Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Онтологическая проблема и способы ее решения в истории психологии




Откуда возникает сознание? Само сознание не осознает, откуда оно происходит. Какая причина его появления на свет? - онтологическая проблема. Пример про компьютер через 500 лет, модель человека, который сможет даже обучаться, но у него не будет сознания. Существует ли какая-нибудь вещь (будь то физиологическая, психологическая конструкция или что иное), стоит лишь смоделировать которую на компьютере, как наш компьютер станет субъектом, обладающим сознанием? Признать, что наш автомат никогда не будет обладать сознанием, — значит, признать, что субъективное в принципе не подлежит пониманию. Явление сознания тогда — что-то заведомо таинственное, до конца не разгадываемое и не известное. Из этого ответа следует, что психологическое знание принципиально неполно, так как ограничено в самой существенной своей части, что психология — ущербная наука, которой не дано познать самое для нее важное — субъективную реальность. Нужно признать, что заданный вопрос о возможности возникновении субъективного переживания у материальной модели не имеет смысла, так как верный ответ на него в принципе никогда не может быть получен, потому что не может быть проверен. Ведь надежных критериев наличия субъективного переживания не существует. Эта позитивистская (и, соответственно, бихевиористская) позиция, разумеется, не противоречит логике, но она уж точно ничего не объясняет. Мудрецы давно задумались над самой общей из всех разновидностей онтологической проблемы: откуда появилось то, что существует (т. е. бытие)? Оно происходит из небытия? Это предположение невероятно: из ничего вроде бы ничего не может происходить. Даже физические теории Большого Взрыва, сворачивая всю материю в начальной точке во что-то наподобие пол-литровой банки, не могут объяснить, как возникла эта начальная точка, т. е. не знают, откуда сама материя взялась. Признаюсь, трудно представить себе хоть один вариант вразумительного и доказательного ответа на столь абстрактный вопрос. Любое решение никогда не может быть окончательным. Что бы ни было названо исходным, всегда можно спросить, из чего это исходное произошло. Здравый смысл своеобразно решает такие проблемы (анекдот про Джеймса и черепах). Считается, что Аристотель как раз и выдвигает решение онтологической проблемы, типичное для здравого смысла: бытие существует всегда. Так думали многие. А потому онтологической проблемы вообще как бы и нет. Действительно, такое решение проблемы, до сих пор, кстати, поддерживаемое многими современными физиками, выглядит соблазнительно простым. Но уж слишком оно попахивает банальным позитивистским уходом от вечных проблем. Могут быть и другие вполне логичные решения, отличающиеся от позиции Аристотеля. Н. Гудмен, например, предполагает, что наш мир сделан из других миров: всякое создание есть переделка. Но он отказывается решать, что было до этих самых других миров. Более популярна другая логическая идея: небытие содержит возможность бытия. К. Поппер: каждое событие обладает предрасположенностью к своему осуществлению. Предрасположенности — это не просто возможности, а физические реальности наподобие силовых полей. Проблема появления сознания–что сознание не может определяться ни физическими, ни биологическими, ни физиологическими законами. В противном случае оно было бы не способно самостоятельно принимать свободные, не зависимые от физики и биологии решения, вообще не могло бы во что-нибудь вмешиваться, а следовательно, должно было бы «быть выброшено за ненадобностью». А часто встречающееся утверждение, что сознание порождается социальными процессами, вообще выглядит нелепостью: ведь, согласно этой версии, получается, что люди, не имеющие никаких проблесков сознания, каким-то чудным образом умудряются создать язык и общество, а те, в свою очередь, неведомо как и зачем образуют у каждого отдельного человека феномен осознанности. Среди разных попыток решения проблемы возникновения сознания существует и такая: сознанию приписывается статус особого природного явления. Тогда сознательное (идеальное) вообще не рассматривается как следствие каких-либо материальных процессов, а оно — что-то иное=> дуализм, бытие изначально состоит по меньшей мере из двух не разных субстанций — материи и духа. Сознание существует всегда наряду с материей, а потому незачем объяснять, откуда оно взялось. Однако такой вариант снятия проблемы не кажется удовлетворительным, по крайней мере до тех пор, пока не будет объяснено, что это за странный природный (т. е., по буквальному смыслу слова, физический) процесс такой, именуемый сознанием. Пока же дуализм мало кому нравится. Иногда в живых существах видят особую жизненную силу (vis vitalis, отсюда — витализм), напрямую связываемую с психикой. Этому способствовал и авторитет Аристотеля: «Необходимо душу признать сущностью, своего рода формой естественного тела, потенциально одаренного жизнью». Если принять такую позицию, то принципиальная возможность субъективных переживаний у нашей компьютерной модели связана с проблемой наличия жизни у такой модели. Действительно, можно ли компьютер сделать живым? Тем самым дополнительно порождается иной — тоже пока неразрешимый — вариант онтологической проблемы: как из неживого бытия возникает жизнь? Сегодня, наверное, никто точно не скажет, что же конкретно надо ввести в модель, чтобы ее можно было однозначно оценить как живую. Но даже если кому и удастся сделать такую оценку, то на самом деле все равно не ясно, как решить, есть ли субъективные переживания у виноградной косточки, муравьев, обезьян или тем более у космоса. Впрочем, учебное пособие по экологии, написанное выдающимися специалистами, решило эту проблему с достоинством и поражающей воображение простотой: «Сознание — это свойство передвигающихся животных». Многие философы и психологи связывают жизнь с познанием. X. Плеснер, К. Лоренц, У. Матурана, Дж. Келли… Когнитивисты решили: уж если сама жизнь — это познание, то сознание – неизбежное следствие протекания познавательных процессов. Но не знают ни что такое сознание, ни что оно делает. Для них главный процесс, осуществляемый психикой, — это процесс переработки информации. Они предполагают, что часть перерабатываемой информации специальным образом маркирована как осознанная (хотя они, разумеется, не поясняют ни как, собственно, осуществляется маркировка, ни какую роль она играет). Тем самым они признают, что мозг обрабатывает два разных типа информации: обычную и осознанную. В итоге онтологическая проблема может быть переформулирована: что надо сделать, чтобы маркированная информация субъективно воспринималась? Но пока ясный логический выход из обсуждаемого тупика пока никто не предложил. Как точно сказал М. К. Мамардашвили, «сознание есть нечто такое, о чем мы как люди знаем все, а как ученые не знаем ничего». Еще одна разновидность онтологической проблемы: с чего вдруг на каком-то этапе эволюции биологических систем возникает социальное? Б. Ф. Поршнев удачно формулирует базовое противоречие: «Социальное нельзя свести к биологическому. Социальное не из чего вывести как из биологического». Версии происхождения социального: Первая версия: чем выше на эволюционной лестнице находится животное, тем более совершенные способы приспособления оно вынуждено использовать. Когда животные переходят к более сложным формам жизни, им уже требуется психика (Леонтьев). Психика - продукт усложнения жизни. Поэтому психическая деятельность возникает раньше нервной. – Загадочная версия. Зачем усложнять себе жизнь? Леонтьев понимал это, поэтому он к этому высказыванию добавлял характерное «и наоборот»: само усложнение жизни — следствие способности психического отражения. После такого дополнения это объяснение можно считать аннулированным. Вторая версия: повышение психических возможностей никакому живущему организму не только не нужно, оно гибельно. Все происходит наоборот. Не новые функциональные задачи вызывают необходимость возникновения новых способов приспособления, а новые способы приспособления приводят к возникновению и решению новых задач. Биологическая эволюция мозга приводит к тому, что сам этот орган все более и более усложняется. А потому становление социальных отношений становится биологически целесообразным. Представители первой версии видят логическую странность второй. Усложнение головного мозга не имеет никакого биологического оправдания. Ведь такое сомнительное эволюционное приобретение приносит организму только вред. Беспомощные человеческие существа с огромным мозгом должны были бы погибнуть, а не создавать социальные отношения. Ответил на это Б.Ф. Поршнев: мышление и в антропогенезе, и в онтогенезе у ребенка на первых порах всегда вредно для организма, так как делает его беспомощнее по сравнению с животными. Но как объяснить это "неполезное" свойство? Ведь естественный отбор не сохраняет вредных признаков». Это свойство могло сохраниться только в результате искусственного отбора. Пример про архантропов и неоантропов. Третья версия: Утверждается, что живые системы должны, кроме самосохранения, обладать самодвижением. Сохранение служит фоном для реализации тенденций роста, развития. Таким путем легко вывести социальное: есть специальная потребность, которая это социальное порождает. А потребности роста генетически заданы и независимы от самосохранения. Но все равно не понятно, когда и каким образом врожденная биологическая потребность превращается в социальную. Живые существа существуют и эволюционируют по биологическим законам. Отсюда следует: социальное неизбежно порождается в результате действия биологических законов. Возникновение социального тогда — врожденная биологическая потребность человека. Социальное не тождественно биологическому. Но тогда получается, что социальное должно зарождаться и действовать не только по биологическим законам. Значит, хотя бы иногда оно должно действовать вопреки жизненно важным законам (судя по возрастающему числу самоубийств в ситуациях социального напряжения). Но все живые существа потому и существуют, что они живут по биологическим законам. Тогда, казалось бы, социальное вообще не должно возникнуть и существовать. Тем не менее оно существует. Получается замкнутый логический круг. Проще и правильнее объяснять социальные процессы работой механизмов, порождающих сознание. Только вначале надо понять, что же именно делают эти механизмы. Решение проблемы: Человек с самоочевидностью воспринимает себя хозяином своих поступков, которые он совершает на основе самоочевидных для него представлений об окружающем мире и самом себе. Вопрос: откуда возникает это переживание самоочевидного, «непосредственно данного», как появляется субъективное ощущение осознанности? Метафизическое рассуждение: сознанию приписывается статус особого физического явления. Все последующее метафизическое размышление носит исключительно умозрительный характер и заведомо не претендует на истинность. Сознание придает случайным событиям статус закономерных. Оно принимает случайное событие за детерминированное и стремится это подтвердить. Попробуем придумать физический процесс, который делает примерно то же, что, по высказанной ранее гипотезе, делает сознание. Исходим из того, что мир зачинается предрасположенностями и что эти предрасположенности являются физической реальностью, определяя возникновение и развитие мира. Это значит, что существует некоторое исходное распределение возможностей, определяющее вероятность реализации той или иной истории мира. И это распределение возможностей вполне может трактоваться как реальное основание бытия => Метафизической предположение: любое происшедшее случайное событие во Вселенной влияет на возможность осуществления последующих событий и тем самым отчасти детерминирует эти события. Это значит, что случайное событие может восприниматься как причина последующих событий. Это утверждение лишь метафизическое предчувствие физической гипотезы, а не сама гипотеза. Физическая гипотеза должна быть высказана в такой форме, чтобы, во-первых, подлежала экспериментальной проверке, а во-вторых, чтобы могла быть согласована с наличным знанием. И все же, если это предположение верно, оно может иметь важное значение для понимания онтологии сознания. Метапсихологическая гипотеза: Независимо от метафизических гипотез существование осознанности должно получить самостоятельное психологическое объяснение. Можно предложить различные варианты того, что именно следует считать осознанным, но — повторюсь — пока нет логических средств выяснить, какой из этих (или иных) вариантов истинен. Будем считать, что осознанность — это особая маркировка информации. Поэтому единственное, что пока попытаюсь сделать, — это обосновать необходимость наличия по-разному маркированной информации. При этом можно как признать, что какая-то из этих маркировок необходимо связана с осознанностью, так и посчитать, что ни одна из них не имеет никакого отношения к субъективному переживанию. Для более определенного разрешения проблемы возникновения субъективного надо не только высказать метапсихологическую гипотезу, но и перевести ее на язык конкретного психологического исследования. Маркировка самоочевидной информации: Осознать — это значит воспринять нечто как очевидное, как непосредственно данное. Сознание работает с догадками. Для логического оправдания сделанной догадки нечто обязательно должно быть принято за истину, не требующую доказательств. Это может быть логической истиной или истиной факта. Вполне можно допустить: то, что принимается за очевидное, должно каким-то образом выделяться, т.е. должно быть отмечено, маркировано. Маркировка проверяемых положений: Механизм сознания актуально осознает только ту информацию, которую защищает от возможных опровержений. Можно показать, что та информация, которая полностью соответствует ожиданиям и не требует проверки и защиты, вообще «ускользает из сознания». Например, очень быстро перестает осознаваться неизменная информация. Информация, которая требует проверки, тоже может особым образом маркироваться. Если это так, то осознается только та информация и те догадки, в которых субъект хоть чуть-чуть сомневается. Эмоциональная маркировка:Как уже говорилось, для проверки сделанных сознанием догадок нужно сличать содержание одного сознания (например, сенсорного) с содержанием другого сознания (например, моторного). Этот процесс сличения осознаваться не может. Ведь когда, например, актуализировано содержание сенсорного сознания, то одновременно не может осознаваться содержание моторного сознания — иначе нарушится их независимость. Предположительно, сигналом, который сообщает разным сознаниям о результатах сличения, является эмоция. Соответственно гипотезы, имеющиеся в актуальном сознании и подтвержденные в другом сознании, должны в актуальном сознании специальным образом выделяться (маркироваться) как проверенные. Теперь допустим, что в одно сознание пришел положительный эмоциональный сигнал о соответствии содержанию другого сознания. Однако это сознание знает лишь, что какая-то из его догадок получила подтверждение, но какая именно — ему не может быть известно: оно ведь не имеет прямого доступа к содержанию другого сознания. И в свою очередь начинает строить гипотезы о правильности своих предшествующих догадок, к чему же конкретно этот сигнал относится. Эти гипотезы качественно отличаются от всех остальных, так как опытным основанием для их выдвижения выступает только эмоциональное переживание. Имитация эмоциональной маркировки:Теперь допустим, что механизм сознания, стремящийся подтверждать свои гипотезы, способен в некоторых случаях имитировать подобные эмоциональные переживания, искусственно выставляя на проверку уже проверенные гипотезы и тем самым способен иногда по собственному желанию еще раз получать подтверждающий сигнал о правильности предшествующих догадок. Но для этого ему надо искусственно проблематизировать имеющееся знание, например, выразить его каким-нибудь другим способом (то есть, приписать ему другой смысл). Ведь информация, полностью соответствующая ожиданиям и не требующая проверки, вообще перестает осознаваться — механизм сознания с ней не работает. Имитируемая эмоция может не обладать той же субъективной яркостью, которая присуща подлинному эмоциональному переживанию. Но она сохраняет свойство субъективности (осознанности), порождая в актуальном сознании чувство субъективной правильности идущих в нем процессов. Может статься, именно процессы, сопровождаемые этим имитированным чувством, мы и называем мыслительной деятельностью?

 

Природа сознания неведома. Никто не знает, как и почему оно возникает, не знает, как грубая материя порождает нечто идеаль­ное и эфемерное, именуемое душой. Уже само существование сознания ведет во тьму головоломок. Само сознание не осознает, откуда оно происходит. Но ведь когда-то его не было, а потом оно вдруг возникло. Что же было причиной его появления на свет? Как бытие порождает сознание? Где граница между духом и телом? Эти вопросы относятся к онтологической проблеме.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-04-19; просмотров: 1086. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7