Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Они не пасуют перед лицом опасности




Мастера волшебной лампы испытывают те же страхи и опасения, которые присущи всем нам. Однако в отличие от большинства из нас перед лицом опасности они не теряются, а принимают соответствующие меры.

В один из уик-эндов мужчина по имени Малкольм, который жил в канадском городе Ванкувер, отправился со своей невестой на север провинции Британская Колумбия — путешествовать пешком по тайге.

По какой-то роковой случайности они угодили в одно страшно глухое место, где обитала медведица с двумя медвежатами. Медведица, посчитав ситуацию угрожающей и стремясь защитить своих детенышей, набросилась на невесту Малкольма. Сам он был парнем далеко не высокого роста, а вот медведица по любым меркам была просто громадиной. Однако Малкольм почувствовал в себе необыкновенную храбрость и сумел каким-то необъяснимым образом вызволить свою невесту из лап разъяренного животного; но после этого медведица переключилась на него, поднялась в полный рост, схватила Малкольма и переломала ему чуть ли не все кости.

В завершение она вцепилась когтями в лицо Малкольма и, проведя по нему несколько страшных борозд, практически сняла с бедняги скальп.

Удивительно, что после всего случившегося Малкольм вообще выжил. Последующие восемь лет он провел в различных отделениях восстановительной и пластической хирургии, где подвергался множеству сложнейших операций. Однако все эти меры были не особо

эффективны с косметической точки зрения, и Малкольм считал себя отвратительным уродом, которому нельзя появляться на людях.

И вот однажды вконец отчаявшийся Малкольм поднялся в своем инвалидном кресле на крышу десятиэтажного здания реабилитационного центра, где он проходил очередной курс лечения, подкатил к самому краю и попытался перебраться через ограждение, чтобы свести счеты с жизнью. В этот момент на крыше появился его отец. Немолодой джентльмен услышал зов какого-то внутреннего голоса, который велел ему срочно навестить сына.

Он появился более чем вовремя — можно сказать, в последнюю секунду. Отец показался на крыше именно в тот момент, когда Малкольм старался преодолеть ограждение. Он мгновенно оценил ситуацию и сказал:

— Сынок, подожди минутку.

Узнав голос отца, Малкольм вздрогнул, обессилен-но откинулся в своем инвалидном кресле и обернулся.

— Малкольм, — произнес отец, — у каждого человека глубоко внутри есть какой-нибудь застарелый шрам. Большинство из нас скрывает его, маскируя улыбкой, слоем косметики либо элегантным нарядом. Тебе пришлось носить свой шрам снаружи — так, что его видно абсолютно всем. Но на самом деле мы все в этом смысле равны, сынок. Каждый из нас тем или иным способом получил в свое время глубокую рану, и каждый обезображен — если не телом, то душой.

После этих проникновенных слов Малкольм уже не мог броситься вниз.

Немного позже кто-то из друзей Малкольма принес ему для прослушивания несколько кассет на тему мотивации. На одной из них он услышал историю Пола Джефферса, который в сорок два года полностью потерял слух, но, невзирая на это, по-прежнему оставался одним из самых выдающихся торговых агентов в мире.

Малкольму особенно запомнилось, как Пол с невероятной убежденностью сказал: «Промахи, проблемы и несчастья посылаются обыкновенным людям для того, чтобы они обрели возможность стать необыкновенными». И Малкольм сказал себе: «Это же обо мне. Я и есть необыкновенный!»

Теперь Малкольму требовалось преодолеть свой страх перед тем, что и потенциальных работодателей, и клиентов может оттолкнуть его обезображенная внешность. Но он ни на миг не терял надежды. Каждый день Малкольм просыпался с верой в лучшее, хотя ему и было очень трудно. Однако он не сдавался, продолжал прилагать усилия, и пусть медленно и мучительно, но продвигался вперед. Этот молодой еще человек решил стать страховым агентом — а в этом деле всегда нужно быть готовым по много раз в день слышать слово «нет». И потому Малкольм принял решение превратить свой недостаток в достоинство, то есть сделать так, чтобы внешность не только не препятствовала ему в продаже полисов, а, напротив, способствовала успеху.

Он поместил на личные визитные карточки свою фотографию и, когда вручал визитку очередному клиенту, неизменно говорил: «Да, моя внешность может показаться ужасной, но если вы дадите себе шанс узнать меня получше, то убедитесь, что в душе я прекрасен».

Год спустя Малкольм был удостоен звания лучшего страхового агента в Ванкувере.

Марк Виктор Хансен 6. Они учатся на собственном опыте

Мастера волшебной лампы знают, что не получат желаемого результата с первого же раза — в том числе и в тех случаях, когда обращаются к кому-то с просьбой. Настоящие мастера просто учатся на своих ошибках и в следующий раз применяют то, что усвоили ранее.

Один из самых серьезных уроков я извлек в бытность свою торговым агентом на складе-магазине видеоаппаратуры, расположенном в Форт-Лодердейле, штат Флорида. Нам выплачивали там комиссионные — причем они были слишком маленькими для сложных технических товаров вроде телевизоров или видеокамер и весьма внушительными по сопутствующим товарам типа аккумуляторных батарей, сумок и прочих принадлежностей, поскольку на всю эту мелочевку в розничной торговле ставилась большая наценка. Однажды к нам в магазин вошел сравнительно молодой человек, который очень сильно спешил. Вместе со своей семьей он собирался в дальнюю поездку и намеревался взять с собой видеокамеру, но позабыл купить ее вовремя, и теперь ему хотелось главным образом одного — приобрести ее, да побыстрее. Я сразу же вызвал у него доверие, и он сказал: «Ну хорошо, дайте мне что-нибудь на свое усмотрение, но не дороже тысячи долларов. Вот вам чек. Дайте мне камеру, которой я смогу воспользоваться сразу же».

Я быстро выбрал для него нужную модель и показал, как ею пользоваться. Как вам уже известно, я почти ничего не зарабатывал на этой продаже, поскольку камера была товаром из разряда технически сложных. Но вместо того чтобы быстренько продемонстрировать ему побольше многочисленных принадлежностей, которые сулили мне хорошие деньги, я объяснил ему, как работать с камерой, сказав самому себе: «Ничего не поделаешь, этот парень сильно торопится, надо отпустить его поскорее».

Дня через три тот же самый человек возвращается к нам в магазин, но уже абсолютно в другом настроении. Прямо с порога он наорал на меня так, будто я только что убил его первенца.

— Я вам доверился, — кричал он, — я выписал вам чек на тысячу долларов с ходу, как только вошел. А по-

тому был вправе надеяться, что вы обслужите меня как следует. И что же? Впервые в жизни мы всем семейством попали в «Диснейленд», но буквально через двадцать минут моя видеокамера разрядилась и сдохла. Почему же вы не продали мне запасную батарею?

— Только потому, что вы ужасно спешили, — ответил я.

— Вы испортили мне весь отпуск, — прорычал он.

Что же касается меня, то я чувствовал себя кошмарно. А еще я извлек из всего случившегося урок: никогда не строить из себя телепата и даже не пытаться угадывать мысли клиентов. Ведь мне требовалось ровно две секунды, чтобы спросить: «Простите, вы нуждаетесь в дополнительной батарее? Вам нужна тренога или штатив?» Надо предоставлять человеку возможность решать самому. Мало того что я потерял клиента — я потерял еще и вполне достойные комиссионные. Теперь я всегда задаю людям конкретные вопросы и позволяю клиенту самому определять, подходит ли ему наш товар.

Харв Экер

7. Они настойчивы

Несколько лет назад во время Дня благодарения нам с женой довелось быть в Нью-Йорке. Она скучала по родным и переживала, что мы не можем посидеть за столом с нашими близкими. В нормальной ситуации она бы в этот момент украшала дом к Рождеству, но сейчас нам пришлось находиться здесь, вдали от всех, и торчать в гостиничном номере.

— Дорогая, — сказал я ей, — предлагаю взглянуть на ситуацию с другой стороны. Почему бы нам сегодня не украсить чью-нибудь жизнь? Давай купим еды и раздадим ее людям, которые не могут позволить себе накрыть стол ко Дню благодарения. — Жена внимательно слушала меня, а я продолжал: — Мы отправимся туда, где сможем действительно оценить, кто мы такие, на что мы

способны и что мы реально в состоянии дать людям. Конкретно предлагаю поехать в Гарлем и помочь там по-настоящему нуждающимся людям. Купим столько продуктов, чтобы их хватило на месяц нескольким семьям. У нас вполне достаточно денег. Давай просто пойдем и сделаем доброе дело!

Поскольку я должен был вначале отправиться на заранее запланированное радиоинтервью, то со всей серьезностью попросил своих партнеров организовать нам небольшой автофургон, без которого было никак не обойтись в задуманной нами поездке в Гарлем.

Когда я вернулся с интервью, мои друзья развели руками:

— Увы, мы просто не в силах сделать этого. Во всем Нью-Йорке фургона днем с огнем не сыщешь. Расхватали на праздник. Во всяком случае, в пунктах аренды и проката автомобилей есть любые модели — кроме фургонов; их нигде не достать.

Пришлось сказать им на полном серьезе:

— Понимаете, если мы хотим чего-нибудь по-настоящему, то всегда можем этого добиться! На самом деле здесь, в Нью-Йорке, полным-полно фургонов; нам же нужен всего один, но мы не можем раздобыть и его. Давайте-ка займемся и найдем один, ровно один.

— Мы обзвонили все что можно. Нигде нет ни единого фургона.

— Выгляньте в окно и посмотрите вниз, на улицу, — сказал я. — Вы видите все эти фургоны?

— Видим.

— Заметьте, их много. Так давайте пойдем и попробуем нанять какой-нибудь из них.

Сначала я вышел на мостовую и пробовал вставать перед фургонами, когда те проезжали по нашей улице. Но в тот день я узнал о нью-йоркских водителях кое-что важное: они в таких случаях не останавливаются, а, на-

оборот, изо всех сил давят на газ. Затем мы пытались ловить их у светофоров. Там мы подходили к фургонам, стоявшим в ожидании зеленого света, стучали в стекло, а когда водитель в недоумении открывал окно, я мило говорил: «Здравствуйте! Вы не могли бы по случаю Дня благодарения подвезти нас в Гарлем, чтобы мы смогли накормить нуждающихся в этом людей». И каждый раз водитель, не проронив ни слова, начинал неистово крутить ручку стеклоподъемника, чтобы поскорее отделаться от нас.

Нужно было придумать что-нибудь более убедительное. Мы опять стучали, водители опять опускали стекло, но говорили мы уже несколько иначе: «Сегодня — День благодарения. Мы хотели бы помочь неимущим людям и решили обратиться к вам. Не могли бы вы отвезти нас в один из бедных районов — мы имеем в виду здесь, в Нью-Йорке». Данный текст казался нам более уместным, но, тем не менее, это тоже ни к чему не привело. Тогда мы начали предлагать шоферам сотню долларов, чтобы те подвезли нас. Они смотрели уже более снисходительно, но, когда мы называли Гарлем, отвечали отказом и давили на газ.

Мы успели переговорить более чем с двадцатью самыми разными людей. И все они отказали нам. Мои партнеры были уже готовы сдаться, но я настаивал: «Существует закон больших чисел: кто-нибудь обязательно согласится». Закон и впрямь сработал — к нам действительно подъехал просто-таки идеальный фургон, поскольку в нем вполне смогли бы разместиться все четыре моих партнера. Мы подошли, постучали в окно и обратились к водителю:

— Вы не могли бы подбросить нас в бедный район? Мы заплатим вам сто долларов.

— Это лишнее, — ответил он. — Я буду счастлив подвезти вас в любую точку этого города.

Затем водитель потянулся за спинку своего кресла и убрал с заднего сиденья форменный головной убор, чтобы освободить нам место. Я заметил там надпись: «Армия спасения». Этого человека звали капитан Джон Рон-дон, и он возглавлял Армию спасения в Южном Бронксе.

Мы в полном восторге забрались в его фургон.

— Я могу отвезти вас куда угодно. Только для начала объясните, зачем это вам?

Я рассказал ему свою историю и подчеркнул, что хотел бы выразить благодарность судьбе за все, что имею, отдав людям хоть крупицу этого.

Капитан Рондон доставил нас в Южный Бронкс, по сравнению с которым Гарлем — это чуть ли не Беверли-Хиллз. Добравшись туда, мы первым делом зашли в магазин, где накупили разных продуктов и несколько корзин, а затем отправились «в люди». Мы заходили в здания, где в каждой комнате жило по несколько человек, порой до полудюжины. Это были незаконные жильцы, самовольно захватившие пустующие дома без электричества и отопления — обитавшие в смертельном холоде зимы, по соседству с крысами, тараканами и запахом мочи. Для нас это было одновременно и шокирующим открытием, что люди вообще могут так жить, и реальной возможностью хоть что-либо сделать для этих несчастных, изменить их жизнь к лучшему — пусть даже столь малозначительным способом.

Как вы сами видите, каждый может добиться всего, чего пожелает, если только будет предан данной идее и проявит в своих действиях настойчивость и постоянство. Чудеса подобного рода могут происходить каждый день — даже в городе, где «нет ни единого фургона».

Энтони Роббинс







Дата добавления: 2015-06-15; просмотров: 142. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия