Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Какая схема организации искусственной инсеминации донорской спермой с этической точки зрения сегодня считается оптимальной?




 

БИОЭТИКА [биомедицинская этика; от греч. bios — жизнь и ethos — касающийся нравов, ethos -нрав, характер], область междисциплинарного знания о границах допустимого вмешательства в процессы жизни и смерти человека посред­ством новейших биомедицинских технологий. К сфере Б. относят эти­ческие проблемы новых репродук­тивных технологий, пренатальной (дородовой) диагностики, аборта, контрацепции, планирования семьи, экспериментов на человеке и живот­ных, медицинской генетики, транс­плантации органов и тканей, донор­ства, обеспечения прав пациентов, в т. ч. с ограниченной компетентно­стью, реанимационных методик, те­рапии психотропными средствами, умерщвления безнадежных пациен­тов (т. н. эвтаназия), вакцинации, психиатрии и психотерапии, а так­же этические проблемы сексологии и сексопатологии.

Термин «Б.» был введен в научный лексикон в 1970 г. амер. биохимиком В. Р. Поттером для обозначения про­блем, связанных с опасностью для выживания человечества в техноген­ном мире. Впосл. содержание терми­на конкретизируется: Б. определяет­ся как «систематическое исследова­ние нравственных параметров, - включая моральную оценку, реше­ния, поведение, ориентиры и т. п. - достижений биологических и меди­цинских наук» (Encyclopedia of Bio-ethics. Vol. 1. P. XXI). Становится общепризнанным, что медицинские теория и практика с сер. XX в. во многом изменили свой характер. Совр. медицина получает реальную возможность не только лечить, но и управлять человеческой жизнью: прогнозировать и изменять ее каче­ственные параметры (пренатальная диагностика, генная терапия, транс­сексуальная хирургия), «давать» жизнь (искусственное оплодотворе­ние), отодвигать время смерти (реа­нимация, трансплантация, герон­тология). Осознание духовно-нрав­ственных и социальных послед­ствий развития медицинской науки создает для профессиональной ме­дицинской этики новые проблемы. Если традиц. медицинская этика, восходящая к Гиппократу, носила корпоративный характер, возлагая моральную ответственность за здо­ровье отдельного пациента на врача, то Б. ставит вопросы о благополучии человеческого рода как на уровне биологических характеристик, так и на уровне общественной нравствен­ности. При этом моральная ответ­ственность за принимаемые реше­ния распространяется не только на врачей, но и на пациентов, членов их семей, общественность, ученых, за­конодателей, политиков.

Поскольку биомедицинские тех­нологии внедряются в процессы воз­никновения и прекращения жизни — область Промысла Божия о челове­ке,- проблемы Б., их богословское осмысление становятся чрезвычай­но актуальными для всех традиц. христ. конфессий. В основе христ. подхода к проблемам Б., выработки принципов их решений лежит уче­ние о человеке (см. Антропология): сотворенность человека Богом по образу и подобию Его, поврежденность человеческой природы грехом, стремление человека к единению с Богом (обожению), а также нормы христ. морали, признание духовной значимости болезней и смерти. При этом христ. Церковь высоко оцени­вает облегчающую страдания боль­ного врачебную деятельность, осно­вывающуюся на милосердии, любви и заботе о человеке. Христ. понима­ние сущности и задач медицины вскрывает глубокую взаимозави­симость веры, морали и научного знания. Нерелиг. сознание рассмат­ривает человека лишь как частицу природы (Антоний (Блум), митр. Сурожский. С. 71), болезни и смерть к-рого представляются следствием химико-физических процессов в организме. Восприятие жизни, при­чин болезней и смерти с таких пози­ций исключает духовную состав­ляющую этих явлений. Отрицание религиозно-нравственных основа­ний научной и практической меди­цины ведет к оправданию недопус­тимых с т. зр. Церкви вмешательств в жизнь человека.

Биомедицинская этика рассмат­ривается в Православии в рамках нравственного богословия как одна из форм защиты богоподобного до­стоинства и свободы личности (вра­ча и пациента). По словам председа­теля Медико-этического Совета Православной Церкви в Америке прот. Иоанна Брека, Б. «должна по­ниматься и развиваться как бого­словская дисциплина» (Breck J. The Sacred Gift of Life. P. 15). Б. ставит своей целью защиту общественной морали и Божия дара — жизни — от человеческого произвола и беззакония, определение условий, необхо­димых для того, чтобы каждый ве­рующий человек мог осуществить и завершить свою жизнь по-хрис­тиански, выявление границ между медицинским вмешательством, вы­званным лечебной необходимос­тью, и действиями людей, претен­дующих «поставить себя на место Бога, по своему произволу изменяя и «улучшая» Его творение» (Осно­вы социальной концепции РПЦ. XII1). Христиански ориентирован­ная Б. не только защищает досто­инство и права пациента, но и отста­ивает приоритет нравственных норм для врача относительно разного рода предписаний, побуждающих его к нравственно неприемлемым действиям.

В 1998 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил создание при Москов­ском Патриархате Церковно-общественного Совета по биомедицин­ской этике. В Совет вошли священ­нослужители, богословы, врачи, ве­дущие ученые, юристы, философы. К основным задачам деятельности Совета относятся: 1) морально-нравственная и правовая экспертиза экспериментальной и научно-прак­тической деятельности в области биомедицины; 2) изучение состоя­ния биомедицинских исследований в России; 3) информирование и кон­сультирование широких слоев об­щественности по всему кругу эти­ческих проблем совр. медицины. Ре­ализация поставленных задач осу­ществляется в форме всесторонних обсуждений, выработки и принятия документов: «О современных тен­денциях легализации эвтаназии в России», «О нравственных проб­лемах, связанных с развитием «но­вых репродуктивных технологий»», «О морально-этической недопус­тимости клонирования человека», «О фетальной терапии», «Присяга врача России», «О грехе детоубий­ства» и др. (см.: Православие и проб­лемы биоэтики). Рекомендации, представленные в этих документах, основаны на библейской и святооте­ческой антропологии, принципах христ. морали.

В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», до­кументе, принятом Архиерейским Юбилейным Собором РПЦ 2000 г., 2 раздела — XI «Здоровье личности и народа» и XII «Проблемы био­этики» — формулируют позицию Церкви в отношении основных эти­ческих проблем совр. медицины.

В документе, в частности, подчер­кивается важность ознакомления преподавателей и учащихся меди­цинских учебных заведений с осно­вами правосл. вероучения и право­славно ориентированной биомеди­цинской этики (XI2). Акцентирует­ся внимание на важности установле­ния правильных взаимоотношений между врачом и пациентом, к-рые должны строиться на уважении це­лостности, свободного выбора и до­стоинства личности. При этом вра­чебная помощь должна быть эффек­тивной и доступной всем членам общества, независимо от их мате­риального достатка и социального положения (XI 3). В документе вы­ражается тревога по поводу демо­графического кризиса в России: со­кращения рождаемости, средней продолжительности жизни, умень­шения численности населения (XI4). Отмечается, что с древнейших вре­мен Церковь рассматривает наме­ренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех, приравни­вая его к убийству: зарождение че­ловеческого существа является да­ром Божиим, поэтому с момента за­чатия всякое посягательство на жизнь буд. человеческой личности преступно (XII 2). Религиозно-нравственную оценку получила в документе проблема контрацепции. К противозачаточным средствам, обладающим абортивным действи­ем, т. е. искусственно прерывающим на самых ранних стадиях жизнь эм­бриона, применимы суждения, отно­сящиеся к аборту. В отношении при­менения средств, не обладающих таким действием, т. е. не связанных с пресечением уже зачавшейся жиз­ни и не являющихся т. о. абортивны­ми, подчеркивается ответственность христ. супругов в понимании того, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза, что намеренный отказ от рож­дения детей из эгоистических по­буждений обесценивает брак и явля­ется несомненным грехом. Один из путей реализации ответственного отношения к рождению и воспита­нию детей — воздержание от поло­вых отношений между супругами на определенное время. Решения в этих вопросах должны принимать­ся по обоюдному согласию супругов и по совету духовника, пастырски осмотрительному и взвешенному (XII 3). Применение новых биоме­дицинских методов позволяет пре­одолеть недуг бесплодия. Однако эти методы представляют угрозу для духовной целостности личности: в обществе вырабатывается отноше­ние к человеческой жизни как к про­дукту, к-рый можно выбирать со­гласно собственным склонностям и к-рым можно распоряжаться нарав­не с материальными ценностями. Церковь верит, что чадородие есть желанный плод законного супруже­ства, но вместе с тем не единствен­ная его цель. Христ. супругам следу­ет принимать бесчадие со смирени­ем, как особое жизненное призва­ние. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учиты­вать возможность усыновления ре­бенка по обоюдному согласию су­пругов. Пути к деторождению, несо­гласные с замыслом Творца жизни (манипуляции, связанные с донор­ством половых клеток, «суррогат­ное материнство», все разновидно­сти внетелесного оплодотворения), Церковь считает нравственно недо­пустимыми. Употребление репро­дуктивных методов вне благосло­венной Богом семьи (оплодотворе­ние одиноких женщин с использова­нием донорских половых клеток, т. н. реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с т. н. нестандартной сексуальной ориен­тацией) становится формой бого­борчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности. «К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетка­ми мужа, поскольку оно не наруша­ет целостности брачного союза, не отличается принципиальным обра­зом от естественного зачатия и про­исходит в контексте супружеских отношений» (XII 4). Среди общего числа недугов человека особые проб­лемы Б. составляют наследствен­ные заболевания. В документе отме­чается, что, привлекая внимание лю­дей к нравственным причинам неду­гов, Церковь вместе с тем привет­ствует усилия медиков, направлен­ные на врачевание наследственных болезней. Однако целью генетичес­кого вмешательства не должно быть искусственное «усовершенствова­ние» человеческого рода и вторже­ние в Божий замысел о человеке.

Двойственный характер имеют ме­тоды пренатальной диагностики, к-рые могут представлять угрозу для жизни эмбриона; она может считать­ся нравственно оправданной, если имеет целью лечение выявленных недугов на возможно более ранних стадиях развития плода, а также подготовку родителей к особому по­печению о больном ребенке. Недо­пустимо применение пренатальной диагностики с целью выбора жела­тельного для родителей пола буд. ре­бенка (XII 5). Принципиально эти­чески важным является вопрос о допустимости и возможных послед­ствиях клонирования человека. За­мысел клонирования признается вызовом природе человека, заложен­ному в нем образу Божию, «неотъ­емлемой частью которого являются свобода и уникальность личности». Вместе с тем отмечается, что «кло­нирование изолированных клеток и тканей организма не является пося­гательством на достоинство лично­сти и в ряде случаев оказывается полезным в биологической и меди­цинской практике» (XII 6). Транс­плантология позволяет оказать дей­ственную помощь больным, к-рые были бы обречены на неизбежную смерть или инвалидность, но при этом органы человека не могут рас­сматриваться как объект купли и продажи; пересадка органов от доно­ра может осуществляться только при его добровольном согласии ради спасения жизни др. человека. Мо­рально недопустима транспланта­ция, прямо угрожающая жизни до­нора или несущая угрозу идентич­ности реципиента, затрагивающая уникальность его личности. Церковь считает недопустимым употребле­ние методов фетальной терапии, в основе к-рой лежит использование тканей и органов человеческих заро­дышей, абортированных на разных стадиях развития, для лечения забо­леваний и попыток «омоложения» организма (XII 7). Практика изъ­ятия человеческих органов, пригод­ных для трансплантации, а также развитие реанимации порождают проблему правильной констатации момента смерти. Совр. реанимаци­онные технологии превращают акт смерти в процесс умирания, зависи­мый от решения врача, что налагает на медицину качественно новую от­ветственность. Для христианина смерть есть разлучение души от тела (Лк 12.20), говорить о продолжении жизни можно до тех пор, пока осу­ществляется деятельность организ­ма как целого. Продление жизни ис­кусственными средствами, при к-ром фактически действуют лишь отдель­ные органы, не может рассматри­ваться как во всех случаях желатель­ная задача медицины. «Когда актив­ная терапия становится невозмож­ной, ее место должна занять палли­ативная помощь (обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержка), а также пастырское по­печение», для того чтобы обеспечить подлинно человеческое завершение жизни. Смертный исход есть духов­но значимый этап жизни человека. Церковь не считает нравственно приемлемой эвтаназию, являющую­ся формой убийства или самоубий­ства (XII 8). В документе отмеча­ется, что Свящ. Писание и учение Церкви осуждают гомосексуальные половые связи, усматривая в них по­рочное искажение богозданной при­роды человека. Относясь с пастыр­ской ответственностью к людям, имеющим гомосексуальные наклон­ности, Церковь в то же время ре­шительно противостоит попыткам представить греховные отношения как норму. Церковь не признает дей­ствительной искусственно изме­ненную половую принадлежность (транссексуализм): она не может одобрить такого рода «бунт против Творца». «Если «смена пола» про­изошла с человеком до Крещения, он может быть допущен к этому Та­инству, как и любой грешник, но Церковь крестит его как принадле­жащего к тому полу, в к-ром он рож­ден. Рукоположение такого челове­ка в священный сан и вступление его в церковный брак недопустимо». От транссексуализма надлежит отли­чать неправильную идентификацию половой принадлежности в раннем детстве из-за патологии развития половых признаков и связанную с этим хирургическую коррекцию (XII 9). В документе представлено церковное понимание психических заболеваний, к-рые, являясь след­ствием общей греховной повреж­денное™ человеческой природы, делятся на болезни, развившиеся «от естества», и недуги, вызван­ные бесовским воздействием (см. ст. Бесоодержимостъ) либо став­шие последствиями поработивших человека страстей. Психическое за­болевание не умаляет достоинства человека, поэтому в выборе форм медицинского вмешательства при лечении психического недуга следу­ет исходить из принципа наимень­шего ограничения свободы пациен­та (XI 5).

Большой вклад в разработку цер­ковного подхода к биоэтическим проблемам вносят Поместные пра-восл. Церкви. В июле 1992 г. Свящ. Синод Православной Церкви в Аме­рике принял постановление «О бра­ке, семье, половых отношениях и святости жизни»; Синодальный ко­митет по биоэтике Элладской Пра­вославной Церкви опубликовал ряд документов по обсуждающимся в науке наиболее актуальным пробле­мам новейших биомедицинских тех­нологий: «Расшифровка человечес­кого генома» (2000), «Клонирование клеток эмбриона» (2000), «Эвта­назия» (2000).

Позиция католич. Церкви наибо­лее близка правосл. т. зр. Католицизм обосновывает «персоналистическую модель» Б. (христ. пер­сонализм), разрабатывает понятие «христианская Б.». Принципы, по­ложенные в основу этического уче­ния в биомедицине, были сформу­лированы уже в понтификат папы Пия XII, в последующем они полу­чили развитие в Конституции «Gaudium et Spes» (Радость и надежда, 1965) Ватиканского II Собора, в энцикликах «Нumane Vitae» (1968) папы Павла VI и «Evangelium Vitae» (1995) папы Иоанна Павла II, др. энцикликах и инструкциях. В 1994 г. Папская академия в защиту жизни (см. ст. Академии Папские) приняла «Хартию работников здравоохра­нения», согласно к-рой «все работ­ники здравоохранения должны быть подготовлены в вопросах морали и биоэтики» (Ватикан; М., 1996. С. 17). Создание «христианской Б.» как це­лостной богословской системы объ­является задачей будущего; в наст. время Б. сводится к философскому анализу, оценке и классификации случаев применения биомедицинских технологий, их последствий, судеб пациентов. Подчеркивается, что решение любого частного вопро­са биомедицинской этики должно осуществляться исключительно в соответствии с основополагающими христ. антропологическими принци­пами: утверждением достоинства и богоподобия человека, пониманием тела человека как Божия храма, усматриванием значимого смысла страданий и смерти (Low R. Anthro-pologische Grundlagen einer christli-chen Bioethik // Bioethik. S. 8).

Спектр подходов протестант, цер­квей и деноминаций к биоэтическим проблемам очень широк. Для клас­сической протестант, этики осново­полагающим принципом является примат самостоятельности челове­ка, автономия его воли. Принцип моральной автономии утверждает право и ценность духовной свободы человека, право выбора. Считается, что этим пресекается любое посяга­тельство на личность, независимо от того, продиктовано ли оно эгоисти­ческими интересами научной интел­лектуальной элиты или «альтруис­тическими» мотивами «всеобщего счастья», «здоровья народа», «инте­ресов нации», «логикой прогресса» и т. п. В протестант, взгляде на совр. биомедицинскую этику принцип мо­ральной автономии является в пози­тивном плане главным условием ува­жения прав врача и пациента. Отри­цательный момент этого принципа заключается в возможности произ­вола ничем не ограниченной свобо­ды человека. «Протестантская этика сводится главным образом к этике ответственности» (Колланж Ж. Ф. Биоэтика и протестантизм // Меди­цина и права человека. С. 41).

Несмотря на различие вероучи-тельных определений и культурных особенностей, отношение к боль­шинству проблем Б. не только христ. конфессий, но и иудаизма, ислама, буддизма выявляет значительные элементы сходства, хотя конкретные подходы к решению этих проблем могут отличаться.

Международной общественностью разработка этических норм в био­медицине была предпринята в кон. XX в. В 1993 г. создан Международ­ный комитет ЮНЕСКО по Б. В даль­нейшем основные этические прин­ципы биомедицинских исследова­ний и практического применения их результатов были закреплены в меж­дународном праве («Конвенция о защите прав и достоинства челове­ка в связи с применением достиже­ний биологии и медицины: Конвен­ция о правах человека и биомедици­не», принятая Советом Европы в 1996 г.; «Всеобщая декларация о ге­номе человека и правах человека», принятая Генеральной конференци­ей ЮНЕСКО в 1997 г. и Генераль­ной Ассамблеей ООН в 1998 г.). В Рос­сии первой орг-цией, созданной для обсуждения и решения этических проблем, возникающих в ходе раз­вития совр. медицины и биологи­ческих наук, стал Российский на­циональный комитет по биоэтике (РНКБ) при Президиуме РАН (1992). Подобные комитеты позже были об­разованы при Президиуме РАМН, при Минздраве России и др. Лит.: На грани жизни и смерти: Краткий очерк совр. биоэтики в США. М., 1987; Bioethik: Philos.-theol. Beitr. zu einem brisan-ten Thema. Koln, 1990; Медицина и права че­ловека: Нормы и правила междунар. права, этики, католич., протестант., иудейской, му­сульманской и буддийской религиозной мо­рали. М., 1992; Тищенко П. Д. Феномен био­этики // ВФ. 1992. № 3. С. 104-113; Кара­кас С. Православие и биоэтика // Человек. 1994. № 2. С. 91-100; Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы: Сб. офиц. док-тов. М., 1995; Ency­clopedia of Bioethics: In 5 vol. / Ed. W. T. Reich. N. Y., 19952; EngelhardtH. T. The Foundations of Bioethics. N. Y.; Oxf., 19962; Harakas S. S. Health and Medicine in the Eastern Orthodox Tradition. Minneapolis, 1996Г; Конвенция Со­вета Европы по биоэтике // Биомедицинская этика. М., 1997. С. 17-29; Введение в биоэти­ку / Под ред. Б. Г. Юдина. М., 1998; Силуянова И. В. Биоэтика в России: Ценности и за­коны. М., 1997; она же. Современная меди­цина и Православие. М., 1998; она же. Искушение клонированием, или Человек как подобие человека. М., 1998; она же. Человек и болезнь. М., 2001; она же. Этика врачева­ния. М., 2001; BreckJ. The Sacred Gift of Life: Orthodox Christianity and Bioethics. N. Y., 1998; Основы социальной концепции Рус­ской Православной Церкви. М., 2001. С. 83-103; Православие и проблемы биоэтики / Изд. Церк.-обществ. совета по биомед. эти­ке; Моск. Патриархат. М., 2001. Вып. 1; Ан­тоний (Блум), митр. Сурожский. Жизнь. Бо­лезнь. Смерть. Клин, 2001; Балашов Н., прот. Геном человека, «терапевтическое клониро­вание» и статус эмбриона: Точка зрения пра­восл. христианина // Церковь и время. 2001. № 2 (15). С. 58-76; Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М., 2002.

 

* Печатается по: Православная энциклопедия. Под. Ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. T.V, M. 2002. c. 218-221

Какая схема организации искусственной инсеминации донорской спермой с этической точки зрения сегодня считается оптимальной?

С этической т.з. мед.помощь оправдана при бесплодии, не поддающемуся медикаментозному и хирургическому лечению. Должно быть добровольное, информированное и осознанное согласие донора и реципиента,это может быть мужчина и женщина состоящие в браке, и не состоящие, а также одинокая женщина. Врач должен действовать в интересах ребенка. Врач должен предоставить пациентам полную информацию на доступном уровне, о цели, способе, риске, неудобствах и возможной неудаче. Пациенты имеют право на соблюдение тайны и невмешательство в личную жизнь. В разрешенных законом случаях, заручившись согласием доноров гамет, кот.не собираются стать родителями родителями будущего ребенка, врач должен убедиться в том, что реципиенты возьмут на себя полную ответственность за судьбу ребенка, а доноры откажутся от своих прав на него. Выбор пола будущего ребенка не допускается, за исключением возможности наследования заболеваний, связанных с полом. Донорами спермы могут быть граждане от 18 до 35 лет, физически и психически здоровые, прошедшие медико-генетическое обследование. Граждане имеют право на получение информации о результатах мед-ого, медико-генетического обследования донора,о его расе и национальности, внешних данных.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 2176. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7