Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Учебной и научной литературы 2 страница




 

Но вполне естественно, что и в этой интересной, сложной и интенсивно изучаемой области все еще остается множество нерешенных проблем, а вновь возникших вопросов едва ли не больше, чем найденных ответов. Ведь, как правило, если речь идет о подлинно научном знании, один решенный вопрос ставит перед исследователем целый ряд новых. В случае с агрессией вопросы начинают возникать уже при попытке дать ей определение. Является ли агрессия исключительно поведенческой характеристикой, и, следовательно, в качестве агрессии может и должно рассматриваться только внешне выраженное действие, либо же агрессивными могут быть мотивы, установки, эмоции? Как соотносится агрессия с понятием «намерение»? Следует ли говорить об агрессии только применительно к ситуациям взаимодействия живых существ? Можно ли считать действия агрессивными, если реципиент не стремится избежать нападения? Всегда ли агрессия — зло, или она может иметь конструктивный характер? На некоторые из этих вопросов уже получены ответы, в той или иной мере удовлетворяющие большинство специалистов, другие по-прежнему остаются дискуссионными.

 

 

Так, например, некоторые исследователи считают, что термин «агрессия» уместно использовать применительно лишь к тем случаям, когда жертва стремится избежать причинения ей физического или морального ущерба. В частности, такой взгляд на проблему подразумевает исключение из числа поведенческих проявлений, квалифицируемых как агрессия, те специфические действия, которые совершаются в контексте садомазохистских отношений. Однако эта позиция представляется достаточно уязвимой. Ведь вне зависимости от того, идет ли речь о насилии в рамках ритуализованных взаимоотношений садомазохистской пары (группы) или об «обычном» избиении или изнасиловании, с точки зрения психологии личности и в том и в другом случае речь идет об агрессии, и все различия лежат не в личностно-психологической, а в правовой плоскости. По существу, в садомазохистских отношениях мы имеем дело с отреагированием (проявлением) агрессивных импульсов, но только в социально приемлемой форме. Не менее сложным является и вопрос о том, как следует квалифицировать действия субъекта, направленные на сознательное причинение вреда самому себе. Должны ли эти действия расцениваться как агрессия? Ответ на этот вопрос также будет зависеть от того, включается ли в определение агрессии такой критерий, как наличие у потенциальной жертвы стремления избежать внешнего воздействия, способного причинить ущерб или представляющего угрозу для жизни. Соответственно, в зависимости от ситуации, членовредительство или суицид могут квалифицироваться либо как проявление аутоагрессии, либо как разновидность оборонительной поведенческой стратегии.

 

Большинство специалистов настаивают на том, что в качестве агрессии может рассматриваться только поведение, включающее в себя намеренное причинение вреда живым существам. Введение последнего критерия в большинство существующих определений агрессии представляется вполне обоснованным. Однако и здесь есть свои проблемы. Как, скажем, должно интерпретироваться битье посуды во время ссоры? Это вообще не агрессия (ведь в данном случае нельзя говорить о «причинении вреда живым существам») или все-таки агрессия, например, в том случае, если посуда принадлежит не самому агрессору, а его жертве? Обсуждаемый критерий можно принять, но при одном существенном уточнении: вред (или ущерб) человеку (или другому живому существу) может причиняться даже посредством причинения вреда неживому объекту, если от состояния этого объекта зависит физическое или психологическое благополучие его обладателя или пользователя. Существует и более общая точка зрения, состоящая в том, что вообще все действия, имеющие «деструктивный» характер, есть агрессия, все они имеют общую психологическую природу, сходную мотивацию и, в конечном счете, представляют собой отреагирование агрессивных импульсов на эрзац-объекты.

 

Особо значительное внимание в книге Р. Бэрона и Д. Ричардсон уделяется рассмотрению социальных детерминант агрессии. Причем рассматриваются они не только в разделах, специально посвященных этому аспекту проблемы агрессии — например, при изложении теории социального научения и анализе результатов эмпирических исследований, выполненных в русле этой теории, — но и при обсуждении фрустрационной теории агрессии и анализе данных, подтверждающих эту концепцию или не согласующихся с ней. Представление о социоонтогенетическои детерминации агрессивности подкрепляется многочисленными результатами исследований процесса социализации, социального научения и онтогенетического развития личности. Исследования процесса социального научения показали, в частности, что специфический характер межличностных взаимодействий в семьях, из которых выходят высокоагрессивные дети, приводит к постепенному, идущему как бы по расширяющейся спирали, освоению и закреплению агрессивного поведенческого стереотипа, воспроизводящегося снова и снова в разнообразных ситуациях межличностного взаимодействия. Достоверно установлено, что жестокое обращение с ре-

 

 

бенком в семье ведет не только к совершению агрессивных поступков этим ребенком при общении с другими детьми того же возраста, но и к развитию агрессивности, склонности к насилию и жестокости в зрелом возрасте, к превращению физической агрессии в жизненный стиль личности. В пользу концепции социального научения говорит и то, что действительное различие между агрессивными и неагрессивными детьми заключается не в том, что последние в ситуации межличностного конфликта отдают предпочтение агрессивным методам его разрешения, а в том, что агрессивные дети, в отличие от неагрессивных, лишены альтернативы, так как в их поведенческом репертуаре отсутствуют «сценарии» конструктивного разрешения конфликтной ситуации.

 

В связи с вопросом о социальных детерминантах агрессии в книге рассмотрена и проблема мести. Месть рассматривается как ответная реакция на агрессивное воздействие, как оборонительная стратегия и как способ сохранения или восстановления «социального лица». Очень важно, что авторы сочли необходимым специально остановиться на данном вопросе. И важно это не только потому, что обсуждаемая проблема имеет высокую социальную значимость, но и потому еще, что вопрос о связи мести и агрессии заслуживает специального и очень тщательного обсуждения. В некоторых концепциях, в противоположность тем, которые представлены в книге, месть рассматривается не как адаптивная оборонительная стратегия, а как проявление деструктивной агрессии (например Э. Фромм). При этом считается, что акт мщения не выполняет функции защиты от угрозы, так как всегда осуществляется уже после того, как вред причинен, и потому месть в любом случае деструктивна. Однако, по нашему мнению, проблема гораздо глубже, ведь зачастую причинение вреда обидчику не является для «мстителя» самоцелью, истинная цель мщения — возмещение причиненного ущерба, нейтрализация деструктивных последствий акта агрессии. Дело в том, что сфера витальных интересов человека чрезвычайно широка и никоим образом не может быть прямо сведена к интересам биологическим. В большинстве культур такие ценности, как социальное признание, уважение в микросоциуме и любовь близких, имеют первостепенное значение. Если же говорить о тех культурах, где силу неписаного закона имеет обычай кровной мести, который зачастую является единственно эффективным способом произвести впечатление, то в этом случае отказ от совершения акта возмездия представляет самую прямую угрозу реализации вышеназванного витального интереса. Причем угроза потерять уважение, признание, стать изгоем нависает не только над отказывающимся совершать акт мести, но и над всей его семьей, всем его родом.

 

Является ли антиципация такой угрозы и месть, как упреждающая реакция на эту угрозу, агрессией или это поведение следует обозначать иным понятием? Может быть, дальнейшие исследования феномена мести покажут, что отсроченная агрессия в одних случаях может носить оборонительный, доброкачественный характер, а в других — иметь деструктивную, злокачественную природу. По крайней мере, само понятие «месть» нуждается в серьезном уточнении.

 

Пожалуй, труднее всего согласиться с довольно распространенным представлением о том, что в основе всех форм наказания (в том числе и официально узаконенных) лежит механизм деструктивной мести. То, что наказание применяется post factum, спустя некоторое время после причинения вреда, вовсе не является доказательством его деструктивной природы. Потенциальная возможность применения к агрессору юридически институционализированной меры наказания выполняет социально ориентационную функцию, так как, будучи официально, регулярно и предсказуемо применяемым, то есть имея правовой характер, наказание уже не является местью, а играет роль превентивного механизма, средства профилактики контрнормативного, асоциального поведения. Антиципация правовых последствий не может не воздействовать на индивидуальное сознание и требует от человека более внимательного отношения к возможным последствиям своих поступков, отсутствие же правовой идеи наказания ослабляет это внимание. Эксперименты показали, что ожидание даже таких относительно безопасных последствий агрессивного поведения, как простая необходимость письменно или устно отчитаться о совершенных действиях, снижает проявление агрессивности даже при групповых формах агрессии.

 

 

Значительным достоинством книги Р. Бэрона и Д. Ричардсон является то, что ее авторы не ограничиваются обсуждением вопросов, уже получивших однозначные ответы, а касаются самых сложных и дискуссионных тем, давая читателю возможность ознакомиться с самыми разными — иногда диаметрально противоположными — точками зрения на проблему. (Сравните, например, названия двух соседствующих разделов книги: «Доказательства того, что фрустрация облегчает проявление агрессии» — «Доказательства того, что фрустрация не облегчает проявление агрессии».) Конечно, это не означает, что у авторов нет собственной точки зрения. У них имеются свои специфические предпочтения и симпатии, связанные с индивидуальными особенностями их теоретических позиций, которые сформулированы ими вполне отчетливо и открыты для критики. Благодаря всему этому читатель получает возможность вступить в свободный интеллектуальный диалог и разобраться в собственном отношении к проблеме и к позициям всех остальных участников ее обсуждения.

 

В заключительном разделе книги, обсуждая вопрос о возможности установления контроля над человеческой агрессией и приходя к той мысли, что агрессия не является абсолютно иррациональной и неуправляемой стихийной силой, Р. Бэрон и Д. Ричардсон сетуют на то, что несмотря на столь оптимистический вывод они ничего не могут поделать с окутывающей их книгу аурой пессимизма. Думается, это тот редкий случай, когда авторы серьезно ошибаются. Нам представляется, что книга Р. Бэрона и Д. Ричардсон — в отличие от множества других, действительно пессимистических работ по агрессии — заряжена здоровой дозой оптимизма и, в известном смысле, может быть названа «оптимистической энциклопедией агрессии».

 

Член-корреспондент РАО,

доктор психологических наук,

профессор А. А. Реан,

Санкт-Петербургский Государственный университет,

факультет психологии

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

(РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПЯТНАДЦАТИЛЕТНЕМ ПЕРЕРЫВЕ МЕЖДУ ДВУМЯ ИЗДАНИЯМИ)

 

Пятнадцать лет — еще не вся жизнь, но, несомненно, большой ее отрезок. Оглядываясь назад, трудно поверить, что первое издание «Агрессии» было опубликовано в конце 1977 года. Президентом Соединенных Штатов был тогда Джимми Картер, еще не был отснят первый эпизод «Звездных войн», и все еще были в ходу большие автоматы с газированной водой. Аятолла Хомейни не был столь известен, термин «озоновая дыра» был непривычен, а аббревиатура СПИД мало что говорила и, конечно, не вызывала ужаса у тех, кто с ней случайно сталкивался. Да, во многих отношениях это был совершенно другой мир.

 

Прошлого не вернешь, и невозможно сократить промежуток между первым и вторым изданиями этой книги. Если сверхусилие поможет наверстать упущенное, то мы, конечно, сделали все возможное, чтобы усовершенствовать и расширить книгу, внеся в нее для этого множество изменений. О наиболее важных из них говорится ниже.

 

 

НОВЫЕ ГЛАВЫ: ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОСНОВНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ

 

Возможно, наиболее важным — и, несомненно, наиболее заметным — изменением в этом новом издании является включение трех новых глав:

 

Глава 3. Становление агрессивного поведения.

Глава 7. Биологические основы агрессивного поведения человека.

Глава 8. Агрессия в естественных условиях.

 

В последние годы спектр исследований по агрессии человека существенно расширился, и в указанных главах мы попытались учесть этот факт.

 

В главе 3 («Становление агрессивного поведения») рассматриваются пути усвоения индивидуумами агрессивного поведения в процессе взаимодействия с членами семьи, сверстниками и другими представителями общества. Здесь также исследуется роль моделей агрессивного поведения и когнитивных факторов в формировании агрессии.

 

В главе 7 («Биологические основы агрессивного поведения человека») говорится о взаимосвязи между потенциальным агрессивным поведением и биологическими факторами, а также о возрастающем интересе к роли последних во всех формах социального поведения. Обсуждаются такие интересные вопросы, как наследуемость агрессии, роль половых гормонов и доля участия нервной системы в агрессивном поведении. Кроме того, в этой главе рассматриваются некоторые детали сложных взаимосвязей между возбуждением и агрессией.

 

 

Глава 8 («Агрессия в естественных условиях») отражает растущий интерес исследователей к осмыслению изучаемого поведения в самых разных внелабораторных (естественных) условиях. Эта глава включает дискуссии на важные и актуальные темы — например, воздействие алкоголя и наркотиков на агрессию, сексуальное насилие, влияние порнографии на агрессию, а также связь агрессии со спортом.

 

Мы полагаем, что в каждой из упомянутых глав содержатся важные достижения в изучении агрессии человека и, вместе взятые, они значительно расширяют проблематику данного издания.

 

ВКЛЮЧЕНИЕ МНОЖЕСТВА НОВЫХ ТЕМ: УЧЕТ СОВРЕМЕННЫХ ДАННЫХ

 

В то время как новые главы вносят наиболее очевидные изменения в содержание «Агрессии», они являются лишь частью общей картины. В главы, сохранившие прежние или получившие сходные названия, введены новые разделы. Вот неполный список новых разделов и направлений исследования, появившихся во втором издании:

 

Глава 1. Агрессия: определение и основные теории

Когнитивные модели агрессивного поведения

Регуляторы агрессивного поведения

 

Глава 2. Методы систематического изучения агрессии

Архивные исследования

Вербальная информация

Натуралистические наблюдения

Личностные шкалы

 

Глава 3. Становление агрессивного поведения

 

Глава 4. Социальные детерминанты агрессии

Эмоциональные и когнитивные процессы

Месть как защита

Месть как способ не уронить свое достоинство в глазах других

 

Глава 5. Внешние детерминанты агрессии

Архивные исследования

Воздействие загрязнения воздуха на агрессию

 

Глава 6. Индивидуальные детерминанты агрессии: личность, установки и гендер

Тревога и агрессия: страх социального неодобрения

Предвзятая атрибуция враждебности: приписывание дурных намерений другим

Раздражительность и эмоциональная чувствительность: бурная реакция на провокацию

Первопричина гендерных различий в агрессии: генетика или социальные роли?

 

Глава 7. Биологические основы агрессивного поведения человека

 

Глава 8. Агрессия в естественных условиях

 

Глава 9. Превентивные меры и управление агрессией

Атрибуции и агрессия: как ответ на вопрос «за что?» может повлиять на ход агрессии

Извинения или оправдания: почему выгодно говорить «простите»

Тренинг социальных умений: как научиться не создавать себе проблемы

 

ВКЛЮЧЕНИЕ МАТЕРИАЛОВ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: В НОГУ С НАУЧНЫМ ПРОГРЕССОМ

 

Теоретические обоснования и направления исследований, обсуждавшиеся в первом издании, во многих случаях сохранены. По каждому вопросу приводятся уточненные современные данные. Более 25 % цитат в данной книге взяты из книг, выпущенных в 1987 году и позднее.

 

ИЗМЕНЕНИЯ В АВТОРСКОМ СОСТАВЕ

 

Одно из наиболее важных изменений касается авторского состава. Дебора Ричардсон, став моим соавтором, внесла огромный вклад в это издание. Несмотря на общий интерес к теме человеческой агрессии, наши теоретические взгляды и программы исследований достаточно различны, и это существенно обогатило книгу. Хотим отметить, что следование наших фамилий на титульном листе ни в коей мере не соответствует внесенному вкладу, а всего лишь отражает тот исторически сложившийся порядок, согласно которому присоединившиеся авторы обычно упоминаются во вторую очередь. Мы считаем себя абсолютно равноправными соавторами, а наше сотрудничество — равноценным в стремлении к общей цели.

 

 

ЧТО ОСТАЛОСЬ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ: ТО, ЧТО РАБОТАЕТ, ОСТАЕТСЯ В СИЛЕ

 

Мы с удовольствием отмечаем, что первое издание этой книги было хорошо принято как студентами, так и нашими коллегами-профессионалами. Ввиду этого успеха оставлены без изменений следующие ее особенности:

 

 

ОРГАНИЗАЦИЯ

 

Мы твердо верим в то, что для эффективной коммуникации необходима четкая организация. Соответственно, этому вопросу уделено значительное внимание. Материал внутри глав скомпонован четко и, по возможности, методично. В главах помещены важные перекрестные ссылки, указывающие на связи между темами, рассматриваемыми в разных частях книги.

 

 

УРОВЕНЬ И ОБЪЕМ

 

Как и предыдущее, второе издание написано так, что может быть понятно читателям, не имеющим специальной подготовки в науках о поведении, а также доступно студентам последних курсов самых разных специализаций. Поскольку материал изложен достаточно детально, читатели смогут не только немало почерпнуть из введения к каждому разделу, но и разобраться в сложностях изучения такой сложной темы, как человеческая агрессия. Что же касается объема, то, несмотря на значительное увеличение количества материала в связи с появлением трех новых глав, в этом отношении книга мало отличается от своего первого издания.

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ

 

В книгу включено множество графиков и схем. Весь этот иллюстративный материал специально подготовлен для данного издания таким образом, чтобы быть доступным всем, кто не знаком с принципами иллюстрирования научных данных. А поскольку наш собственный преподавательский опыт подсказывает, что немного юмора никогда не повредит, книга содержит и несколько подходящих карикатур.

 

 

АКТУАЛЬНОСТЬ

 

Главной целью первого издания было рассмотрение современных знаний о человеческой агрессии. Как упоминалось выше, в новом издании сохранился тот же подход. Основное соображение следующее: всегда можно проследить связь большинства новых исследований и теорий с более ранними представлениями, если же не включить в текст современные данные, то для некоторых читателей они так и могут остаться неизвестными. Поэтому там, где необходимо, мы принципиально рассматривали как можно больше современных открытий и обоснований.

 

 

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ - ПРОСЬБА О ПОМОЩИ

 

Мы искренне верим, что наши усилия по усовершенствованию книги увенчались успехом. Мы полагаем, что она стала более исчерпывающей и полезной по сравнению с первым изданием. Тем не менее, понимая, что нет предела совершенствованию и еще многое можно улучшить, мы с нетерпением ждем ваших отзывов. Примите наши уверения в том, что мы внимательно проанализируем все замечания, отзывы и предложения и все они будут учтены при подготовке следующего издания. Заранее благодарим вас за помощь — мы высоко ее ценим.

 

Роберт А. Бэрон [1],

Дебора Р. Ричардсон

 

1 В некоторых русскоязычных работах по агрессии автор этой книги упоминается как Р. Барон. (Прим. научн. ред.)

 

 

ВЫРАЖЕНИЕ ПРИЗНАТЕЛЬНОСТИ

 

В подготовке этого издания нам помогали многие щедрые и талантливые люди. Не имея возможности перечислить здесь всех, мы хотим выразить благодарность тем, чья поддержка оказалась наиболее существенной.

 

Во-первых, мы благодарим многих коллег, которые, обсуждая с нами свои идеи, присылая свои статьи и откликаясь на вопросы по поводу переиздания, помогали нам быть в курсе современных представлений о человеческой агрессии. А поскольку данная книга отражает их усилия в той же мере, что и наши собственные, значительность их вклада неоспорима.

 

Во-вторых, мы выражаем искреннюю благодарность Расселу Джину (Russell Geen) за важные и конструктивные комментарии к первому варианту рукописи. Зная о его занятости, мы глубоко признательны за то, что он нашел время прочитать все главы и обсудить с нами свои впечатления. Приняв его замечания и предложения, мы убеждены, что книга от этого значительно выиграла.

 

В-третьих, мы благодарим Крэйга Андерсона, Дэвида Перри, Стива Прентис-Данна, Сэма Снодграсса и Джеймса Тедеши (Craig Anderson, David Perry, Steve Prentice-Dunn, Sam Snodgrass & Jamed Tedeschi) за замечания к разным главам. Их помощь была творческой и полезной.

 

В-четвертых, мы выражаем благодарность нашему издателю, Элиоту Вернеру (Eliot Werner), за его поддержку, энтузиазм и дружеское отношение во время подготовки проекта, за его ободрение и здравые суждения, которые были нам столь необходимы. Сотрудничество с ним было удовольствием, и мы надеемся продолжить его в будущем.

 

Наконец, мы благодарим Уэнди Гарднер (Wendi Gardner) за проявленное ею терпение, когда выходила из строя копировальная техника, терялись журналы и возникали осложнения с графическими программами. Также мы благодарим Сьюзен МакДонаф (Susan McDonough) за перепечатывание кажущегося бесконечным списка ссылок.

 

Всем этим людям и многим другим мы говорим: «Спасибо, спасибо, спасибо!»

 

 

 

1 АГРЕССИЯ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ

 

Невозможно представить себе такую газету, журнал или программу радио- или теленовостей, где не было бы ни одного сообщения о каком-либо акте агрессии или насилия. Статистика красноречиво свидетельствует о том, с какой частотой люди ранят и убивают друг друга, причиняют боль и страдания своим ближним.

 

 

¦ Около трети состоящих в браке американцев обоего пола подвергаются насилию со стороны своих супругов (Straus Gelles & Steinmetz, 1980).

¦ От трех до пяти тысяч детей в США умирают ежегодно в результате жестокого обращения с ними их родителей (Pagelow, 1984).

¦ Ежегодно 4% пожилых американцев становятся жертвами насилия со стороны членов своих семей (Pagelow, 1980).

¦ 16% детей сообщают, что их избивают братья или сестры (Straus et al., 1980).

¦ Ежегодно в США совершается свыше миллиона преступлений с применением насилия, среди которых более 20 тысяч убийств (Bureau of Census 1988).

¦ Убийство занимает одиннадцатое место среди основных причин смерти в Соединенных Штатах (Baker, 1986).

¦ Главной причиной смерти чернокожих американцев в возрасте от 15 до 34 лет является насильственная смерть (Butterfield, 1992).

 

Хотя чаще всего, взаимодействуя с другими людьми, мы не ведем себя жестоко или агрессивно, наше поведение все равно нередко оказывается источником физических и душевных страданий наших близких. Не исключено, что под впечатлением приведенных выше статистических данных у кого-то возникнет мысль о том, что именно на современном этапе исторического развития человечества «темная сторона» человеческой натуры как-то необыкновенно усилилась и вышла из-под контроля. Однако сведения о проявлениях насилия в другие времена и в других местах говорят о том, что в жестокости и насилии, царящих в нашем с вами мире, нет ничего из ряда вон выходящего.

 

¦ При взятии Трои в 1184 году греки-триумфаторы казнили всех лиц мужского пола старше десяти лет, а оставшиеся в живых, то есть женщины и дети, были проданы в рабство.

¦ В годы наивысшего подъема испанской инквизиции (1420—1498) многие тысячи мужчин, женщин и детей были сожжены заживо на кострах за ересь и другие «преступления» против церкви и государства.

¦ У бушменой племени Кунг, живущих на юге Африки, процент убийств в несколько раз превышает таковой же в США и, судя по сообщениям, часто жертвами убийств становятся ни в чем не повинные люди (Lea, 1979).

 

 

¦ Более 45% смертей среди представителей народности уарони, живущей на востоке Эквадора, составляют летальные исходы в результате копьевых ранений, полученных в ходе внутриплеменных стычек (Collins, 1983).

¦ У народности джебьюси (Gebusi) в Папуа-Новой Гвинее на убийства приходится более 30 % смертей среди взрослого населения (Knauft, 1985).

 

Конечно, даже и в тех случаях, когда люди увечат и убивают друг друга с помощью копий, луков, стрел, духовых ружей и другого примитивного оружия, их действия деструктивны и ведут к ненужным страданиям. Однако подобные побоища, как правило, происходят на ограниченной территории и не представляют угрозы для человечества в целом. Применение же современных, несравненно более мощных видов вооружения может привести к глобальной катастрофе. Сегодня некоторые государства имеют возможность смести с лица земли все живое. К тому же производство оружия массового уничтожения в наше время обходится довольно дешево и не требует особых технологических познаний.

 

В свете этих тенденций невозможно не признать, что насилие и конфликт относятся к числу наиболее серьезных проблем, перед которыми сегодня оказалось человечество. Хотя очевидно, что признание этого факта самый первый и, в некотором отношении, самый простой шаг из тех, что нам предстоит сделать в дальнейшем. Мы должны также задаться вопросом: почему люди действуют агрессивно и какие меры необходимо принять для того, чтобы предотвратить или взять под контроль подобное деструктивное поведение?

 

Эти вопросы занимали лучшие умы человечества на протяжении многих веков и рассматривались с различных позиций — с точки зрения философии, поэзии и религии. Однако только в нашем столетии данная проблема стала предметом систематического научного исследования, поэтому неудивительно, что не на все вопросы, возникающие в связи с проблемой агрессии, имеются ответы. В сущности, изучение этой темы часто порождало больше вопросов, чем ответов. Тем не менее налицо явный прогресс, и сегодня мы знаем уже довольно много об истоках и природе человеческой агрессии, во всяком случае, гораздо больше, чем даже десятилетие назад.

 

К сожалению, количество данных об агрессии так велико, что было бы неблагоразумно, если вообще возможно, рассмотреть весь имеющийся материал в настоящем издании, поэтому, обсуждая данную тему, мы обратимся к двум важным направлениям.

 

Во-первых, мы сосредоточимся прежде всего на проблеме человеческой агрессии, ибо она предполагает наличие многих факторов, присущих исключительно людям и обусловливающих поведение (например, мстительность, расовые или этнические предрассудки). Сходное с агрессией поведение представителей других видов будет иметь для нас второстепенный интерес.

 

Во-вторых, обсуждение агрессии будет производиться прежде всего с социальной позиции. Мы будем рассматривать агрессию как форму социального поведения, включающего прямое или опосредованное взаимодействие как минимум двух человеческих индивидов. Для этого есть две причины. Как покажут следующие главы, природу наиболее важных детерминантов агрессии нужно искать в словах, действиях, присутствии или даже появлении других людей (Latane & Richardson, 1992). Глубокое понимание такого поведения требует также знания социальных ситуаций и факторов как способствующих, так и сдерживающих агрессию. Конечно, это не означает, что другие факторы не причастны к ее появлению. Наобо-

 

 

рот, многие дополнительные параметры внесоциального плана (например, гормональная перестройка), видимо, оказывают существенное влияние на агрессию. Тем не менее человеческое агрессивное поведение, по определению, осуществляется в контексте социального взаимодействия. В связи с этим представляется уместным и полезным рассмотреть агрессию прежде всего в этом ракурсе, который, с точки зрения современных авторов, наиболее плодотворен и информативен по сравнению с другими подходами, поскольку облегчает понимание «обычной агрессии». Несмотря на то что исследователи клинической или психиатрической ориентации предоставили большой объем информации об агрессии у людей с серьезными психическими нарушениями, они все же мало сообщили о тех условиях, в которых внешне «нормальные» индивиды могут подвергать других опасным нападкам.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 201. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.093 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7