Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

История России 32 страница




6 мая 1921 г. было подписано торговое соглашение с Германией, которая пошла дальше Англии, признав представительство РСФСР в Германии и пре­доставив ему дипломатические права и привилегии.

Аналогичные соглашения вскоре были подписаны с Норвегией, Австрией, Италией, Данией и Чехословакией. В них также содержались обязательства от­казаться от враждебной взаимной пропаганды. Одновременно подписаны договоры, налажены политические и экономические контакты с соседними западными государствами, образовавшимися в результате распада Россий­ской империи, — Польшей, Литвой, Латвией, Эстонией и Финляндией.

Большое значение имело укрепление отношений молодого Советского государства с его восточными соседями. В 1921 г. РСФСР подписала догово­ры с Ираном, Афганистаном и Турцией. В этих документах решались спорные пограничные и имущественные вопросы, провозглашались принципы взаи­мопризнания и взаимопомощи. Эти соглашения расширяли сферу влияния Советской России на Востоке.

Советско-монгольский договор 1921 г. фактически означал установление протектората Советской России над Монголией и первый опыт «экспорта ре­волюции». Части Красной Армии, введенные в эту страну, поддержали мон­гольскую революцию и укрепили режим ее вождя Сухэ-Батора.

28 октября 1921 г. Правительство РСФСР выступило с нотой по поводу финансовых долгов царской России, в которой выражалась готовность РСФСР вступить в переговоры по этому вопросу и признать долги при условии пре­кращения враждебных действий в отношении Советской России и других республик. Для более подробного обсуждения данной проблемы предлага­лось провести международную конференцию. Предложения правительства РСФСР обсудила конференция Верховного Совета Антанты, проходившая в 1922 г. Было решено созвать экономическую конференцию в Генуе и при­гласить на нее Россию.

В апреле 1922 г. открылась Генуэзская конференция. В ней участвовали 29 государств: Россия, Англия, Франция, Германия и др. США участвова­ли в ней в качестве наблюдателя. Делегацию Советской России возглавлял Г. В. Чичерин.

Основной вопрос конференции — о национализированном имуществе ино­странных капиталистов в России и о долгах царского и Временного прави­тельства. Советское правительство предложило начать политику разоруже­ния и поиск путей нормализации международных отношений, а также вы­двинуло программу в области экономического сотрудничества.

Среди представителей капиталистических государств на конференции оформились две группировки:

\) англо-итальянская (готова была идти на некоторые уступки: частичный отказ от военных долгов прежних правительств, замена реституции собствен­ности иностранцев на территории России компенсацией в форме долгосроч­ной аренды, концессии и т. п.);

2) франко-бельгийско-японская (заняла непримиримую позицию — выпла­та всех долгов, возвращение национализированного имущества и т. п.).

Лондонский меморандум экспертов предусматривал создание Комиссии русского долга (по образцу комиссий в колониально зависимых странах), ко­торая имела бы возможность вмешиваться во внутренние дела Советского го­сударства. Западные державы предъявили России совместные требования:

• компенсировать долги царского и Временного правительств (18 млрд.. руб. золотом);

• вернуть национализированную большевиками западную собствен­ность, находящуюся на территории бывшей Российской империи;

• отменить монополию внешней торговли и открыть дорогу иностран­ным капиталам;

• прекратить революционную пропаганду в их странах.

Советское правительство выдвинуло свои условия:

• компенсировать ущерб, причиненный иностранной интервенцией в годы Гражданской войны (39 млрд.. руб.);

• принять советскую программу всеобщего сокращения вооружений и запрещения наиболее варварских методов ведения войны;

• обеспечить широкое экономическое сотрудничество на основе долго­срочных западных кредитов.

Однако с первых же дней переговоры зашли в тупик. Сумма, затребован­ная Чичериным в качестве возмещения ущерба, причиненного Советской России иностранной интервенцией во время Гражданской войны, превыша­ла царские долги. Именно в этих условиях советские представители, прибыв­шие в Геную в надежде разорвать дипломатическую, экономическую и торго­вую блокаду страны, и германские, стремившиеся уменьшить размеры репа­раций, подписали 16 апреля 1922 г. Рапалльский договор. Этим соглашением обе стороны отказывались от взаимных претензий по вопросам о долгах, о возмещении ущерба и национализированном имуществе, предоставляли друг другу режим наибольшего благоприятствования в торговле и возобнов­ляли дипломатические и консульские отношения. Подписав договор, Совет­ская Россия и Германия, исключенные из мирового сообщества и притесняе­мые им, одновременно выходили из дипломатической изоляции; обе сторо­ны отвергали Версальский договор, навязанный «империалистическими

бандитами» с целью «колонизации Германии» (термины, употреблявшиеся в Коминтерне). В результате подписания договора рейхсвер получал возмож­ность разместить в Советской стране свои центры военной и учебной подго­товки, получать или производить там при участии своих специалистов оружие, которое Германии запрещалось иметь по условиям Версальского договора. Это сотрудничество Советского государства с правыми милитаристскими силами Германии продлилось до 1933 г.

Россия продолжала добиваться признания на Гаагской, Московской и Лозаннской конференциях.

Гаагская конференция (июль 1922 г.). Она явилась продолжением Генуэз­ской, но на ней присутствовали не полномочные представители стран-участ­ниц, а только эксперты. Были приглашены все страны — участницы Генуэз­ской конференции, кроме Германии. Обсуждались те же вопросы, что и в Ге­нуе. Из-за непримиримой позиции США, Франции и Бельгии конференция не привела к каким-либо практическим результатам.

Московская конференция (2—12 декабря 1922 г.). Участвовали: Россия, Польша, Финляндия, Латвия и Эстония. Советская делегация предложила план взаимного пропорционального сокращения сухопутных вооруженных сил, их уменьшения в течение 1,5—2 лет до 3/4 наличного состава (т. е. на 75%). Предлагалось также сократить военные расходы путем установления одинаковой для всех договаривающихся сторон бюджетной цифры расходов на одного военнослужащего; осуществить взаимную нейтрализацию погра­ничной зоны и распустить все нерегулярные военные формирования.

Делегации Польши, Финляндии, Латвии и Эстонии выдвинули проект договора о ненападении и арбитраже и согласились сократить вооруженные силы на 25%. Однако 11 декабря в декларации-ультиматуме эти государства выступили против пропорционального сокращения армий, и переговоры, та­ким образом, были сорваны.

Лозаннская конференция (20 ноября 1922 г. — 24 июля 1923 г.; 2-й этап на­чался 23 апреля 1923 г.). Участвовали: Англия, Франция, Италия (в качестве приглашающих держав), Япония, Греция, Румыния, Югославия, Турция. От США присутствовал наблюдатель. К обсуждению отдельных вопросов были привлечены: Советская Россия (вопрос о черноморских проливах), Болгария, Албания, Бельгия, Голландия, Испания, Португалия, Норвегия и Швеция.

Советскую делегацию возглавлял Г. В. Чичерин. Программа советской де­легации (отражена в выступлении 19 декабря 1922 г.):

• удовлетворение национальных стремлений Турции;

• закрытие проливов для всех военных кораблей в мирное и военное время;

• полная свобода торгового мореплавания.

В 1923 г. возник конфликт между СССР и Великобританией. Она предъ­явила советскому правительству ноту {ультиматум Керзона), в которой про­тестовала против расширения влияния России на Ближнем и Среднем Восто­ке. Через некоторое время конфликт удалось погасить дипломатическими средствами, стороны заявили, что считают его исчерпанным.

С 1924 г. начинается период международного признания СССР. Первой офи­циально признала Советское государство Англия. Вслед за ней оно было при­знано Италией, Францией и другими странами мира. Полоса дипломатического признания была вызвана тремя причинами: 1) изменением внутриполити­ческой обстановки в странах Запада (приход к власти правосоциалистических сил); 2) широким общественным движением в поддержку СССР; 3) экономи­ческими интересами капиталистических государств. В 1924—1925 гг. Совет­ский Союз установил дипломатические отношения с государствами разных континентов, заключил ряд торговых соглашений. Из ведущих капиталисти­ческих держав только США оставались на позиции политического непризна­ния СССР. Выход из международной изоляции явился главным итогом внеш­ней политики Советского Союза в первой половине 20-х гг.

