Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Сознание как высшая ступень развития психики




 

В психологии сознание рассматривается как особая форма отражения, которая является общим ка­чеством описанных психических функций. Разви­тие всех психических функций в их взаимодействии обеспечивает формирование у человека внутренне­го отражения внешнего мира, в некотором смысле его мо­дели. Направляющее влияние этой модели на поведение человека отражается им как сознание. Марксизм исходит из активно-отражательной природы сознания. Объектив­ный мир, воздействуя на человека, отражается в его со­знании — превращается в идеальное, а сознание как иде­альное претворяется в действия, в реальное. Ленин писал, что сознание формируется деятельностью, чтобы, в свою очередь, влиять на эту деятельность (2, с. 194).

Один из основополагающих принципов советской пси­хологии — принцип единства сознания и деятельности заключается в утверждении их взаимосвязи и взаимо­обусловленности: деятельность человека определяет фор­мирование его сознания, а последнее, осуществляя регу­ляцию деятельности человека, улучшает его приспособ­ленность к внешнему миру [161]. Сознание формирует внутренний план деятельности, ее программу. Именно в сознании синтезируются динамические модели действи­тельности, при помощи которых человек ориентируется в окружающей физической и социальной среде.

Сознание определяет предварительное, мысленное по­строение действий, предусмотрение их последствий, конт­роль и управление поведением человека, его способности отдавать себе отчет в том, что происходит в нем самом и в окружающем его мире. Использование сознания по­зволяет человеку в конце процесса труда получить резуль­тат, который уже в начале этого процесса имелся в пред­ставлении человека, т.е. идеально [6, с. 189]. В отличие от животных, человек реализует не заложенную видовым опытом программу поведения, определяемую чисто био-

логическими потребностями, а вырабатывает свою про­грамму путем выдвижения целей и задач.

Осознанная, целесообразная и произвольная регуля­ция поведения человека возможна благодаря тому, что у него формируется внутренняя модель внешнего мира. В рамках этой модели осуществляется мысленное манипу­лирование, она позволяет сопоставлять текущее состояние с прошлым и не только намечать цели будущего поведе­ния, но и отчетливо их представлять. Так реализуется предусмотрительность — представление последствий по­ступков до их совершения — и осуществляется поэтап­ный контроль за приближением к цели путем минимизации различия между реальным и желаемым положением ве­щей [389].

Преимущества внутренней модели перед необходи­мостью реально опробовать все намеченные действия про­являются и в том, что она допускает перенос обучения, т. е. правильное решение новой задачи в неизвестной ранее сфере, где у человека нет опыта, если по некоторым крите­риям новая задача имеет сходные со старой черты. Такой положительный перенос исключает необходимость накоп­ления собственного практического опыта в каждой кон­кретной области и тем улучшает адаптацию человека к среде. Однако обращение к мысленному эксперименту и к предсказаниям на основе учета динамических процес­сов в модели может давать хорошие результаты только в том случае, если внешняя среда меняется не слишком быстро: ведь любая модель инерционна, а если внешняя среда слишком изменчива, прогноз на модели может при­водить к ошибкам.

Очевидно, что без участия памяти не могут форми­роваться и сохраняться представления, которые являются объектами манипулирования при предвосхищении резуль­тата будущего поведения. Сам факт введения в память информации о некотором событии свидетельствует о его определенной значимости (иначе оно не попало бы в дол­говременную память), а присутствие там этой информации неизбежно приводит к включению ее во всю систему сохранявшихся до нее сходных фактов, т. е. к перестройке последней. Таким образом, воздействие памяти на созна­ние — активно, ибо такая перестройка может порождать новые оценки событий и новые цели действий.

В настоящее время в качестве основных выделяют сле­дующие свойства сознания: построение отношений, по­знание и переживание [222]. Отсюда непосредственно следует включение мышления и эмоций в процессы осоз­нания. Действительно, основной функцией мышления яв­ляется выявление объективных отношений между предме­тами и явлениями, а основной функцией эмоций — форми­рование субъективного отношения человека к предметам, явлениям и людям. В структурах сознания синтезируются эти формы и виды отношений, и они определяют как ор­ганизацию поведения, так и глубинные процессы самооцен­ки и самосознания.

Субъективное отношение, данное человеку в эмоциях, неразрывно связано с переживанием. «Понятие пережи­вания выражает особый психический аспект сознания: он может быть... более или менее выражен, но он всегда наличен в каждом реальном конкретном психическом яв­лении; он всегда дан во взаимоотношении и единстве с дру­гим моментом — знанием, особенно существенным для сознания» [230, с. 6].

Реально существуя в едином потоке сознания, образ и мысль могут, окрашиваясь эмоциями, восприниматься чув­ственно и, следовательно, переживаться. С. Л. Рубинштейн особо подчеркивал эту сторону сознания: «Осознание пе­реживания — это всегда установление его объективной отнесенности к причинам, его вызывающим, к объектам, на которые оно направлено, к действиям, которыми оно может быть реализовано» [231, с. 45]. Эмоции реализуют первоначальные грубые оценки информации (опасно — безопасно, съедобно—несъедобно), которые на уровне сознания уточняются и входят элементами в шкалу цен­ностей и значений, пригодную для социальной адаптации.

Как считает К. К. Платонов, переживание — генети­чески более древняя психическая функция; познание, свой­ственное в зачаточных формах и животным, приобрело у человека в связи с развитием речи словесное выражение и определило социальный аспект его развития; построе­ние отношений присуще только человеку [222]. В этом контексте важно подчеркнуть, что сознание развивается у человека только в социальных контактах.

Практически все рассмотренные высшие психические процессы вносят свой вклад в специфику организации сознания. Наиболее очевидна роль языка как орудия внутренней деятельности.

К. Маркс и Ф. Энгельс указывали на то, что «язык так же древен, как и сознание» [4, с. 29]. Большинство исследователей солидарно в том, что осозна­ние теснейшим образом связано с речью. С появлением языка у человека создаются доступные для управления субъективные образы объективного мира, представления, которыми он может манипулировать даже в отсутствие наглядных восприятий. Это и есть решающий вклад языка в механизмы сознания. Многие ученые отождествляли бессознательное с невербальным поведением, не закреп­ленным в словах, они предполагали, что бессознательны те впечатления, которые накоплены без участия речи. Первый год жизни ребенка, о котором он ничего не помнит, с этой позиции как бы исчезает из его памяти, поскольку он не записан в словах [245].

Некоторые исследователи допускают, что сознание как структура внутренней модели внешнего мира генетически задано и «запускается», начинает функционировать при физических и социальных контактах человека с его окру­жением. Нам кажется более убедительной позиция А. Н. Леонтьева [161], который считает, что развитие сознания идет не по пути перехода внешней деятельности в предсуществующий внутренний план, а по пути форми­рования самого этого внутреннего плана. Первоначально действие во внутреннем плане еще опирается на реальное действие в реальной ситуации, и лишь затем становится возможным истинно мысленный эксперимент с образами или представлениями. На ранних этапах формирования сознание существует лишь в форме психического образа, открывающего человеку окружающий его мир, деятель­ность его при этом остается практической, внешней. На более позднем этапе развития предметом сознания стано­вится также и внутренняя деятельность. Постепенно созна­ние как образ, картина внешнего мира преобразуется в модель, в которой уже можно мысленно действовать. Теперь сознание во всей полноте начинает управлять внешней практической деятельностью и кажется незави­симым от чувственно-практической сферы.

Венцом развития высших психических функций явля­ется формирование самосознания, которое позволяет че­ловеку не только отражать внешний мир, но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относиться к себе. Как писал

И. М. Сеченов, самосознание создает «человеку возмож­ность относиться к актам собственного сознания крити­чески, то есть отделять все свое внутреннее от всего при­входящего извне, анализировать его и сопоставлять (срав­нивать) с внешним, словом, изучать акт собственного сознания» [240, с. 504].

Самосознание по своему существу имеет глубоко об­щественный характер. Мерилом для человека в его отно­шении к себе выступают прежде всего другие люди. Каж­дый новый социальный контакт меняет представление че­ловека о себе, и постепенно у него формируется целая система таких представлений. Эта система взглядов ста­новится все более содержательной по мере того, как человек включается во взаимодействие со все более разно­образными группами. Оценки самого себя с точки зрения тех, с кем встречается человек дома, в школе, на работе, постепенно делают его более многогранным. Сознатель­ное поведение является не столько проявлением того, каков человек на самом деле, сколько результатом представле­ний человека о себе, сложившихся на основе общения с ним окружающих. Именно это породило известную зри­тельную аналогию: каждый человек находится в пересе­чении уникальной комбинации социальных сфер, частью каждой из которых он является.

Осознание себя в качестве некоторого устойчивого объекта предполагает внутреннюю целостность, постоян­ство личности, которая независимо от меняющихся ситуа­ций способна при этом оставаться сама собой. Единство, целостность и независимость при восприятии своего «я», т. е. узнавание себя при непрерывном изменении внешних условий существования, которое приводит к постоянному преобразованию внутреннего мира, является вершиной в борьбе за независимость человека от среды. Мы уже говорили об отдельных этапах этого пути, когда обсужда­ли границы константности образа, свойства памяти и вни­мания, которые придают устойчивость нашим реакциям во времени, обеспечивая реализацию избирательности, направляемую внутренними потребностями человека при переменных воздействиях извне. Именно эти качества пси­хических процессов составляют необходимые условия раз­вития самосознания.

Ощущение человеком своей индивидуальности под­держивается непрерывностью его переживаний во времени.

Он обладает как воспоминаниями о прошлом, так и надеждами на будущее. Непрерывность таких пережи­ваний и дает человеку возможность интегрировать себя в единое целое. Преемственность сознания, проявляющая­ся в форме «я», определяется долговременной памятью и, в свою очередь, определяет ее роль в структуре сознания. Только долговременная память обеспечивает ощущение непрерывности и преемственности, именно ее участие в процессах сознания и самосознания создает условия для ощущения самотождественности личности, несмотря на изменения и внешних условий и самой личности.

В онтогенезе самосознание развивается по мере услож­нения социальных связей ребенка, существенным усло­вием его возникновения является усвоение речи. На зна­чение речи в зарождении самосознания указывал еще И. М. Сеченов. Он отмечал, что восприятие внешнего мира постоянно сопровождается нерасчленимыми «тем­ными» девственными реакциями телесного происхождения. В связи с развитием речи возникает возможность рас­членять сигналы, поступающие из внешней и внутренней среды, и присваивать им разные названия. Тогда любое возбуждение может быть «вырвано» из его естественной связи и удержано в памяти отдельно и изолированно от других, тем самым создаются условия для отделения воз­буждений, идущих из внешней среды, от возбуждений, иду­щих со стороны внутренних органов [239, с. 41]. Таким образом у человека возникают предпосылки для выделения себя из внешнего мира.

Осознание детьми своего «я» происходит постепенно. Ребенок вначале существует для себя постольку, посколь­ку он выступает как объект для других людей. Маркс писал, что человек «родится без зеркала в руках и не фих­теанским философом: „Я есмь я", ...человек сначала смот­рится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр на­чинает относиться к самому себе как к человеку» [6, с. 62]. Вначале ребенок осознает действия других людей, затем через них — и собственные действия; их осознание связано с развитием подражания, представлений и звуко­вой речи.

Ранние стадии в развитии самосознания сопоставля­ются с переходом ребенка от случайных действий к произ­вольным целенаправленным поступкам. Части собственного тела осознаются ребенком по мере того, как он стано­вится способным произвольно ими управлять.

Постепенно начинают осознаваться и предметы, на которые ребенок направляет свою активность. Отделение себя от собствен­ных действий закрепляется в усвоении ребенком собствен­ного имени. В два года возникает классическая формула «Я сам». Сначала дети говорят о себе в разных лицах: «Не шуми», «Митя умылся». Только к трем годам ребенок пол­ностью овладевает местоимением «я» и начинает активно самовыражаться в речи. Главную роль в процессе фор­мирования его внутреннего мира играют подражание и представление, они развертываются в двух различных планах: первое — в двигательном, последнее — в плане образов и символов, но имеют нечто общее, обусловленное сходством их роли. Подражания и представления позво­ляют осуществить сведение впечатлений в единую вневременную модель, не зависящую от темпа развития событий во внешней среде — модель внешнего мира.

Одним из источников формирования сознания являют­ся детские игры. До 3—4 лет это игры-подражания со стремлением копировать действия взрослого, затем это иг­ры по правилам. Здесь ребенок начинает выполнять опре­деленную, взятую на себя роль; в этих играх осваиваются отношения между людьми. Ребенок играет в «дочки-ма­тери», в «магазин», беря на себя конкретную роль. До воз­никновения ролевых игр дети играют рядом, но не вместе. Ролевые игры уже представляют собой воспроизведение тех отношений между окружающими, которые известны ребенку и доступны его восприятию. Эти игры можно рас­сматривать как упрощенную модель разнообразных со­циальных отношений. Выполняя разные роли, ребенок получает элементарное представление о самом себе и своих возможностях. Ролевые игры подготавливают ребенка к вступлению во взрослый мир с его социальными связями. Овладевая продуктивной деятельностью, человек осваи­вает реальные семейные, профессиональные, обществен­ные роли. Именно они определяют дальнейший путь раз­вития его сознания и самосознания. Лишь в подростковом возрасте происходит становление осознающей себя лич­ности.

Самосознание — самый высокоорганизованный психи­ческий процесс. Оно формируется при взаимодействии с другими людьми, главным образом с теми, с кем возникают особо значимые контакты.

Однако самосознание связано не только с воздействием этих контактов, но и с самооценками, которые зависят от соотношения успе­хов и притязаний, т. е. от успешности деятельности чело­века.

Главная функция самосознания — сделать доступными для человека мотивы и результаты его поступков и дать возможность понять каков он есть на самом деле, оценить себя; если оценка окажется неудовлетворительной, то человек может либо заняться самоусовершенствованием, либо, включив защитные механизмы, вытеснить эти не­приятные сведения, избегая травмирующего влияния внут­реннего конфликта. Только благодаря осознанию своей индивидуальности, возникает особая функция самосоз­нания — защитная — стремление защитить свою индиви­дуальность от угрозы ее нивелирования. На этой основе и развивается ряд защитных механизмов.

В самосознании соотносятся мотивы и действия, одни мотивы с другими, и тем самым выстраивается иерархия мотивов. Уяснение для себя наиболее значимых мотивов знаменует развитие личности. Такое осознание приводит к перестройке всех систем установок и формирует идеаль­ное «я». В свою очередь, идеальное «я» влияет и на соци­альное приспособление, и на уровень тревожности, и на особенности мотивации, оно же накладывает запреты и моральные ограничения на все поведение человека. Собственные качества, к которым он стремится, опреде­ляют для него и ближние и дальние цели, а различие между идеальным и реальным «я» служит источником мотива­ции. По Фрейду [279], «я» — это центр сознательной адап­тации к среде, включающий восприятие, интеллект и моторику. К системе «я» Джеймс [97] отнес собственное тело, некоторые объекты, близких людей, воспоминания и от­дельные длительно выношенные и особо значимые мысли. В собственное «я» человека теперь включают также его характер, темперамент и способности.

Для человека наиболее значимо стать самим собой (сформировать себя как личность), остаться самим собой (невзирая на мешающие воздействия) и уметь поддержи­вать себя в трудных состояниях.

Для того чтобы самоак­туализироваться, стать самим собой, лучшим из того, чем ты способен стать, надо: осмелиться полностью отдаться чему-либо, погрузиться во что-либо без остатка, забыв свои позы, преодолев желание защиты и свою застенчи­вость, и переживать это нечто без самокритики; решаться делать выбор, принимать решения и брать на себя ответ­ственность; прислушиваться к себе самому (а не только к папе, маме, учителю и авторитету), дать возможность проявляться своей индивидуальности, т. е. реализовывать и в этом свои возможности полностью в каждый данный момент [372].

Одним из характерных проявлений самосознания явля­ется рефлексия. Рефлективные рассуждения сопровожда­ются имитацией мыслей другого человека по такой схеме:

«я думаю, что он думает, будто я думаю, что...». Рефлексия позволяет не только предвидеть поведение другого челове­ка и соответственно подстраивать собственное, но и влиять на ход его рассуждений, направляя репликами течение беседы в желательном направлении.

Все представления относительного самого себя, кото­рые взрослый человек принимает как нечто само собой разумеющееся, организуются в систему, которая делает его поведение последовательным. Взаимодействие созна­ния и самосознания образует фундамент произвольного управления целесообразным поведением.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 1583. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7