Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Наступление на Пруссию




 

Было бы, однако, вполне достаточно, если бы правительство хотя бы теперь осознало, что оно должно добиваться победы. Лишь недавно закончилась избирательная кампания, во время которой консервативная государственная власть одержала верх над довольно сильной революцией; теперь не время было по-рыцарски выражать сожаление по поводу того, что и во вражеских рядах находятся храбрые люди. Через 14 дней после президентских выборов был переизбран прусский ландтаг, и результаты этого переизбрания снова показали, какое широкое поле деятельности открыто энергичному правительству. Национал-социалисты сохранили 36 % голосов, которые они получили во время президентских выборов; со своими 162 мандатами из 423 они стали самой сильной партией в ландтаге. Одного из своих агитаторов, судейского чиновника среднего ранга, Керля из Ганноверской провинции, они в состоянии были провести председателем ландтага. И, наконец, величайшее достижение – они свергли посредством вотума недоверия министерство Брауна – Зеверинга. Однако у них не хватило сил, чтобы образовать новое правительство взамен старого. Последнее поэтому спокойно продолжало вести дела, как это имело место несколько лет назад в Баварии и Саксонии. Внимательно присматриваясь к результатам выборов в Пруссии, можно было сделать вывод, что они не знаменуют собой дальнейшего роста национал-социалистских сил. Одновременно на выборах в Вюртемберге, Баварии и некоторых других провинциях партия собрала только 32 % и даже 26 % голосов. В среднем во всей Германии национал-социалисты не добились даже того успеха, которого им удалось достигнуть во время президентских выборов. Во всяком случае партия была далека от того, чтобы собрать абсолютное большинство голосов. Теперь германское правительство перешло к контрнаступлению, смело с улицы штурмовые отряды и благодаря этому с одобрения большинства народа впервые после целого ряда лет обеспечило нормальный ход общественной жизни. Национал-социализм находился на такой высоте, когда, получив решительный удар, он мог легко споткнуться; споткнувшись же однажды, он мог в один прекрасный день упасть. Имперское правительство, которое заговорило бы с народом на понятном ему языке, предложило бы ему конструктивную программу хозяйственного обновления, сумело бы хоть отчасти использовать лозунги и обещания так, как это позднее сделали пришедшие к власти национал-социалисты, – такое правительство, вероятно, могло бы одержать верх над Гитлером. Для этого требовалось, однако, объединение всех наличных сил, для этого необходимо было, чтобы все эти силы действовали в одном направлении и осознали свою общую задачу – так как национал-социализм является общим врагом, то и все они должны были стать врагами национал-социализма.

 

«Железный фронт»

 

На пути к такому объединению социал-демократия в те месяцы предприняла свой последний, весьма интересный шаг. В течение многих лет под ее покровительством находился военный союз – союз имперского флага. Он был основан в 1924 г., с тем чтобы явиться республиканским противовесом военным союзам правых, которые правительство не запрещало. На бумаге это была колоссальная армия, фактически же под руководством своего малопригодного вождя Герзинга она не представляла собой опасного противника правых. Правда, союз имперского флага располагал в общем и целом более крепким человеческим материалом, чем штурмовые отряды, и столь же готовым на жертвы. Однако его политические вожди за отсутствием популярных целей не сумели воодушевить этот союз так, как Гитлер воодушевил своих сторонников. Военное обучение велось плохо, ибо союз испытывал недостаток в хороших инструкторах. Бывшие офицеры старой армии и рейхсвера были по своим взглядам ближе к военным союзам правых, и лишь немногие из них отдали себя в распоряжение союза имперского флага, который к тому же считался «пацифистским». Пара энергичных людей из союза имперского флага попыталась в 1931 г., правда, довольно поздно, положить конец этой жалкой роли союза. Они сместили Герзинга и посадили на его место его же прежнего сотрудника, Карла Хельтермана. Как организатор и агитатор Хельтерман превосходил своих товарищей. Он обладал также более широким политическим кругозором. Отличался ли он также твердостью и непреклонностью, которые требуются от великого вождя? Этих качеств не успел проявить этот слишком поздно пришедший человек, которого к тому же опередили события. Во всяком случае он сумел на пару месяцев увлечь за собой усталых и отчаявшихся социал-демократических рабочих на борьбу против Гитлера. Он объединил союз имперского флага и прочие рабочие организации под единым слегка хвастливым названием «Железного фронта», образовал боеспособные отряды и в ряде звучных речей создал нечто вроде нового стиля в пропаганде рабочих партий. Его идеология была явно антипацифистской и воинственной. Это было воскрешение отмерших уже социал-демократических представлений о народной милиции. С помощью этих идей он сумел приобрести расположение в министерстве рейхсвера, правда, с большим опозданием. Стратегическим ядром этой новой организации являлись так называемые «молотки». Под этим названием союз имперского флага объединил своих сторонников на предприятиях и собрал свои кадры на случай всеобщей забастовки. Это была, можно сказать, идея творческого отчаяния. Ибо было мало надежд на то, что рабочие окажутся в состоянии долго сопротивляться легально пришедшему к власти национал-социалистскому правительству, на стороне которого будет рейхсвер, полиция и, быть может, «Стальной шлем». Однако приходилось считаться с тем, что в последней отчаянной борьбе «молотки» могли нанести стране огромный экономический вред, такой вред, что в глазах руководящих хозяйственных кругов потери от их выступлений должны были показаться гораздо тяжелее, чем выгоды от передачи власти Гитлеру. В этой игре с мыслью о риске, которому подвергалось народное хозяйство, был некоторый блеф. На самом деле они не попытались даже оказать сопротивление, несмотря на то что могли бы опереться на поддержку части рейхсвера и полиции. Однако этот блеф оказал некоторое политическое влияние и мог в первую очередь послужить помощью правительству Брюнинга – Гренера, если бы оно решилось оказать серьезное сопротивление Гитлеру и не носилось все время со странной идеей – «связать» национал-социализм, предоставив ему больше власти.

 







Дата добавления: 2015-08-31; просмотров: 127. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия