Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Мистика в древних цивилизациях.




Цель:Рассмотреть причины и систему возникновения оккультных обрядов и мистических верований в культуре и ритуальной жизни человека.

Основные понятия: «религиозный синкретизм», «мистика», «религиозное сознание», «духовно-практическая жизнь человека», «этнорелигиозный тип», «архаическая религиоз­ная практика», «эзотерическая практика», «транс», «мистический опыт», «вневероисповедная мистика».

 

1.Понятие религиозного синкретизма. Синкретизм религиозный – состояние рели­гиозного явления, характеризующееся невыделенностью качественно различных элементов или их сме­шением во внутренне противоречивую систему. По­нятие «Синкретизм религиозный» используется применительно к разным формам религиозной жизни, в контексте которых оно имеет различные смысловые оттенки. По отношению к архаической религии Синкретизм религиозный, означает слабую дифферен­циацию религиозного сознания и культовых практик, слитность их с другими сторонами духовно-практичес­кой жизни человека – трудом, социальным устрой­ством и т. д. На раннем этапе истории религиозное ми­ровоззрение представляло собой слаборасчлененную целостность магических, анимистических, теистичес­ких и пр. представлений, включавшую также зачатки этических, эстетических, правовых, научных поня­тий и практических знаний. Архаическая религиоз­ная практика объединяла магические манипуляции и рудименты изобразительного, танцевального, му­зыкального искусства, словесного творчества. По мере развития компоненты этой мировоззренчес­кой и культовой синкретической целостности по­лучают качественную определенность и выделяют­ся для дальнейшего существования либо в составе четко структурированной религиозной системы (например, в виде теологии, демонологии, антропологии) либо как самостоятельные культурные феномены (например, в виде этики, права, театрального искусства и т. д.). За пределами религиозной архаики под Синкретизм религиозный подразумевается соединение религиозно чужерод­ных элементов в одну целостность. Такое соедине­ние – синкретизация – типичный процесс разви­тия практически всех религий, которые в ходе эво­люции интегрировали в свое первоначальное содержание идеи и элементы обрядности, заимство­ванные из сосуществующих верований и культов. В древнем мире Синкретизм религиозный был особенно присущ, например, религии римлян, в рамках которой синкретизация (включение в римский пантеон иноэтнических бо­гов и т. п. практика) была частью официальной ре­лигиозной политики. Хотя монотеистические рели­гии стремились соблюдать в беспримесном состоя­нии догматику и культ, однако ни иудаизм, ни христианство, ни ислам уже на этапе формирования не избежали инкорпорирования в свой состав рели­гиозно чужеродных явлений. Вся последующая ис­тория этих религий была сопряжена с борьбой двух противоположных тенденций – заимствованием инорелигиозных элементов и попытками от них ос­вободиться. В России Синкретизм религиозный был прежде всего след­ствием взаимодействия православия и древней рели­гии славян. Само православие русское как своеобразный этнорелигиозный тип – во многом есть результат С. р. Сосуществование в русском массовом сознании пра­вославия и дохристианских верований привело к воз­никновению особой формы синкретизма – двоеверия. На позднем этапе истории, в 19-20 вв., появились ре­лигиозные системы, для которых С. р. является осно­вополагающим началом. К числу таковых принадле­жит, например, бахаизм, в составе которого С. р. выступает средством преодоления межкофессиональных разно­гласий и движения к универсальной религии.

Взаимопроникновение этнического и религиозного является формой религиозного синкретизма. Существует несколько трактовок этого понятия в философской литературе, что объясняется многогранностью данного явления.

Согласно одному направлению синкретизм определяется как явление», ищущее истины в чисто искусственном соединения самых разнообразных, даже противоречивых системах; другое направление - синкретизм является «примирительным объединением борющихся партий», сект, систем и т.п. путем ослабления разъединяющих их идей и установления таких тезисов учения, которые каждый может толковать по-своему». Наиболее полным, широко распространенным определением является следующее: «под религиозным синкретизмом следует понимать объективный процесс соединения, слияния различных религиозных элементов, верований и культов как между собой, так и с рациональными компонентами в ходе их взаимодействия друг с другом и образования целостной системы мировоззрения, мироощущения и культа со своей специфической структурой».

В рамках религиозного синкретизма можно вычленить однородный синкретизм (иначе религиозно-магический), который характеризуется объединением представлений, идей, верований различающихся между собой по степени своего развития систем, то есть соединение высших форм религии с низшими; и неоднородный синкретизм - как объединение различных по своей природе идей, представлений, путем синтеза рационального и иррационального в человеческом сознании (к примеру, синтез народных и религиозных обрядов и т.д.).

Основной задачей религиозного синкретизма на наш взгляд, является анализ проявления «религиозного» в конфессиональных системах разных этносов. О религиозном синкретизме можно говорить как на уровне отдельной личности, так и этноса в целом. Ни один этнос не миновал в своем историческом развитии религии как формы общественного сознания, которая видоизменялась от политеизма к монотеизму.

2. Мистика и религия.Мистика ― наиболее странный трехипостасный феномен культуры, который одновременно является парарелигией, парафилософией и паранаукой (гp. para — возле). Загадочное, тайное, а в особенности аномальное, лишает нас душевного равновесия, вызывает недоумение, а подчас навевает состояние благоговения и даже страха. Наука, ориентированная на отыскание истины, далеко не сразу может дать разумный и убедительный ответ на загадки и тайны жизни природы и человека. Со времен далекого прошлого помимо науки к этим загадкам и тайнам обращается, ими питается и, главное, наделяет их сакральным смыслом именно мистика. Мистика (гр. mys-tikos ― таинственный) ― своеобразный свод, арсенал «тайноведения».

Под мистикой понимают, во-первых, веру в возможность непосредственной связи и даже слияния со сверхъестественным. Такая возможность допускается лишь для особо избранного («продвинутого», «просветленного») человека или для индивида, посвященного «духовными учителями», которые владеют тайными приемами такой связи-слияния со сверхъестественными силами и существами. Нередко сверхъестественное начало мистики ищут в своем внутреннем мире, в особенности мистифицируя неизученные состояния психики.

Во-вторых, под мистикой понимают эзотерическую (скрытую, предназначенную только для избранных) практику связи со сверхъестественным. Мистическая практика ― это особые формы, приемы и упражнения сокровенного общения, нередко рискованные для здоровья человека. Как правило, мистические ритуалы связаны с гипнозом, внушением и самовнушением. Иногда они порождают галлюцинации, а то и вводят человека в транс (состояние оцепенения, спонтанного поведения). В них стимулируются переживания инсайта (озарения) и экстаза (исступления, крайней степени восторга). Ошеломленность и неизреченность — самое характерное в этом субъективном переживании сверхъестественного, в том, что исследователи именуют мистическим опытом.

В-третьих, под мистикой понимают восточные и западные эзотерические учения, обосновывающие такую веру и практику. Некоторые из этих учений пришли из глубокой древности, другие — формируются едва ли не сегодня и лежат в основе многочисленных мистических школ современности.

Термин «мистика» часто отождествляют с понятием «оккультизм» (лат. occultus ― скрытый, тайный). Это допустимо, хотя и не совсем точно. Второе понятие несколько шире по своему логическому объему. Основателем оккультизма считается легендарный Гермес Трисмегист («трижды величайший»), которому приписывают «Изумрудную печать» и другие тайные трактаты поздней античности, посвященные магии, астрологии и алхимии. Подробный свод сокровенных знаний впервые свел Агриппа Неттесхеймский в сочинении «Об оккультной философии» (1533 г.). И уже в XX в. Рудольф Штейнер (1861―1925), основатель антропософии и так называемой «вальдорфской педагогики», придал оккультизму современный вид.

Мистика родственна религии. Она находит свое отражение в вероучениях, богословских построениях, в культе. В первую очередь, в религиях Востока. Отчетливы экстатические (от понятия «экстаз») проявления в католицизме («экзерциции» ― духовные упражнения иезуитов) и православии («умное делание», «Иисусова молитва»). В некоторых религиях сложился институт наставников, идентичный «духовным учителям» в мистических школах: «гуру» ― в индуизме, «цадик» ― в иудаистском хасидизме, «старец» ― в православном исихазме, «пир» ― в мусульманском суфизме. Но особенно мистику роднит с религией вера в сверхъестественные силы и определенная близость культовых обрядов и эзотерических ритуалов, восходящих к магическим древнейшим верованиям. Глубокое психологическое единство пронизывает сопровождающий эти ритуалы мистический опыт с религиозным опытом верующего.

Во вневероисповедной мистике исследователи выделяют грубые формы (бытовые поверья, гадания, приметы и т.п.) и формы утонченные (астрология, алхимия, спиритизм и т.п.). Как таковая, мистика занимает в культуре человечества несравненно более скромное место, нежели религия, и находится на окраинной и сумрачной периферии культуры. В противовес религии, одного из устоев этнической и мировой культуры, мистика сама по себе, не содержит каких-либо заметных достояний, составляющих предмет национальной или общечеловеческой гордости.

Черты мистики в той или иной мере присущи каждой религии. Это, прежде всего, стремление непосредственного общения со сверхъестественным и с этим связанные переживания. Ревностные приверженцы чуть ли не всех конфессий часто испытывают мистические переживания. Некоторые глубоко верующие, крайне погруженные в религиозную веру, едва ли не постоянно склонны к мистическим умонастроениям. Религиоведы в своих классификациях выделяют таких верующих в особый тип «мистиков», что не очень точно: последовательный мистик, как правило, следует эзотерическим учениям и практике в лоне светских, внецерковных школ и учений.

Близость вневероисповедной мистики к религии подтверждается и тем, что некоторые особенно экзальтированные и претенциозные «духовные учителя» той или иной мистической школы со временем (иногда при жизни) провозглашаются пророками и даже богами. Более или менее быстро такая школа обрастает церковной структурой, вероисповеданием, культом и преобразуется в особую религиозную конфессию (подобный путь проделали некоторые из «новых религий»).

Мистика родственна философии. С философией ее сближает сложившаяся традиция мистических учений, теснейшим образом связанных с философскими течениями иррационализма, ограничивающего возможности разумного постижения истины. Согласно мистическим и оккультным учениям, истина обнажается не в логических построениях рассудка, не в критической проверке ее разумом и практикой, а сверхчувственным путем интуиции, откровения, экстаза, внезапного и чудесного озарения.

Мистика внешне сходна и с наукой своей обращенностью к неизученному, загадочному, а также притязаниями на его теоретическое осмысление. Во всяком случае, многие «духовные учителя» именуют свои построения научными теориями. В противовес науке, эти учения оперируют не столько понятиями с их четкими значениями, сколько нарочито затемненными по своему смыслу символами, причудливыми терминами.

Потому-то мистика, как и оккультизм, по своей познавательной природе всегда находится вне науки, которая опирается на отчетливые и строгие принципы и законы логики, требует от исследователя открытости, доказательности, возможности строгой опытной проверки как рациональных, так и интуитивных построений. Наука объясняет загадочное, сводя его к уже известному, изученному. Мистика же предлагает только подобие объяснения и сводит странное и загадочное к еще более странному и загадочному, к сверхъестественному.

Правда, в лоне мистики иногда зарождались и ценные идеи. Алхимические поиски «философского камня», астрологические гадания по звездам, в свое время, стимулировали становление химии и астрономии. Не все, что связывают с мистикой, следует заведомо отбрасывать. По своим мировоззренческим основам, мистические учения тяготеют к философскому идеализму. Но иногда они причудливо связаны с теми или иными течениями свободомыслия. Оккультные построения при этом обычно исходят из философских идей пантеизма (отождествления Бога и природы) и гилозоизма (наделения всего в природе качествами живого).

Мистическая традиция восходит к древнейшим учениям Индии, Китая, Египта, Вавилона, Персии и Греции. Она продолжается в мистических теориях средневековой Европы и арабского Востока, в разнообразных тайных доктринах Нового и Новейшего времени. Современные исследователи насчитывают сотни вариантов эзотерических учений, которые часто отличаются друг от друга лишь малозначительными деталями.

Начнем с исторических форм мистики. Их истоки содержатся в первобытном фетишизме, анимизме и, особенно, в магии. Многие исследователи считают начальной, древнейшей, еще не отделившейся от религии формой мистики, шаманизм, дошедший у некоторых народов и до наших дней. Отличные от публичных богослужений мистерии на Древнем Востоке, в Древней Греции и Риме исследователи считают прообразом мистики уже в цивилизованном обществе.

Широко известна и поныне наиболее распространена такая форма мистики, как астрология — учение о магической связи судеб людей, народов и исторических событий с положением звезд на небе, а также предсказания на этой основе. Астрология гипнотизирует наивных и несведущих людей тем, что ссылается на астрономические наблюдения за звездами. Но само по себе расположение звезд на небе, как это точно установлено учеными, не имеет никакого отношения к событиям жизни на Земле, а тем более перипетиям биографии людей.

Астрология выросла на почве первобытных астральных культов (поклонения небесным светилам). Своими идейными корнями она уходит в тайные учения халдеев, восточных семитских племен конца II тыс. до н. э. На этой основе у халдеев сложилась мантика, тщательно разработанная практика гаданий по небесным и погодным явлениям, геометрическим фигурам, поведению животных, бросанию жребия, на кофейной гуще и пр. Отсюда идет и составление астрологических гороскопов (таблиц связи даты рождения человека или какого-либо события с расположением звезд на небе). Свой расцвет астрология пережила в Средние века ― в период сильнейшего распространения суеверий. Даже некоторые известные ученые того времени отдают дань этому наследию халдеев.

С астрологией тесно связана хиромантия (гр. cheir ― рука, manteia — гадание), оперирующая многими астрологическими понятиями. Она не имеет никакого отношения к современному разделу медицины ― дерматоглифике, изучающей связь кожных узоров человека с его наследственностью. Хиромантия ― это оккультные правила, определяющие характер человека и его судьбу по морщинам, складкам, бугоркам и линиям ладони. Линии и бугорки в хиромантии носят названия планет, толкуются в соответствии с астрологией и представляют собой своеобразный гороскоп. Научная ценность хиромантии такая же, как и астрологии.

Халдейской мистикой и мантикой оплодотворена и такая, весьма распространенная, историческая форма мистики, как иудейская каббала (иногда пишут «кабала»). Каббала буквально означает «предание». Некоторые ее идеи (магическая сущность чисел, таинственное и непознаваемое духовное начало мира, истечение материи из духа) заимствованы из философских учений античности (пифагореизм, гностицизм, неоплатонизм). Первоначальные элементы каббалы складывались в лоне иудаизма около II в. н. э., интенсивно дополнялись в VII―VIII вв. (тогда и был составлен первый кабалистический свод «Сефер иецира» ― «Книга создания»). Окончательно каббала формируется у иудеев Испании в XIII в. («Зогар» ― «Книга сияния»). Фанатичные приверженцы каббалы стали основателями мистического течения в иудаизме — хасидизма (Волынь, Украина, начало XVIII в.).

В книге «Зогар» Ветхий Завет рассматривается как зашифрованный текст, в ней предлагается производить особые манипуляции для толкования Библии и предсказаний на этой основе. Каббала предназначена лишь для посвященных, и, по иудейской традиции, она передается только изустно. Каббала пронизана мистикой чисел и букв, насыщена многими сложными выкладками для гаданий. Согласно этому учению, мироздание покоится на 10 цифрах и 22 буквах еврейского алфавита. Бог имеет 10 творящих атрибутов — «сефирот». Мир состоит из огня, воздуха и воды, включает в себя 7 планет и 12 созвездий. Это учение признает идею переселения душ.

К Средневековью относится и расцвет алхимии. Первые идеи о ней содержались, как уже отмечалось, в сочинениях Герместа Трисмегиста. Алхимия ― учение о тайном «философском камне», способном превращать неблагородные металлы в золото и серебро, возвращать молодость и т.п. Некоторые алхимики пытались искусственно вырастить в пробирке человека (гомункулуса). Поиски мистического камня способствовали проведению химических опытов, но в то же время уводили ученых в тупики суеверий. К XVII―XVIII вв. идеи алхимии были окончательно отвергнуты.

Средневековая мистика особенно связана с разнообразными ересями. Мистический момент обязательно пронизывает любое еретическое учение. Несмотря на ожесточенное сопротивление Церкви, в это время наряду с ересями получили широкое распространение и самые грубые суеверия: волшебство, ведовство, заклинания, поклонение дьяволу и вера в ведьм (колдуний). Ведьмам приписывалась мистическая связь с нечистыми силами, особое могущество и способность «порчи». Гонение на ведьм в средневековой Европе (особенно в Германии) приняло чудовищные масштабы и сопровождалось массовыми сожжениями, в которых погибли около ста тысяч женщин.

Новое и Новейшее время заметно обогатили мистические учения и практику. К родоначальникам нового этапа мистики обычно относят немецкого пантеиста Якоба Беме (1575―1624). Пантеистически отождествляя Бога и природу, Беме утверждает, что Бог — это Сущность сущностей, бездна и основа. Весь мир одушевлен, физическое начало связано с психическим. В сочинение Я. Беме «Аврора, или Утренняя заря в восхождении» истолковываются библейские мифы, причудливо сочетаются элементы астрологии и каббалы. Наиболее известным продолжателем Беме был Эммануил Сведенборг (1688―1772), известный естествоиспытатель, впавший в мистику и объявивший себя «духовидцем».

С именем Беме и Сведенборга связывают становление в лоне мистики такой ее формы, как теософия (др.-гр. «божественная мудрость»), учения о возможности непосредственного постижения Бога с помощью откровения и мистической интуиции. Согласно теософии, конечная цель человека ― постижение оккультного знания и достижение сверхъестественных способностей, что возможно с помощью немногих «мастеров», «ясновидящих», «посвященных», носителей тайных знаний Востока.

В недрах «Теософского общества» уже упомянутый Р. Штайнер сформулировал довольно модную теперь антропософию (антропос ― человек, софия ― мудрость) ― учение о человеке как центре мира и о возможности прозреть в себе высшие начала. В многочисленных трудах Р. Штайнер насыщает оккультное учение мистически истолкованными данными естествознания и медицины. Он также предлагает особые упражнения ― медитации (лат. «размышление, обдумывание») для развития моральных качеств и ясновидения. По-видимому, прежде всего, под влиянием антропософии медитация стала весьма модной в современной мистической практике Запада. Судя по наблюдениям, именно она в первую очередь привлекает приверженцев современных оккультных школ. Техника медитации была разработана еще в тантре (на санскрите — сокровенный текст), мистических школах индуизма и буддизма. Там и сложились особые символы в качестве объектов медитации.

3. Мистика в древних цивилизациях. Самые древние мистические письменные произведения были созданы в начале первого тысячелетия до новой эры халдеями - народом, населявшим Месопотамию. На глиняных табличках клинописью записаны заклинания против злых духов, демонов, знахарские наставления и астрологические расчёты. В форме астрологии они накапливали необходимые для ориентации в природных процессах астрономические знания, одновременно сопровождаемые самой причудливой мистикой, посредством которой они брались определять не только периоды разлива Тигра и Евфрата, но и судьбы народов, государств и отдельных людей.

“ Халдейские оракулы ” (Τα των Χαλδαίων λόγια) восстанавливаемое по цитатам из позднейших авторов собрание гексаметров, возникшее в кон. 2 в.; отражает среднеплатонические представления о божестве и структуре универсума с сильной гностической окраской, отмеченные влиянием восточной теургии и магии. Из философов того времени наиболее близок “Халдейским оракулам” Нумений. Во главе иерархии универсума — отец (или отчая монада, μονάς πατρική, отчее начало, надмирная отчая бездна, а также отчий, или первый, ум и т. п.), трансцендентный миру, погруженный в безмолвие и невыразимый, иногда описываемый как невещественный тонкий огонь. Отец вместе с мощью и умом (каковой есть второй ум, а также 1еката, объединяющая отца и его мощь, демиург и мировая душа) составляют триаду умопостигаемого мира: в ней — засевы всех вещей, ее отблески — во всех мирах. Затем — боги, находящиеся выше небесных сфер (αζωνοι): передающие волю отца Иинги, уподобители и хранители, илистражи; и боги, находящиеся на небесных сферах (ζωναίοι). Человеческая душа, искра небесного огня, по своеволию низвергается в здешний мир и облекается телом. Но если ей удается очиститься, она избегает неразумия рока, вновь восходит в мир горний и возвращается к отцу. Начиная с Ямвлиха, “Халдейские оракулы” становятся одним из священных текстов школьного платонизма в Сирийской, Пергамской и Афинской школах, чтение которого наряду с орфическими теогониями завершало курс платоновской философии. Совмещение содержащихся в “Халдейских оракулах” среднеплатонических элементов с платонизмом плотиновской и постплотиновской разработки составляло одну из существенных проблем в освоении этого текста; однако потребность в священном тексте, обострившаяся в платонизме, оценившем к концу 3 в. значение христианства и роль Священного Писания, заставляла находить решения. Авторы, наиболее отмеченные влиянием оракулов, — Порфирий, Ямвлих, Арнобий, Марий Викторин, Синесий, Прокл, Дамаский, Михаил Пселл, Георгий Гемист Плифон. Сочинение Порфирия “О философии, почерпнутой из оракулов” (большинство фрагментов в “Подготовке Евангелия” Евсевия), показывающее необходимость почитать разных оракулов, содержало (Леви) или должно было бы содержать (Доддс) отсылки и к “Халдейским оракулам”, хотя у большинства исследователей (начиная с Вольфа, издавшего эти фрагменты Порфирия в 1856) это вызывает сомнение. Но в “О нисхождении души” (множество цитат и ссылок прежде всего у Августина в кн. Χ “О граде Божьем”, гл. 9,10,16, 21, 26—29) уже обильно цитируются “Халдейские оракулы”. Порфирий объясняет значение халдейской теургии для очищения неразумной части души и восхождения ее к горнему миру до уровня звезд, отводя более высокую роль философии, единственно способной полностью очистить избранные души и возвести их к более высокому началу.

Не довольствуясь звёздами, халдеи в своем стремлении предугадать будущее разработали другие способы гадания и предсказаний - по полёту птиц, по внутренностям жертвенных животных, по шелесту листьев на деревьях, по ветру и облакам, по поведению животных. Халдейская мистика оказала сильное влияние на последующее развитие мистики в Европе и у евреев. Так, в Древней Греции тоже были распространены гадания по полёту птиц, по внутренностям животных, по явлениям природы. В иудаизме под влиянием халдейской мистики, с которой евреи познакомились во время вавилонского пленения в шестом веке до н.э., сформировалось мистическое учение каббала ("принятие", " предание"). Это учение доступно лишь для посвящённых в отличие от иудаизма как религии для всех.

Каббала долгие века передавалась изустно, а первой книгой, в которой в восьмом веке она была записана, была "Книга творения" ("Сефер Иецира"). В ней говорилось, что основа всего сущего - единый Бог, а всё мироздание зиждется на десяти цифрах и двадцати двух буквах еврейского алфавита. В мире три элемента - огонь, воздух и вода, семь планет, двенадцать созвездий; в году три времени: холодное, теплое и влажное; семь дней творения и двенадцать месяцев. В теле человека три основных части и семь ворот.

Также существует десять сефирот - творящих атрибутов божества ("путей его премудрости",его "свет") - венец, мудрость, ум, милость, крепость, красота, торжество, слава, , основание, царство. Это общие основные формы и категории всякого бытия.
В непосредственной близости от божества находится Мир сияний, а далее от него находятся Мир творения (творческих идей и живущих ими чистых духов), Мир создания (мир живых существ) и Мир деланья ( видимый материальный мир физических явлений). Человек принадлежит к трём низшим мирам, и через него низший материальный мир соединяется с божеством. В двух высших мирах живут ангелы, а главным посредником между Богом и Вселенной является солнечный ангел Митатрон.

Основные идеи каббалы получили законченное выражение в книге "Сияние" ("Зогар"), которая представляет мистический комментарий к "Пятикнижию Моисея" ("Торе") и была написана в тринадцатом веке.

Кабалисты в качестве средства для "возвышения души" верующего разработали прикладную каббалу, суть которой состоит в том, что вся Библия стала рассматриваться как зашифрованный текст, который подлежит расшифровке при помощи подсчёта и перестановки букв в определённом порядке, подстановки числового значения букв и прочих криптографических приёмов. Пользуясь этими головоломными способами чтения Библии, каббалисты якобы проникали в сокровенное содержание Священного писания и могли на этом основании предсказывать будущее. Каббала также активно использовалась для магии. Толкователи каббалы стали чрезвычайно влиятельными людьми и образовали целое направление в иудаизме - хасидизм.

Постоянная напряженная обстановка, бесконечные многолетние войны, природные бедствия, неурожаи, голод и болезни, частые эпидемии способствовали широкому распространению мистических настроений в средние века. Здесь мистицизм процветал как в рамках официально принятой христианской религии, так и в языческих обрядах, в эпосе германских, скандинавских и славянских народов. Символическая интерпретация смысла явлений действительности, также как и повествований о ней была характерной чертой всей средневековой культуры, а тем более доминировала она в религии и впревращённых формах познания. Широко процветали гадания, предсказания, колдовство и магия, всякие суеверия и надежда на обереги, амулеты, заклинания и обряды.

 

þ Методические рекомендации:

Для усвоения материала данной лекции, необходимо используя навыки анализа проследить совокупность религиозно-общественных традиций в системе социально-культурной и политической жизнедеятельности различных общественных образований и групп. Знание особенностей воздействия мистических традиций позволит выяснить влияние их на построение принципов религиозного мировозрения, как в рассматриваемый период, так и в последующем.

 

& Литература:

1. Религиоведение. Учебное пособие по религиоведению для студентов СПбГУТ всех специальностей / Под ред. М. Ю. Смирнова. СПб., 2004.

2. Самыгин С. И., Нечипуренко В. Н., Полонская И. Н. Религиоведение: социология и психология религии. Ростов-на-Дону, 1996.

3. Религиоведение: Учебное пособие и учебный словарь-минимум по религиоведению / Под ред. проф. И. Н. Яблокова. М., 1998.

4. Основы религиоведения: Учебник / Под ред. И. Н. Яблокова. 4-е изд. М., 2002 (или любое последующее).

5. Радугин А.А. Введение в религиоведение: теория, история и современные религии. 2-е изд., дополн. М., 2000.

6. Религиоведение для студентов педагогических вузов / Под ред. Под редакцией А. Ю. Григоренко. СПб., 2008.

7. Религиоведение: Учебное пособие / Под ред. М. М. Шахнович. СПб., 2009.

8. Васильев Л. С. История религий Востока: Учебное пособие для студ. вузов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1988.

9. Гараджа В. И. Социология религии: Учебное пособие для вузов. М., 1996; 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005.

 

@ Задания СРСП







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 1212. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия