Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Е.И. Рерих. Избранные Письма 8 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

2 августа 1934 г.

Вот уже две недели, как не имеем от Вас писем, родные мои. Писать много не буду, ибо не следует письмам залеживаться; итак, уже многие из ранее посланных придут в Ваше отсутствие. За эти две недели новостей не прибавилось. Об американских делах Вы уже знаете. Немного тревожит еще вопрос лоана, труден из-за больших процентов, потому окончательного решения еще не знаем. Вчера пришла телеграмма, что одна картина продана за шесть с половиной тысяч долларов, это неплохо; причем пять с половиной тысяч уже выплачены. Ответила, чтобы перевели пять тысяч в рупиях, ибо не уверена в долларе. Также пятьсот долларов употребили бы на немедленные нужды Европейского Центра. Ведь там подошли платеж за помещение и др. В свое время получила очень обеспокоенное письмо от Ле Пети. Думаю, что ты ничего не будешь иметь против такого распоряжения. Деньги лежат в Нью-Йорке. Мирон Тарасов на мое письмо к нему не ответил. Но я не убеждена, что он так легко отступит. Стурэ переслал мне еще одно письмо этого самозванца. Все-таки наглость его потрясающа! Он прямо устанавливает свою иерархию над ним. И тот попался на удочку и признал его авторитет, не запросив меня, ибо по письму видно, что он пересылал ему на просмотр свои ответы ученикам!! Поучения «сыночка» невежественны, но иногда не без талантливости. Конечно, после моего письма Стурэ оповестил всех своих корреспондентов о самозванстве Тарасова и, видимо, с особым удовольствием, о своем назначении как объединяющего звена всех Прибалтийских групп. Одно водительство я предоставила бы Тарасову с величайшим удовольствием – это твоим другом Бодянским. Между прочим, Тарасов раскусил, что за тип Бодянский, и написал ему «великолепно», уговаривая его принять и не противиться потоку кармы, ибо только так он очистит себя и облегчит дальнейшее – «полезай, кумэ, на дно!» Асеев тоже вдруг начал писать о своем недоверии к этому духовному советнику, но, конечно, по получении письма от Стурэ, хотя хочет дать мне понять, что сам явил распознание, но, имея все даты и числа писем, мне ясно, когда это распознание снизошло. Стурэ тоже, видно, умолчал, что он получил директивы от меня, а может быть, это мне лишь кажется. Ну да Бог с ними, отнесемся снисходительно к этим маленьким человеческим слабостям. На этой неделе получены письма от Асеева и его статья о мускусе и его значении на просмотр, что я уже сделала, а также письма от Стурэ, Клизовского и Иогансон. Там все еще не могут после мягкого водительства Феликса Денисовича освоиться с педантизмом Карла Ивановича. Беда в том, что все обуяны желанием водительства. Иогансон взывает о помощи. Но я хорошо помню отзывы о ней Феликса Денисовича, да и сами мы можем уже судить, что за все эти годы она ничем себя не проявила. Совершенно очевидно ее желание провести своего супруга во главу Общества, что, конечно, недопустимо, ибо это равнялось бы провалу. Общество это должно быть, прежде всего, латышским, и особенно сейчас, при сложившихся обстоятельствах в стране. Далее она, видимо, понимает, что она не может вести Единение Женщин, и предлагает себе заместительницу в лице Зенты Маурин, она, кажется, прекрасная лекторша, и, как пишет Иогансон, когда она читает, помещение всегда переполнено. Она, видимо, известная писательница. Если та примет, считаю, это будет удачно. Сама же Иогансон предлагает себя в секретари, и, как она пишет, она будет «Deus ex mashina»[150], то есть получать от меня Указания, и тем создаст себе привилегированное и менее ответственное положение, – это уже мое соображение. Сердце мое не очень лежит к чете Иогансон. Буду отвечать ей очень осторожно. Письмо ее полно инсинуаций на Карла Ивановича. К сожалению, симпатичный Рудзитис, видимо, из пугливых и не решается осветить мне истинное положение вещей и, как пишет Иогансон, поручает ей как женщине написать мне об этом. Но нужно очень тактично расследовать истину такого доверия Рудзитиса к Иогансон. Нет ли тут подтасовки? Конечно, я понимаю, что Карл Иванович не на высоте, но беда в том, что лучших нет. Клизовский тоже не доволен сложившимся положением вещей, но сам, умея компилировать книжечки, все же истинных основ Учения не понимает, это вижу из писем его, да и из писаний, присылаемых мне на просмотр. Не разбирается в доброкачественности материалов, которыми пользуется для книг. Владыка все время указывает на необходимость очищения сознания и заложения правильных Основ Учения. К сожалению, теософы постарались перевести книгу Ледбитера, между прочим, «Путь и Учителя». И вот теперь все наши группы зачитываются этим безвкусием, и даже наш милый Асеев, видимо, не может допустить, что личные описания Ледбитера и встречи с Махатмами – отъявленная ложь. Приходится раскрывать им эту ложь и вред подобных книг. По Указанию я дала программу Стурэ для организации групп, изучающих науки и искусства при Обществе, но он пока на это не зазвучал. Может быть, из-за летнего сезона и из-за временного военного положения в стране, затрудняющего всякие собрания, но, кажется, там уже полегчало. Буду настаивать на проведении этой программы. Не могу еще нащупать там группировки, к какой группе примыкает Рудзитис. Письма Рудзитиса довольно бесцветны.

Асеев переслал мне письмо Серафининой к нему, письмо милое, и я не откажусь переписываться с нею, о чем и написала ему. С Рудниковой, баронессой Икскуль по мужу, духовного контакта не произошло. Не жена ли она того Икскуля, о котором неодобрительно отзывался в свое время Феликс Денисович, а теперь пишет о его вредности в Америку и Ле Пети, не извещая о том меня? Если будешь писать этому Зверю, пожалуйста, укажи ему, чтобы он держал меня в курсе всего происходящего. Владыка так настаивает на этом. Теперь Асеев очень хорошо принял мою критику его статьи и просил разрешения поместить эти замечания, как «письмо с Гималаев» под моим именем в своем сборнике. Владыка указал поместить под полным именем. Также поместим твою статью «Черта Мира». Также исправила и добавила и его вторую статью. Очень странно, что на мое такое сердечное письмо к Дукшинской все еще не имею ответа. Также послала ей пять книг «Знамя Преподобного Сергия» и по одной книге «Сердце» и «Мир Огненный» и тоже не имею подтверждения о получении. В следующем письме к Асееву придется осторожно запросить, что случилось с ними. Такое молчание тем более странно после всех их восторженных писем в ответ на мое первое незначительное письмо.

Мои письма к Модре, надеюсь, подвинут понимание. Ведь время идет великое, и кармический поток приближается. Истинно, чудо у дверей. Чудо спасения. Ле Пети писал в Америку <...>[151] На этой неделе не имела от него писем и не знаю, как двигает он дело Пакта. Боюсь, что финансовая задержка привела его в полное расстройство и рамолисмент[152]. Также с книгой о Сибири[153] он не сумел придержаться условий. Ты, конечно, все это знаешь от Зины, со своей стороны я тоже написала ему о необходимости придерживаться первоначального условия и сметы, ибо иначе издатель может отказать субсидировать книгу, настолько превысившую смету.

Теперь о наших здесь делах. Все идет, как всегда, все завалены работой. Светуня занят своими плантациями и собиранием и приготовлением все новых и новых лекарств. Также написал очень неплохую вещицу. Горный водопад с отраженной в нем радугой. Маналы его все околели, не выдержали давления монсуна. Надо сказать, что монсун в этом году очень тяжел. На днях я тоже чувствовала себя еле живой. Но сейчас лучше, токи изменились. Живем очень, очень дружно; только наш управляющий все больше и больше опускается. Сезон фруктов в этом году будет еще хуже, ибо в Индии и Юнайтед Пр. сильная холера, уже пять тысяч смертей за короткое время. Надеются, что ее удастся локализовать. Лама работает с большим прохладцем. Если не ошибаюсь, лишь две трети всего диксионари[154] сделано. Очень ему здесь нравится. О мушкетерах ничего не слышим. Ман ничего не спрашивает. Недавно приезжала Асбо, говорила, что через года два они должны будут уехать из Лахуля.

3.VIII. Сегодня пришли книги, посланные Вами, но писем при них не было. Уже две недели не имеем вестей от Вас. Ну, надо садиться за другие письма. Я только и делаю, что пишу письма, и моя работа по «Тайной Доктрине» делается урывками, что меня очень огорчает, ибо все боюсь, что не успею выполнить все задания. Яруя посылает минутсы. На этом заседании я чувствовала себя очень плохо, но сейчас много лучше. Мускус и строфант опять подкрепили, так и дотяну. Берегите себя, мои родные, здоровье – самое главное. Достаточно ли у Вас мускуса и можно ли его достать на месте? Если нет, мы Вам вышлем. Сообщите. Обнимаю Вас, любимые мои.

Пришло письмо от Шклявера, прилагаю копию, неполную. Мое письмо к нему ушло до получения этого последнего известия о положении Пакта. Он пишет так неясно, и нельзя понять, кто сообщил ему о поездке Барту и отрицательных результатах. Не хочет ли он, как всегда, найти причину неуспеха исключительно в других... и успокоиться. Будем тревожить его.

Е.Р.

 

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

11 августа 1934 г.

«Урусвати»

Родные сокровища мои, все еще не имеем писем от Вас. Не знаем, чем объяснить это, ибо последнее полученное от Вас письмо помечено 23-м июня. Имели и телеграмму от 23 июля, это и все. Может, пробудился новый интерес? Сейчас пришло письмо от Шклявера. Особых новостей по движению Пакта нет. Пишет, что нужно преодолеть очень сильное противодействующее влияние, как всегда идущее от другого берега. Но Луи Марен будто бы уверен, что удастся «ампортэ ла виктуар де от лют»[155]. Атаки их идут во всех направлениях. Получил Шклявер также обращение от Представителя Болгарского Правительства вновь обратить внимание Правительства на ратификацию Пакта. На первой странице главной газеты в Бельгии «Ла Насион Бельж» помещена статья о Пакте по материалам, посланным им Шклявером. Также Ш. Пер. прислал письмо с благодарностью за картины, но копия этого письма не переслана. Д-р Серафинина сообщает Шкляверу об основании Литовской Ассоциации. Также не помню, писала ли я тебе, что Шклявер представил в Америку кандидатуру Ширинского, Кириллова, Дзанти и Тарасова на получение знака второй степени, на что я передала в Америку, чтобы вопрос этот был отложен. Теперь выясняется, что мадам де Во высказала желание о выдаче знака г-ну Лемариесу и г-же Ле Жен, но об этом Шклявер мне ничего раньше не писал. Конечно, этим лицам следовало бы выдать, ибо Лемариес очень старается в пользу Пакта, его лекции очень и очень полезны. Неточность и умалчивание подробностей в письмах Шклявера ужасны. Затем зверь этот приводит подробности о возникновении «духовного советника» и, как всегда, разводит выкрутасы и прилагает наконец письмо от самого «советника» мне. Надо сказать, что «советник» положил месяц, чтобы написать ответ, это тоже должно быть учтено. Письмо написано в извинительных тонах и с просьбой руководить им, ибо все стремление его направлено к приближению к Учителю. Но что меня огорчило в его письме, это то, что он пишет о переданном ему кольце ...[156] также приведенные им письменно данные ему ответы на его вопросы. Они следующие. Вопрос: «Должен ли я сразу встать как руководитель?» – «Собирать и руководить». Вопрос: «Можно ли мне иметь как символ <...>[157] и потому принесет еще больше наговоров со стороны теософов. Тем более что он уже начал рассылать для сборника Асеева. Правила, взятые из Учения, со своими добавлениями.

Также характерно, что Дукшинская замолчала. А письмо мое было очень сердечное, но Владыка говорит, что она одумается. «Духовный советник» так же увертлив, как и его друг, это ясно из письма его, копию которого перешлю тебе вместе с моим ответом. Отвечу осторожно, просмотрев всю имеющуюся у меня по этому поводу корреспонденцию. Вместо собирания новой молодежи он сразу поспешил проникнуть в уже собранные группы и утвердить над ними свою иерархию. И разве не был он прав, ведь он был отличен и имел благословение в виде переданного ему кольца от Его Имени? Между прочим, он, вероятно, рассказывал тебе о том, что он слышал голос, направлявший его к тебе и сказавший ему о кольце? Если это так, то его следует опасаться сугубо, ибо он многое что может услышать. Конечно, мы не должны отталкивать приходящих и стучащихся, но зачем вводить их в заблуждение! В ответ на мои думы о разрастающемся количестве теософов сказано: «Много паразитов развелось». Не будем же способствовать такому размножению. Жаль, что ты, Пасик, так мало писал мне о нем и не пересылал копий своих писем ему, о которых мне сообщает Зина. Если бы Владыка не велел бы мне запросить от Шклявера всех копий писем Тарасова, рассылаемых в группы, я ничего не знала бы и вред получился бы огромный. Ведь всех нужно поддержать, ибо после смерти Феликса Денисовича среди членов много разногласия. Пишу им длиннейшие письма, приходится разъяснять самые первые основы. Закончила разбор книги Клизовского. Книга неплохая, содержит очень много выдержек из Учения, и это, конечно, подымает ее над уровнем прочих теософских книг. Пока что Асеев держится и может выработаться в серьезного сотрудника. Из Америки особых новостей не было. Модра мне сообщила, что Галахад должен был очень отстаивать предложения Юханчика, высказанные им в письме к Райерсону, который был очень против. Затем Друг просит через меня Указания для своей книги, просто чтобы Учитель дал ему зазвонистую заключительную главу с прогнозом на будущее!!! Как тебе это нравится? Пока что я подожду отвечать на это. В письмах стараюсь, главным образом, чтобы сама Модра прониклась всем значением Имени и всего другого.

Очень люблю сейчас смотреть на твою картину, изображающую Зороастра, – ведь это Изображение тоже входит в Книгу Жизней Владыки, так накоплялся великий Синтез.

Все мы заняты собиранием пророчеств. Вы, должно быть, уже получили книжечку предсказаний английского пастора, прочтите ее внимательно. Так, всюду указывается на переустройство Мира. Сроки приходят, утверждается смещение в самых недрах Планеты, в самых недрах народов, в самых недрах жизни. Цикл утверждает смещение и появление Новых Начал. В «Откровении» сказано, что вся армия Гога будет уничтожена. Все пророчества всех народов сводятся к этому Великому «Дню Господню» и дальше не идут. Именно это подтверждает конец одного Цикла и начало Нового, преисполненного новыми энергиями. Сейчас Яруя достал интересную книжечку Кейро, там приведены описания спиритических сеансов, имевших место у Романовых еще до войны и на которых присутствовал иеромонах Иллиодор. Появлялся у них Петр Великий, предуказывал войну и развал Империи и гибель им. Когда он кончит ее, прочту и, если найду что интересное, сообщу. Сейчас очень ждем «Рафаэля». Все прислушиваются и ждут, именно, как сказано – Чудо у Дверей. Родные мои, берегите себя. Шлем Вам лучи любви и твердости. Часто думаю о моем Юханчике и его великой работе. Все придет, все так изумительно слагается, именно, следует хранить торжественность. Володе шлю сердечный привет, радуюсь, что Вы вместе. Мой Светуня продолжает радовать меня, так возмужал духовно. Семена кута посланы Галахаду, также и в Морайа Поруме. Посмотрим. Много новых растений с высот посадил Светуня в наших питомниках, среди них очень редкие. В газетах поместили отчет о поездке и встрече, Яруя пересылает. Жаль, что в свое время не было помещено в Америке. Почему? Обнимаю Вас, родные, очень берегите себя.

Е.Р.

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

17 августа 1934 г.

Родные мои, вчера, 16-го, праздновали день рождения нашего Юханчика. Портрет его на лошади в походном одеянии стоял на столе, убранный цветами. Девочки приготовили все его любимые блюда. Проявилось новое доказательство чуткости восточной души. Накануне Тамдинг спросил Людмилу разрешения поднести цветы из своего садика и на утро шестнадцатого принес огромный букет прекрасных хризантем. Мы поставили их в кабинете Юханчика. Милый, родной мой мальчик, шлю тебе всю ласку и любовь мою. Храни себя и береги нашего Пасика. С последней почтой пришли долгожданные письма от Вас, мои родные. Но, к сожалению, по письмам ясно, что одна неделя, от 24-го по 30-е включительно пропала, ибо имеем лишь от 1 июля по 14-е. Конечно, до глубины души возмущена поведением ботаников и вообще всем отношением. Понятны все Указания, о которых я уже писала в моем письме от 5 июля. Получив Ваши письма, я сейчас же написала соответствующее письмо Модре с рядом вопросов относительно экспедиции, прося запросить разъяснение у Галахада и немедленно ответить мне. Действую очень твердо, но не беспокойся – всегда проверяю правильность как сказанного, так и взятого тона. Пока результаты твердости были хороши. Последствием одного твердого окрика была новая беседа благоприятная с Кислым и посылка новой телеграммы, и затем Галахаду удалось добиться собственноручного письма к Кислому в связи с Пактом. Между прочим, в последнем письме Модра передает мне вопрос Друга – не следует ли ему стать аскетом в своей домашней жизни!! Вот куда мышление уклоняется вместо проведения Указаний в жизнь. Я отлично понимаю, откуда это идет. Ведь всем хочется считать себя на особом положении. «Все от гордыни», как сказал бы духовный отец. Написала длинную отповедь, что под чистотой мы понимаем прежде всего чистоту помыслов и намерений и твердость в служении при точном исполнении Указов... и что самый ярый аскет, живущий в ледниках, но молчащий сердцем и не горящий на Указ, пребудет в духовной пустыне, откуда нет пути к сияющей Твердыне Жизни Вечной. Можешь себе представить такие вопросы при наличии ревнивой жены!! Так хотелось бы пересылать копии писем, но еще опасаюсь, не знаю, все ли письма доходят в исправности. Да, к великому прискорбию, вижу, что сознание Модры требует постоянного и сильного подхлестывания, так и действую. Ужасно ее смазывание самых звонких формул. Все мое существо кипит, видя малодушие, тупость и халатность Друга! Между прочим, он очень интересуется кутом, но хочет, чтобы это было частным предпринятием. Конечно, это гораздо проще и лучше. Святослав послал ему и Поруме все нужное для испытания.

На этой неделе особо интересной почты не было. Пришел подписной лист из Парижа для сбора в пользу увечных. Пришлось послать 500 франков, и Яруюшка приложил от себя еще 25. На мое сердечное письмо Гущик еще не ответил. Запросим Ле Пети о Музее в Югославии и твоих картинах. Радуюсь, что мой Юханчик тверд и сильно мыслит, сейчас подходит время именно сильных и твердых мыслей и действий. Но, конечно, все самое Высокое слагается Неисповедимыми Путями, так по человечеству и должно быть. Воображаю, сколько прекрасных начинаний было бы нарушено темными силами, если бы умы человеческие могли выследить линию действий Сил Света! Величайшее благо человечества в этой Неисповедимости проведения Высшей Воли.

Также забавны замечания священника о книжечке «Знамя Преподобного Сергия». Гребенщиков тоже устремился писать о Преподобном Сергии. Написал еще одну длиннейшую статью на английском языке в какой-то небольшой газете. Зина переслала мне ее. Статья, лишенная огня сердца и правдивости. Можно даже сказать, карикатура на Святого Сергия, ибо Владыка в своем спокойствии и непротивляемости злу, которые подчеркиваются, представлен высохшим аскетом. Так возмутительно лживо приведенное им описание свидания Преподобного Сергия с Дмитрием Донским перед битвою, в котором будто бы Преподобный не дает сначала своего благословения на битву и на перечисления Дмитрием Донским всех унижений и всех требований татар, как-то: управление страной, уничтожение всех церквей и религии, отдачи жен и дочерей на поругание ордам врага, Преподобный Сергий спокойно указывает все принять и всему подчиниться, если такова Воля Божья! И только когда возмущенный Дмитрий восклицает: но и Пресвятая Мария, Царица Небесная, будет изгнана и останется без дома своего, тогда только Святой Сергий задумался и решил испросить Волю Высшую. Удалился в Храм и, вернувшись, спокойно сказал: «Мы можем идти против врага...» Разве такой Облик мог зажечь и поднять на подвиг?! Иссушилось сердце писателя, иначе не объяснить такую кощунственную бездарность!

Получили статью «Каменный Дождь»[158], будем переводить ее, просмотрим и «Алтай-Гималаи». Тарасову еще не отвечала, но придется, ибо, как Владыка говорит: «Ты пишешь для мира». Вот уж не думала, что придется так много писать! Потому что я так не любила всякое писательство, теперь это моя карма. Жалею только, что моя работа по «Тайной Доктрине» продвигается очень медленно, боюсь не закончить к сроку.

Я заказала из Дарджилинга еще мускуса. Узнайте, как лучше выслать Вам хотя бы толы три. Мне кажется, что мускус в Ваших краях очень подмешивается торговцами. Мы теперь не пьем валериановый чай, но принимаем его в порошке, что очень удобно и не пахнет. Может быть, тебе тоже выслать этот порошок?

Светуня пишет лахульскую девушку на фоне гор. Пока что замечательно, свежо и сильно. Также продолжает очень следить за своими плантациями. Пересаживает в сад также всю флору с высот. Достал редчайшее (?), как говорят, йогическое растение, но оно растет в изобилии в нашей местности. Пересадил его, и пока что растение не завяло. Цена на продукт кут очень поднялась. Интересно бы узнать Ваши местные цены на него.

Иентусь мне очень помогает, бедняжка переводит мои письма, а они такие длинные! Мне кажется, что мое письмо к Дукшинской затерялось; вместе с письмом я послала ей пять книг «Знамя Преподобного Сергия» и книги Учения и тоже не имею ответа. Зина же пишет, что она требует книги Учения и не знает, куда ей писать, чтобы ее письма доходили до тебя, не лучше ли на Наггар, Зина так и посоветовала ей. Написала сейчас Асееву, прося навести расследование о книгах и письме, ибо в этом письме я возвращала ей рецензии о сценической деятельности г-жи Кравченко, присланные мне, и которыми та очень дорожила. Ведь письма посылаются на имя Никитина, и возможно, что произошло недоразумение.

В этом году монсун у нас очень сильный, но все же жарко. Хотя сейчас замечается уже небольшое похолодание к вечеру. Родные мои, так вспоминаем Вас. Так хотелось бы повидать Вас и посмотреть на Ваше житье-бытье. Шлю Володе сердечный привет и прошу его поберечь тебя. Не утомляйся чрезмерно. Принимай мускус. Если нужно, пришлем, только напиши, как лучше это сделать.

Думаю написать нашим, чтобы выдали знаки второй степени Лемариесу и г-же Ле Жен, если этого хочет Де Во. Лемариес действительно потрудился. Не нравится мне физиономия Барту – туповата и напоминает Заблоцкого, думаю, что ничего с ним не сварить. На этой неделе не было письма от Ле Пети. Сейчас пришло письмо Юханчика к Яруе с фотографиями – очень обрадовались. Ты прав, мой мальчик, что всего человеческими руками не сделать, потому так широко, так щедро проливается Высшая Помощь, идущая с Космическим Магнитом. Неисповедимы Пути этой Помощи, ты это уже знаешь. Привожу страницу из книги «Мир Огненный»: «Космические законы Равновесия приложимы ко всем срокам на планете! Пространственные решения притягиваются к назначенным срокам и могут проявиться во всех утверждениях жизни. Равновесие насыщается этими пространственными решениями. Потому сроки назначенные должны быть тонко вычислены. Можно проследить Карту Мира в разные эпохи и можно представить, как Космические Весы являли великое равновесие. Веление утверждало свои явленные действия как Космическое Равновесие. Сроки притягиваются по этим спиралям Космических Велений. Так, грозные эпохи смещались творческими, и разрушительные эпохи смещались строительными. Можно усмотреть по спиралям творчества космические надвигающиеся смещения. На пути к Миру Огненному явим понимание смещению, утвержденному сроками Космического Равновесия»[159].

«Сроки приходят, утверждается смещение в самых недрах планеты, в самых недрах народа, в самых недрах жизни. Цикл утверждает смещение и появление новых Начал»[160].

«Воля, направляющая к объединению с Высшей Волей, приобретает мощь магнита. Среди творческих утверждений нужно отметить каждое проявление воли. Этот мощный магнит может предуказать жизнь. Он может притянуть все нужные энергии. Именно божественная искра может разгореться в пламя при устремлении воли. Слияние Воли Высшей с человеческой дает стихийное соединение. Творчество насыщается этими энергиями. Сотрудничество с космическими энергиями проявляется в соответственном пространственном слиянии. Так, устремление насыщенной воли дает новые космические комбинации. На пути к Миру Огненному утвердимся на слиянии воли с Высшей проявленной Энергией»[161].

«Великий горизонт смещения может быть объят сознанием, насыщенным Космическим Магнитом. Когда радость будущему живет в сердце, тогда каждое преграждение есть лишь ступень восхождения. Потому так важно воспитывать сердце в этом устремлении к созиданию мощного будущего. Стремительность потока смещения не пугает дух, закаленный в бою. Так, когда старые и отживающие энергии смещаются новыми, сердца огненные знают все значение великого времени. Смещение энергии насыщает пространство. На пути к Миру Огненному утвердим закон смещения энергий и создания новых великих путей»[162].

«На Космических Весах взвешиваются судьбы стран. Идущие с Космическим Магнитом предстанут перед светом будущего, но идущие против всех светлых начинаний познают всю тяжесть кармы. Ведь битва Света и тьмы насыщает все пространство. Сколько явлений взвешивается на Космических Весах! Каждый час приносит новую космическую волну, и на Космических Весах ежечасно утверждаются новые колебания. Пространство звучит новыми условиями, ведущими к Миру Огненному. В Космическом напряжении создаются новые огненные условия. На пути к Миру Огненному примем закон Космического Магнита в каждом действии и каждом устремлении»[163].

«Такое напряженное время, такое насыщенное время! Все энергии устремляются к созиданию космическому. Также и силы тьмы напрягаются, но Свет побеждает тьму. Так приближается великое время. Сроки идут с Космическим Магнитом»[164].

«Свободная воля устремляет утверждение к соединению обстоятельств, создающих цепь действий. Так важно создать ток напряженного действия и сознательного направления, ибо в этом соединении заключается сосредоточие тех действий, которые создаются как карма. В сознательном напряженном устремлении воли можно притянуть космические энергии, которые необходимы для строительства блага, потому объединенное сознание с Высшей Волей даст ту мощную силу, которая может противостать всем напряжениям тьмы. Распознавание добра и зла уже есть залог предстояния перед истинным путем. Преображение духа утверждается устремлением трансмутации и объединением воли со Светом. На пути к Миру Огненному устремимся к соединению нашей воли с Высшим Светом»[165]. Не правда ли, хорошие странички?

Между прочим, священника, указавшего, что обращение «Владыка» неприложимо к Преподобному Сергию, ибо это титул епископа, можно было бы спросить, на каком же основании приложимо к Преподобному Сергию обращение «Воевода», ибо в Акафисте поется о Св. Сергии: «от Бога данный России Воевода», не есть ли это титул военачальника?

Понимаю и чую всю тяготу Вашу, родные мои. Чеховщина всегда была для меня отвратительна. Да, нужен сдвиг сознания. Придется Вам очень поработать, идя каноном «Господом твоим». Но Время идет, и Космическое Веление непреложно. Юханчик мой, все придет в лучшее время. Соединение с Высшей Волей может противостать всем силам тьмы. Щит и Благословение Преподобного Сергия с Вами, родные мои. Идите Именем Его. Чудо у дверей. Берегите себя – это главное. Шлем Вам все наши лучшие мысли. После обеда, слушая музыку, и перед сном посылаем Вам мысли любви и торжественности. Ваши гороскопы очень хороши все грядущие годы, потому и Ваша культурная задача увенчается успехом. Итак, преисполнимся мужества, торжественности и ТЕРПЕНИЯ. Не за горами, но за плечами и наше свидание.

Обнимаю Вас, сокровища мои.

Сердцем с Вами, Е.Р.

 

Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам

25 августа 1934 г.

Родные мои Сокровища, на этой неделе мы имели прекрасные вести из Америки, во-первых, о предоставленных полномочиях Другу для подписания Пакта и о присоединении республики Гондурас – это большой шаг вперед. Конечно, эти вести уже дошли до Вас. Из Парижа вторую неделю нет вестей. Пришла только книга мадам де Во о ее брате. Конечно, август – самый тихий месяц, но я не ожидаю широких действий со стороны Франции. Получила, как я уже писала, извинительное письмо от Тарасова, просит не отказать ему в руководстве, но на обдумывание ответа он положил целый месяц. Он чего-то ждал. Не писем ли от тебя и реакций на свои к членам групп? Но установлением своей иерархии он наделал уже бестактностей и врагов. Так, вмешавшись в деятельность и водительство Карла Ивановича, отчитав его за суровость, проявленную в отношении одного члена Общества, написавшего книгу «Царица Hyp», в которой невежественно и без должного уважения представлены Великие Учителя, Мирон поддержал писателя и тем усилил его враждебность к Карлу Ивановичу. Как пишет мне Карл Иванович: «Тарасов своими слишком авторитетными указаниями усилил мнительность обратившегося к нему за защитой своего самолюбия Принца. Между прочим, писатель этот критиковал "Мир Огненный", назвав эту книгу сплошной угрозой». Карл Иванович изложил мне этот эпизод, и, как всегда, в нем есть и трагикомичная сторона, но одно несомненно – что писатель одержим. Настроения его меняются несколько раз в день, и он сам говорит о страшной двойственности в себе. Трагикомичность инцидента в том, что, получив от Карла Ивановича письмо, в котором тот пишет, что, ознакомившись лишь поверхностно с книгами Учения, он с недостаточным чувством ответственности принимается разрешать непосильные ему вопросы и что книгу его не только нельзя рекомендовать, но желательно было бы изъять из обращения, Принц разозлился и бросил письмо в огонь топившейся печки. После того он сел обедать и, «кушая вовсе не черствый хлеб, выломал несколько зубов», – это еще более разозлило его. Он принял это как обратный удар и теперь будто бы все повторяет: «Обеззубили человека, разве Христос это делал?» Также произносит он и другие кощунственные формулы, которые не хочу даже приводить в своем письме. В последнем письме Карл Иванович сообщает о многих темных кружках и учителях, которые, к сожалению, распложаются в этих странах. Во главе одного из них стоит медиум, выдающий себя за воплощение Императора Александра Первого и Дмитрия Донского. Яруюшка знал этого медиума и говорит, что он ужасный человек. Когда он впервые вошел в его контору, часы остановились, потому он его запомнил. Конечно, я ограждаю Карла Ивановича и всячески вооружаю против подобных приближений и нападений. Также розенкрейцеры проявляют свою деятельность в этих странах и смущают умы. Один из членов их запросил Карла Ивановича, кому посвящена статья под заглавием «Легенды» в «Державе Света», ибо эта же статья под заглавием «Легенды и Сны» появилась в одном всем доступном журнале как специальное послание и обращение к определенному Обществу. Я ответила Карлу Ивановичу, что статьи «Легенды и Сны» мы не знаем, и просила сообщить мне название этого журнала. Думаю, что здесь опять разыгрываются импровизации богатой фантазии Спенсера Луиса. Но хотела бы иметь твои соображения и указания, как объяснить эти импровизации? Теперь относительно Общества в Ревеле, мне кажется, что там происходит полная чепуха. Все очень не одобряют Гущика, сама я никогда не чувствовала к нему расположения, другой член, Артур Пеаль, мне не ясен еще, дружит с Икскулями и в своем письме к Карлу Ивановичу говорит, что «лишь эта чета – единственные люди, которые могут понять культурное движение Рериха». Между тем по письмам самой г-жи Икскуль (она только что написала мне длиннейшее письмо) ясно, что она не организатор, ибо никогда ей не удавалось объединить людей, потому она может лишь осложнить. Так, она твердит о необходимости Синтеза, но, по-моему, Синтез она понимает как винегрет. Собираясь основывать Культурное Общество имени Рериха, она тут же начинает Общество «Солнце», и идеи Н.К. и Учение преподносятся в виде Египетской Мудрости, и многие, как пишет Гущик, с недоумением спрашивают – это ли Рерих? Мне она тоже посылает благословение Амон-Ра! По последнему письму видно, что женщина она недурная, талантливая, но с полной путаницей в понятиях и с немалой долей самомнения. Хотя тон последнего письма в ответ на мое значительно скромнее. Она почувствовала, как она пишет, сдержанность и некоторое недоверие в моем письме. Но если бы ее направить, она могла бы быть прекрасным лектором. Карл Иванович собирается поехать в Ревель и Литву, чтобы расследовать и сорганизовать что можно. Я послала ему Указание – зорко расследовать и никому ничего не навязывать. Д-р Серафинина по пересланным мне письмам, должно быть, недурной дух, но записалась по незнанию в Теософское Общество, и теперь к ней едет какой-то теософ, должно быть, чтобы просвещать ее относительно книг. Посмотрим. Асеев с ней в переписке, и думаю, что он на нее воздействует. Он просил меня вступить с нею в корреспонденцию, я не отказала, но пусть она первая напишет. Я очень придерживаюсь принципа «ничего не навязывать и не навязываться».







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 341. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.029 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7