Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 26. Тяжёлая работа




 

Раз за разом нам приходится возвращаться к основам основ. Похоже, что методики становятся нынче важнее результатов. Новые открытия нагромождаются на старые. Заявления порождают опровержения. Некто А. придумывает совершенную программу, а Сэм Смит усовершенствует её ещё больше. Супер-пупер программы и их длинные, короткие, улучшенные модификации - бесконечным рядом выходят на сцену, пока атлет не замрёт в изумлении, ослепленный великолепием каждой из них.

И никуда при этом, как правило, не двигаясь.

Как говорится, за деревьями он не может разглядеть леса. Он упускает из внимания основные истины. Как неосторожный альпинист, он оказывается погребённым под снегом, похороненным под лавиной противоречивой информации.

Приятель спрашивал меня об этом на днях. Он втиснулся в дверь с большой картонной коробкой в руках и уронил её на пол. В буфете зазвенела посуда.

- Переезжаешь, Сэм? - спросил я.

Он выпрямился и вытер пот, заливавший ему глаза. - Это книги.

- Лучше бы тебе их вернуть, - сказал я. - В библиотеке будут беспокоиться.

Он открыл коробку. - Точнее, это журналы. - Он начал выкладывать их на пол. - Журналы по культуризму.

- Оставь их себе, Сэм, - сказал я. - Мне не нужны журналы для качков.

- Нет, нет, - сказал он. - Вы не понимаете. Я собирал их много лет. Мне нужна Ваша помощь.

- Ладно, так и быть, - согласился я. - Можешь сжечь их на моём заднем дворе, но если вдруг зайдет пожарный инспектор, мне придётся притвориться, что я не знаю тебя.

Он посмотрел на меня с отвращением. - Ради всего святого, я не собираюсь их жечь. Я хочу, чтобы Вы просмотрели их вместе со мной.

Я в ужасе уставился на него. - Что, все?

- Конечно.

- Зачем?

- Потому что, - сказал он, - где-то в этой кипе литературы есть программа, по которой я смогу накачаться. Просто нужно найти её.

- Сэмми, - сказал я. - Ты можешь накачать неплохие бицепсы, если будешь просто таскать туда-сюда эту тяжёлую кипу журналов.

- Смотри! - он показал на журналы. - Я собирал их годами. Это сокровищница знаний. Верно?

- Верно.

- Хороших знаний.

- Не уверен.

- Значит, - сказал он, - где-то среди всего этого скрывается ответ на мой вопрос. Нужно найти его во всей этой мешанине слов.

Я засмеялся. - Сэм, чтобы ответить на твой вопрос, мне нужно гораздо меньше слов. Точнее, хватит и двух слов.

- А именно?

- Тяжёлая работа.

Он был разочарован. - Я знаю всё о тяжелой работе.

- Сэмми, мальчик мой, - сказал я, - я видел, как ты качаешься. Если ты и знаешь всё о тяжелой работе, то по тебе этого не скажешь.

- Я работаю тяжело, - сказал он.

- Тебе нужно работать в десять раз тяжелее.

Он нахмурил брови. - Вы шутите.

- Вовсе нет. Ты прикладываешь примерно десятую долю усилий, необходимых для достойного результата.

- Джонни, - сказал он. - Я работаю не хуже остальных.

- Конечно, Сэм. Не хуже остальных неудачников.

Казалось, он обиделся.

- Не ты один такой, Сэм, - сказал я. - Все такие. Едва ли один парень из сотни работает достаточно тяжело.

Он посмотрел на меня с сомнением.

- Да, именно это я и хочу сказать, Сэм. Едва ли один из сотни.

- Ну и ну, - сказал он. - Как же тяжело нужно качаться?

- Чтобы стать похожим на Геракла??

- Ну да.

- Ты точно хочешь это знать?

- Конечно.

- Тебе это не понравится.

- Ну ладно, Сэм, - сказал я. - Я расскажу тебе, что значить тяжёлая работа. Но не думаю, что тебе это понравится. - Я встал и открыл окно.

- Объясню тебе одну вещь, - начал я. - Когда я говорю о тяжелой работе, я не имею в виду торчать в зале часами, делая сотни упражнений. Я имею в виду обычную программу, но тяжелую работу в каждом упражнении.

Тяжелая работа - самый важный фактор успеха в бодибилдинге. Можно накачаться в отсутствии многих вещей, но без тяжелой работы далеко не уедешь.

Тяжелая работа намного важнее программы, которую ты выбираешь. Самое дрянное упражнение даст результат, если работать достаточно тяжело. Тяжелая работа по любой программе несравненно лучше бездельничанья на самой лучшей из существующих программ.

Запомни … тяжелая работа гораздо важнее тех упражнений, которые ты выбираешь! Слишком многие новички делают ту же ошибку. Они перебирают курс за курсом. Они ищут волшебную программу, которая сделает их Мистерами Вселенная. Но такой программы просто нет. Важно лишь то, насколько Вы выкладываетесь в каждом упражнении. Если не прилагать максимальных усилий, то ты не будешь расти ни на одной программе. Нужно работать тяжело, выкладываться без остатка и еще немножечко, или забыть об этом. Нельзя накачаться, работая вполсилы.

Позволь привести пример.

Когда я взялся за тренировки, были популярны тяжелые дыхательные приседания. Я приседал полгода и не набрал ни грамма. Затем я научился делать их правильно. Единственное, что я изменил, так это то, что я стал прикладывать раз в пятьдесят больше усилий. Я научился работать по-настоящему тяжело.

Я весил примерно 64 килограмма, когда начал работать тяжело. Я добрался до веса в 138 кг. Я ничего не менял - лишь стал работать тяжелее. Намного тяжелее!

Например:

Повесь на штангу вес, с которым обычно приседаешь на десять раз. Затем сделай двадцать повторений! Я не шучу. Десятое повторение кажется последним. Но ты делаешь три огромных вдоха, изгоняешь все посторонние мысли, и делаешь одиннадцатое повторение. И у тебя получается. Всегда получается.

Ты делаешь целый мир из каждого повторения. Не думаешь ни о чём, кроме текущего повторения. И давишь. Ты делаешь двенадцатое. И тринадцатое. И четырнадцатое. К пятнадцатому повторению мозг работает больше, чем тело.

На последних пяти тебе кажется, что ты отрезан от остального мира. Ничто не имеет значения, кроме ещё одного повторения. А затем ещё одного. И ещё одного. У тела открываются фантастические резервы, если заставить разум работать. Если разум сдаётся, то подход окончен. Ты уничтожен. Тело не справится в одиночку.

Ты продолжаешь в том же духе, и два последних повторения - это чистое отчаяние. Твоё тело забрасывает твой мозг сигналами, которые требуют от тебя остановиться. Не пропускай их. Если пропустишь, ты проиграл. Заблокируй эти сигналы и закончи подход.

Когда ты закончишь, тебе должно быть трудно доползти до скамьи, чтобы сделать пуловеры. Ноги должны подгибаться и стараться уронить тебя. Если ты можешь нормально ходить, то ты - лентяй.

Вот что такое тяжёлая работа в моём понимании.

Чемпионы так и качаются. Возможно, они уже не приседают на двадцать повторений, но они работают тяжело над тем, что делают. Каждое повторение они делают так, как будто от этого зависит их жизнь. Вот почему они лучше сложены и сильнее, чем ты.

Однажды я страховал одну такую знаменитость. Он делал жимы лежа. Последние два повторения были абсолютной агонией. Он закрыл глаза, сжал зубы и так долго выдавливал из себя седьмое повторение, что мне показалось, что он боролся с весом целую вечность. Вес продвигался сантиметр за сантиметром и, наконец, он выпрямил дрожащие руки. Я схватился за гриф.

Он слез со скамьи, хватая ртом воздух и обезумев от ярости. - Какого черта ты делаешь? - зарычал он.

Я моргнул и отступил на шаг. - Да ничего особенного, - сказал я. - Просто помог вернуть штангу на стойки, как ты и просил.

- Я не закончил.

- Я был на все сто уверен, что ты закончил.

- Нет, не закончил, - сказал он. - Я мог сделать ещё одно повторение.

- Хорошо, - сказал я. - Так ты мог сделать ещё одно повторение.

- Последнее повторение - самое важное, - сказал он. - Все остальное, это просто разминка перед последним повторением. Если его не сделать, весь подход пропал зря. Незачем тренироваться, если не делать последнее повторение. Это оно дает результат.

Вот так нужно тренироваться. Все остальное лишь разминка для последнего повторения. Выложись до предела и сделай еще одно повторение.

Один мой друг превратился из прикованного к постели ревматика в настоящего Геракла. Он делал всего несколько упражнений - но надо было видеть, как тяжело он работал в них. Ты никогда не видел такого. Он сказал как-то, что хотел бы научиться держать штангу одной рукой во время приседаний.

- Зачем? - спросил я его.

- Другой рукой я бы придерживал глаза, чтобы они не вылезали на лоб, - пояснил он.

Несколько лет назад был хороший атлет по имени Луис Абель. Абель дорос до уровня мировых чемпионов. У него было обычное тело и никаких особых преимуществ. Он добился успеха тяжелой работой.

Абель говорил, что работал так тяжело, что его зубы болели от тяжелого дыхания. Он говорил, что работал так, что пальцы было не оторвать от грифа.

Немногие могут работать так тяжело. Те, кто могут, достигают высот.

Кто-то сказал, что успех это на 10% вдохновение и на 90% упорная работа. Об этом не стоит забывать. Если Ваш прогресс недостаточен, то, наверняка, Вы не работаете как следует. Решите изменить это. Решите вкладывать в каждое упражнение усилие до последней капли. Решите немедленно, что Вы будете прогрессировать.

Помните: работает не программа, работаете Вы.

 







Дата добавления: 2015-10-18; просмотров: 89. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия