Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Е.И. Рерих. Избранные Письма 6 страница




Е.Р.

 

Не думайте, что эта бумага с квадратиком и буквами заказана мною. Это подарок Ояны, и я не хочу ее обидеть. Ее поразило, что санскритское «Е» напоминает русское «У». На ней я пишу только Вам и переводы писем моих в Америку.

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

15 июня 1934 г.

«Урусвати»

Родные мои Пасик и Юханчик, пришли Ваши письма из прекрасной Японии. Радовались достойной и дружественной встрече. Какие прекрасные формулы были произнесены! Истинно, только так куется лучшее будущее, то будущее, когда люди начнут понимать и взаимно ценить высокие принципы разумного и культурного сотрудничества, ибо лишь это одно может установить расцвет всех народов и стран. Прекрасна твоя речь, прекрасно все, сказанное друзьями. Перешлем сведения о встрече и приведем прекрасные формулы в те журналы и тем лицам, которые так стремятся иметь твое слово и встретить тебя. Так, сейчас получено трогательное приглашение из Траванкора. Яруя пересылает тебе его. Как жаль, что ты мало оставил нам статей! Люди так тянутся за этими жемчужинами. Право, трогательно это их устремление, и грех не напитать его. Выкраиваем что можем из оставшегося материала, но, конечно, каждый хочет иметь для себя особое, раньше не печатанное. Если бы и дух наших соотечественников проснулся и загорелся героическим духом благородных самураев! Любовь к Родине, благожелательное сотрудничество со всеми народами, ее населяющими и с нею соприкасающимися, какое это великое строительство! Великое Благословение Заступника и Строителя Руси направляет на этот путь! Пришла Ваша фотография, какие Вы славные! Принимайте мускус, если нужно, пришлем еще!

Теперь после прекрасного приходится окунуться в людское непонимание и нераспознавание. В Нью-Йорке состоялся уличный парад с отвратительными лозунгами против выполнения гражданского долга, в котором, к моему глубочайшему возмущению, приняло участие Биософическое Общество, неся перед собою знак Музея и Знамя Мира. Не справившись, что это за демонстрация, Модра, к которой Трошки балакающий обратился за разрешением нести Знамена, самолично дала это разрешение, не доведя даже до сведения Президента, и со своими друзьями, Радной, Авирахом и Зейдель, приняла участие в этой гнусной демонстрации! Результатом этого было получение на следующий день Президентом возмущенных писем с протестом от многих Адвайзеров[114] и друзей. Описывать не буду, увидишь из пересылаемых копий моих писем.

Вообще эта неделя была переполнена необычными сведениями. Так, из Парижа пришли изумительные копии запрошенных мною по Указанию писем от Шклявера и Мирона, причем высланы не все, и часто лишь выдержки, что очень показательно; но, конечно, и этих выдержек достаточно, чтобы волосы зашевелились на голове. Как увидишь из моих писем, этот Мирон при помощи Лепети возвел себя в духовного вождя и духовного советника при Европейском Центре и направо и налево рассылает представителям Общества и членам в Европе письма о том, что он сын Владыки М.(!!) и, обладая «савуар» и «пувуар», он может руководить ими. Усвоив стиль вождя, он шлет им свои апробации и свое удовольствие их первым шагам на пути духовного совершенствования, причем рассылает иногда Его Благословения!!! И наивные стремящиеся души, не задумываясь, откуда и кто этот новый руководитель, как мотыльки, полетели на огонь. Имею несколько трогательных ответов на эти самозваные утверждения. Но самое опасное, что «сыночек» этот загорелся мыслью объединить глав всех Обществ, работающих, по его мнению, на эволюцию, и уже где-то был успешен. Приводит список, в котором, конечно, наряду с прекрасными стоят Общества самой сомнительной и страшной репутации. Смотря по обстоятельствам, он, конечно, пользуется для успеха разными именами, где твоим, где выдает себя за «сыночка». Всюду идет формулами Живой Этики, и нельзя отказать ему в некоторой талантливости. Думаю, что из него со временем может выработаться своего рода Ржевский или ротмистр Горн. Нужно пресечь этот вред. Буду отвечать на его письмо ко мне, наглое и в то же время наивное. Перешлю тебе копию. Родные мои, будьте крайне осторожны, приближая к себе людей. Помните ежесекундно, что сказано: «Распознавание людей есть пробный камень для Вождя. Нужно особенно остерегаться людей, приближающихся с Нашими Формулами на устах». Следите зорко за ботаником. Теперь я понимаю слова Владыки, сказанные мне: «Придется много расчищать сознания и обуздывать». Эпопея Мирона на седьмой странице письма к Стурэ.

У нас все благополучно. После прохладных месяцев завернула жара, и токи очень тяжки, ибо продолжаются землетрясения в той же местности и к югу. Ты знаешь, что главная опасность – в угрожающих нашей планете землетрясениях. Все усилия Светлых Сил направлены к усмирению подземного огня. И в дни страшных напряжений мне очень тяжко, тонкое тело участвует в объединенных усилиях в разряжении атмосферы.

Родные мои, берегите себя. Спасибо Юханчику за все присланное. Родные, истинно, спасение в торжественности. «Великое чудо у дверей». Не найдутся ли указания о чуде Св. Сергия Радонежского в Сибири? Все новости из Америки Вы, должно быть, знаете: по-видимому, наступит некоторое облегчение. Как только лоан[115] будет дан, можно будет вздохнуть свободнее. И Вы уже знаете, что именно Музей спас положение. Рефери пришли в восторг от картин и заявили, что они не допустят его разрушения. Если эти письма дойдут, перешлю тебе и другие мои письма к Гущику, где я вставила формулу Метерлинка. Папочка, мне сдается, что Бадендик ничтожество, еще меньше Гущика, потому посылать ему ничего не будем. Ты, должно быть, не очень внимательно прочел письмо Гущика. Какой Гущик ни на есть, все же он лучше кулачных бойцов с квасным патриотизмом. Между прочим, Рузвельт провел новый закон, поощряющий именно кулачный бой, и назвал его величайшим законом – «грэндест билл». Мне жаль его, все же он очень искал помощи. На Друге лежит большая ответственность за неисполнение Указа. Пора кончать. Обнимаю Вас, родные мои, думы и сердце с Вами. Шлю привет сердца Володе и друзьям. Берегите себя. Чудо у дверей!

Светик очень огорчен, что Пасик не послал ему привета в письме. Ведь он так любит Вас – он чудесный человечек!

Включим описание встречи в минутсы.

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

22 июня 1934 г.

