и сообразительная молодежь ехала на пикники именно сюда, рас-ставляла под деревьями мангалы под строгим взором надзирателей пляжа.
Габриэль уверенно шел сквозь поток людей на этой самой дорожке. Он умыкнул у кого-то синюю кепку и с важным видом одел ее, почесав нос. Сэм, Дин и Кас шли позади него, то и дело отскакивая от бабушек и перепрыгивая через детей, которым вздумалось поваляться прямо здесь, чтобы только купили мороженое. Зазевавшегося Каса пришлось утянуть за шкирку, чтобы его не сбил очередной крутой скейтер в зеленых труселях и только. Сэм едва не угодил лицом в чье-то ведерко с мороженым, споткнувшись о чей-то брошенный маленький велосипед, Дин увернулся от своенравной летающей тарелки, которую кто-то случайно пустил вслед за бумерангом, тоже летевшим в их сторону с космической скоростью. Просвистели скакалки в сантиметре от носа Габриэля, причем откуда они взялись, точно никто не понял, пролился чей-то коктейль прямо на ботинки Кастиэля, радостно пристали с вопросами на китайском к Дину толстые и очень добрые туристы, ослепили фотовспышкой Сэма, запечатлев его на фоне детей, которым уже не терпелось сбежать к воде и вдоволь обрызгать друг друга и отомстить за шалости в школе. Пройдет пара лет, и местью станет удар «фейсом по тейблу», а пока атмосфера радости от призрака свободы занимала умы школь-ников.
Кастиэль размышлял о том, что плащ помешал бы ему остаться здесь незамеченным. Сэм запоминал месторасположение объектов на всякий случай. Дин не мог отвести взгляд от многочисленных барышень студенческих возрастов, весьма благосклонно посматривающих на него. А Габриэль ни о чем не думал. Ему просто нравились зеленые огромные листья на ветру, переругивания семейных пар и вкусный, насыщенный морем воздух. Ради этого стоило, пожалуй, потанцевать под дудку Судьбы, иногда в прямом смысле. Вновь катнулся под ноги огромный мяч, которого было сперва не увидеть из-за особенно толстого мужчины в полупрозрачной футболке, но завидная реак-ция позволила Габриэлю в нужный момент откатить его в сторону так, чтобы он не задел, в свою очередь, чего-нибудь еще, и компании бы не пришлось вновь испытывать на себе «эффект домино». Откуда-то прилетела бешено вертящаяся ракетка, а за ней с воплем парень, придерживающий белую панаму. Ракетка отправилась обратно, прямо в руки растерянному парню, а Габри-эль мысленно пожелал ему мозгов, ведь скучающая в отдалении девушка точно ждала от него не игры в бадминтон, как в шестом классе. Собственно, этот парень и навел Габриэля на мысль о том, что надо бы переодеться, чтобы лучше соответствовать окружаю-щей обстановке. А, может, и просто не мог упустить возможности покрасоваться. Свой вессель он любил и давно уже по праву считал своим, выгнав естественного обитателя в рай тогда, когда он наконец решился на всю эту кутерьму с Судьбой. Естественно, планировал он это еще до того, но только тогда его вессель вошел в его положение и с некоторой грустью отправился принимать свои крылья. Собственно, он стал бы чудесной заменой самому Габриэлю, если что. Если дать ему пару сотен лет свободы от всех принципов и прочего бла-бла по тексту, он стал бы, пожалуй, таким же знаменитым на Небесах. Единственное, что имя Ричард там бы точно переделали.
Рубашка исчезла сама, причем никто из проходивших мимо не обратил на это внимания. Люди вообще обладают талантом видеть только то, что они хотят, причем они видят даже то, что хотят неосознанно, но вот тогда труднее с классификацией информации. А так светлое сменилось светлым, и никто так и не заметил манипуляций Габриэля. Подумав, он наколдовал себе и светлые шорты до колена, удивляясь тому, что сзади подозрительная тишина в ответ на его переодевания. Он обернулся и медленно изучил сперва такого же раздетого Кастиэля, который, однако, постеснялся раздеваться полностью и оставил себе только какую-то майку, смотревшуюся на нем в высшей мере странно, затем на Сэма, которому было глубоко и лично плевать на степень раздетости, и он тоже щеголял примерно такими же шортами. Дин рубашку же себе оставил, но застегивать не стал. И да, у него было такие же шорты. И широкая ухмылка, не оставлявшая сомнений в том, кто подговорил Каса совершить те же манипуляции с переодеванием в те же сроки.
- Да мы с вами как инкубаторские теперь, - хмыкнул Габриэль, оглядывая разных тонов шорты. Затем сдвинул на нос солнце защитные очки и выпрямился.
- Тут у половины пляжа такие, - отозвался Сэм, разглядывая спину архангела. Кепка совершенно ему не шла, потому младший Винчестер сорвал ее и одел себе. И солнце не напечет, и ржать не хочется при взгляде на него.
- Детский сад на выгуле, - умилился Габриэль, развернувшись и идя спиной вперед. – Выглядишь, как малыш-переросток.
- А ты выглядел, как малыш-недоросток. И я тоже хочу такие очки, - возмутился Сэм, протягивая руку к архангелу. Тот оперативно отскочил с воплем «мои!», а затем состроил гримасу и принялся убегать от возжелавшего очки Сэма. Винчестер перехватил мобильник у старшего брата и побежал за ним, двигаясь гораздо быстрее, нежели архангел, которому было труднее в случаях, когда люди были больше него.
Дин, почесав затылок, пожал плечами и решил, что догонят они идиотов чуть позже, а бегать по такой жаре совсем не хотелось. Он узрел то самое кафе-мороженое, до которого хотели добраться все от начала дорожки, потащил туда ангела, попутно выспрашивая, что ему больше нравится: банан или киви. На вопрос «а без ничего» он скривился и доходчиво объяснил Кастиэлю, что «без ничего» он может и дома съесть. Ангелу ничего не оставалось, кроме как выбирать. Выбрал он, несмотря на это, почему-то вишневое. Дин пожал плечами, плюхнулся рядом с ним за столик и принялся поглощать какой-то дикий тропический микс, жалея в слух о том, что кокоса они явно переборщили, и вообще это редкая гадость. Тем не менее, количество мороженого плавно уменьшалось.
- Посмотри, это разве не они? – внезапно пихнул его в плечи Кас, смотря куда-то вниз. Дело в том, что кафе это по суровой задумке архитектора, располагалось именно на возвышенности, которая и означала конец пляжа. Оттуда они могли видеть почти весь пляж, но внимание их привлекли две фигуры, одна с гордостью одевавшая черные очки на нос, а другая прыгала вокруг него в негодовании. Первая ухмыльнулась, но решила от греха подальше убежать, и им эта гонка удавалось аж до верха еще одной возвышенности, пониже той, на которой стояло кафе-мороженое, до границы начала магазинного дворика. Внезапно откуда-то опять прилетела та же самая тарелка и за какие-то секунды преодолела огромное расстояние, врезавшись в спину Габриэля. Тот, занятый бегами, был застигнут врасплох и полетел по воле тарелки на Сэма, который подобного тоже не ожидал. Он схватился за какой-то гигантский флаг, сорвал его с флагштока, грохнулся на землю от отсутствия ожидаемой опоры и накрылся вместе с Габриэлем флагом, который удачно завернулся вокруг них. Архангел и младший Винчестер яростно пытались распутаться из него, но этим только расшатали. Сея «колбаска» медленно сдвинулась с места и прикатилась на самый край этой самый возвышенности. Сэм и Габриэль замерли, осознавая, что еще секунда, и они покатятся вниз. Тут же в них врезалось что-то большое и орущее от неожиданности матом, успевшее на чем-то крутящемся откатиться в сторону, но главное дело несчастный роллер сделал. Придал импульс.
Тяжело вздыхая и подпирая щеку рукой, Дин наблюдал за тем, как с дикими воплями этот флаг с несчастными внутри спускается с горы и набирает скорость. Кас рядом с ним волновался, порывался встать, но без ответных движений Дина сделать ничего не решался.
- Да не парься ты, там же архангел, - отмахнулся Дин.
Вдалеке грохнул взрыв, в районе отеля, чья зона отдыха выходила как раз на этот самый пляж и по несчастию попала на траекторию пути флага.
- Не настолько архангел, - ошарашено пробормотал старший Винчестер и встал, не зная, куда бежать и как бежать. Прозвенел звонок мобильника, и Дин ответил.
- Вы не могли бы… Нас оттуда вытащить, тут одна очень истеричная баба, сатанистски настроенная, но пока вроде пронесло… - раздался быстрый говор из трубки голосом Габриэля. – Сэм? Сэм!
Дин взглянул на Кастиэля. Секундой спустя они были в самом эпицентре, рядом с коленопреклонным перед Сэмом архангелом, что пытался достучаться до Сэма.

*****
Сэм видел сон. Или не сон. Он не знал, что это. Он помнил перекошенное лицо красивой девушки, слышал ее шепот, а затем видел взрыв. Но то место, где он оказался, было точно не на Земле, и последствий взрыва тоже не было. Сэм подумал, было, что он в Раю, а проплывающие мимо облака только подтверждали его опасения. Он обернулся и увидел высшей красоты закат, а, глянув под ноги, ахнул от неожиданности. Там были очертания Земли, это он знал точно. Смазанные контуры, но яркие цвета, их трудно не узнать. Он уже думал, как же там Дин останется…
- Их нельзя не понять. Это совершенно логично, предопределено и давно записано в Книге, - раздался откуда-то тихий голос, и Сэм обернулся в его сторону, различая знакомые нотки, хотя сам голос был далек от человеческого.
- Книга, не Книга, хоть на камне высеки, все равно первее всего стоят личные убеждения, - отвечал ему второй, столь же тихий и более многогранный, тоже очень знакомый чем-то, но слишком далекий и непонятный в своем величии. – Неужели ты и в самом деле согласен, чтобы это произошло вот так? Чтобы это вообще произошло? Чтобы все, что было, умерло вместе с ними? Да еще так глупо. Терпеть не мог эту выскочку, когда обучал. Вот и научил плохо.
- Никогда. Я не согласен,- ровно отвечал первый, дрогнув на второй фразе. – Однако что могу сделать я?
- Ты не один. Однако достаточно ли нам решительности разобраться с этим? Достаточно ли решительности изменить историю, ведь мы прекрасно знаем, что стоит одна жизнь, когда собираемся спасти две? Достаточно ли мы эгоистичны, чтобы поставить весь мир, с таким трудом созданный, под удар из-за личных прихотей? Достаточно ли мы осознаем, к чему это приведет, достаточно ли мы послушны, чтобы принять наказание из-за короткого промежутка времени?
- Ты же знаешь, Габриэль, мой ответ, - и Сэм резко повернулся, сначала замерев от неожиданности. Словно кто-то светло-голубым по темно-голубому очертил своды и колонны, словно кто-то обрисовал план будущего дворца, оставив его дворы обрываться неожиданно тонким мостком в никуда. И на этом мостке он видел двух знакомых ему ангелов, один на коленях другого, он видел и их крылья, расправленные над пропастью, и он знал их имена. – Но когда же ты?
- Тяжелый вопрос. Я рад, что ты не спросил почему. Нельзя любить за что-то, но можно вопреки, ответ же на «когда» составит бесконечную историю. Тогда, сейчас, каждую секунду, при каждом воспоминании, стал ли я слишком подобен человеку, чтобы придавать этому значение? Я делал это намеренно, я знал, что человека отличают чувства, и я намеренно учился им, когда не мог выносить более раздоры собственной семьи. Наверное, проще будет ответить на вопрос «что с этим делать».
- И что же? Ведь мы есть, а их не будет, будем ли мы после того, как не станет их?
-Любить. Делать вопреки. Оставлять на последнюю секунду. Любить и чувствовать отчаянно, жить и пытаться сделать это. Важно ли это сейчас, если мы даже не спасли их? - Габриэль, которого можно было узнать по светлому облику, лишь отдаленно напоминающему его вессель, хотя и столь же маленьким он был, гладил Кастиэля по темным волосам, ничуть не смущаясь того, что тот лежал на его коленях.
- К чему этот разговор тогда, если ты решил уже? – Кастиэль поднял голову и наморщил едва заметно лоб. – Есть еще какая-то проблема?
- Есть. Во мне. В моем образе. Каким должен быть я, чтобы он мог полюбить меня. Я не могу остаться предподителем – там, на Земле, мне некем править, я не могу остаться знающим – это подчеркнет разницу, я не могу становиться беспомощным, ибо беспомощен будет он, я не могу оставаться таким, каким я должен быть здесь.
- Ты должен становиться самим собой?
- Я не знаю, каков я на самом деле. Что я представляю из себя тогда, когда нет ничего.
- Но ты жил долгое время на Земле, отчего ты не смог понять этого?
- Я жил под масками. Разных существ. И там я не был собой. Это одна из тех миссий, которые обязаны исполнить архангелы. Мы должны быть такими, какими хочет видеть нас Отец. Знакомая ситуация и на Земле, я видел это много раз, но если там отец никогда не пойдет против сына, сколько мы тот ожиданий не опроверг, здесь мы перестанем существовать, скорее всего.
- Считается ли борьба против Судьбы соответственно борьбой против воли Отца?
- Я не знаю. Есть воля Отца, а есть допущение Отца. Но я решил этот вопрос, лишь образ меня волнует. Кто был ближе мне? Трикстер? Локи? Образ человека? Образ архангела?
- Сложи это вместе. Все это и есть ты. Да и что есть любовь, если не принятие таким, какой ты есть?
- Чтобы это принять, нужно еще понять и стать тем, кто ты есть. Это не так просто, Кастиэль, - Габриэль улыбнулся младшему брату, поднимаясь на ноги и предлагая ему руку. – У нас не так много времени. Давай творить сумасшествия вместе. Когда нас таких двое, это уже не каприз, это уже идея.
- Я бросил их несколько лет назад. Я не пожалел. Я брошу их снова, чтобы не жалеть опять, - Кас обвел взглядом своды и мостик под собой.
- Тогда… - крылья Габриэля раскрылись для полета еще больше, делая его выше, величественнее и значительнее. Кастиэль рядом с ним счастливо улыбался и так же готовился совершить, вероятно, последний прыжок отсюда. Но прежде, чем он случится, Габриэль развернулся к брату и обнял его так сильно, как только мог. – Спасибо.
- Давай скажем это им, когда все закончится, - Кастиэль все еще широко улыбался, обнимая так же сильно старшего брата. Взгляд золотых глаз встретился со взглядом темно-синих, одинаково уверенная ухмылка мелькнула на их лицах, и уже секунду спустя они дружно прыгнули с мостика с разбегу, расправляя крылья.
- ДЖЕРОНИМО!
Сэм фыркнул. И упал следом. Вот это было неожиданно.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 178. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия