Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Індивідуація як процес становлення особистості впродовж усього життя




Фокус психологии Юнга - индивидуация, т. е. процесс взросления, самореализации личности. Большинство людей понимают взросление как "накопление ума", отказ от юмора в пользу серьезности, как умение управлять своими чувствами и вести себя в соответствии с общепринятыми нормами. Юнг подвергает сомнению все эти обыденные представления о взрослении, которые были свойственны и классическому психоанализу Фрейда.

Разум - лишь одна из психических функций. Абсолютное доминирование сознания свидетельствует не о зрелости души, а об односторонности развития. Что же касается социальной адаптации, то она способствует взрослению лишь тогда, когда помогает "собрать личность воедино", гармонизовать ее внутреннюю структуру. Стратегическая задача индивидуации - обретение "самости", смысла жизни. Она не сводится к чему-либо частному - профессиональной карьере, созданию семьи, умственному развитию. Смысл жизни человек обретает в том случае, когда ему удается сформировать свою самость, отличную как от рационального "эго", так и от "сверх-я".

Самость - важнейший архетип. Он отличен от внешних масок, ролевых идентификаций, способен примирить и согласовать разнонаправленные психические силы и, наконец, стать точкой соприкосновения с Трансцендентным началом, с Богом, перед лицом которого индивидуальная судьба только и обретает смысл.

Интуиция, фантазия, спонтанно возникающие образы сновидений и мифы -помогают нам понять путь жизни и сориентировать себя в направлении самости, найти себя в обширной области бессознательного. Путем "амплификации", то есть уточнения, прояснения, рационализации спонтанных образов сновидений и фантазий человек способен принимать правильные решения и избегать неврозов. Юнг подчеркивает значение цели, жизненной перспективы и будущего. Человек развивается из прошлого. Но жизнь его наполняется смыслом, душа приобретает форму и содержание в зависимости от предпочитаемого и выбираемого будущего.

На самом деле, полагает Юнг, разум не контролирует душу, а подавляет ее. Современный человек все еще одержим силами, находящимися вне его контроля. Об этом свидетельствует весь ход развития цивилизации последнего столетия: несмотря на беспрецедентное развитие науки, знаний, средств массовой информации, человечество в целом оказывается все менее защищенным от буйства своих внутренних демонов - алчности, властолюбия, агрессии и множества изощренных садистических влечений. Демоны современного человека более иррациональны и жестоки, чем демоны дикаря. Получая в свое распоряжение средства, созданные наукой и техникой, они становятся еще опасней. Отсюда - задача индивидуации, то есть осознания всех сил, определяющих душевные влечения, включения их в общий смысловой ансамбль личности. Задача индивидуации оказывается не только личностно, но и общественно-значимой.

Индивидуация, по Юнгу, также настоятельна, как голод, жажда, агрессия или сексуальность. Индивидуация - это сверхзадача развития. Казалось бы, путей и целей индивидуации столько же, сколько существует на свете людей. До известной степени это верно. Но влечение к индивидуации подталкивает человека к соприкосновению с божественной искрой, с единым для всех архетипом, который Юнг называл самостью и который должен стать центром личности. Личность, зажатая в тиски социальной машины, не обладающая достаточными ресурсами психической энергии, находится часто под властью других лиц, внешних, чуждых сил. Любая попытка истинной индивидуации наталкивается на сопротивление.

. Душа созидается большей частью ночью и во сне, а не днем и наяву. Только в сновидческой фантазии душа способна трезво посмотреть в будущее и правильно оценить настоящее. Акт созидания души является скорее актом воображения, а не актом рассудка, поскольку днем рассудок занят поиском удовольствия, выполняет рутинную, навязанную обществом работу.

Цель и процесс индивидуации с трудом сознаются индивидом. Но они давно осознаны культурой, раскрыты во множестве мифологических сюжетов. Жизнь и гибель на кресте Иисуса Христа - один из возможных символов индивидуации. Этот образ приводит каждого человека в соприкосновение с Богом, который живет в нашей душе. Другой символ индивидуации - путешествие к Золотому Граду - Иерусалиму. Многие сказки содержат символику индивидуации. Герой должен преодолеть множество препятствий, чтобы жениться на принцессе. Свадьба часто есть символ соединения с собственной душой, поскольку мужчина проецирует свой сокровенный идеал на женщину.

В индивидуации прослеживается определенная логика, достигается слияние сознания и бессознательного, практических действий и символов, индивидуальных и родовых целей, субъективного смысла и объективной истины. Смысл индивидуации раскрывается, по Юнгу, в драматической истории открытия каждым индивидом своих "архетипов", в работе с ними, с целью их согласования и наполнения жизненным материалом.

Через всю жизнь проходит работа с "тенью", архетипом, собирающим в себе установки, чувства, отвергаемые сознательным "эго". Каждый человек имеет свою тень, которая состоит отчасти из родовых животных влечений, вытесненных культурой, а отчасти возникает в результате индивидуальных вытеснений. Третья часть тени развивается на основе вытесняемого материала, подобно живой фантазии. Соблазнительные и искушающие компоненты тени расцветают, как бы сами собой, подобно отрицательным персонажам художественных произведений, которые бывают более живыми и интересными, чем добродетельные герои.

Часто сознание отвергает всякую критику в свой адрес и во всех несчастьях ищет виновника "на стороне", но не в собственной душе. Это означает, что человек боится своей тени, не хочет отдавать себе отчета даже в нелепых, с его точки зрения, своих поступках. Тень - это нечто неприспособленное, то, что мы не смогли ввести в свой культурный обиход. В состав тени входят, по Юнгу, и ценные качества, например, детскость, непосредственность, которые могли бы обновить и украсить жизнь. "Вечное дитя", по Юнгу, вневременно. Это архетип молодости, живущий в душе каждого, независимо от возраста. В десять лет человек может чувствовать себя старцем, а в семьдесят - оставаться младенцем. "Дитя" раздражается по поводу любых ограничений, презирает мир взрослых и стремится обойти любые преграды на своем пути. Неоднократно отмечалось, что творческие люди хранят в себе детское начало. Вытеснение детства в "тень" символизируется в снах и фантазиях решетками, запертыми дверями. Восприятие жизни пропитывается при этом "привкусом тюрьмы".

Архетип "дитяти" действует в связке с архетипом "мудрого старца". Своему старцу Юнг дал даже собственное имя - Филемон. Старец ("сенекс") персонифицирует черты пожилых людей, самоконтроль, ответственность, систематичность, мудрость, консерватизм. Мифология представляет сенекса в образе бога Аполлона, уравновешенного и гармоничного, тогда как дитя ассоциируется у греков с Дионисом - капризным, возбужденным и опьяненным.

Старец-мудрец появляется в снах и сказках в образах учителя - гуру, волшебника, доктора, священника, дедушки. Он дает добрый совет и помогает обрести уверенность в трудные минуты жизни.

Тень всегда желает выйти на свет под любым предлогом. Но тени мешает маска ("персона") - компенсаторный архетип, который, учитывая требования общества и желая скрыть недостатки личности, создает защитные сооружения для борьбы с тенью и всеми, кто хотел бы указать на нее. Персона развивается в автономный образ в социальной роли - учителя, мужа, президента, полицейского. Социальная роль подпитывается иногда и лучшими побуждениями личности, но может расти автоматически, за счет внешних требований и ожиданий, распространяя профессиональные и рациональные установки на все сферы жизни.

Персона, как и другие архетипы, содержит множество потенций. Она переживается как социальная идентичность - когда человек отождествляет себя с половозрастной когортой, профессией, политической партией; как индивидуальность, когда человек желает подчеркнуть свое отличие от других, самостоятельность, вкус, который он утверждает как всеобщий, "научный" разум, которому все должны следовать. Юнг отмечает, что в "персоне" присутствуют как личностные, аутентичные, так и безличные компоненты.

Вырождение личности в маску, в роль, задаваемую обществом, происходит часто. Чем больше давление социума, чем выше ранг, ответственнее должность, тем неотвратимее личность трансформируется в маску, которая лишь инсценирует индивидуальность. Врачу-психиатру, учителю, генералу, президенту, миллиардеру бывает трудно сохранить себя в качестве личности. Эти люди принуждаются их окружением играть определенную роль и делают это исходя из соображений психического комфорта, поскольку стандартно-ролевое поведение позволяет выполнять наибольшую сумму обязательств с минимальной затратой сил.

Ролевая маска есть образец профессионала или лидера. Она интегрирует социальные умения, ролевые позиции, фразеологию, жесты, мимику. Все это может вылиться в яркий, привлекательный образ и стать массовым идеалом. Маска особенно выражена у политических вождей, крупных профессионалах, любимцев публики. Она важна и для "среднего человека". Сословно-классовая или половая роли также навязываются с большой силой.

Персона служит психологической основой отчужденных, преемственно сохраняемых культурой форм жизни, как легальных, так и криминальных. Человек надевает уже готовую маску, освобождая себе время для хобби или расширения своего могущества. Если персона недоразвита, личность оказывается в уязвимом положении. Человек из одной публичной неловкости попадает в другую. Такие люди похожи на детей, они не ведают, что творят. Их безответственность может наделать много зла, а сами они рискуют быть вытолкнутыми на дно общества.

Идентификация с ролью является источником неврозов. Маска лишь публично эксплицирует качества личности, не заменяя "самости". Гипертрофия маски влечет за собой гипертрофию тени. Человек, желающий всегда выглядеть сильным и мужественным, чувствует в своей душе сомнение. Внешняя, формальная дисциплина оказывается ширмой для необязательности. За строгой рациональностью ученого скрывается наивный ребенок. Политик, публично олицетворяющий добродетель, на деле - циничен и аморален. Тень и персона находятся в компенсаторной взаимосвязи.

Борьба с тенью начинается с того, что человек наталкивается на факт неподконтрольности ему некоторых чувств, мыслей и настроений. Они выглядят не только чуждыми, но и враждебными, диссонируют с сознательным строем души. Попытки подавить осуждаемые настроения, отсечь их усилием воли, обычно не имеют успеха. Это и есть тень. Тень может быть сдерживаема в определенных границах, но полное изгнание тени - невозможно. Человек, стремящийся к святости, только сильней ощущает свою греховность, ведь святость предполагает принятие на себя и чужих грехов.

Каждый борется в себе с трусостью, жадностью, ленью. Человек от природы открытый, искренний, учится скрывать свои намерения. Интроверт культивирует общительность, экстраверт - самообладание. Женщина подавляет мужеподобные черты. Мальчик, которого стыдят за то, что он "ведет себя, как девочка", старается выглядеть смелым и решительным. Таким образом, формирование маски и типа характера сопровождается формированием подпольной личности - тени.

Тень может и не проявлять себя, если обстоятельства складываются благополучно и ожидания оправдываются. Но в случае несбывшихся надежд, на крутых поворотах жизни сознательная личность "проваливается", и тогда тень выходит на сцену. Невротическая регрессия - "падение в тень" - ведет к самоуничижению. Человек хочет стать жалким, ничтожным.

Освоение коллективного бессознательного сталкивает человека с двумя важнейшими родовыми архетипами, соответствующими душевным сущностям женщины и мужчины ("анима" и "анимус"). Анима и анимус - это общечеловеческие архетипы. Анима находится в тени у мужчины, анимус - в тени у женщины.

Архетипы мужественности и женственности, тем не менее, универсальны и контрастны. Чтобы охарактеризовать их, Юнг, как обычно, прибегает к мифологическим образам, которые для него первичны, фундаментальны, тогда как личностные черты - вторичны. Анима олицетворяется в четырех архетипических образах: Евы, Елены, Марии и Софии. Каждый из них амбивалентен, включает в себя положительные и отрицательные черты, может вызывать восхищение и неприязнь, притягивать и отталкивать.

Ева - Земля, Мать, Прародительница. Она символизирует Родину, природную и культурную стихию. Это - работница, труженица, крестьянка. Она дает тепло и заботу. Но Ева - обыденный персонаж, она не одухотворена, в ней нет таинственного обаяния и сексуальной привлекательности.

Елена - соблазнительница, предмет сексуальных вожделений. Она прекрасна, привлекательна, но ветрена. Елена - аристократка или проститутка.

Мария - чистая девственница, невинная, непорочная, воплощение милосердия и доброты. Она может предстать во сне в образах школьной учительницы, авторитетной дамы. Но она суха, не подпускает к себе близко, к ней невозможно испытать сексуального влечения.

София - премудрость Божья. Она легко находит правильное решение, способна все понять, всех примирить. Но она не вызывает романтической, чувственной влюбленности, а мудрость свою может использовать и в коварных, мстительных целях. Баба Яга, Ведьма - теневые эквиваленты Софии - Мудрой Старухи.

Как и анима, анимус имеет четыре ступени развития. Сначала он выступает как олицетворение простой физической силы, как атлет-чемпион, Тарзан или Геркулес - работящий, надежный, но духовно ограниченный, может выступать также как разбойник и насильник. Таким видят мужчину совсем молодые девушки-подростки. На следующей стадии анимус обладает инициативой, способностью к целенаправленным действиям. Он может представляться властным лицом, руководителем. В женщине он видит помощницу, служанку, подавляя ее инициативу. На третьей стадии анимус становится словом, мудростью, предстает как профессор или священник. Наконец, на высшем, четвертом уровне, он становится воплощением смысла. Символической фигурой в этом случае выступает Гермес - посланник богов. Через него жизнь женщины приобретает новое значение. Он дает духовную твердость, внутреннюю крепость. Гермес во всем свободен и судьба не властна над ним. Гермес способствует духовному росту женщины, ее восприимчивости к новым творческим идеям. Следует подчеркнуть, что анима и анимус - это "проективные образы". Анима рождается в душе мужчины, но проецируется на женщину, а анимус творится женщиной и проецируется на мужчину. Что же касается "самообразов" мужчин и женщин, то они лишены яркости, поверхностны. Глубинная "самость", экзистенция людей обоих полов - одинакова и выражает единую родовую сущность человека и обращенность к Богу.

"Проекция" это и есть главный путь выявления, осознания архетипов. Проецируя свой бессознательный образ женщины на реальное лицо, мужчина испытывает самого себя. Он становится зависимым от женщины и обнаруживает свою слабость в любви. Однако тот мужчина, который хочет играть только роль сильного и лидирующего - подавляет свою аниму и поэтому не может вступить в глубокий контакт с женщиной. Неудивительно, что его "можно обнаружить под каблуком у жены".

Вызванный из мужской тени женский архетип способствует душевной близости и помогает установить надежные, устойчивые отношения. Если женщина-объект не соответствует архетипу, мужчина пытается ее перевоспитать. На этой почве возникают склоки и дело часто кончается разрывом или установлением некоторой оптимальной психологической дистанции. В браке архетип часто проецируется на жену, а частично - на других женщин или же опускается "обратно в тень". Полного соответствия своему идеалу не находит никто.

Примерно также дело обстоит и с женщиной, которая, в конце концов, должна решить, кого она предпочитает: сильного, но глупого Геркулеса, властного, но душевно далекого Юпитера или способного открыть смысл жизни, но не озабоченного земными делами Гермеса.

Индивидуация, выработка самости - сложный процесс. Как уже отмечалось, полная его завершенность - скорее дело случая, чем правило. Самость, о которой Юнг говорил, как о цели индивидуального развития, вряд ли кем либо может быть достигнута раз и навсегда. Даже вполне зрелый человек, если обстоятельства его жизни начинают развиваться в непривычном для него русле, испытывает раздвоенность, расколотость личности, которую он, как ему казалось, давно преодолел.

6. Тлумачення сновидінь

Обсуждение некоторых подробностей происхождения наших снов диктовалось тем, что эта почва, из которой произрастает большинство символов. К сожалению, они трудны для понимания. Как я уже указывал, сон совершенно не похож на историю из жизни сознательного разума. В обыденной ситуации мы думаем над тем, что хотим сказать, выбираем наиболее выразительный способ передачи мысли и пытаемся сделать наш рассказ логически связанным. Но сны имеют иное строение. Образы, кажущиеся противоречивыми, смешно толпящимися в спящем мозгу, утраченное чувство нормального времени, даже самые обычные вещи во сне могут принять загадочный и угрожающий вид.

Может показаться странным, что бессознательное располагает свой материал столь отлично от принятых норм, которые мы, бодрствуя, накладываем на наши мысли. Наше сознательное впечатление быстро усваивает элемент бессознательного смысла, который фактически значим для нас, хотя сознательно мы не признаем существование этого подпорогового смысла или того, что сознательное и бессознательное смешиваются и результируют являющийся нам смысл.

При анализе снов, когда психолог имеет дело с проявлениями бессознательного, они очень существенны, так как являются корнями, хотя и почти незаметными, наших сознательных мыслей. Поэтому обычно и предметы, и идеи во сне могут приобретать столь мощное психическое воздействие, что мы можем проснуться в страшной тревоге, хотя, казалось бы, во сне мы не увидели ничего дурного — лишь запертую комнату или пропущенный поезд.

Образы, являющиеся в снах, намного более жизненны и живописны, чем соответствующие им понятия и переживания в яви. Одна из причин этого заключается в том, что во сне понятия могут выражать свое бессознательное значение. В своих результатах сознательных мыслей мы ограничиваем себя пределами рациональных утверждений — утверждений, которые значительно бледнее, так как мы снимаем с них большую часть психических связей.

Сон представляется символическим, поскольку он не выражает ситуацию непосредственно, но косвенно, с помощью метафоры, которую сначала нельзя понять. Когда подобное случается (а такое бывает часто), то это не преднамеренный «обман» сна, но всего лишь отражение недостатка в нашем понимании эмоционально нагруженного образного языка. В своем каждодневном опыте нам необходимо определять вещи как можно точнее, и поэтому мы научились отвергать издержки декоративной фантазии языка и мыслей, теряя таким образом качества, столь характерные для первобытного сознания. Большинство из нас склонно приписывать бессознательному те нереальные психические ассоциации, которые вызывает тот или иной объект или идея. Первобытные же представители, со своей стороны, по-прежнему признают существование психических качеств за предметами внешнего мира; они наделяют животных, растения или камни силами, которые мы считаем неестественными и неприемлемыми.

Обнаружилось, что многие сны представляют образы и ассоциации, аналогичные первобытным идеям, мифам и ритуалам. Эти ассоциации и образы подобного рода являются интегральной частью бессознательного и могут возникать везде — вне зависимости от образованности и степени ума человека. И эти ассоциации и образы ни в коей мере не безжизненные или бессмысленные «пережитки». Они до сих пор живут и действуют, оказываясь особенно ценными в силу своей «исторической» природы. Они образуют мост между теми способами, которыми мы сознательно выражаем свои мысли, и более примитивной, красочной и живописной формой выражения. Но эта форма обращена непосредственно к чувству и эмоциям. Эти «исторические» ассоциации и есть звено, связующее рациональное сознание с миром инстинкта.

Требуется нечто большее, чтобы воздействовать на нас более эффективно с целью заставить нас изменить свои установки и свое поведение. Но это как раз то, что и делает «язык снов», он несет столько психической энергии, что вынуждает нас обращать на него свое внимание.

Общая функция снов заключается в попытке восстановить наш психический баланс посредством производства сновидческого материала, который восстанавливает — весьма деликатным образом — целостное психическое равновесие. Я назвал бы это дополнительной (или компенсаторной) ролью снов в нашей психической жизни. Этим объясняется, почему люди с нереальными целями, или слишком высоким мнением о себе, или строящие грандиозные планы, не соответствующие их реальным возможностям, видят во сне полеты и падения. Сон компенсирует личностные недостатки и в то же время предупреждает об опасности неадекватного пути. Если же предупредительные знаки сновидения игнорируются, то может произойти реальный несчастный случай. Жертва может упасть с лестницы или попасть в автомобильную катастрофу.

Сны могут иногда оповещать о некоторых ситуациях задолго до того, как те произойдут в действительности. И это вовсе не чудо или мистическое предсказание. Многие кризисы в нашей жизни имеют долгую бессознательную историю.

Мы проходим ее шаг за шагом, не сознавая опасности, которая накапливается. Но то, что мы сознательно стараемся не замечать, часто улавливается нашим бессознательным, которое передает информацию в виде снов. Сны часто предупреждают нас подобным образом, хотя далеко не всегда.

Имея дело со снами, не следует становиться наивным. Они зарождаются в духе, который носит не вполне человеческий характер, а является скорее дыханием природы — дух прекрасного и благородного, равно как и жестокого божества. Чтобы охарактеризовать этот дух, следует, скорее, приблизиться к миру древних мифологий или к сказкам первобытного леса, чем к сознанию современного человека.

В процессе цивилизации мы все более отделяли наше сознание от глубинных инстинктивных слоев психического и в конечном счете от соматической основы психических явлений. К счастью, мы не утратили эти основные инстинктивные слои; они остались лишь в форме образов сна. Эти инстинктивные явления — их, между прочим, не всегда можно признать за таковые, поскольку они носят символический характер, — играют жизненно важную роль в том, что я назвал компенсаторной ролью снов.

Для сохранения постоянства разума и, если угодно, физиологического здоровья, бессознательное и сознание должны быть связаны самым тесным образом, двигаться параллельными путями. Если же они расщеплены или «диссоциированы», наступает психологическая нестабильность. В этом отношении символы сна — важные посланники от инстинктивной к рациональной составляющей человеческого разума, и их интерпретация обогащает нищету сознания, так как она учит его снова понимать забытый язык инстинктов.

Здесь следует сделать предупреждение относительно невежественного или некомпетентного анализа снов. Существуют люди, чье психическое состояние настолько нестабильно, что расшифровка их снов может оказаться крайне рискованной; в таких случаях слишком одностороннее сознание отрезано от соответствующего иррационального или «безумного» бессознательного, и этих обоих не должно сводить вместе без соответствующей подготовки.

В более широком смысле было бы большой глупостью допустить, что существует готовый систематический истолкователь снов, который достаточно лишь купить и найти в нем соответствующий символ. Ни один символ сна не может быть взят отдельно от человека, этот сон видевшего, как нет и единой однозначной интерпретации любого сна. Каждый человек настолько отличается в выборе путей, которыми его бессознательное дополняет или компенсирует сознание, что совершенно невозможно быть уверенным, что сны и их символика могут быть хоть как-то классифицированы.

Правда, есть сны и отдельные символы (я бы предпочел назвать их «мотивами»), достаточно типичные и часто встречающиеся.

Среди таких мотивов наиболее часты падения, полет, преследование хищными зверями или врагами, появление в публичных местах в голом или полуголом виде или в нелепой одежде, состояние спешки или потерянности в неорганизованной толпе, сражение в безоружном состоянии или с негодным оружием, изматывающее убегание в никуда. Типичным инфантильным мотивом является сон с вырастанием до неопределенно больших размеров или уменьшением до неопределенно малых, или переходом из одного в другое, — что мы часто встречаем, к примеру, у Льюиса Кэролла в «Алисе в стране чудес». Но следует подчеркнуть, что эти мотивы необходимо рассматривать в контексте всего сна, а не в качестве самообъясняющих шифров.

Повторяющийся сон — явление особое. Есть случаи, когда люди видят один и тот же сон с раннего детства до глубокой старости. Сон такого рода является попыткой компенсировать какой-либо отдельный дефект в отношении сновидца в жизни; или же он может совершаться вследствие травматического момента, который оставил по себе определенную предвзятость, предубеждение, нанес какой-то вред. Иногда такой сон может предупреждать о каком-то важном событии в будущем.

Я начал эту работу, отметив разницу между знаком и символом. Знак всегда меньше, нежели понятие, которое он представляет, в то время как символ всегда больше, чем его непосредственный очевидный смысл. Символы к тому же имеют естественное и спонтанное происхождение. В снах символы возникают спонтанно, поскольку сны получаются, а не изобретаются; следовательно, они являются главным источником нашего знания о символизме.

Но следует отметить, что символы проявляются не только в снах. Они возникают в самых разнообразных психических проявлениях. Существуют символические мысли и чувства, символические поступки и ситуации. Порой кажется, что даже неодушевленные предметы сотрудничают с бессознательным по части образования символических образов. Таковы многочисленные, хорошо засвидетельствованные случаи остановки часов в момент смерти их владельцев. В качестве примера можно указать на случай маятниковых часов Фридриха Великого в Сан-Суси, которые остановились, когда император умер. Другие распространенные случаи — зеркала, дающие трещину, картины, падающие в момент смерти, или маленькие необъяснимые поломки в доме, в котором у кого-то наступил эмоциональный шок или кризис. Существует много символов, являющихся по своей природе и происхождению не индивидуальными, а коллективными. Главным образом это религиозные образы. Верующий полагает, что они божественного происхождения, что они даны человеку в откровении. Атеист или скептик заявит, что они попросту изобретены, придуманы, но оба окажутся не правы. Верно то, как полагает скептик, что религиозные символы и понятия являлись предметами самой тщательной и вполне сознательной разработки в течение веков. Равно истинно — так считает верующий — что их происхождение столь глубоко погребено в тайнах прошлого, что кажется очевидным их внечеловеческое происхождение. Фактически же они суть «коллективные представления», идущие из первобытных снов и творческих фантазий.

Как я постараюсь показать ниже, это обстоятельство имеет прямое и важное отношение к толкованию снов. Если вы считаете сон символическим, то очевидно, вы будете интерпретировать его иначе, чем человек верящий, что энергия мысли или эмоции известна заранее и лишь «переодета» сном. В таком случае толкование сна почти не имеет смысла, поскольку вы обнаруживаете лишь то, что заранее было известно. Юнг повторял ученикам: «Выучите все, что можно, о символизме, но забудьте все, когда интерпретируете сон». Поскольку аналитику наиболее важно воспринять как можно более точно специфический смысл сна (т.е. вклад, который бессознательное привносит в сознание), ему необходимо исследовать сон весьма тщательно. Многое зависит от разницы в типе личности аналитика и анализируемого.

© Карл-Густав Юнг. Архетип и символ. М., 1991.Функция и анализ снов

 

 

Лекція 5

Тема:“Таємний комітет” психоаналізу.

1. Історія створення та функціонування “Таємного комітету”.

2. Британська психоаналітична неврозологія Е. Джонса.

3. Берлінська школа психоаналізу К. Абрахама.

4. Немедичний психоаналіз Г. Закса та створена ним техніка дидактичного психоаналізу.

5. Психоаналіз творчості О. Ранка. Поняття травми народження.

6. Угорська біоаналітична концепція Ш. Ференці та методика активної

психоаналітичної техніки.

Література:базова — 1, 2, 3, 18, 29; допоміжна — 2, 13.

 

1. История создания «Тайного комитета» уходит своими корнями к началу 20 ст. когда вопросами психоанализа интересовались четыре человека Кахане (врач, работал в санатории для психоневротиков), Рейтлер (врач), Штекель и Адлер. Осенью 1902 года Фрейд адресовал этим четырем людям открытку, предлагая им встретиться в его доме для обсуждения его работы. С этих пор у них вошло в привычку собираться каждую среду для ведения дискуссий в приемной Фрейда, которая была снабжена для этой цели удобным длинным столом. Эти собрания носили скромное наименование «Психологическое общество по средам». Штекель имел обыкновение каждую неделю посылать отчет об этих дискуссиях в воскресный выпуск «Neues Wiener Tagblatt».

В следующую пару лет в этот кружок входили другие люди: Макс Граф, Гуго Геллер, будущий издатель работ Фрейда, и Альфред Мейзль. В 1903 году — Пауль Федерн; в 1906 году — Отто Ранк, в 1907 Гвидо Брехер, Максимилиан Штейнер и Фриц Виттельс и др.. Первыми гостями этого общества были: Макс Эйтингон — 30 января 1907 года; К.Г.Юнг и Л. Бинсвангер — 6 марта 1907 года; Карл Абрахам — 8 декабря 1907 года, А. А. Брилл и я — 6 мая 1908 года; А. Мусманн — 10 февраля 1909 года; М. Карпас из Нью-Йорка — 4 апреля 1909 года; Л. Йекельс — 3 ноября 1909 года; Л. Карпинска — 15 декабря 1909 года.

Весной 1908 года это маленькое общество начало собирать библиотеку. В то же самое время (15апреля 1908 года) общество приобрело более формальное название — «Венское психоаналитическое объединение», которое и носит по сегодняшний день.

В марте 1910 года в Нюрнберге состоялся второй Международный психоаналитический конгресс, на котором прозвучало предложение об организации международного объединения с отделениями в разных странах. После завершения конгресса существующие психоаналитические группы зарегистрировались как отделения обществ Международного объединения. Так началось психоаналитическое движение, охватившее многие страны мира, включая Австрию. Венгрию, Германию, Голландию, Италию, Россию, США, Францию, Швейцарию и другие. В частности, в мае 1910 года возникла Американская психоаналитическая ассоциация. В 1912 году при обмене мнений с Ш. Ференци по поводу организационного начала в психоанализе Э. Джонс предложил создать «тайный комитет», оказывающий идейную и административную поддержку Фрейду. В этот комитет, который впервые собрался в полном составе летом 1913 года, вошли К. Абрахам, Э. Джонс, Г. Закс, О. Ранк, Ш. Ференци. Позднее, в 1919 году, в состав комитета вошел М. Эйтингон. Фрейд подарил каждому члену комитета старинные греческие геммы, которые были взяты из его античной коллекции. По примеру основателя психоанализа, носившего кольцо с головой Юпитера, члены комитета вставили эти геммы в золотые кольца.

Зимой 1913 начался выпуск журнала «Психоаналитическое обозрение» и был учреждён «Международный журнал по врачебному психоанализу». Ш.Ференци организовал и возглавил Будапештское психоаналитическое общество (И.Холлос, Ш.Радо, Л.Леви). Э.Джонс основал и возглавил Лондонское психоаналитическое общество (Д.Брайен, М.Эдер и др.). В 1913 в Мюнхене (Германия) был проведён четвертый конгресс Международной психоаналитической ассоциации. З.Фрейд в сопровождении М.Бернайс посетил Рим.

В 1914 из-за непреодолимых теоретических и личных разногласий с З.Фрейдом, К.Юнг ушел с поста президента Международной психоаналитической ассоциации (временным президентом которой стал К.Абрахам) и вскоре вместе со своими сторонниками организовал собственное «Общество аналитической психологии».

В 1919 З.Фрейд принял активное участие в организации Международного психоаналитического издательства. В состав «Секретного комитета» был введен М.Эйтингон. Основано Швейцарское психоаналитическое общество (Л.Бинсвангер, О.Пфистер, Г.Роршах). В 1919 в Вене было основано Международное психоаналитическое издательство, которое возглавили З.Фрейд, Ш.Ференци, А. фон Фройнд и О.Ранк.

В 1920 были открыты Берлинский психоаналитический институт и Поликлиника, по образу и подобию которых в дальнейшем создавались аналогичные учреждения, обеспечивающие подготовку кадров профессиональных психоаналитиков.

В 1922 он развивал психоаналитическую концепцию личности и проводил организационную работу по подготовке и проведению седьмого конгресса Международной психоаналитической ассоциации в Берлине (Германия). Это был последний конгресс, в работе которого З.Фрейд принимал личное участие. С удовлетворением встретил известие об организации в Москве первого в мире Государственного психоаналитического института (1922, директор Ермаков И.Д., научный секретарь Лурия А.Р.) и Русского психоаналитического общества (Члены-основатели РПСАО: Белобородов Л.Я., Блонский П.П., Вейсберг Г.П., Воронский А.В., Вульф М.В., Габричевский А.Г., Гливенко И.И., Ермаков И.Д., Каннабих Ю.В., Невский В.И., Сидоров А.А., Успенский Н.Е., Шацкий С.Т., О.Ю.Шмидт).

В 1925 вместо О.Ранка в состав «Секретного комитета» была введена А.Фрейд.

«Тайный комитет» функционировал на протяжении 10 лети был распущен в 1925 году в связи с разногласиями, обнаружившимися между его членами, в частности в связи с публикациями О. Ранка и Ш. Ференци, в которых излагались идеи, выходящие за рамки психоаналитических концепций Фрейда.

.Психоанализ по сей день встречает сопротивление по разным причинам: из-за его недостаточной научности, слабой доказательности результатов из-за трудностей в изучении и плохо формализуемых методов, из-за его «сектантского» характера, но в первую очередь из-за его нелицеприятной информации об истинной природе человека.

 

Фрейд, Ференци, Ганс Закс, Отто Ранк, Карл Абрахам, МайклЭйтингон, Эрнест Джонс.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-06-12; просмотров: 376. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7