Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Бесстыдство




 

Стефани почувствовала, как мячик отпружинил от ее ракетки, и наблюдала, как он летел к задней линии корта, оставаясь в площади поля. Ее внимание раздваивал ось: с одной стороны, она следила за полетом мяча, с другой - за скоординированными движениями своего тела. «Следи за полетом мяча, - говорила она себе, - бей по сторонам, пробивай защиту, заканчивай». «Форхэнд после форхэнда», - повторяла она про себя как заклинание, пока ритм тренировочных ударов не возобладал над ее сознательными усилиями их контролировать. Благодаря немногим правильным и точным ударам она оказалась в той «зоне», пребывание в которой очень вдохновляет спортсменов, когда у них все получается, и они практически не допускают ошибок.

Она про себя улыбнулась, радуясь достигнутому уровню, думая о том, заметил ли Даг, ее муж, насколько хорошо ей сегодня уда вались удары, - и тут же в ответ получила под бэкхенд сильно подрезанный кросс. Она быстро побежала вперед, сделала выпад, но мяч попал в обод ее ракетки и отскочил от него за пределы корта.

- Ты никогда не чувствуешь эту подрезку, - громко стал ругать ее Даг со своей половины корта.

- Никогда, - повторила за ним Стефани, ощущая себя так, словно сейчас у нее где-то глубоко внутри пропал всякий интерес. Все ее тело было пронизано болью, которая сосредоточилась в центре груди. Она почувствовала, что ей слишком тяжело переступать ногами, слишком неловко держать в руке ракетку, в которую ударяется маленький теннисный мячик. «Я никогда не научусь прилично играть в эту игру», - мучительно подумала она, Направив в сетку следующие три мяча подряд. Эйфория, которая на какой-то момент возникла до этою, полностью испарилась, а вместо нее появилось безнадежное ощущение неумеcmности. Стефани проглотила слезы, поднимавшиеся у нее из горла, и мысленно дала себе пинка. «Ты такой ребенок», - пробормотала она себе под нос, уже готовясь собирать вещи и идти домой.

_ Ты опять меня испугалась и сломалась? - крикнул ей Даг. Он лишь поддразнивал ее, пытаясь снова побудить к теннисной дуэли, но его слова воздействовали на нее, словно соль на свежую ссадину. На сегодня для нее теннис закончился.

Эта женщина может показаться обидчивой, это правда. В своей профессии мы называем такую обиду «нарциссической травмой», причем травмированному человеку она может показаться такой же явной, как и то, что ее спровоцировало. В таком случае человек испытывает ужасную, опустошающую боль, что и случилось со Стефани в приведенном выше примере. То, что кажется довольно заурядным событием, по существу представляет собой вскрывшуюся старую рану: доверительные отношения были нарушены из-за «ненастроенной» коммуникации (ее радость натолкнулась на его критику), и, добавив к старой травме новую, надежный муж Стефани не смог сделать ничего, чтобы унять ее боль. Чувствительность Стефани, ее внезапная утрата ощущения радости и удовольствия, а также трудности при восстановлении эмоционального баланса, - все это указывает на последствия очень ранних переживаний, зашифрованных глубоко в ее психике, вероятнее всего - за той границей, где психика уже становится недоступной ее сознательной памяти. Там находятся· истоки ее постоянного навязчивого побуждения испытать чувство стыда.

Стыд относится к самым невыносимым чувствам человека, независимо от его возраста и жизненной ситуации. В отличие от чувства вины, он свидетельствует не об ошибке, а о страдании, связанном с общим личностным изъяном. Сначала нам становится стыдно перед своей матерью или другим человеком, к которому с раннего детства мы испытываем сильную привязанность, когда, начиная с годовалого возраста, мы (как правило) открываем перед ней свою эмоциональность, но вместо того, чтобы разделить с нами радость, она хмурит брови и произносит: «Нет!» Неожиданное неодобрение матери приводит к разрушению иллюзий силы и значимости, присутствующих в нашем взгляде на самих себя в раннем детстве, порожденных нашими близкими отношениями с ней. Без всякого предупреждения нас выгнали из рая, и это могло случиться только потому, что мы плохие. Мы чувствуем, что мы плохие, а, следовательно, так оно и есть.

Для некоторых детей такое переживание, которое в процесс е их социализации повторяется снова и снова, становится столь тяжелым и даже сокрушительным, что им так никогда и не удается окончательно через него переступить, и всю свою жизнь они живут, избегая всего, что заставляет их почувствовать стыд. Недавно проведенные исследования в области нейробиологии показали, что развивающийся мозг совершенно не в состоянии переработать интенсивное переживание стыда в возрасте, соответствующем началу социализации, и что отсутствие эмоционально привязанного родителя в этот критический период по существу может остановить развитие жизни - развитие способов, позволяющих справиться с такими крайне неприятными чувствами. Чтобы обеспечить нормальное развитие мозга ребенка, родители должны делать то, что детский мозг не может сам, - успокаивать ребенка, избавляя его от того стыда, который они сами вызвали.

Кэтрин была матерью Джейни - активной двухлетней девочки, любимицы всей семьи. Когда однажды к ним пришли гости с маленьким ребенком, Джейни заметила, что мать обращает на него внимание, и выразила свое негодование, ударив этого ребенка. Кэтрин пришла в ужас и отругала дочь, а затем в наказание оставила ее в детской одну - в слезах и полную стыда. Но Кэтрин сочувствовала дочери и не позволила ей слишком долго оставаться в унижении одной. Вскоре она вернулась к ней и сказала: «Нельзя бить маленьких, и ты больше никогда не должна так поступать. Но ты хорошая девочка, и мама тебя любит. А теперь пойдем в комнату, и ты скажешь: "Прости меня, Бетси". Затем Кэтрин обняла дочь. Вместе они вернулись к гостям, и Кэтрин помогла Джейни извиниться.

Если родители не поступают так, как Кэтрин, не успокаивают ребенка, чтобы избавить его от стыда, который они вызвали, у детей развивается собственное средство компенсации стыда - они «стряхивают» нестерпимое чувство и прибегают к фантазии, чтобы спрятаться от монстра, оставив его «за стенкой». Они цепляются за собственное представление о себе, считая себя особенными, сильными и значимыми.

Стыд нарциссической личности оказывается столь нестерпимым, что такие средства, которые развивались в детстве, ей больше не помогают. То, что психологи называют «обходной стыд» ('bypassed shame'), выглядит как бесстыдство или бессовестность, скрывающиеся за защитным барьером отрицания, холодности, осуждения или ярости. Поскольку не существует здоровых внутренних психических механизмов, способных переработать это болезненное чувство, стыд направляется вовне, прочь от Самости. Он никогда не станет «моим недостатком».

Мне вспоминается одна молодая женщина, с которой я начала работать, когда она была подростком, и наблюдала до того времени, как она перешагнула двадцатипятилетний рубеж. Ее родители развелись, когда она была еще ребенком, которого то баловал, то полностью игнорировал ее эгоцентричный отец, и ей приходилось находиться в постоянной борьбе с тяготившими ее чувствами, обусловленными низкой самооценкой. Она считала себя глупой и периодически отыгрывала свою некомпетентность. Однако эти чувства, сопровождаемые стыдом, были даже более поверхностными по сравнению с тем унижением, которое она испытывала, ощущая себя отверженной и покинутой отцом. Насколько глубокой была эта боль, однажды проявилось в драматическом эпизоде вскоре после того, как она узнала, что отцу поставили диагноз раковой опухоли. «Как раз в том возрасте, когда мне надо было выходить замуж, - сказала она язвительно, и ее губы скривились в злой усмешке. - Он никогда ни за что не платил в моей жизни». Призрак его возможной смерти - то есть что он окончательно ее покинет - вытолкнул ее из состояния стыда из-за своей никчемности в состояние застывшей ярости. У нее не было даже намека на смущение из-за прорвавшейся холодной ярости, - лишь грубое травматическое презрение.

Более типично бесстыдство нарциссической личности проявляется как холодное безразличие или даже безнравственность. МЫ чувствуем, что такие люди эмоционально пусты, и можем решить, что они толстокожи, самоуверенны или равнодушны. Затем, совершенно внезапно, они могут нас удивить своей реакцией на самое незначительное происшествие или проявление равнодушия. Когда стыдливость просачивается сквозь барьер, подобные «бессовестные» люди становятся такими, какие они есть на самом деле чрезвычайно чувствительными к проявлению стыда. Именно тогда вы увидите вспышку боли, за которой следуют ярость и упреки. Когда зловоние стыда проникает сквозь созданную ими стену, их наполняет мстительность.

Стыд - это чувство, которое в скрытом виде присутствует всегда в случае нездорового нарциссизма, и неспособность справиться с ним здоровыми способами - борясь с ним, нейтрализуя его, а далее поступая так, как свойственно нормальным людям, приводит к появлению поз, установок и поведения, характерных для нарциссической личности.


Глава 2

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 143. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия