Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Виктимология аддиктивного поведения. • Как он объясняет неудачу этих попыток?




• Как он объясняет неудачу этих попыток?

• Каковы его реальные возможности повлиять на ПП?

2. Обсудить цели и возможности влияния более подробно, рассмотрев при этом следующие вопросы:

• Насколько клиент отделяет свои цели от целей ПП?

• Что он знает об интересах, склонностях, способностях ПП?

• Что он знает об особенностях темперамента и характера ПП? в Что он знает о круге общения ПП?

• Что он знает о прежних и настоящих жизненных целях ПП?

• Что он знает о личной жизни ПП: его взаимоотношения с противоположным полом, душевные привязанности, дружба, вражда?

• Что он знает о внутренних психологических проблемах, убеждениях, переживаниях ПП?

• Что он знает об особенностях взаимоотношений с окружающими и моделях поведения ПП?

Как правило, обратившиеся с трудом отвечают на эти вопросы. Таким образом, поднимается проблема об отсутствии понимания, подлинного внимания и эмпатии во взаимоотношениях обратившегося и ПП.

3. Изучить стиль отношений с «проблемным» партнером, затронув следующие вопросы:

• психологическая территория и суверенитет человека;

• разделение ответственности во взаимодействии с близкими (свобода и ответственность, права и ответственность, зависимость и подчинение и т. п.);

• партнерство, то есть равноправие в отношениях;

• самоценность и равнозначность ценности жизни каждого человека: не может быть жизни, более значимой и менее значимой (речь идет о том, что созависимые часто делают свою жизнь приложением к жизням других или, наоборот, считают жизни других людей приложением к своей);

• треугольник «спасательства» (спасатель — жертва — преследователь), закономерности «перетекания» ролей;

• установление близких взаимоотношений: что мешает установлению близких отношений? что помогает? что необходимо изменить? какие шаги необходимо предпринять?


Если удается изменить позицию клиента, вопрос о мани-пулятивном влиянии отпадает. Но клиенту и консультанту необходимо приготовиться к длительной работе, так как интеллектуальное понимание еще не решает все проблемы, да и ПП может систематически разрушать все благие порывы созави-симого, поскольку не собирается «перевоспитываться».

Созависимые клиенты часто проявляют следующие особенности мышления.

• Эгоцентризм в рассуждениях: все события в окружающем мире происходят вокруг ради клиента и по его поводу; все, что делает партнер или другие члены семьи, по его мнению, нацелено исключительно на то, чтобы досадить ему, противостоять ему, показать ему его ненужность, ничтожность и т. д.

• Мыслительные процессы не подвержены влиянию логики и логической аргументации.

• Разговор строится в режиме монолога как размышление вслух, ответы собеседника не влияют на стиль и содержание речи.

• Эмоции, поступки, мотивы другого человека не понимаются, не рассматриваются при принятии решений (отсутствие эмпатии).

• Собственное состояние понимается плохо, часто отсутствует реальное представление о его причинах.

• Ярко проявляется пессимистическая модель мышления: негативное воспринимается как постоянное, глобальное и закономерное, происходящее по вине (то есть по причине неумелости, бестолковости, бессилия ит. п.) клиента или «проблемного» члена семьи; положительное воспринимается как временное, случайное, произошедшее по причине незаслуженного везения.

• Мысли и фразы структурируются с позиции жертвы, ответственность за свое состояние передается окружающей среде и социуму. Фразы строятся с пассивной Я-функцией: «меня это угнетает», «он со мной не считается», «они меня не замечают», «она часто ссорится со мной».

• Обилие иррациональных установок, то есть инкорпорированных убеждений, носящих нереалистичный и нелогичный характер.

• Отсутствует четкое представление о собственных желаниях и целях.

• Часто ставятся нереалистичные цели, в том числе и как 930


Виктимология адциктивного поведения

задачу терапии. Распространено обобщенное и туманное формулирование целей. Например: «Хочу, чтобы мои близкие были счастливы, тогда и я буду счастлива».

Как правило, созависимые люди склонны создавать отношения, в которых происходит:

• «растворение» одного из партнеров, например, при склонности к самоуничижению;

• «поглощение» партнера (окружение «заботой», ведущей к чувству зависимости и беспомощности, установление тотального контроля, лишение человека права на самоопределение, на собственные желания и т. п.), например, при комплексе мученичества, склонности к контролю, власти и доминированию, садистских наклонностях;

• использование партнера в качестве «зеркала» для подтверждения мифа о собственной непревзойденности, необычайности и т. п., например при нарциссизме; использование партнера для подтверждения способности вызывать к себе любовь, обычно при невротической потребности в любви.

Тут легко просматривается склонность к бессознательному созданию жизненных сценариев, в которых партнер избирается в соответствии с личностными качествами, позволяющими играть отведенную ему роль. Поскольку сценарий, в сущности, не зависит от конкретного партнера, а нуждается лишь в соответствующем наборе свойств личности, то смена партнеров не ведет к выходу из сценария (без соответствующей проработки).

Подобные созависимые отношения никогда не приносят удовлетворения, ивтоже время их крайне трудно прервать, и это приводит к состоянию бессилия и беспомощности, и следовательно, к хронической подавленности и депрессии. Основная задача терапии в данной ситуации — отслеживание и осознавание паттернов сценарного поведения, связанного с созавиеимыми отношениями (в которых партнер используется для заполнения нарушенной структуры Я), выбор нового способа взаимодействия и постепенное освоение навыков автономного поведения. Наиболее подходящим психотерапевтическим направлением для проработки сценарного поведения является транзактный анализ (см. раздел 2.1 главы 2 настоящего справочника).

Для того чтобы вывести внутренние конфликты и причину амбивалентности чувств и желаний на уровень сознания, а также стимулировать развитие позитивного отношения к себе


и принятия себя, очень эффективной бывает работа с субличностями клиента в рамках психосинтеза (см. раздел 2.3 главы 2 настоящего справочника).

Работа с субличностями особенно эффективна, когда необходимо:

• изменить негативное отношение к себе на принятие себя;

• снизить интенсивность постоянной самокритики;

• в случае амбивалентных чувств и желаний осознать внутренний конфликт, мешающий принять решение и ему следовать.

Такую субличность, как Жертва, можно исследовать отдельно. Мысленно посадив свою Жертву перед собой, клиент может провести диалог на тему: «Жертва, для чего ты хочешь оставаться обиженной? Что это дает тебе?». Пересев затем на место Жертвы и приняв ее позу, клиент может говорить от имени Жертвы. Консультант помогает ему формулировать вопросы к данной субличности. Важно при этом вести себя по отношению к ней не враждебно и не осуждающе, а принимая ее. Нужно понять, какую пользу она хочет принести «хозяину», чего она добивается таким путем и в чем ее ошибка, то есть чего она не достигает своими методами. Переходя от работы с субличностями к обстоятельствам реальной жизни, важно:

• рассмотреть особенности проявления позиции Жертвы в конкретных ситуациях;

• очертить поведенческие паттерны так, чтобы они стали легкоузнаваемыми;

• научиться заменять их конструктивным поведением.

Осознание клиентом своего позитивного опыта — очень важная часть работы. Положительное отношение к себе, вера

в себя, самоуважение тесно связаны с самореализацией. Кроме того, именно движение к собственным целям помогает

выйти из «беспросветной» погруженности в проблемы близких и начать жить полноценной жизнью.

5.10. МЕТОД СКАЗКОТЕРАПИИ В ПСИХОТЕРАПИИ ЗАВИСИМОСТИ

Данный тренинг основан на материалах книги Зинке -вич-Евстигнеевой (2002).

Виктимология аддиктивного поведения

Основная идея использования метода сказкотерапии при работе с зависимостями заключается в том, что с помощью психотерапевтических и медитативных сказок можно снять напряжение и позитивное воздействовать на уровне жизненных ценностей. Для этого не обязательно подбирать и сочинять сказки, в которых есть прямое указание на наличие зависимости. Как уже говорилось, возникновение зависимости, среди прочих причин, связано с определенным нравственным недоразвитием. И эта «глубинная проблема» является предметом сказкотерапии зависимостей. Другими словами, данный вид психотерапии химических зависимостей связан, прежде всего, с формированием нравственной зрелости и «здоровых»" ценностных ориентации.

В связи с этим использование сказкотерапии, с одной стороны, не имеет ограничений, но, с другой стороны, может быть недостаточно эффективным при сформированной зависимости. Сказкотерапия — прекрасный метод профилактики. Однако в ситуации осознания и принятия клиентом своей проблемы .сказкотерапия также может быть эффективным средством индивидуальной и групповой терапии. Сказкотерапия зависимости дает шанс духовного излечения, а также эффективна при поддержке близких зависимого человека и служит профилактическим целям. Современная сказкотерапия касается трех аспектов:

• диагностического;

• воздействия;

• профилактического, развивающего.

Для воздействия в сказкотерапии применяется пять видов сказок:

• художественные;

• дидактические;

• психокоррекционные;

• психотерапевтические;

• медитативные.

В сказкотерапии зависимостей используется в большей степени аспект воздействия, связанный главным образом с психотерапевтическими и медитативными сказками.

Психотерапевтические сказки, с одной стороны, создаются психологом как метафорическое изложение истории жизни клиента. С другой стороны, они заимствованы из богатого художественного наследия и несут в себе нравственные ценно- 933


сти и показывают способы выхода из кризиса. Для каждой стадии сказкотерапии зависимостей подбираются специальные художественные и психотерапевтические сказки. Примеры таких сказок приведены ниже. Медитативные сказки создаются психологом для снятия психоэмоционального напряжения (медитативные сказки первого вида), насыщения бессознательного положительными созидательными образами (медитативные сказки второго вида), для раскрытия личностных ресурсов клиента (медитативные сказки третьего типа). Выделяют семь стадий терапевтического консультирования в контексте сказкотерапии зависимостей:

1 стадия — поддержка клиента и его близких, убеждение;

2 стадия — проблематизация, усугубление кризисного состояния;

3 стадия — осмысление жизненного опыта;

4 стадия — актуализация и подпитка личностных ресурсов клиента;

5 стадия — формирование конструктивного созидательного альтруизма;

6 стадия — профилактика срыва;

7 стадия — формирование созидательной жизненной программы.

Основные задачи первой стадии терапевтического консультирования следующие:

• стабилизация психоэмоционального состояния близких клиента;

• снижение уровня тревоги по поводу предстоящего лечения (если консультирование проводится в реабилитационном центре);

• создание положительных перспектив;

• формирование мотивации лечиться.

Если главная цель — профилактика зависимостей, основное внимание можно уделить анализу жизненных ценностей, передаваемых через сказки и притчи.

Принципы подбора сказок для первой стадии сказкотерапии зависимостей:

1) наличие «проблемного» героя. Герой находится в сложном состоянии из-за серьезной проблемы. Любые попытки разрешить проблему известными ему способами не приводят к успеху и даже могут усугублять ситуацию;

2) наличие в сказке доброго совета, исходящего от мудро- 934

Виктимология аддиктивного поведения

го персонажа. Герой встречает доброго советчика, но не может сразу принять его совет из-за внутренней неготовности к его осуществлению;

3) доверие к происходящему. Только доверие героя естественной динамике собственного процесса и добрым намерениям тех, кто его окружает и желает помочь, приводят к решению проблемы;

4) чудесная трансформация героя. Внутреннее изменение героя меняют его внешность и мировоззрение. Он осознает ценность данного ему ранее доброго совета;

5) вера окружающих в созидательное начало героя. Окружающие персонажи большей частью доброжелательны и стремятся ему помочь, кто словом, кто делом, кто своей верой.

Таким образом, для этой стадии подбираются сказки и притчи только с однозначно хорошим концом (то есть благоприятность конца должна быть очевидна, независимо от уровня развития, образования, мировоззрения и религиозных ценностей клиента).

Начальное напряжение главного героя символизирует сложное психоэмоциональное состояние клиента и его близких, оказавшихся перед лицом практически неразрешимой проблемы. Появление в сказке доброго советчика символизирует психолога, который видит решение в дальней перспективе. Сомнение главного героя в состоятельности доброго совета символизирует внутреннюю неготовность клиента к предстоящей работе и сомнения близких. Усугубление тяжелого состояния героя, чувство безысходности отражают актуальное психоэмоциональное состояние клиента. Изменения в мировосприятии и мировоззрении героя указывают на перспективы терапии. На первой стадии сказкотерапии важна идея трансформации, которая станет возможной в результате работы клиента над собой. Подбираемые сказки не рисуют радужные картины, они предупреждают о сложностях, испытаниях и неприятностях. В контексте обсуждения сказок эти темы обязательно проговариваются с клиентом. Алгоритм работы со сказкой:

1) обсуждение мыслей и чувств клиента, возникших в ответ на сказку;

2) ответы на вопросы для размышления и обсуждения (приведены в конце каждой сказки);

3) интерпретация«сказочныхуроков». Каждаясказочная 935


ситуация несет в себе один или несколько жизненных уроков. В совместной работе с клиентом происходит их «расшифровка» и интерпретация с позиции вопросов, значимых для клиента;

4) выполнение некоторого практического задания, навеянного сказкой и ее обсуждением. Таким заданием может быть игра. Этот завершающий встречу шаг необходим для символического закрепления воздействия.

Вторая стадия сказкотерапии зависимости тесно перекликается с первым шагом программы «12 шагов». Первый шаг — это признание, что человек не в силах справиться с зависимостью, признание своего истинного состояния. И чем глубже это убеждение, тем серьезнее работа. Первый шаг состоит из двух частей: бессилие перед зависимостью и признание того, что зависимость начала управлять жизнью. Очень важно прийти к «моменту истины», то есть признать, например, что: «Вчера я напился не потому, что моя любимая команда проиграла. И не потому, что дочь принесла в дом блохастого щенка и я поссорился с женой. Я напился не потому, что мой начальник сделал мне выговор, и не потому, что вчера отмечался «Всемирный день спасения утопающих». Я напился потому, что не мог не напиться». К этому убеждению можно прийти, только честно признав свое истинное состояние. Такова и задача второй стадии сказкотерапии зависимостей — убедить человека в серьезности проблемы и в состоянии бессилия перед предметом зависимости.

В программе «12 шагов» поясняется, что значит бессилие перед алкоголем. Для этого человеку предлагается честно ответить на вопросы:

1. Бывают ли у вас настойчивые мысли о выпивке? Например: сильное желание пойти туда, где вам представится возможность выпить. Или: вы с нетерпением ждете конца рабочего дня, чтобы можно было «спокойно» выпить. И прочее.

2. Были ли у вас неудачные попытки контролировать выпивку? Например: вы пытались перейти на легкие напитки, но в конце концов однажды напились тем, что было под рукой. Или: вы пытались пить только по субботам и воскресеньям, не пить во время работы, не пить дома при детях или, наоборот, пить только дома, но не на улице или с друзьями в «забегаловке».

3. Бывали ли у вас когда-нибудь «провалы» в памяти? На- 936

Виктимология адциктивиого поведения

пример: вы в пьяном виде упали, вас избили или вы ударили кого-нибудь, но вы не помните, как все произошло. Программа поясняет также, в чем проявляется потеря контроля над своей жизнью:

1. Семейная жизнь. Финансовые трудности в связи с зависимостью, нежелание заниматься домашними делами, отчужденность детей, скандалы в доме.

2. Работа. Дисциплинарные взыскания по поводу прогулов или грубых ошибок, похмелье в рабочее время, нежелание работать.

3. Здоровье. Проблемы с памятью, бессонница, приступы депрессии, учащенное сердцебиение, тошнота, слабость, проблемы с желудком.

4. Сексуальная жизнь. Страх перед половым контактом в трезвом состоянии, страх перед неудачей, неразборчивость в связях, супружеская неверность.

5. Поведение, угрожающее собственной жизни или жизни окружающих. Попытки самоубийства, провоцирование скандалов и драк, езда в автомобиле в нетрезвом состоянии с детьми или знакомыми и пр.

Если на первой стадии терапевтического консультирования доминировала идея поддержки, то теперь задача психолога .показать клиенту весь ужас создавшегося положения. На этой стадии «отрезвляющий ужас» может стать мощным терапевтическим средством.

Принципы подбора и создания сказок для второй стадии терапии таковы:

1. Наличие зависимого героя, не разрешающего, а усугубляющего свою проблему по собственной воле или под давлением обстоятельств.

2. Неоднозначно благополучный или трагичный конец. Задача сказки — нагнетать, катализировать напряжение. Поэтому конец истории должен быть поучительным и достаточно трагичным.

3. Наличие «злого рока» в сказке. Обстоятельства все время складываются не в пользу героя. Появляются «лучи надежды», но их затмевают последующие события.

Продолжительность этой стадии терапевтического консультирования значительно варьирует. Иногда достаточно

одной сказки, притчи даже без их обсуждения. Однако нередко эта стадия занимает до четырех встреч.


Если сказка оказала глубокое воздействие и клиент находится под ее впечатлением, проводить ее обсуждение необязательно. Достаточно попросить клиента нарисовать свое состояние. Если же клиент демонстрирует достаточно поверхностное переживание, сказку необходимо обсудить и связать с его жизнью.

Размышления о сказке. Если нечто: алкоголь, наркотики, азартные игры — могут формировать у человека зависимость, может быть, у них есть душа? Душа темная, в начале искушающая, а потом порабощающая человека? Как переживает человек искушение и состояние «порабощенности»? На второй стадии консультирования важно поговорить с клиентом об этом. Сказка создает условия для осознания собственных переживаний зависимости. Обсуждение этих ощущений и чувств — это путь к сознательному контролю над ними.

После разговора об этой сказке и впечатлениях клиента — о его переживании зависимости — можно предложить ему сочинить свою сказку, героем которой станет предмет зависимости. Таким образом, сказка стимулирует процесс оживотворе-ния предмета зависимости, что, в свою очередь, превращает его из врага тайного в явного соперника. С явным злом всегда легче бороться, чем с тайным. Создание клиентом сказок о противоборстве с предметом зависимости — еще одно терапевтическое средство. Однако не каждый человек на этой стадии способен к сочинению, поэтому путь совместного размышления над сказкой более реален.

Закончить обсуждение сказки можно следующим резюме. «Итак, герой сказки признал свое бессилие перед бутылкой. Это его выбор. Он принял свою судьбу, определенную наследственностью. Это его путь, и ведет он к смерти. Вероятно, необходимо обладать огромным мужеством, чтобы сделать такой выбор, чтобы принять на себя ответственность за разрушение своего дара, за «неделание» того, зачем пришел в этот мир. Путь в «никуда» — такова его перспектива. Но есть ли внутренняя готовность принять этот путь у вас?» С этим вопросом важно оставить клиента до следующего занятия.

Возможен и такой вариант размышления о сказке: «Как часто события нашей жизни развиваются не по тому сценарию, о котором мечталось в детстве! Как часто обстоятельства круто меняют течение жизни. Как часто человек говорит себе: «Но уж от таких-то событий я точно застрахован!» — и появляется ситуация, демонстрирующая его заблуждение! 938

Виктимология адциктивиого поведения

Что же смогло так круто изменить жизненное кредо и судьбу героя сказки? Нечто иррациональное, не поддающееся контролю разума и продуманного жизненного сценария? Что заставляет нас сворачивать с намеченного пути и попадать в зависимость от привычки, человека, напитка, игры? Отчего сильный человек вдруг становится бессильным?»

Над этими вопросами важно поразмышлять совместно с клиентом. На этой стадии необходимо просто «заронить» в сознание и подсознание клиента вопрос. Тактика психолога достаточно проста: он формулирует вопрос, задает его «как будто себе», а не клиенту и, услышав ответ, повторяет его «как эхо». Таким образом он стимулирует процесс размышлений клиента. После совместного размышления над сказкой психолог обобщает возникшие идеи. Сделать это можно, например, так: «Наверное, рядом с нами существуют некоторые силы, которым человек просто не может противостоять. Но, быть может, именно сам человек «запускает» эти силы? Ведь без его воли они бы просто «дремали» где-то рядом. Это невероятно, но даже одно наше разрушительное желание, подкрепленное действием, может вызвать к жизни силы, которые завершат процесс разрушения помимо воли человека. Сколько таких разрушительных желаний было спродуцировано? Сколько разрушающих сил пришло в движение?» С этими вопросами необходимо оставить клиента. Они тяжелы, однако без усиления напряжения невозможно сформировать у зависимого человека подлинное желание измениться. И только тогда, когда клиент в той или иной форме искренне задаст вопрос: «А что же делать, как теперь быть?», можно переходить к третьей стадии сказкотерапии. Переход к третьей стадии начинается тогда, когдау зависимого клиента формируется осознанный запрос о помощи. Он начинает ощущать, что корни его проблемы — в нем самом. Если это так — он готов к работе. Задача консультанта на этой стадии — помочь клиенту найти ситуации, в которых он, осознанно или неосознанно, вступил в противоречие с внутренним чувством гармонии. Или, если следовать сказке, солгал самому себе и другому. Причем ложь повлекла «сделку с совестью» или потерю ощущения «правильности» своей жизни. В программе «12 шагов» такой процесс называют «моральной оценкой». Вот что под этим понимается: «Правильное понятие слов «моральная оценка» касается бесстрастного анали- 939


за своего поведения и поступков. Не следует ни осуждать, ни оправдывать себя. Основное требование при работе — максимальное приближение к действительному положению дел. Это необходимо для того, чтобы сломать механизм отрицания в подлинной оценке того или иного поступка. Кое-кто без особых раздумий может сказать: «Ах да, я порой бываю эгоцентричным». Если же попросить этого человека привести конкретный пример, он не сможет этого сделать. Иными словами, этот человек не видит своего эгоцентризма и не может сказать, как эта черта влияет на его жизнь». Итак, главная задача психолога на третьей стадии — помочь клиенту осознать значение своей жизни, суть событий, происходивших в ней. Однако третья стадия консультирования не должна превращаться в процесс самобичевания. Чтобы этого не произошло, психолог говорит клиенту о важности принятия своего прошлого. Жизненный опыт — это то, что уже есть, независимо от того, доволен человек прожитой жизнью или нет. Переосмысление тесно связано с честностью перед собой, но не с виной.

Эта стадия сказкотерапии зависимости может быть самой продолжительной. Совершенно необязательно на каждую встречу готовить сказку для клиента. На этой стадии сказка становится своего рода «стимулятором переосмысления» и рассказывается для того, чтобы клиенту было легче вспоминать свою жизнь: ситуации, когда он причинил кому-то боль или ему сделали больно; ситуации несправедливости, лжи, предательства, сомнения, выбора. Наиболее значимая техника на этой стадии — это сочинение сказок. Задача психолога — после обсуждения конкретной жизненной ситуации помочь клиенту записать ее в виде сказки. Для того чтобы клиенту было легче «упаковать» конкретную жизненную ситуацию в сказку, можно предложить ему выполнить некоторые задания.

1. Представьте всех действующих лиц ситуации в образах сказочных героев и нарисуйте их.

2. При групповой работе. Из участников группы выберите исполнителей ролей и разыграйте ситуацию в пантомиме. Теперь опишите все это в сказочной форме.

3. Задание с использованием оборудования имидж-терапии. Выберите себе костюм сказочного героя и расскажите всю историю от его лица (при этом психолог может записы-

Виктимология аддиктивного поведения

вать рассказ на диктофон, это облегчит процесс написания сказки).

4. Не думая долго, скажите и запишите 10 слов. Они помогут вам описать ситуацию в форме сказки.

5. Положите перед собой белый лист. Возьмите в руки ручку. На некоторых людей действует так называемый «страх белого листа». Особенно тогда, когда отсутствует привычка что-либо писать или сочинять. Размышляя о ситуации, просто начните «калякать» ручкой по листу. Когда вы почувствуете, что рука остановилась, начните записывать сказку. Начало может быть таким: «Давным-давно жил на свете один человек...», или «История эта произошла совсем недавно, а может быть, и давно...», или «Однажды...».

В процессе сочинения сказок клиент активно переосмысляет ситуации своей жизни и его мудрое бессознательное подсказывает ему некоторое символическое действие, которое поможет освободиться от боли прошлого. К такому символическому и исполнимому поступку клиент должен прийти самостоятельно. Поступками-искуплениями могут быть письма (отправленные и неотправленные) к обиженным людям, создание творческого продукта, общественно полезное дело. Важно, чтобы клиент сам придумал это дело и сам реализовал его.

Показателем результативности третьей стадии будет спокойное и объективное отношение клиента к неоднозначным ситуациям своей жизни, принятие своего жизненного опыта и стремление к дальнейшим позитивным изменениям. Таким образом, алгоритм консультирования на третьей стадии можно представить в таком виде:

1. Терапевт рассказывает психотерапевтическую сказку, стимулирующую процесс переосмысления жизненного опыта, «моральной оценки». Размышления о сказке.

2. Размышление клиента о своей жизни. Выбор «неоднозначной» ситуации. Обсуждение ситуации с психологом. Переписывание ситуации в сказочной форме. Поступок-искупление.

Психотерапевтические сказки, подбираемые или сочиняемые для третьей стадии, должны соответствовать следующим требованиям:

1. Герой сказки осмысляет собственную жизнь. При этом он может встретиться со своим внутренним ребенком, или на- 941


ходится в состоянии экзистенциального кризиса, или стоит перед важным выбором и делает его «не по сердцу» или «против совести». Так или иначе, герой осуществляет «моральную оценку» прошлых событий.

2. В сказке описаны конкретные ситуации жизни, которые существенно повлияли на всю последующую жизнь героя.

3. Счастливый конец сказки. В конце сказки герой может потерять материальные блага, достигнутые им в результате «сделки с совестью». Однако, несмотря на материальные потери, герой находит счастье.

Возможные линии обсуждения сказки:

• Прошлое является источником настоящего.

• Нередко человек во взрослой жизни борется с детскими страхами и обидами.

• Внутренний надлом или поступок против совести невозможно скрыть за внешним обаянием и успешностью.

• Если человек обратился ко злу, даже исполнение желаний не принесет радости в его сердце.

• Неправедный образ мыслей и жизни, разрушительные поступки обрекают душу человека на заточение в темнице внутренних противоречий. Освобождение души может повлечь существенные материальные потери, но главным приобретением станут ощущения счастья и покоя.

• Сожаление об упущенных возможностях, неправильном выборе в важной жизненной ситуации. Ситуации, после которых все в жизни «идет наперекосяк».

• Ответственность перед теми возможностями, которые дает жизнь.

• Чужие советы и их влияние на жизнь человека.

• Горечь утраты и «собственной глупости» может привести к остановке в развитии и регрессу. События, связанные с потерями или неверными решениями, служат жизненными уроками. Они осмысляются и поступают в копилку жизненного опыта. Если этого не происходит, некоторое событие может стать «камнем преткновения» и овладеть мыслями и чувствами человека. Чувство «невозможности что-либо изменить» может довести до отчаяния.

• Разговор со своим внутренним ребенком. В чем нуждается внутренний ребенок: в поддержке, информации, любви?.. Что может дать внутренний ребенок: мысли, чувства, идеи, поддержку?

• Соответствие «детских устремлений» и «взрослых во- 942


Виктимология адциктивиого поведения

площений». Какие мечты осуществились, какие остались нереализованными? Нередко в детских мечтах содержится уникальная информация о пути человека, о его предназначении. Жизнь всегда дает шанс еще раз вернуться к мечтам и попробовать воплотить те из них, которые актуальны и сегодня.

Третья стадия сказкотерапии зависимости может быть самой продолжительной и энергоемкой. Иногда для осмысления жизненных ситуаций клиенту не хватает психических сил, он слишком «запроблематизирован» сделанными открытиями. В таких случаях необходима «подпитка» жизненной силы из сказок и историй следующей стадии терапии. На практике часто третья и четвертая стадии переплетаются в контексте процесса личностного роста. Профессиональная интуиция психолога поможет гибко сочетать материал третьей и четвертой стадий для успешной работы.

Поэтому четвертую стадию не обязательно хронологически выделять в процессе консультирования. На стадии осмысления собственного жизненного опыта часто возникают состояния, требующие «подпитки» жизненной силы. Это момент, когда человек вдруг осознает несостоятельность, ненужность, бессмысленность своей жизни, оценивает некоторые события как непростительные ошибки, глупость — и вязнет в этом состоянии. Собственно, это одна из ловушек, расставленных зависимостью для тех, кто хочет распутать ее сети. Если в процессе консультирования возникла подобная ситуация, необходимо помочь клиенту понять, что все события жизни целесообразны, все является опытом для души.

В копилке жизненного опыта человека есть то, что на определенном этапе пути следует подвергнуть «моральной оценке» (это происходит на третьей стадии сказкотерапии), но есть и то, на что человек может «опереться», выходя из кризиса. Когда человек принимает свою прошлую жизнь как урок, в его душу приходит покой. И это важный показатель того, что человек начинает накапливать духовные силы. Однако принять жизненные невзгоды как испытания и процесс накопления опыта очень непросто. Можно принять эту идею умом, но гораздо сложнее сделать это сердцем.

На четвертой стадии сказкотерапии зависимости психолог помогает клиенту вспомнить лучшие эпизоды своей жизни, чтобы накапливать духовные и жизненные силы. Только после этого становится возможным истинное принятие жизненного пути, понимание его как урока. 943


Глава 5

Некоторые вспомогательные техники

1. Использование медитативных сказок. Перед чтением медитативной сказки клиент занимает удобную для себя позу лежа или полулежа. Сказкотерапевт обычно сам создает медитативные сказки, или использует готовые.

2. Сочинение сказок. Клиенту предлагают вспомнить счастливые периоды жизни и описать их в форме сказки.

3. Рисунок волшебными красками. Клиенту предлагается смешать «волшебные краски» (мука, соль, подсолнечное масло, клей ПВА, гуашь) и выполнить рисунки на следующие темы: «Самое счастливое мгновение», «Волшебная страна», «Мой внутренний источник жизни» и др.

4. Создание куклы-помощника. Используя необходимые материалы, клиент может создать для себя куклу-помощника, или куклу-волшебника, символизирующую ресурсы его личности.

5. Создание волшебной страны в песочнице. С помощью миниатюрных фигурок клиент создает в песочнице страну, в которой он ощущает себя комфортно, где он получает «подпитку». После обсуждения этой картины, клиент забирает с собой любую фигурку по своему выбору, которая будет оказывать ему поддержку, символизируя лучшее в его жизни. Эти техники сказкотерапии помогают клиенту вспомнить лучшие моменты жизни.

Психотерапевтические сказки на четвертой стадии используются, с одной стороны, для поддержки клиента, с другой стороны, чтобы стимулировать воспоминания о светлых, лучших эпизодах жизни. Психолог рассказывает психотерапевтические сказки, когда клиенту трудно вспомнить что-то хорошее или он «зациклен» на негативных переживаниях. В таких случаях сказка облегчает разрядку напряжения.

Психотерапевтические сказки, подбираемые или сочиняемые для четвертой стадии, должны соответствовать следующим требованиям:

1. Самый важный признак — это светлый эмоциональный фон сказки. Он может проявляться и в юмористическом сюжете, и в описании чудесных детских переживаний, и в линии главного героя, с легкостью и изобретательностью разрешающего проблемы, и в содействии волшебных помощников. В 944

Виктимология аддиктивного поведения

данном случае сказка не нагружает клиента проблемами, а вселяет веру в удачу, счастливую судьбу, в лучшее.

2. Второй важный признак — идея «все, что ни делается, — к лучшему».

3. Третий признак — активный герой-созидатель. Герой любознателен, находчив, не расстраивается из-за возникших трудностей, оказывает помощь другим, творчески активен.

Возможные линии обсуждения:

• Если мы не можем изменить ситуацию, то можем выбирать, как на нее реагировать: со знаком «плюс» или со знаком «минус».

• Все, что ни делается, — к лучшему, во всяком событии есть смысл, который сразу не уловить. Лишь последующие события докажут благо произошедшего.

• Любая проблема является испытанием, любое испытание есть вызов. В каждом вызове находится зародыш будущей удачи. Проходит время, и разворачивается цепочка событий, приводящая человека к успеху.

• Проблема не в событии, а в отношении к нему, а также в сопутствующих событию нюансах.

• Привязанность к чему-либо часто может сделать человека несчастным. Привязанность к желанию, карьере, человеку, месту делает несвободным, зависимым, сковывает фантазию, делает желания навязчивыми, лишает ощущения комфорта.

• Истинно необходимое человеку всегда остается с ним. Проблемные события разрушают лишь его иллюзии, привязанности, заблуждения.

• Человек, который не имеет привязанности, чувствует себя свободным независимо от обстоятельств.

• Жизнь предоставляет человеку множество возможностей, и если он научится в каждый момент выбирать для себя наилучшую из них, он будет счастлив.

• Не жалеть об утраченном. Возможность, которую выбрал человек в определенный момент, казалась тогда наилучшей. Однако прошло время, и он, возвращаясь к прошлым событиям, ощущает себя глупцом. Некоторые события лучше оценивать не с позиции жизненного опыта, а с позиции момента выбора, чтобы не жалеть об утраченном.

Профессиональная и человеческая интуиция психолога подскажет, когда можно переходить к пятой стадии консуль- 945


тирования. Важными показателями перехода будут желание клиента совершить реальное созидательное действие и умиротворенное состояние его духа.

На пятой стадии сказкотерапии зависимости основная задача психолога заключается в том, чтобы перенести внимание клиента с его собственной личности и проблематики на значимых других. За четыре предыдущие стадии клиент накопил достаточно душевных сил для того, чтобы осознать, в чем он может принести конкретную пользу людям, через какие дела проявить заботу о других.

Психолог может сказать клиенту примерно следующее: «Часто мы дарим другим то, чего желали бы сами. Однако было бы слишком самонадеянно думать, что наши близкие так похожи на нас. Понять, почувствовать, что нужно другому, что принесет ему радость, — это особый дар души. И развивается он только в том случае, если фокус внимания смещается со своих собственных желаний и проблем к чувствам и потребностям другого». Итак, смысл пятой стадии принципиально противоположен предыдущим этапам консультирования. Если прежде консультант «подпитывал» клиента, то теперь последний учится отдавать, дарить. Без развития этой способности невозможно наладить гармоничные взаимоотношения обмена с окружающим миром. Поэтому на пятой стадии важно стимулировать самостоятельные созидательные действия клиента по отношению к другим. Основной принцип подбора сказок и притч для пятой стадии вытекает из ее смысла — ключевая мысль в сказке должна быть, прежде всего, связана с заботой героя о других.

«Недостаточно зрелый» клиент неизбежно задаст психологу вопрос: «А что мне сделать?». Не нужно торопиться на него отвечать. Только сердце может подсказать, в чем нуждается ближний. Для кого-то существенной поддержкой будет простое дружеское участие в судьбе, для кого-то — творческий подарок, для кого-то — искреннее письмо. На этой стадии сказкотерапии психолог больше наблюдает за делами клиента. А свои мысли и отношение передает через сказку или притчу, ненавязчиво, как намек, как «мысли вслух».

Несмотря на то что основная задача этого этапа — забота о других, проявлять ее нужно дифференцированно, прислу- 946


Виктимология аддиктивного поведения

шиваясь к своему сердцу, понимая мотивы других. Это особое искусство, осваиваемое годами, приобретаемое за счет множества «шишек». Сказка может только предупредить о крайностях.

Психотерапевтические сказки пятой стадии необязательно обсуждать с клиентом, разве только когда клиент сам на этом настаивает. Тогда терапевт может сказать клиенту примерно следующее: «Служба людям, освещение их пути — вот судьба, которую выбрал главный герой. Однако он не смог выполнить свой замысел. Но вместо того чтобы сокрушаться об этом (что было бы понятно), он старается за отпущенный ему срок успеть сделать людям как можно больше добра. Никогда не поздно очнуться и использовать шанс реализовать свое предназначение». Это оказывает большую поддержку взрослым

клиентам, которые жалеют об упущенной молодости, говоря:

«Вот, если б раньше я об этом узнал, все было бы по-другому...». Или психолог говорит после соответствующей сказки: «Человек, следующий своему пути, своей судьбе, всегда имеет «инструменты» для самореализации. Свои «золотые янтари». Что является «янтарями» для вас, что вам дано, чтобы следовать своей судьбе?» Способность дарить, строить взаимоотношения обмена, с одной стороны, и способность видеть, понимать недостатки других, строить конструктивную линию взаимодействия — с другой, являются важными признаками зрелости клиента и подсказывают психологу, что можно переходить к следующей стадии консультирования. Шестая и седьмая стадии сказкотерапии зависимости завершающие, их цель — поддержать клиента перед расставанием. Идея шестой стадии: предупредить о рецидиве (срыве), укрепить психологический иммунитет против зависимости. Профилактика срыва состоит из четырех этапов:

• знание проблем, провоцирующих срыв;

• распознавание признаков срыва, что позволяет точно определить процесс, ведущий к срыву;

• реагирование на признаки приближения срыва, умение справляться с мыслями, эмоциями, поступками и ситуациями, угрожающими трезвости;

• обучение тому, как справляться со срывом.

Поэтому, не допуская рецидива, важно уметь распознавать его первые признаки. 947


Глава 5

Некоторые признаки срыва

Физиологические признаки: 1. Чувство сухости во рту. 2. Преследует запах, вкус предмета зависимости. 3. Бессонница. 4. Отсутствие аппетита или, наоборот, чувство постоянного голода. Сильная жажда. 5. Мышечные боли и ломота костей. 6. Частые головные боли. 7. Постоянное чувство усталости, слабости. 8. Чрезмерная потливость. 9. Дрожь во всем теле.

Психологические признаки: 1. Усиление чувства собственной исключительности («Я не такой, как все, я сам разберусь»), 2. Иллюзия собственной силы и отрицание зависимости. 3. Желание быстрее освободиться от проблем. 4. Мысленное возвращение к прежним временам. 5. Уход в мир фантазий. 6. Чрезмерная жалость к самому себе. На шестой стадии сказки и притчи используются в контексте размышлений о будущей жизни, ее «подводных камнях», искушениях и о возможностях сознательно корректировать жизненные ситуации.

В педагогике эта стадия называлась бы «закреплением пройденного материала». Поэтому сказки и притчи подбираются таким образом, чтобы в них отражалась некоторая проблема и способы ее разрешения. К этому времени весь необходимый опыт и потенциал клиент уже накопил. Размышляя о сказке или притче, он как бы «проверяет» себя, силу своей мысли, покой своих чувств. На этой стадии обычно не встречаются яркие эмоциональные противоречивые реакции на сказку.

Все сказки и притчи на этой стадии рассматриваются под углом двух вопросов, связанных с жизненной практикой:

• О чем эта история предупреждает и в каких жизненных ситуациях это может пригодиться?

• Чему эта история учит и в каких жизненных ситуациях это может пригодиться?

Основная задача заключительной седьмой стадии сказко-терапии зависимости — помочь клиенту заново осмыслить основные жизненные ценности и построить созидательную жизненную программу.

Важно поговорить с клиентом о его мечте, о том, как он представляет себе будущее, какие шаги он сделает в первую очередь. Обсудить, чего он опасается и есть ли у него «инструмент противодействия» этим ситуациям. Здесь уместно про- 948

Виктимология аддиктивного поведения

вести медитацию, попросив клиента в состоянии релаксации увидеть осуществление своей мечты, обратить внимание на мысли, чувства, ощущения, которые он при этом испытывает, на то, какие люди его окружают и какие взаимоотношения между ними построены.

В заключении процесса терапевтического консультирования психолог может предложить клиенту три жизненные ценности, которые будут вести его по жизни и на которые он сможет опереться в трудные моменты. Названия жизненных ценностей лучше перенести на отдельные карточки и постоянно пополнять этот набор, так как каждый клиент забирает три из них. В другом случае психолог дает клиенту три карточки, просит записать на них выбранные «путеводные» жизненные ценности и красиво их оформить (раскрасить, украсить рисунками и пр.). Эти карточки клиент забирает с собой как своеобразный «оберег», талисман. ПРИМЕРЫ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ СКАЗОК Первая стадия Рассказ о песках (притча Идриса Шаха)

Река, начав путь от источника в далеких горах, миновав разнообразнейшие виды и ландшафты сельской местности, достигла наконец песков пустыни. Подобно тому, как она преодолевала все преграды, река попыталась было одолеть и эту. Но вскоре убедилась, что при продвижении вглубь песков, воды в ней остается все меньше и меньше. И хотя не было никакого сомнения, что путь ее лежит через пустыню, положение казалось безвыходным. Но вдруг таинственный голос, исходящий из самой пустыни, прошептал:

— Ветер пересекает пустыню, это может совершить и поток!

Река тут же возразила, что она лишь мечется в песках и только впитывается, а ветер может летать, и именно поэтому ему ничего не стоит пересечь пустыню.

— Тебе не перебраться через пустыню привычными, испытанными способами. Ты либо исчезнешь, либо превратишься в болото. Ты должна позволить ветру перенести тебя к месту назначения.

— Но как это может произойти? 949


Глава 5

— Только в том случае, если ты позволишь ветру поглотить себя...

Это предложение было неприемлемо для реки. Ведь, в конце концов, никто и никогда не поглощал ее. Да она и не собиралась терять свою индивидуальность. Ведь потеряв ее однажды, как сможет она вернуть ее снова?

— Ветер, — продолжал песок, — именно этим и занимается. Он подхватывает воду, проносит ее над пустыней и затем дает ей упасть вновь. Падая в виде дождя, вода снова становится рекой.

— Но как я могу проверить это?

— Это так, и если ты не веришь, ты не сможешь стать ничем иным, кроме затхлой лужи, и даже на это уйдут многие годы. А ведь лужа, согласись, далеко не то же самое, что река.

— Но как же я смогу остаться той же самой рекой, которой являюсь сегодня?

— Ни в том, ни в другом случае ты не сможешь остаться такой же, — ответил песок. — Твоя основная часть перенесется и снова станет рекой. И даже свою нынешнюю форму существования ты только потому принимаешь за саму себя, что не знаешь, какая часть в тебе является главной и существенной.

Какой-то неясный отклик вызвали эти слова в мыслях у реки. Смутно припомнила она то состояние, когда она или какая-то ее часть уже находилась в объятиях ветра. Она вспомнила также — дай вспомнила ли? — что эта, хотя и не всегда очевидная, но вполне реальная задача выполнима.

И речка воспарила в дружелюбные объятия ветра, легко и нежно подхватившего ее и умчавшего вдаль. Достигнув горной вершины, он осторожно опустил речку вниз. А поскольку у нее были сомнения, она смогла запомнить и запечатлеть в своем уме подробности этого опыта более основательно.

— Да, теперь я узнала истинную сущность, — размышляла река. А пески шептали:

— Мы знаем, потому что это день за днем происходит на наших глазах, поскольку из нас, песков, и состоит весь путь от берегов реки до самой горы.

Вот почему говорят, что путь, по которому должен следовать поток жизни, написан на песке.

Вопросы дляразмышления и обсуждения: 1. Что мешало реке сразу принять дружелюбные объятия ветра и перелететь

пустыню?


Виктимология аддиктивного поведения

2. Благодаря чему она все же приняла решение перелететь пустыню?

3. Чемуможетнаснаучитьэтапритча?

На этой стадии терапевтического консультирования для нас важны следующие идеи притчи:

• источники и способы преодоления безысходности и тупикового состояния;

• сопротивление изменениям;

• доверие тому, кто может эпомочь.

Бывают ситуации, когда решение проблемы известными и даже надежными способами невозможно. И это вызывает отчаяние. Его испытывают близкие зависимого человека. Однако не бывает такого, чтобы проблема не имела решения. Вопрос только в том, насколько готов человек принять решение проблемы. Иногда решение воспринимается как катастрофа, потеря самого себя или чего-либо ценного и важного. Однако вопрос стоит «ребром»: либо довериться судьбе и доброму совету, либо погибнуть. Гибель является иногда более предпочтительным решением, чем конструктивные.действия. Не так ли мыслит зависимый человек, отрицая свою проблему, отказываясь от помощи или не выполняя рекомендации? Вторая стадия

Петля (притчаВладимираАстапчика)

Один человек решил свести счеты с жизнью. Слишком много было неудач, слишком часто он понимал, что от него ничего не зависит. Он взял веревку и отправился за город, в лес. Некоторое время он бродил по лесу. Но не красота деревьев, не игра света, не пение птиц привлекали его внимание. Он искал подходящий сук, на который можно было бы накинуть петлю.

Наконец он нашел его. Накинул веревку и встал на пень. ' Он держал в руках петлю. И, наверное, на какую-то долю секунды его охватил страх, или, быть может, сомнение в правильности своих действий, или какое-то иное чувство... Но вдруг...

Вдруг его руки сами стали натягивать ему петлю на шею. Он пытался сопротивляться, но не мог. Его ноги старались поджаться так, чтобы повиснуть на веревке. В отчаянии человек силой своей воли боролся с непокорными ему руками и


ногами, но оказался бессилен. Петля затянулась на его шее. Еще мгновенье, и...

Но тут он неожиданно припомнил старую молитву. Он никогда ее не произносил и вообще редко вспоминал о Боге. Но сейчас все слова о Нем, которые он когда-либо слышал, всплыли в его голове. И он отчаянно молился. И человек почувствовал, что руки и ноги снова ему подчиняются. Он снял с шеи веревку, спрыгнул с пня. Он посмотрел на сук, где мог бы висеть еще минуту назад, бросил веревку и пошел обратно в город. Он радовался, что так счастливо избежал смерти...

...В городе, переходя улицу на зеленый свет, он был сбит машиной... Водитель потом рассказывал, что у него вдруг отказали тормоза...

Это невероятно, но даже одно наше разрушительное желание, подкрепленное действием, может вызвать к жизни силы, которые завершат процесс разрушения помимо воли человека. Сколько таких разрушительных желаний было спродуцирова-но? Сколько разрушающих сил пришло в движение?

С этими вопросами необходимо оставить клиента. Вопросы тяжелы, однако без усиления напряжения невозможно сформировать у зависимого человека искреннего желания изменений. И только тогда, когда клиент в той или иной форме искренне задаст вопрос: «А что же делать, как теперь быть?», — можно переходить к третьей стадии сказкотерапии. Третья стадия

Сказание о Раунском утесе (психотерапевтическая сказка Скайдрите Калдупе)

Великан обошел всю Видземе и прилег отдохнуть, положив голову на бугор. Издали он походил на огромный серый валун, и только золотистые волосы его колыхались, как полевица на июньском ветру.

Но долго не улежишь, если край неба рдеет от вечерней зари, будто приречный луг, заросший первоцветом, а дорога белой мглистой рекой вьется меж горушек и гор и все твердит ему, твердит, что, может быть, не за этим, так за другим холмом Великан непременно повстречает свое счастье.

И снова его одолела с ранней юности знакомая, но неутоленная жажда счастья. И Великан засмеялся. От его

счастливого смеха захмелела земля и по краям дороги проснулись цветы подмаренника.

Виктимология аддиктивного поведения

Великан поднялся и пошел в дальний путь. Поутру из-за поворота дороги выходит ему навстречу девушка — на плечах белая шаль с голубыми узорами, вокруг стана пояс из лиловых и синих бусин.

Остановился Великан, глядит не наглядится. Глаза слепит, голова идет кругом, а губы просят у сердца слов, которых еще никто не слышал и не говорил. И нашлись они, такие слова, только вымолвить их нелегко.

— Э-э-э... кто ты? — заикаясь, спрашивает Великан.

— Я — твое счастье, — отвечает девушка и подходит ближе.

— Э-эх! — Великан радостно переводит дух, а сердце его волнуется, как бурное море. Ну нет, так нельзя! Нельзя, чтобы море, летним зноем нагретое, так бушевало в груди, каждой волной своей и обжигало, и освежало. И стыдно Великану в этом признаться. Стыдно и за свои огромные лапищи, за желтые космы волос.

— Вот те на! Что мне с тобой делать?! — растерянно вымолвил Великан. — Уж больно ты хрупкая, уж больно ты нежная, и так нежданно-негаданно появилась! Да вправду ли ты и есть мое счастье, моя милая, моя суженая?

— Присмотрись, узнай, тогда и суди! — засмеялась девушка, и пояс из бусин, вторя ее смеху, зазвенел, засверкал сине-лиловыми, зелено-синими огоньками.

А Великан потопал к озеру за советом.

— Послушай, друг, мне повстречалось счастье! Да как узнать, взаправду ли это мое счастье, моя суженая? Идет мне навстречу и говорит, будто я ее искал. Еще чего! Разве я искал? Я просто так пошел Видземе посмотреть. Призадумалось озеро, темные морщины избороздили его лик. Долго оно молчало и наконец заговорило:

— А есть у нее в глазах зеленые искры? Есть шаль цвета речной волны? Тиха ли речь ее, как шепот камышей? Такой была моя суженая, мое счастье, верное, настоящее. Когда я разбушевалось в бурю и вздумало из берегов выпрыгнуть, она меня успокоила, накрыла покрывалом из водяных лилий...

Выслушал Великан, что сказало ему озеро, и пошел обратно. Видит — сидит у дороги девушка, пояс из бусин в руках теребит.

— Что же ты тут сидишь? — спрашивает Великан.

— Тебя жду и все думаю, куда поведешь меня — только до реки Гауи или до самого моря? , 953


— А ты для меня ненастоящее счастье. В глазах у тебя нет зеленых искр, и речь твоя не похожа на шепот камышей... А покрывало из водяных лилий ты ткать умеешь?

— Нет, не умею, — и смуглая душистая рука ее легко легла на плечо Великана. — Посмотри, как синеет там даль, у края неба. Побежим с дорогой наперегонки, это я умею. Я так хочу увидеть море.

Теплой волной захлестнуло сердце Великана, но вот она схлынула, и сомнения грудой серых камней навалились ему на голову и грудь. Он снял с плеча смуглую руку девушки и один пошел к высокому холму. У большого холма и мудрость большая. Наверняка холм даст ему мудрый совет.

Высокий холм гордо взирал на облака и сперва даже не слышал, о чем ему толкует Великан, а когда услышал, сердито нахмурил лоб.

— Что ты ко мне пристал? — проворчал он недовольно. — Почем я знаю, каким должно быть твое счастье?

— Не сердись, брат! Я к тебе только за советом. Ты же знаешь, каким бывает настоящее счастье.

— Мое счастье, моя суженая, была молчалива. Сидела в тенистом ельнике и восхищалась моей высотой. Глаза у нее темные, как земля на пашне, волосы цвета ольхи, когда в ольшанике токуют тетерева.

— Спасибо, брат, — сказал Великан, кивнул головой и побрел обратно. А у самого глаза грустные-грустные. Отыскал он девушку у пригорка в Рауне и смущенно вымолвил:

— Нравишься ты мне... Очень нравишься, но ты ненастоящее мое счастье. Ты не молчалива и мной не восхищаешься, и глаза у тебя не темные, как земля на пашне... Ступай своей дорогой.

Но девушка только рассмеялась в ответ, да так весело, что на обочинах дороги повыскакивали ватаги белых ромашек.

— Я, правда, твое счастье, твоя суженая. Пойдем вместе до самого моря. Ведь ты ходок неутомимый, даиу меня шаг легкий. По вечерам твои руки будут служить мне изголовьем, а днем я буду шагать с тобой рядом и слушать твои рассказы. Ты высок и, значит, будешь видеть дальше меня. И порой я буду проситься к тебе на руки, и тогда я тоже увижу дальние дали. Каждое утро твоя улыбка будет светлее вчерашней.

— Но ведь ты ненастоящее мое счастье, — прошептал Великан, едва не захмелев от одного ее взгляда. Бывают же у 954

Виктимология адциктивиого поведения

иных глаза, точно сизой дымкой подернуты, и взгляд их согревает и манит. — А может, ты и в самом деле мое счастье,

— помолчав, добавил Великан, чувствуя на щеке ее легкую смуглую руку. И все же опять отправился просить совета. На сей раз он пришел к Медвежьему болоту.

— Слышь, дружище, ты такое большое, широкое, много видишь, много знаешь. Дай совет. Скажи ты глупому Великану, каким должно быть настоящее счастье.

— Мое счастье, моя суженая курлыкала по-журавлиному и день-деньской жаловалась на мои окнища, все грозилась уйти, убежать, но весной всегда ко мне возвращалась. Волосы у нее, как серый лишайник, а руки цепкие, как корни можжевельника. Я был с ней очень счастлив.

— Ане заводила ли она речь все о море да о море? — спросил Великан, и голос его прозвучал так жалобно, словно стон ветра на голой осенней поляне.

— Ну, что же это за счастье, если то и дело про море твердит! Море отсюда не видать, оно очень далеко. Опечалился Великан, пошел прочь.

— Не твоя суж-ж-женая, не твое счас-с-стье! — весело зудели мелкие болотные слепни, присаживаясь на вспотевшие плечи Великана.

Он не вернулся к пригоркам Рауны. Нечего ходить прощаться, коли счастье это ложное.

Лето щедро дарило благодатные дни, один краше другого, но потом вдруг одумалось, заскупилось. И дни стали серыми, один печальней другого. Вечерами в августе горьковато пахли головки хмеля, горечь пробралась в сердце Великана. Почему же счастье его так прячется? Может, он случайно прошел мимо него?

Небо застлали темно-синие сентябрьские тучи, березы теперь кажутся белыми свечами, каждую ночь ветер сшибает их желтое пламя, с каждой ночью блекнут огни лета. И лишь еловые леса синеют на горизонте, смотришь на них — и сердце томят воспоминания.

В первые заморозки голубым утром воротился Великан в холмистую Рауну. Не позвякивает ли тут где-нибудь пояс из синих бусин? Не зазвенит ли за кустами веселый смех, и не лягут ли на его плечи легкие смуглые руки? А нежный голос не попросит ли его ласково: «Ведь ты больше меня, и ты ви- 955


дишь дальше. Возьми же меня на руки... побежим наперегонки с дорогой...».

Но никто не вышел ему навстречу. Только деревья шумно спорили с ветром да по-осеннему пахли кустики брусники. Малая речушка, которую Великан не видел летом, петляла в кустах ольхи и лещины, коричнево-зеленая в зарослях, светло-голубая на открытых местах, похожая на жемчужный пояс...

— Ау! Где ты, мое счастье! — закричал Великан во весь голос.

— Ау-у-у-у! — откликнулась речка.

— Ау! Покажись, счастье мое, покажись! — еще громче крикнул Великан.

— Ау-у! — откликнулась речка. — Ты меня не узнал, ты в меня не поверил...

— Куда ты спешишь, журчалочка?

— К Гауе, к Гауе, а потом с нею вместе к морю! Сердце Великана сжалось от боли. Он приник к земле, слуцгая журчание речки и голос своих воспоминаний.

Шли дни, шли годы. Великана больше ни разу не встречали среди Раунских пригорков. Но на берегу малой речушки появился утес. Так тесно приник он к земле, так низко пригнулся над речкой, что капли воды прибрежного родника из- под него падали прямо в речную воду. Камень этот похож на огромное веко, прикрывающее глаз, в котором таятся печаль и воспоминания. А мелкие капли родниковой воды постоянно повторяют путнику:

— Эта речка была когда-то поясом из синих бусин. Он принадлежал моей суженой, моему счастью. Из-за моих сомнений оно преобразилось. Но то было мое счастье, и никто другой не мог его ни узнать, ни понять...

— То было твое счастье, — журчала речка, — и никто другой не мог его ни узнать, ни понять... Вопросы дляразмышления и обсуждения:

• Отчего у Великана возникли сомнения в истинности своего счастья?

• Почему преобразилась суженая Великана?

• Ассоциации с какими событиями жизни рождает эта сказка? Возможные линии обсуждения сказки:

• Сожаление об упущенных возможностях, неправильном 956

Виктимология аддиктивного поведения

выборе в важной жизненной ситуации. Ситуации, после которых все в жизни «идет наперекосяк».

• Ответственность перед теми возможностями, которые дает жизнь.

• Чужие советы и их влияние на жизнь человека.

• Горечь утраты и сожаление о «собственной глупости» может привести к остановке в развитии и регрессу. События, связанные с потерями или неверными решениями, служат жизненными уроками. Они осмысляются и поступают в копилку жизненного опыта. Если этого не происходит, некоторое событие может стать «камнем преткновения» и овладеть мыслями и чувствами человека. Чувство «невозможности что-либо изменить» может довести до отчаяния. Так утес у речки роняет слезы, а сама речка бежит к морю. Утес «увлечен» своей потерей, а речка следует своему пути.

Четвертая стадия Притча о счастливом Гансе

Ганс за свою службу получил от хозяина слиток золота. Пошел он домой, но поскольку в дороге золото было ему в тягость, он обменял его на лошадь, и был этим счастлив. Когда же лошадь сбросила его, он обменял ее на корову, а когда его лягнула корова, он поменял ее на свинью. Свинью он поменял на гуся, а гуся на тяжелый точильный камень. Камень упал в колодец, когда FaHC пил воду. С легким сердцем и пустыми руками вернулся счастливый Ганс в родную деревню. Пятая стадия

Рождество у зверей (сказкаМарии-Луизы Вер)

Каждый год, за несколько дней до Рождества, над лесом появляется особый знак — звезда, которая светит совсем не так, как другие звезды. Она разбрасывает во все стороны лучи, сияющие подобно блесткам инея, и каждый из них спешит коснуться спящих зверей, пробираясь в самые укромные норы и берлоги.

— Просыпайтесь, — шепчет звезда, — наступает Рождество! Приготовьтесь к нашему ежегодному празднику! Праздник происходит на одной таинственной поляне, не известной никому из людей, под защитой стоящих на страже елей.

Каждый год программа праздника меняется. 957


То это концерт, который дают птицы, слетевшиеся со всех концов земли, праздничный концерт, на котором солирует соловей.

То это бал с настоящим оркестром. В нем звучат сорочьи трещотки, серебряная труба петуха, разнообразные голоса зверей, а цикады и сверчки отбивают ритм. На этот раз звезда объявила животным:

— У вас будет праздник, как у людей. Я разукрашу огнями ели, а вы приготовите подарки и вручите их гостям. Я хочу, чтобы все остались довольны. А чтобы никто не оказался в обиде, мы устроим репетицию. Ведь найти нужный подарок — дело тонкое.

— Ну, это нетрудно! — отвечали звери. — Мы уж придумаем что-нибудь необычное.

— Поглядим, — тихо сказала звезда. — Приходите все накануне Рождества, каждый со своим подарком. Выберите, что захотите, только помните, что ваши подарки должны всем доставить удовольствие!

Тогда животные бросили'жребий, чтобы узнать, кто кому будет делать подарок в Рождественскую ночь. Получились неожиданные и смешные пары — например, цикада и филин, кролик и енот. Да что за важность! В Рождество все звери — братья, а ежели по-доброму относиться друг к другу, тут-то и рождаются новые дружбы! В веселом настроении животные разбрелись по своим норкам, и каждый уже обдумывал, с каким подарком он придет на праздник.

Но всему свой срок. Вот и наступил долгожданный вечер накануне Рождества. Лунный свет накрыл лес и осветил необычную суматоху под кронами деревьев. Животные, включая тех, что находились в ближайшем зоопарке, спешили в сторону той самой таинственной поляны, и каждый нес свой подарок. А звезда, как драгоценный камень, сияла в темном небе. Звери шли между деревьев, и ночь была так хороша, что в их сердцах горел свет, а в головах не было и тени дурной мысли... Посторонний зритель мог бы разве что снисходительно улыбнуться, глядя на этот необычный спектакль!

Ослик нес охапку сена, которую собирался подарить лису. Кролик — морковку в подарок аисту. Кот — кусочек мяса для овечки. Цикада собиралась порадовать филина, подарив ему солнечные блики. А малиновка полагала, что сделает доброе 958

Виктимология адциктивного поведения

дело, если подарит кроту для его подземелья несколько искр, которые она собрала у домашнего очага. Множество птиц из тех, что питаются насекомыми, несли в своих клювах всевозможных мух в подарок другим птицам, которые клюют зерно. Улитка тащила на спине листик салата, предвкушая, как будет угощать им лягушку. Петух собирался преподнести свое «кукареку» маленькому сурку, который больше всего на свете любил поспать по утрам. Наконец длинное шествие завершил медведь: он нес сосульку — в подарок ящерице. На поляне уже собирались гости. Животные искали и находили тех, кто выпал им по жребию, и обменивались подарками. А высокие ели сверкали огнями.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 191. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.061 сек.) русская версия | украинская версия