Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ВВЕДЕНИЕ В РЕФЕРИРОВАНИЕ И АННОТИРОВАНИЕ 31 страница




При экспериментальном изучении внимания учитывается так называемый объем внимания, который характеризуется количест­вом объектов, воспринимаемых одновременно. Чем шире объем внимания, тем больше предметов воспринимается в отдельный момент времени. Объем внимания практически зависит от знакомства с материалом, от заинтересованности, а в особенности от наличия или отсутствия связи между одновременно воспринимаемыми объектами. Хорошо читающий человек может одним взглядом (т.е. в 1/20 долю секунды) прочитать сразу до 20-30 букв, объединенных в несколько хорошо знакомых ему слов. В тот же промежуток времени он с трудом схватывает больше 4—5 связанных друг с другом согласных.

Поскольку важнейшим признаком внимания является сосредо­точенность сознания, многие раздражители отчетливо не воспри­нимаются. Это является причиной возникновения рассеянности.

Рассеянность бывает двух видов. Во-первых, существует рассе­янность как неумение сколько-нибудь длительно сосредоточивать внимание, она выражается в постоянном отвлечении, «скольже­нии» внимания. Подобный вид рассеянности наиболее отчетливо обнаруживается у детей-дошкольников. Однако и среди старших школьников можно обнаружить немало таких, которые не умеют сосредоточенно работать. Рассеянность некоторых учащихся является одной из главных причин того, что они не усваивают знания на уроке. Справедливо образное сравнение: «Внимание —

это резец памяти: чем острее оно, тем глубже следы». Одной из причин такой рассеянности является избыток всевозможных и притом неглубоких интересов. Так, человек может за все хва­таться, всем увлекаться и ни на чем не сосредоточиться. Рассеян­ность порой оказывается причиной как производственных аварий, так и уличных катастроф.

Во-вторых, наблюдается рассеянность как односторонняя со­средоточенность сознания, выражающаяся в том, что человек не замечает то, что с его точки зрения представляется незначитель­ным. Иной ученый, всецело поглощенный своими трудами, пере­стает замечать «мелочи жизни», и поэтому некоторые его поступ­ки окружающими воспринимаются как чудачества. Его рассеян­ность выступает как оборотная сторона сосредоточенности.

Понятие о бессознательном. Низший уровень психики образует бессознательное. Бессознательное — это совокупность психических процессов, актов и состояний, обусловленных воздействиями, во влиянии которых человек не дает себе отчета. Являясь психиче­ским (поскольку понятие психики шире, чем понятие «сознания», «сознательное»), бессознательное представляет собой такую форму отражения действительности, при которой утрачивается полнота ориентировки во времени и месте действия, нарушается речевое регулирование поведения. В бессознательном, в отличие от созна­ния, невозможен целенаправленный контроль за совершаемыми действиями, невозможна и оценка их результата.

В область бессознательного входят психические явления, возникающие во сне (сновидения); ответные реакции, которые вызываются неощущаемыми, но реально воздействующими раз­дражителями («субсенсорные» или «субцептивные» реакции); дви­жения, бывшие в прошлом сознательными, но благодаря повторе­нию автоматизировавшиеся и поэтому ставшие неосознаваемыми; некоторые побуждения к деятельности, в которых отсутствует сознание цели, и др. К бессознательным явлениям относятся и некоторые патологические явления, возникающие в психике боль­ного человека: бред, галлюцинации и т.д.

Неосознаваемые побуждения исследовались в ситуациях так называемых постгипнотических состояний. Загипнотизированно­му человеку в экспериментальных целях внушалось, что он после выхода из гипноза должен выполнить некоторые действия; например, подойти к одному из сотрудников и развязать его галстук. Испытуемый, испытывая явную неловкость, выполнил указание, хотя и не мог объяснить, почему ему пришло в голову совершить столь странный поступок. Попытки оправдать свое действие тем, что галстук был плохо завязан, не только для окру­жающих, но. и для него самого выглядели явно неубедительными.

Тем не менее, в связи с тем, что все происходившее во время гипнотического сеанса выпало из его памяти, побуждение функ­ционировало на уровне бессознательного, и он был уверен в том, что действовал в какой-то мере целенаправленно и правильно.

Было бы неверно на том основании, что бессознательное — это противоположное сознанию, приравнивать его к животной психике. Бессознательное — это столь же специфически челове­ческое психическое проявление, как и сознание, оно детермини­ровано общественными условиями существования человека, вы­ступая как частичное, недостаточно адекватное отражение мира в мозгу человека.

Явления бессознательного получают различные объяснения у представителей разных научных школ. Пионер изучения бессо­знательного 3. Фрейд под бессознательным понимал влечения че­ловека, которые ему не удавалось реализовать, поскольку они оказались противоречащими социальным нормам. Это, по Фрей­ду, приводило к их вытеснению в сферу бессознательного. Свое существование эти влечения обнаруживают в обмолвках, оговор­ках, сновидениях. Существуют и другие объяснения бессознатель­ных проявлений человеческой психики. Однако очевидно, что многообразные феномены бессознательного в силу их- неодно­родности, очевидно, не могут быть сведены к одним и тем же причинам.

Разнообразие форм и проявлений бессознательного исключи­тельно велико. В некоторых случаях можно говорить не только о бессознательном, но и надсознательном в поведении и дея­тельности человека. Усвоение социального опыта, культуры, духовных ценностей и создание этих ценностей художником или ученым, совершаясь реально, не всегда становятся предметом рефлексии и фактически оказьшаются соединением сознания и бессознательного. В духовном мире бессознательное в достаточ­ной степени выражено в феномене менталитета.

Менталитет общества и сознание индивида. Понятие «ментали­тет» применяется для выделения особых явлений в сфере созна­ния, которые в той или иной общественной среде характеризуют ее отличия от других общностей. Если «вычесть» из обществен­ного сознания то, что составляет общечеловеческое начало, в «остатке» мы найдем менталитет этого общества. Любовь к род­ным людям, боль при их утрате, гневное осуждение тех, кто стал причиной их гибели, является общечеловеческим свойством и не оказывается чем-то специфическим для одних и отсутствующим у других общностей. Однако нравственное оправдание кровной мести (вендетта) - это, бесспорно, черта менталитета, утверждае­мая народной традицией, отвечающая ожиданиям окружающих.

Если бы сознание каждого отдельного человека автоматически «управлялось» менталитетом общности, то, вероятно, эта общ­ность через некоторое время подверглась бы полному самоуничто­жению. Очевидно, общечеловеческое начало пересиливает кос­ность традиций, закрепленных в менталитете, следовательно, менталитет общности и сознание индивида, члена этого общества, образуют единство, но не тождество.

Итак, менталитет — это совокупность принятых и в основном одобряемых обществом взглядов, мнений, стереотипов, форм и спосо­бов поведения, которая отличает его от других человеческих общ­ностей. В сознании отдельного его члена менталитет общества представлен в степени, которая зависит от его активной или пассивной позиции в общественной жизни. Являясь наряду с на­укой, искусством, мифологией, религией одной из форм общест­венного сознания, менталитет не закреплен в материализованных продуктах, а, если можно так сказать, растворен в атмосфере общества, имеет надсознательиый характер. Войдя в структуру индивидуального сознания, он с большим трудом оказывается доступен рефлексии. Обыденное сознание проходит мимо фено­менов менталитета, не замечая их, подобно тому, как незаметен воздух, пока он при перепадах атмосферного давления не прихо­дит в движение. Почему?

Есть основания считать, что здесь действует механизм уста­новки. Причем человек не осознает свою зависимость от уста­новки, сложившейся независимо от его воли и действующей на бессознательном уровне. Именно поэтому менталитет не дает возможности субъекту осуществить рефлексию. Носитель его пре­бывает в убеждении, что он сам сформировал свои позиции и взгляды. В этом обстоятельстве заключаются огромные трудности перестройки сознания человека в изменяющемся мире.

Если обратиться к истории общественного сознания в стране, то можно было бы вьщелить основные составляющие менталитета «советского человека», складывавшиеся на протяжении семидеся­ти лет после 1917 года, и хотя и подверженные изменениям в последние годы, но далеко еще не исчезнувшие. Они могут получить условные наименования, метафорический характер кото­рых способствует прояснению их сущности и смысла.

Блокадное сознание. Политика, которой придерживалось госу­дарство с первых лет своего существования, формировало в созна­нии советских людей постоянное ощущение опасности, связанной с угрозой нападения внешнего врага. В роли потенциального агрессора в разное время выступали разные страны: Англия, Германия, Соединенные Штаты, Финляндия, Япония, Китай и др. В некоторых случаях для этих опасений были основания, как

об этом, к примеру, свидетельствует нападение гитлеровского «третьего рейха» на СССР в 1941 г. Но даже, если реальной угро­зы не было, пропагандистские органы раздували страх перед неизбежной войной, навязанной потенциальным агрессором. Едва ли не до начала 90-х годов в менталитете советского общества сохранялось напряженное ожидание «неспровоцированного напа­дения» на страну, делающую, как утверждалось, все возможное в неустанной «борьбе за мир». Страх перед ядерной войной в сознании конкретного человека обеспечивал готовность выдер­жать и оправдать любые тяготы и лишения во имя спасения детей и себя от надвигающейся угрозы «ядерного уничтожения» (расхо­жая формула в обыденном сознании: «Лишь бы войны не было»).

В настоящее время заметны изменения менталитета. Налицо отход от «блокадного сознания». Все большее число людей осознает, что ожидать неспровоцированного ядерного удара (во всяком случае, со стороны Запада) нет оснований, и что реальная миротворческая позиция России повсеместно признана в качестве гаранта, обеспечивающего ненападение ядерных держав друг на друга. Образ внешнего врага все больше и больше тускнеет, «ис­паряется» из сознания людей.

«Семейная стриптизация». Уникальной особенностью советско­го общества являлось обнажение интимного мира семейных взаимоотношений - то, что можно условно назвать семейной стриптизацией (от англ. strip-tease — обнажать, раздевать). По­скольку семья рассматривалась как ячейка общества, а советское общество идентифицировалось с государством, то в менталитете «советского человека» считалось неоспоримым естественным пра­вом государства и его партийного руководства управлять и коман­довать семьей как любой государственной структурой. Многие советские люди не видели ничего противоестественного в фактах вмешательства официальных инстанций в интимную сферу их жизни. Вероятно, только в социалистическом обществе в случае измены мужа женщина считала для себя возможным обратиться в официальные партийные или административные органы с прось­бой, а то и требованием, вернуть супруга в лоно семьи. Разве­денному полагалось писать в некоторых официальных документах: «Состою в разводе с гражданкой Н. Причины развода известны парторганизации». Нередкими были случаи, когда партийные комитеты обсуждали и принимали меры к родителям, которые допускали, с точки зрения руководителей парткомов, ошибки в воспитании детей. При этом считалось вполне допустимым использование стенной печати, заводского радио, разборы на партсобраниях и т.п. Всячески пропагандировался «подвиг» Пав­лика Морозова, донесшего властям на своего отца. Надо полагать,

атавизмом семейной стриптизации являются родительские собра­ния в школах, где классный руководитель публично позорит одних родителей за проступки и недостатки их детей, усиливая унижение неумеренными похвалами по поводу других учеников, чьи отцы и матери присутствуют здесь же. По мере становления правового цивилизованного общества, мера открытости или за­крытости мира семьи, за исключением очевидных криминальных обстоятельств, будет определяться самой семьей, что приведет к существенным сдвигам в сознании ее членов.

Ханжеская десексуализация. Сложившаяся к началу 30-х годов в официальной идеологии концепция «советского нового чело­века», главной целью которого в каждый момент его жизни остается, якобы, построение светлого коммунистического будуще­го, усиливала пуританский характер общественного сознания. Мир интимных чувств человека, уводящий его в сторону от служения общественному идеалу, был изначально враждебен идеологии тоталитарного общества. В наибольшей степени это относилось к сфере сексуальных отношений. Идеологическое табу на протяжении десятков лет накладывалось на все, что было связано с отношением полов и в особенности на упоминания о собственно физиологической стороне этих отношений. Изобра­жения и показ обнаженного тела, за исключением известных классических образцов, подвергались придирчивой цензуре и пол­ностью исключались для кинематографа. Педагогическое табу в отношении любых вопросов, относящихся к половой жизни, оставалось законом для школы, даже если это могло касаться старшеклассников, находящихся на пороге брачного возраста. На этом основании строилась «бесполая педагогика». Ханжеская десексуализация в качестве компонента менталитета «советского человека», как запомнилось многим, была прорекламирована на одном из первых телемостов «СССР-США», когда одна из советских участниц заявила, что в Советском Союзе «секса нет». Однако после того, как в период «перестройки» были сняты идеологические запреты, в сознании людей - если не всех, то многих, — стала проявляться другая крайность как реакция на былое табулирование: терпимое отношение, а то и активное оправдание грубой порнографии, примирительное отношение к проституции. В настоящее время баланс между ханжескими запретами и сексуальной вседозволенностью в сознании людей еще не установился. Это порождает многие трудности, с кото­рыми сталкиваются и не всегда успешно разрешают педагоги, врачи-сексологи и родители.

Следует, однако, помнить, что менталитет «советского чело­века» не отрицал существования черт, присущих сознанию рос-

сиянина, складывавшихся на протяжении столетий. Если речь идет о России, то всем известны такие качества как бескорыстное гостеприимство и хлебосольство, отсутствие национального чван­ства, наличие обостренной потребности в защите Родины, кото­рая сыграла решающую роль в годы Великой Отечественной войны, и многие другие. Здесь черты менталитета совпадают с приметами национального характера. Можно, конечно, сказать, что эти качества скорее общечеловеческие и потому вьшадают из категории менталитета. Действительно, не исключено, что будут указаны народы, имеющие такой же или подобный набор черт, но это не говорит еще об общечеловеческом их характере. Есть основания полагать, что для россиянина, например, не характерно то, что обобщенно именуется «немецким расчетом» (каждый пла­тит только за себя). «Советский менталитет» - это форма общест­венного сознания тоталитарного государства, внедренная в струк­туру личности его подданных, но менталитет народа всегда в чем-то совпадал, а в чем-то не совпадал с инвариантами мышления и поведения, заказанными и санкционированными сверху.

Глава 14 ЛИЧНОСТЬ

1. Понятие Человек, вышедший благодаря труду из животного

о личности мира и развивающийся в обществе, осуществляю-

в психологии щий совместную деятельность с другими людьми

и общающийся с ними, становится личностью -

субъектом познания и активного преобразования материального

мира, общества и самого себя.

Индивид и личность. Человек на свет рождается уже человеком. Это утверждение только на первый взгляд кажется истиной, не требующей доказательств. Дело в том, что у человеческого за­родыша в генах заложены природные предпосылки для развития собственно человеческих признаков и качеств. Конфигурация те­ла новорожденного предполагает возможность прямохождения, структура мозга обеспечивает возможность развития интеллекта, строение руки - перспективу использования орудий труда и т.д., и этим младенец — уже человек по сумме своих возможностей -отличается от детеныша животного. Таким образом доказывается факт принадлежности младенца к человеческому роду, что фикси­руется в понятии индивид (в отличие от детеныша животного, которого сразу же после рождения на свет и до конца его жизни именуют особью). В понятии «индивид» воплощена родовая при­надлежность человека. Индивидом можно считать и новорожден­ного, и взрослого на стадии дикости, и высокообразованного жителя цивилизованной страны.

Следовательно, говоря о конкретном человеке, что он индивид, мы по существу утверждаем, что он потенциально человек. Появясъ на свет как индивид, человек постепенно обретает особое социаль­ное качество, становится личностью. Еще в детстве индивид включается в исторически сложившуюся систему общественных отношений, которую он застает уже готовой. Дальнейшее разви-:ие человека в обществе создает такое переплетение отношений, которое формирует его как личность, т.е. как реального человека,

13 Введение в психологию 385

не только не похожего на других, но и не так, как они действую­щего, мыслящего, страдающего, включенного в социальные связи в качестве члена общества, соучастника исторического процесса.

Личностью в психологии обозначается системное (социальное) качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении и характеризующее меру представленности общественных отношений в индивиде.

Что же такое личность как особое социальное качество индивида? Прежде всего, если мы признаем, что личность — это качество индивида, то мы тем самым утверждаем единство индивида и личности и одновременно отрицаем тождество этих понятий (так к примеру, светочувствительность - качество фото­пленки, но нельзя сказать, что фотопленка - это светочувст­вительность или что светочувствительность - это фотопленка).

Далее, «...личность есть системное и поэтому "сверхчувствен­ное" качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный, телесный индивид со всеми его прирожденными и приобретенными свойствами»1.

Таким образом, понятие «личность» нуждается в особой характеристике, которая могла бы описать это социальное качество, носителем которого является индивид. И прежде всего надо уточнить, почему о личности можно сказать как о «сверхчувственном» качестве индивида («системное и поэтому "сверхчувственное"»). Очевидно, что индивид обладает вполне чувственными (т.е. доступными восприятию с помощью органов чувств) свойствами: телесностью, индивидуальными особенностя­ми поведения, речи, мимики и т.д. Каким же образом у человека обнаруживаются качества, которые не могут быть усмотрены в своей непосредственной чувственной форме? Подобно тому как прибавочная стоимость есть некоторое «сверхчувственное» ка­чество, которое в изготовленном предмете ни через какой микроскоп не увидишь, но в котором оказывается воплощен не оплаченный труд рабочего, личность воплощает в себе систему отношений, общественных по своей природе, которые вмещаются в сферу бытия индивида как его системное качество. Открыть их может лишь научный анализ, чувственному восприятию они не доступны.

Воплощать в себе систему социальных отношений означает быть их субъектом. Ребенок, включенный во взаимоотношения со взрослыми, выступает первоначально как объект их активности, но, овладевая составом той деятельности, которую они ему пред-

1 Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. М.: Педагогика, 1983. - Т. 1. - С. 385.

лагают как ведущую для его развития, например обучаясь, стано­вится в свою очередь субъектом этих взаимоотношений.

Общественные отношения не суть нечто внешнее для их субъекта, они выступают как часть, сторона, аспект личности, являющейся социальным качеством индивида.

Если родовую сущность человека, в отличие от всех других живых существ, составляет совокупность всех общественных отно­шений, то сущность каждого конкретного человека как личности составляет совокупность конкретных социальных связей и отно­шений, в которые он оказывается включен как субъект. Они, эти связи и отношения, вне его, т.е. в общественном бытии, и по­этому безличны, объективны (раб находится в полной зависи­мости от рабовладельца), и вместе с тем они внутри, в нем самом как личности и поэтому субъективны (он ненавидит рабовла­дельца, покорствует или восстает против него, вступает с ним в социально обусловленные связи).

Утверждение единства, но не тождественности понятий «ин­дивид» и «личность» предполагает необходимость ответить на возможный вопрос: может ли быть указан факт существования индивида, который не являлся бы личностью, или же личности, которая бы существовала вне и без индивида как ее конкретного носителя? Гипотетически может быть и то и другое. Если пред­ставить себе индивида, выросшего вне человеческого общества, то, впервые столкнувшись с людьми, он не обнаружит, помимо индивидуальных особенностей, присущих и биологической особи, никаких личностных качеств, происхождение которых, как было сказано, имеет всегда общественно-исторический характер. Перед нами будет индивид, который еще не состоялся как личность, он располагает только природными предпосылками для ее появления в том случае, если окружающим людям удастся «втянуть» его в совместную деятельность и общение. Опыт изучения детей, воспитанных'животными, свидетельствует об исключительной сложности осуществления этой задачи.