Родные мои сокровища, ждем дальнейших сообщений о Вашем пребывании в прекрасной и дружественной стране. Соберем все эти сведения вместе и разошлем, как Указано. Ведь здесь многим будет интересно. Из Америки известия пока что неплохие. Рефери одобрил предложенный нашими адвокатами план, и можно надеяться, что и лоан будет дан. Конечно, все идет таким медленным темпом. Хвала Логвану – он неустанно подгоняет адвокатов. Теперь пересылаю тебе мое письмо к самозваному духовному советнику. Скажи мне, пожалуйста, носит ли его группа тоже имя Рериха? Ведь ты, Пасик, очень поверхностно посвятил меня в эту тарасовщину. Получила любопытное письмо от Клизовского, освещающее тяжелое положение, создавшееся в Риге за год до ухода Феликса Денисовича. Орудием черной руки явилась, как ты уже знаешь, семья Алексеевых со своим новым гуру через дочку. Многие ушли с Алексеевым, ибо всем было интересно и лестно получать непосредственные указания от гуру. На Алексеева стали смотреть, как на высшее существо, и он очень зазнался и стал произносить такие формулы, как «доктор имеет общение только с Н.К., а я имею связь с Учителем». Феликс Денисович тоже подпал под этот гипноз, и Алексеев стал его правой рукой, он во всем стал с ним советоваться и одно лето провел свой трехнедельный отпуск в семье Алексеевых. У Алексеевых стали собираться по приглашению особые избранные для развития психической энергии по указанному методу. Метод состоял в том, чтобы неделю не спать совсем или спать каждый час четверть часа. Остальное время должно было проходить в чтении Учения. Таким способом безумцы собирались развить в себе психическую энергию!!! Конечно, черная рука добилась своей цели – заманила к себе немало простаков, среди них самого лучшего, Феликса Денисовича, ослабив организм его изуверскими приемами, нарушила заградительную сеть и повела на него ожесточенные атаки. Помнишь все те темные нашептывания и подавленность духа, от которых он страдал? Но результат был печальнее для него, чем можно было ожидать, – открылась его старая рана, и организм не выдержал. Грустно за Феликса Денисовича, что он так подпал под влияние темных. Вот к чему приводит хотя бы временное раздвоение в Учении. Теперь я понимаю, почему Владыка велел мне так широко разослать по группам мое письмо к Асееву, в котором я говорю о необходимости сосредоточия на одном Учителе и о губительности погони за двумя Учителями в надежде приобрести большее знание. Видимо, сам Феликс Денисович не понял основ Учения. Спрашивается, как же читал он «Иерархию», которую я выслала ему задолго до ее издания? Интересно отметить, что Феликс Денисович пытался несколько раз запросить тебя о новом гуру, но ему каждый раз запрещалось это Алексеевым. Между прочим, об этом случае я пишу конфиденциально нашим, ибо они должны тоже знать об этой опасности.

Затем Клизовский пишет немного мягче о Карле Ивановиче, нежели чета Иогансон, но все же указывает на его педантизм. Именно, главный недостаток его, что он педагог по профессии и, видимо, вносит педагогические приемы в Общество. На членов смотрит, как на школьников, которых надо учить. Как он пишет: «С Феликсом Денисовичем мы учились, а теперь нас учат, мы разговаривали, теперь мы молчим. И когда кто-нибудь спрашивает разъяснить непонятный вопрос, то Карл Иванович объясняет так, что после его объяснения непонятное становится еще более непонятным». Мне кажется, что предложением учредить при Обществе группы по искусству и науке Владыка дает выход этой педагогической страсти. Может быть, он увлечется этим, и остальным группам полегчает с новыми руководителями. Время, конечно, покажет, как лучше. Положение его нелегкое среди некоторых избранных членов, привыкших пользоваться и открытым карманом Феликса Денисовича. Я осторожно буду проталкивать как лектора Клизовского. Феликс Денисович под влиянием Алексеева стал его затирать. Помнишь, как Владыка одобрил именно его работу и велел об этом написать. Между прочим, Феликс Денисович, видимо, этого Одобрения не передал. Когда Клизовский получил мое письмо, в котором я пишу, что, вероятно, Феликс Денисович передал ему Высокое Одобрение его труду, и прибежал с ним к доктору, и тот прочел его, страшно взволновался и заплакал, и просил у него прощения, но это было за неделю до его смерти. Сколько горя приносят нам человеческие слабости!!! Теперь эти Алексеевы снова пытаются примкнуть в общества. Клизовский продолжает посылать мне главы своей книги на просмотр. Пишет ясно, но иногда и чепуху, заимствованную, должно быть, от Ледбитера. Я очень откровенно пишу ему о всех заблуждениях, но все-таки труд его неплох. Хотя к концу нет того нарастания, которое я так люблю, и больше поверхностного, но все же труд его полезен. Если хочешь, перешлю тебе мои письма к нему, в них есть разбор слов Христа, я нашла новое объяснение некоторым словам, словам Христа, которые смущали когда-то и меня. Ответила и Иогансон на жалобы, боюсь, что не понравится. Первое письмо к ней по вопросам о Женском Объединении с разбором некоторых случаев, в которых я должна была творить суд Соломонов, всеми одобрено, включая и Председателя. Между прочим, Клизовский пишет об одном члене Общества – Федоре Антоновиче Буцене, видном общественном деятеле, природном ораторе, который часто приглашается для чтения докладов на различные религиозные темы в различных обществах самими обществами и также по поручению Министерства народного просвещения. Интересно то, что он бывший баптистский епископ, перешедший в православие, а из православия в Общество Рериха. В своих выступлениях он проводит идеи Учения, не говоря прямо об Учении. И теперь он хотел бы слышать одобрение своей деятельности от Владыки. Он просит передать тебе свои чувства уважения, преданности и сердечный привет. Считаю необходимым подбодрить его и приведу ему пример некоторых американских епископов, в том числе нашего Норвуда. Направлю его к изучению Великого Оригена. С ключом Учения в руках он может найти поразительные утверждения и сделать большое дело сдвигом сознания церковных служителей. Ведь грозит полный развал церкви, если вовремя не будут приняты меры к оздоровлению и очищению мышления церковников.

Не имею еще ответа на мои письма к Асееву и Дукшинской, но там переворот. Зина переслала мне письмо Москова к тебе и епископу в Чикаго. С ним нужно держать ухо востро. Надеюсь, что Зина не напортит. Пока он пишет о наших сотрудниках в духе Джайльса. Он прислал мне небольшое и неплохое письмо, буду осторожна, он очень православен.

Теперь наши новости. Стоит жара, но я еще держусь. У Светика была простуда центров, температура достигала почти 40 градусов. Мы давали ему только мускус три раза в день порядочными порциями и молоко с содой, также мед. Интересно было наблюдать, как температура постепенно и ровно понижалась, и на третий день была уже 36,8, а сегодня – 36,2. Я рада, что мы обошлись без всяких наркотиков, это такой яд для сердца. Родные мои, как Ваше здоровье? Берегите себя, особенно в дни усталости. Принимайте мускус, ведь он также предохранитель от всяких зараз. Можно ли его иметь в Вашем месте? Большое разочарование было узнать, что почта из Японии на Индию уходит лишь каждые две недели. Надеюсь, что Вы получаете наши письма. Ведь я так и не знаю, дошло ли мое письмо к Володе, но мы послали заказным.

Здесь, как всегда, ползут разные рюморсы[116]. Так, в Манали усиленно распространяются слухи, что имение полковника Ренинга уже шесть месяцев как продается и что владельцы его не вернутся. Источник этим слухам, вероятно, мушкетеры, ибо они не могут переварить потерю дохода с этого имения. Дела их очень плохи. Появилась недурная статья о «Баннере» в «Ассам Ревью» полковника Мана. Яруя перешлет Вам.

Надо кончать, сегодня уходит почта, много приходится мне писать, так что работа по «Тайной Доктрине» Блаватской делается лишь урывками. Большая радость – неожиданно пришла вторая почта из страны древних самураев, какова сейчас эта страна? Ведь лишь герои насыщают жизнь, лишь героизмом можно продвигаться. Сказано, что страна, мечтающая о герое, будет процветать. Формулу Метерлинка, куда возможно, буду направлять и укажу ее ближайшим сотрудникам для произнесения соответствующим лицам, уже написала Гущику. Все твои указания исполним. Вышлем тебе экземпляры изданий, которые просишь. Яруя уже до получения твоего письма заказал буклет из речей на завтраке Дружбы религий, также поместим где нужно отчет о твоем пребывании в прекрасной стране. Очень большой интерес, и интерес возрастающий, к твоей деятельности, к твоему слову. Жаль, что у нас мало статей твоих. Послали тебе монографию из Центра в Аллахабаде. Недурная книжечка, но воспроизведения картин очень плохи. Ты будешь, может быть, против оглавления «Пентэр и Пацифист»[117], но ведь для индусов миротворец есть высшее понятие.

Вам будет интересно узнать, что Бхагаван Шри Кришна, творец «Бхагавад Гиты», есть воплощение Майтрейи, так же как и Рама. Помнишь, ты рисовал нам в Лондоне Раму, стреляющего в чудовище, также и Кришну, который висит у меня в спальне? Хорошо бы Вам иметь «Бхагавад Гиту» на русском языке. Если нельзя достать на месте, постараемся прислать Вам ее из Европы. Я теперь понимаю, почему я так была огорчена, когда ты дал эту книжечку в чудесном переводе Балтрушайтиса остолопу Сахновскому, который и затерял ее. Все величайшие воплощения объединяются в Едином Облике! Вот почему в Светлой Иерархии Облик этот именуется Учителем Учителей. Ведь Кришна жил почти за 7 тысяч лет до нашего времени.

Как ждем Ваших вестей, родные наши. Пасик, напиши ласковое письмецо или же приписочку Светуне. Он так огорчается, что ты к нему не обращаешься. Ведь он так любит тебя и Юханчика. Он – чудесный дух и становится все лучше и лучше, сознание его так расширяется, и он совершенно отходит от книжных теорий, начинает разбираться в духе сказанного и написанного. Для меня это большая радость. Юханчик мой, так верю в твой героизм, в твою дружную работу с нашим Пасиком. Берегите себя. Великое чудо у дверей. Все мысли с вами, родные.

Сердцем с Вами.

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

27 июня 1934 г.

Родные мои Пасик и Юханчик, вчера пришли Ваши милые письма от последних чисел мая, также несколько открыток и газетных вырезок, очень радовались. Забавно, как ты подрисован, Пасик. Пока что почта действует неплохо. Письмо идет около 30 дней. На днях пришла телеграмма от Логвана, извещающая о начале дела с помощью Роз. Особенно отрадно было узнать, как высоко стоит имя Логвана среди самых крупных деятелей. Его вступление в дело совершилось поверх новых правил и законов под давлением крупных деятелей. Надеется через две недели уже начать. Конечно, трудно ожидать сейчас крупных дел, но, во всяком случае, он обеспечит семью и, кроме того, укрепит связи, которые понадобятся. Мы послали ему телеграмму с Указанием одобрения новому делу и благословением успеха. Это придаст ему необходимую уверенность, он, видимо, очень счастлив. Также и дело по дому пока идет благополучно, можно ожидать, что все закончится к сентябрю. Так что горизонт проясняется. Очень ждем Ваших первых вестей от Володи. Продолжаю писать в Америку относительно Галахада, все в том же духе. Он был в отъезде, и Модра должна была увидеть его лишь около 20 июня, но, конечно, сведений об этом свидании еще не имею. Владыка очень одобряет мои письма, ибо лишь твердостью и мужеством можно установить нужный ритм. Ведь горе в том, что Модра, за редким исключением, не умеет говорить сильно и всего боится и часто разводит патоку там, где нужны сильные выражения. Все Указания, все мои слова она смазывает, и получается жалкое лепетание. После ряда моих сильных Указаний и особенно письма от 17 мая, которое на всех произвело впечатление, она написала ему письмо и копию переслала мне; я пришла в уныние от этого образчика ничтожества. Все Указания, все слова мои отсутствуют. А между тем мы имеем Указание, что натура его очень груба и никакие тонкости ему не доступны. Нет у нее сердечного огненного слова и распознания, где и как приложить нужные формулы, а ведь в этом весь секрет успеха!

Также Москов начинает обнаруживать себя, требует немедленно пятьдесят долларов на объявления и также сумм на свое содержание и содержание учителей!!! Дело, видимо, начинает вступать в более сложную стадию, ибо Зина вдруг направила его ко мне и, как ты уже знаешь, я получила неплохое, но ничего не выражающее письмо, сообщает лишь о своем начинании. Я хотела было отвечать, но Владыка советует не торопиться, подождать развития. Зина хорошо сделала, что переслала мне его письмо к епископу Чикаго. Очень оно мне не нравится своим ярко выраженным подхалимством. Поживем – увидим. Также Гущик разошелся и начинает писать в Америку и Ригу, всюду требуя денег. В Риге его раскусили и ответили, что все Общества должны стоять на своих ногах. Главное, мне не нравится, что он начинает писать о врагах, которым нужно противостать, и дает прозрачно понять, что именно для этого нужно организовать общество и получить средства. Скоро он получит мое письмо, которое при всей дружественности будет хорошим ушатом холодной воды. Когда узнаю, как доходят письма, пришлю копию, оно очень длинное. Гущик из тех интеллигентов, которые любят творить на готовом. Сейчас получила письмо от Стурэ, пишет, что волна узкого национализма сильно отозвалась на русских артистах, успешно работавших в латвийских театрах, приходится им искать новых ангажементов. Так, Ведринская получила призыв вернуться на сцену родины, и она спрашивает через Карла Ивановича твоего мнения, но ввиду твоего отъезда он с тем же вопросом обращается ко мне. Думаю ответить, что в личную карму вмешиваться никому не разрешается, но что если она примет приглашение, пусть это будет только гастроль, да неплохо запастись от местных властей разрешением вернуться. Существующее положение в Риге временно сократило число собраний, и потому все члены Общества собираются раз в неделю под общим руководством Карла Ивановича. Он уверяет, что это целесообразно, ибо таким образом группы, находившиеся в разных руках, выравниваются в понимании наиболее важных вопросов Учения и как бы сглаживаются возможные зачатки произвольного толкования. Конечно, это неплохо, но при условии, что руководитель сам понимает самые важные вопросы Учения. Получая письма, и особенно на труде Клизовского, вижу, как многое не продумано и понимается совершенно извращенно. Пишу и разъясняю ему, прося читать выдержки Карлу Ивановичу и Рудзитису. Они пишут, как много разъяснили им мои письма к Иогансон и Асееву, но сами никаких вопросов не ставят. А ведь без вопросов как напишешь! Теперь понимаю, почему Владыка велел мне рассылать выдержки моих писем к разным сотрудникам по группам. Также Стурэ пишет, что Мирон предложил им разъяснение вопросов Книг Учения. Но теперь, конечно, они получат мое письмо об этом «духовном советнике», также и копию моего письма к нему.

Между прочим, этот самозванец заказал себе печать – буква «М» в квадрате с тремя точками; думаю, что скоро появится и кольцо на пальце, ибо он очень допытывался о кольце. Должно быть, ручной зверь его мистифицировал. Да, нельзя приближать людей с такой легкостью, как это делалось. Качество, не количество пусть будет нашим правилом. Что-то не имею ответа на свои письма к Асееву и Дукшинской. Думаю, что там тоже происходит чепуха. Она стала переписываться с ...[118] относительно книг и ...[119] хотела, а может быть, и послала ей оригинальную копию Н. Рокотовой. Я велела забыть об этой копии. Также Дукшинская умоляет Радну не посылать Асееву книгу «Чаша Востока». Странно очень, тот давно ее имеет. Вообще будет лучше, когда переписка эта сосредоточится в моих руках, как этого желает Владыка. Так я писала и Зине, не знаешь, что они напишут и что пошлют. Кто послал ей «Чашу Востока»? Я никогда не посоветовала бы Дукшинской читать эту книгу, нужно считаться с сознанием.

Напиши мне, пожалуйста, Пасик, как продавались «Иерархия» и «Беспредельность»? Шклявер, переслав в Ригу книги, запросил за пересылку 220 франков, но при существующем в стране положении они не могут выслать ему, так что придется заплатить отсюда. Получила книжечку «Знамя Преподобного Сергия» в прекрасном синем переплете. Спасибо моему славному Юханчику. Новый Ваш большой портрет стоит у меня на столе, посылаю ему самые лучшие мысли. Много говорится о спасении страны, о чуде, о мудром водительстве Фуямы и мощи Удраи. Когда все усилия приложены, тогда приходит и Помощь. Даже в случае с Галахадом, где был применен минимум усилий, все же Помощь пришла в Приказе. Заслуги его нет, так сказано. Он лишь получил. Продолжаем посылать добрые мысли. Особенно радостно посылать их Вам, мои родные. Меня так трогает, что Владыка Майтрейя в Книге Жизней Своих имеет такие воплощения, как Кришна и Рама. Именно Образ Кришны так напитал и сложил сознание страны! Конечно, Его позднейший аспект в виде пастуха мне чужд, но, как Водитель на поле битвы, Он трогает все струны сердца. Какой другой Образ может принять Водительство на смене Цикла, самого тяжкого из всех бывших, на смене расы?!

Светуня поправился, снова занялся своими плантациями кута, растут успешно. Воспитывает своих маналов и чикор и одну сову. Вчера выпустил ягнятника, огромного и страшного. Пришлем его фотографию, похож на черта. Он у нас лечился, кем-то был помят.

28.VI. Сейчас пришла телеграмма из Америки: «Судья подписал реорганизацию». Великая победа одержана. Оглядываясь назад, можно сказать, что и эта битва была очень полезна во многих отношениях. И именно также в укреплении имени Логвана. Как ему сказали некоторые банкиры: «Мы восхищались вашей твердостью, проявленной в этом деле». Итак, враги снова посрамлены. В твоем гороскопе июнь месяц очень отмечен успехом. Истинно, не чудо, но чудеса у дверей! Рука Водящая мощно проявится в спасении Мира. Родные мои, все устроится прекрасно, только берегите здоровье. Вот и приветственные надписи уже осуществились, так и большой корабль приплывет.

Родной мой Юханчик, много, очень много думаю о тебе, великая работа впереди. Приехал ли ботаник и другие?

29.VI. Владыка рад победе – «ведь победили врага ярого и беспощадного. Так Мы побеждаем и победим». Пришли японские журналы. Очень трогает меня книжечка «Общий обзор школ в Японии». Сейчас пришла телеграмма от Кеттнера – поздравляет с победою. Пришли документы Святославу. Ручной зверь[120] требует шестьсот тридцать четыре франка. Также придется выслать ему и те 240 франков за пересылку книг в Ригу. Неожиданные расходы всегда довольно значительны: ручной зверь нашел нужным пригласить на завтрак своего друга г-на П..., что стоило восемьдесят франков.

У нас уже монсун и тепло. 74 градуса[121] в моей комнате, по вечерам изредка доходит до 76, но Ки-Ко спасает. Мечтаю и это лето выдержать и не ездить в Лахуль. Между прочим, там сейчас очень жарко. Лама работает с прохладцем, к нему приехал сынок и не собирается скоро уезжать; кажется, опять провалился на экзаменах. Интересно, какие у Вас газеты и имеются ли в них сведения о наших краях. Забавны все известия в местных газетах о новом английском царе в Туркестане. Он сын табачного или колбасного торговца. У нас здесь спокойно, только недавно бросили бомбу в проезжающего на автомобиле Ганди, но его не ранило, ибо бомба попала в автомобиль его спутников, где было ранено семь человек. Отвратительны эти покушения! Из эпидемий здесь очень развивается менингит, подползает и к нашим местам. Манов видим редко, после Вашего отъезда они были всего раза два. Погода не благоприятствует никаким визитам. Ждем Ваших вестей. Живем дружно и усиленно работаем, каждый в своей специальности. Берегите здоровье, родные мои, это главное. Обнимаю Вас, сердечный привет Володе.

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

5 июля 1934 г.

Родные мои Сокровища, с последней почтой, к огорчению нашему, не было Ваших писем, но пришли еще открытки и журналы, посланные Вами из Японии. Здание Музея очень неплохое. Вообще все присланное Вами носит печать любви к своей стране, это очень отрадно отмечать. Как-то у Вас? На днях пришла Ваша телеграмма, но так хочется скорее получить Ваши впечатления. После телеграммы о победе дальнейших сведений из Америки не имеем. Ничего не слышно и о Друге. Но получили Указание о том, что «он очень, очень, очень умалил имя. Очень малодушно устроил. Тот, кто не идет верхним путем, избирает путь низший. Если бы Модра шла верхним путем, то все сложилось бы верхним началом. Недопустимо, чтобы ничтожный сослуживец устрашал именем. Он не сумел утвердить имя. Омерзительную формулу позволяет пускать в пространство. Не он взял Наших врагов, но Мы взяли тяжесть его страха и малодушия. Негоже Модра повела, очень умалила имя. Нужно будет очень зорко следить за ботаником[122], тайные инструкции имеет от сослуживцев. Я сказал – негоже! Еще ополчились в Стейт Департмент[123] из-за того малодушия, с которым наладил экспедицию. Я сказал – негоже! Конечно, Мы охраним, но унижение имени прискорбно. Да, червь самости губителен». Я всегда чувствовала, что Модра огненно говорить не умеет, слышала ее дважды, и оба раза она меня разочаровала. Она может произвести иногда неплохое впечатление, но там, где что-то нужно протолкнуть, там она вестником быть не может. Магнит ее сердца еще не действует. В каждом своем письме я предупреждала, угрожала, пересылала Указания, но все попадало в глухую стену или бездонную бочку. Как сказал Владыка: «Урусвати приложила весь огонь сердца, сказано больше, нежели можно было явить». И сейчас с одобрения Владыки отправляю грозное письмо со всеми Указаниями и предупреждениями, но не знаю, удастся ли пробить тяжелые мозги. Худо быть от земли. Между прочим, пишу, чтобы она обратила внимание Друга, как неоснователен и близорук был его страх перед Фирмою Деб. Куриный горизонт его не вмещал поворота в отношениях своего Шаткого с этими представителями. Все еще не могу переварить ее лепетания в письме к Другу. С такими ничтожными средствами вообще удивительно, что нечто могло осуществиться! Между прочим, есть маленькая приписочка от Порумы, без всяких подробностей о том, что у него украден присланный ему медальон. Жду с большим нетерпением письма с описанием свидания с Другом. Но так как Указания получены два дня тому назад, то, вероятно, беседа была, как обычно, серая.

Также получила длинное письмо от Зины, но тоже характерно умалчивает о денежных просьбах со стороны Москова. Об этих требованиях я знаю от Логвана. Также интересно отметить, что после того, как Владыка указал собирать Поруме группу, и читать им отрывки моих писем, и положить в основание мое письмо к Асееву, ибо в нем затронуты наиболее существенные вопросы <...>[124] снова процветают формулы «Фавэр сэд»[125], а это недопустимо. К сожалению, Учение так мало и даже совсем не понимается ими. Очень хотелось бы мне послушать те объяснения, которые даются ученикам. Что-то нет ответа на мое письмо к Дукшинской и Асееву, не обиделся ли последний за мой разбор его статьи? Но нельзя допускать искажения Учения. Получила письмо от Формана – предлагает основать комитет для издания Учения, в который бы вошли все наши сотрудники и он с женой, кроме того, сделать это Издательство как бы Обществом, члены которого вносили бы по доллару и за это получали бы книгу. Он правильно говорит, что сейчас мы имеем имена нескольких сот людей, имеющих первые книги, и, конечно, все они не откажут внести по доллару, чтобы иметь следующую книгу. Он возмущается, что ничего не делается, чтобы распространять эти книги. Кроме того, указывает на неанглийские обороты в переводе и предлагает свои услуги для исправления с тем, что конечное одобрение шло бы от меня. Конечно, я буду отвечать на его письмо положительно и предложу нашим совместно с ним обсудить вопрос распространения книг. Как я понимаю, эти члены не будут иметь голоса в Издательстве, лишь будут получать книги. В будущем он предлагает издавать при нашем «Агни Йога» Издательстве журнал с толкованиями на Учение; конечно, в этом заключается главная цель письма, его скрытое желание, но, конечно, это невозможно без моего редактирования, ибо теперь вижу, как искажается Учение, а на это он не согласится, да и вряд ли отсюда я буду в состоянии это делать.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 350. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7