Допустимо, при известных оговорках, и признание возмож­ности появления личности, за которой не стоит реальный инди­вид. Однако это будет квазиличность.

Таков, например, Козьма Прутков, созданный в результате со­творчества А.К. Толстого и братьев Жемчужниковых. О биографии личности никогда в действительности несуществовавшего инди­вида повествуется в рассказе Ю. Тынянова «Подпоручик Киже».

Обращение к ситуации «индивид без личности» или «личность без индивида» подобно мысленному эксперименту, небесполезно­му для понимания проблем единства и нетождественности лично­сти и индивида.

13* 387

Личность как субъект межиндивидуальных отношений! Итак, личность может быть понята только в системе устойчивых меж­личностных связей, которые опосредствуются содержанием, цен­ностями, смыслом совместной деятельности для каждого из участников. Эти межличностные связи проявляются в конкретных индивидуальных свойствах и поступках людей, образуя особое качество самой групповой деятельности.

Межличностные связи, формирующие личность, внешне вы­ступают в форме общения, или субъект-субъектного отношения, существующего наряду с субъект-объектным отношением, харак­терным для предметной деятельности. Однако при более глубоком рассмотрении выясняется, что непосредственные субъект-субъект­ные связи существуют не столько сами по себе, сколько в опо­средствовании какими-либо объектами (материальными или иде­альными). Это значит, что отношение индивида к другому опо­средствуется объектом деятельности (субъект - объект - субъект).

В свою очередь, то, что внешне выглядит как прямой акт предметной деятельности индивида, на самом деле является актом опосредствованным, причем опосредствующим звеном для лично­сти является уже не объект деятельности, не ее предметный смысл, а личность другого человека как соучастника деятельности, выступающая как бы преломляющим устройством, через которое он может лучше воспринять, понять, почувствовать объект дея­тельности. Для того чтобы решить волнующий вопрос, я обраща­юсь к другому человеку (субъект-субъект-объектное отношение).

Все сказанное позволяет понять личность в качестве субъекта относительно устойчивой системы межиндивидных (субъект-объект-субъектных и субъект-субъект-объектных) отношений, складывающихся в деятельности и общении.

Личность и индивидуальность. Личность каждого человека наде­лена только ей присущим сочетанием психологических черт и особенностей, образующих ее индивидуальность, составляющих своеобразие человека, его отличие от других-людей. Индивиду­альность проявляется в чертах темперамента, характера, привыч­ках, преобладающих интересах, в качествах познавательных процес­сов (восприятия, памяти, мышления, воображения), в способностях, индивидуальном стиле деятельности и т.д. Нет двух людей с оди­наковым сочетанием указанных психологических особенностей — личность человека неповторима в своей индивидуальности.

Подобно тому как понятие «индивид» и «личность» не тож­дественны, личность и индивидуальность, в свою очередь, образуют единство, но не тождество. Способность очень быстро «в уме» складывать и умножать большие числа, задумчивость, привычка грызть ногти и другие особенности человека выступают

как черты его индиввдуальности, но не входят с необходимостью в характеристику его личности хотя бы потому, что они могут быть и не представлены в формах деятельности и общения, существенно важных для группы, в которую включен индивид, обладающий этими чертами. Если черты индивидуальности не представлены в системе межличностных отношений, то они ока­зываются несущественными для характеристики личности инди­вида и не получают условий для развития. Как собственно личностные выступают только те индивидуальные качества, которые в наибольшей степени «втянуты» в ведущую для данной социальной общности деятельность. Так, например, ловкость и решительность, будучи чертами индивидуальности подростка, не выступали до поры до времени чертами его личности, пока он не был включен в спортивную команду или пока в дальнем туристском походе он не взял на себя обеспечение переправы через быструю и холодную речку. Индивидуальные особенности человека до известного времени остаются «немыми», пока они не станут необходимыми в системе межличностных отношений, субъектом которых выступит данный человек как личность.

Итак, индивидуальность есть только одна из сторон личности человека1. Поэтому выделяя значимую для педагога задачу осу­ществления индивидуального подхода к учащимся, который пред­полагает учет их дифференциально-психологических особенно­стей (памяти, внимания, типа темперамента, развитости тех или иных способностей и т.п.), необходимо понимать, что индивиду­альный подход — это всего лишь аспект более общего, личностно­го подхода к школьнику, который строится на изучении условий и обстоятельств включенности подростка или юноши (девушки) в систему межиндивидных отношений со взрослыми, учителями и родителями, со сверстниками обоего пола, соучениками и соуче­ницами, приятелями на улице и др. Только при хорошо налажен­ном педагогическом общении учеников и учителя последнему удается выяснить, как «вписывается» этот мальчик или эта девоч­ка в классный коллектив, какое место они занимают в иерархии межиндивидных отношений, что побуждает их поступать так или иначе, какие изменения претерпевает личность школьника, интегрированная в коллективе или вообще не сумевшая в нем адаптироваться. При этих условиях и реализуется личностный подход к школьнику. Только такой подход, не ограничивающийся учетом индивидуальных особенностей мышления, воли, памяти, чувств школьника, а нацеленный на выявление того, как представлен

1 Развернутому рассмотрению психологических черт индивидуальности посвя­щена часть Г/.

индивид в коллективе и как коллектив представлен в его личности, может рассматриваться как личностный. Он отвечает пониманию человеческой сущности, в которой как в личности проявляется система социальных связей.

Если индивидуальный подход в педагогике и психологии оказывается оторванным от личностного подхода, то он ведет к «коллекционированию» черт индивидуальности ребенка без должного понимания того, какие выводы можно сделать на осно­вании составления такой «коллекции». А.С. Макаренко, который умел мастерски использовать личностный подход в воспитании, писал: «...человека изучили, узнали и записали, что у него воля — А, эмоция — Б, инстинкт - В, но потом, что дальше делать с эти­ми величинами, никто не знает»!.

Личность ученика, включенного в систему действительных ее отношений, должна оставаться постоянно в поле зрения педагога, задачей которого всегда остается обогащение духовного мира учащихся.

2. Структура О соотношении структур ивдивидуальиости и лично-

личности ста. Итак, в условиях конкретной социальной груп­пы индивидуально-психологические качества су­ществуют в форме проявлений личности и они способны изменяться в условиях совместной предметной деятельности и общения, характерных для данного уровня развития группы. Индивидуально-психологическое в этих условиях выступает как личностное, как сторона межличностных отношений. Эта гипо­теза в настоящее время проверена и подтверждена в ряде кон­кретных работ.

Так, в задачу одного исследования входила проверка указан­ной выше гипотезы применительно к внушаемости (конформно­сти) как свойству личности, а также к противоположному явле­нию - самоопределению личности как феномену межличностных отношений в группе. Гипотеза конкретизировалась в следующей экспериментальной процедуре. Ряд реально существующих групп образует иерархию уровней группового развития - от диффузной группы до коллектива. Около трети испытуемых в каждой группе независимо от уровня ее развития, по данным эксперимента, обнаруживала в незначимой ситуации тенденцию к конформ­ности. О том же свидетельствуют данные личностных опросников. Вопрос состоял в том, как эти испытуемые поведут себя в усло-

1 Макаренко А.С. Художественная литература о воспитании детей // Соч.: В 5 т. - М: Изд-во АПН РСФСР, 1958. - Т. V. - С. 363.

виях эксперимента на выявление феномена самоопределения в группах разного уровня развития. Экспериментальные данные подтвердили, что индивиды, входящие в группу высшего уровня развития, по отношению к которым при использовании незначи­мых воздействий был сделан вывод об их податливости группово­му давлению, обнаруживали самоопределение, т.е. способность не поддаваться групповому давлению, защищая коллективные цен­ности. Другими словами, такое индивидуально-психологическое ка­чество, как внушаемость, оказывается преобразованным в личности индивида, входящего в группу высокого уровня развития.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-19; просмотров: 270. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.027 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7