Особенностями вхождения Советской страны в мировое сообщество было то, что этот процесс происходил, во-первых, на условиях Советского государ­ства, которое отказалось платить долги царского правительства, и, во-вто­рых, Советское государство продолжало стремиться к роли мирового центра революционного движения. Вытекавшая из этого двойственность советской внешней политики означала настоящий переворот в нормах и правилах меж­дународных отношений.

Как следовало мировому сообществу оценивать внешнюю политику страны, установившей дипломатические и торговые отношения с другими государствами и в то же самое время контролировавшей через Коминтерн деятельность национальных компартий, провозгласивших своей конечной целью дестабилизацию и ниспровержение существующих правительств? Ко­нечно, советская дипломатия отрицала эту вторую сторону своей политики, утверждая, что Коминтерн представляет собой международную организацию «частного характера», деятельность которой никоим образом не зависит от советского правительства, однако эта двойственность существовала и ставила советское правительство перед лицом неразрешимой дилеммы. С одной сто­роны, Советская страна более, чем любая другая великая держава, нуждалась в международном мире и стабильности, необходимых для восстановления разрушенной семью годами войны и революций экономики и стабилизации своей политической системы.

Но в то же время любая стабилизация на международной арене уменьшала шансы мировой революции на успех и отнимала у Советского государства воз­можность играть на межимпериалистических противоречиях. На протяжении 20-х гг. такие выдающиеся большевистские теоретики, как Троцкий и Буха­рин, постоянно обсуждали возможность обострения отношений между Фран­цией и Великобританией и даже Великобританией и США на почве их стрем­ления к мировому господству. Такие конфликты, по их мнению, были бы толь­ко на благо Советскому государству и международному коммунистическому движению. В конце 20-х гг. Сталин дал развернутое определение целей и содер­жания советской внешней политики, исходя из неизбежности в будущем глу­бокого кризиса капитализма, который привел бы к обострению «межимпериа­листических противоречий» и возникновению революционной ситуации.

Дуализм внешней политики Советского государства, обусловленный суще­ствованием в ней двух приоритетов — государственных интересов страны и интересов мирового революционного движения, — привел после смерти Ленина к острой дискуссии между Сталиным, сторонником теории «построе­ния социализма в одном лагере», и теоретиком всемирной «перманентной ре­волюции» Троцким. Позиции этих лидеров были куда более сложными и утонченными, чем их обычно изображают. Первоначально незначительные расхождения во взглядах на отношение интересов Советского государства как такового и интересов различных коммунистических течений за границей усиливались по мере того, как все более ожесточенной становилась полити­ческая борьба этих лидеров между собой, чтобы в конечном счете предстать антагонистическими и взаимоисключающими концепциями. В то же время блестяще организованная кампания по дезинформации позволила Сталину убедить большинство членов партии в том, что Троцкий не верит в возмож­ность построения социализма в одной стране.

В действительности же Троцкий (особенно если судить по его докладу в марте 1926 г., посвященному политике, которую следовало проводить в Ки­тае), ратовал за проведение очень осмотрительной внешней политики, пре­следующей прежде всего государственные интересы СССР пусть даже в ущерб революционным силам, в данном случае в Китае.

Во второй половине 20-х гг. официальный внешнеполитический курс Со­ветского правительства был направлен на укрепление международного пре­стижа, развитие экономического сотрудничества с капиталистическими странами, решение проблем разоружения и международной безопасности. В 1926 г. был подписан договор о ненападении и нейтралитете с Германией. В 1927 г. СССР выступил с декларацией о необходимости полного разоруже­ния, в 1928 г. — с проектом конвенции о сокращении вооружений. Несмотря на то что Запад отверг эти предложения, СССР присоединился к пакту Бриа­на—Келлога 1928 г., содержавшего призыв к отказу от войны как средству ре­шения межгосударственных споров.

Попытки всех сторон в 20-е гг. обеспечить мир в Европе имели во многом пропагандистский характер и были обречены на провал из-за складываю­щейся международной ситуации.

Проведение официальной внешнеполитической линии советского пра­вительства осложнялось его вмешательством (через Коминтерн) во внутрен­ние дела других государств. В частности, в 1926 г. была оказана материальная помощь бастующим английским рабочим, что болезненно восприняли бри­танские власти. Под лозунгом пролетарского интернационализма СССР вмешался во внутренние дела Китая. Поддержка прокоммунистических сил (Mat Цзэдуна) в их борьбе против гоминьдановского правительства привела к разрыву советско-китайских отношений. Летом-осенью 1929 г. в Северной Маньчжурии (в районе КВЖД) произошел вооруженный конфликт между советскими войсками и армией Чан Кайши. Отношения СССР с Китаем был восстановлены в начале 30-х гг. под влиянием агрессии Японии на Дальнем Востоке.

Для укрепления безопасности своих южных границ СССР расширял свое влияние в Иране, Афганистане и Турции. В середине 20-х гг. с ними были заключены новые соглашения политического и экономического характера.

В 1928 г. состоялся VI конгресс Коминтерна, во многом определивший основные направления внешней политики Советского правительства. Он констатировал усиление напряженности в международных отношениях и объявил социал-демократов Европы своим главным политическим про­тивником. В связи с этим была провозглашена линия на отказ от всякого сотрудничества и на борьбу с ними. Эти выводы были ошибочными. Факти­чески они привели к самоизоляции международного коммунистического движения и способствовали приходу в ряде стран правоэкстремистских (фашистских) сил.

В 1929—1930 гг. Коминтерн, где ведущие позиции занимали политические деятели с идеями, зачастую отличными от сталинских (Бухарин, Зиновьев, Ра- дек, Сокольников), надежно взяли в свои руки такие убежденные сталини­сты, как Мануильский и Молотов. Чистка Коминтерна, проходившая во вто­рой половине 30-х гг., сопровождалась утверждением все более откровенной националистической идеологии, окончательно занявшей место провозгла­шавшихся ранее принципов интернационализма и стремления «раздуть по­жар» мировой революции.

Столь же радикально в 1929—1930 гг. был обновлен аппарат Наркомата иностранных дел. Г. В. Чичерин был заменен на посту наркомом М. М. Лит­виновым, который руководил советской дипломатией до мая 1939 г.

Таким образом, в 20-е гг. советская страна путем сложнейших усилий нормализовала свои международные отношения, постепенно входя в миро­вое сообщество.

Участие СССР в политических блоках 30-х гг. и его результаты. В конце 20—начале 30-х гг. расширение советской дипломатической деятельности происходило в условиях, когда Советский Союз продолжал играть на реально существующих противоречиях между великими державами, всеми способами стремясь избегать конфликтов и провокаций, поскольку страна переживала период глубочайших экономических и социальных потрясений и была ими на какое-то время ослаблена. Поэтому одновременно с преимущественным развитием отношений с Германией советская дипломатия направила свои усилия на расширение отношений с другими государствами, надеясь на уве­личение торгового обмена с ними, необходимого для выполнения планов экономического строительства и обеспечения безопасности страны.

9 февраля 1929 г. СССР расширил сферу действия пакта Бриана—Келлога о всеобщем отказе от войны, к которому он присоединился несколькими ме­сяцами раньше. Подписано соглашение, известное как «Протокол Литви­нова», с Латвией, Эстонией, Польшей, Румынией, а немного позже с Литвой, Турцией и Персией, предусматривавшее отказ от применения силы в урегу­лировании территориальных споров между этими государствами и СССР. В октябре 1929 г. восстановлены отношения с Великобританией, где пост премьер-министра вновь занял Макдональд.

Начиная с 1931 г. советская дипломатическая деятельность стала еще бо­лее активной. Внутренние проблемы побуждали Советский Союз уделять больше внимания упрочению своего внешнеполитического положения. В то же время и пережившие экономический кризис индустриальные страны про­являли все больший интерес к улучшению своих отношений с Советским Союзом, который рассматривался ими как огромный потенциальный рынок. Наконец, рост правого экстремизма и национализма в Германии побуждали страны, подписавшие Версальский мирный договор и заинтересованные в сохранении послевоенного статус-кво, развивать дипломатические отно­шения с Советским Союзом. Начатые в 1931 г. рядом стран переговоры шли, однако, с большим трудом. Тем не менее уже в 1932 г. СССР подписал серию пактов о ненападении с Финляндией (21 января), с Латвией (5 февраля), с Эс­тонией (4 мая), с Польшей (25 июля).

В начале 30-х гг. происходит изменение международной обстановки. Глу­бокий мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 г., вызвал серьезные внутриполитические изменения во всех капиталистических странах. В одних (Англия, Франция и др.) он привел к власти силы, стремившиеся провести широкие внутренние преобразования демократического характера. В других (Германия, Италия) кризис способствовал формированию антидемократи­ческих (фашистских) режимов, использовавших во внутренней политике со­циальную демагогию одновременно с развязыванием политического терро­ра, нагнетанием шовинизма и милитаризма. Именно эти режимы стали за­чинщиками новых военных конфликтов (особенно после прихода А. Гитлера к власти в Германии в 1933 г.).

Быстрыми темпами начали формироваться очаги международной напряжен­ности. Один сложился в Европе из-за агрессивности фашистских Германии и Италии. Второй — на Дальнем Востоке из-за гегемонистских притязаний японских милитаристов.

С учетом этих факторов в 1933 г. советское правительство определило но­вые задачи внешней политики:

• отказ от участия в международных конфликтах, особенно имеющих во­енный характер;

• признание возможности сотрудничества с демократическими западны­ми странами для сдерживания агрессивных устремлений Германии и Японии (политика «умиротворения»);

• борьба за создание системы коллективной безопасности в Европе и на Дальнем Востоке.

В первой половине 30-х гг. СССР добился дальнейшего укрепления своих позиций на международной арене. В конце 1933 г. США признали Советский Союз, и между двумя странами были установлены дипломатические отноше­ния. Нормализация политических отношений между США и СССР благопри­ятно сказалась на их торгово-экономических связях. В сентябре 1934 г. Совет­ский Союз был принят в Лигу Наций и стал постоянным членом ее Совета. В 1935 г. были подписаны советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи на случай любой агрессии против них в Европе.

Во второй половине 1933 г. советские руководители вынуждены были от­казаться от принятой в 1919—1920 гг. аксиомы советской внешней политики, в соответствии с которой всякое усиление международной напряженности было только на пользу СССР. Приход к власти Гитлера в 1933 г. и последовав­шая за этим победа нацизма в этой стране разрушили ту основу, на которой строилась вся система безопасности, возведенная Советским Союзом с таким трудом. Россия была не единственной страной, застигнутой врасплох разру­шением демократии в Германии. В некоторых консервативных кругах Франции и Великобритании были распространены надежды на то, что аг­рессивность Гитлера когда-нибудь сможет быть направлена на Восток, про­тив Советского Союза.

Советские руководители внимательно следили за ходом развития событий в Германии, не проявляя особого беспокойства до тех пор, пока Гитлер не укре­пил свои позиции в результате чистки 1934 г. Ухудшение советско-германских отношений в течение лета 1933 г. стало первым признаком изменения внешне­политической ситуации. На прошедшем в январе 1934 г. XVII съезде ВКП(б) Бухарин посвятил большую часть своего выступления разъяснению того, что идеология германского фашизма, этого «звериного лица классового врага», из­ложенная Гитлером в его книге «Майн кампф», чрезвычайна опасна, что гитле­ровская идея захватить «жизненное пространство на Востоке» означает откры­тый призыв к уничтожению Советского Союза. В отличие от Бухарина Сталин продемонстрировал достаточно спокойное отношение к приходу Гитлера к власти. Он подчеркнул, что, поскольку в Германии еще отнюдь не победила новая политическая линия, «напоминающая в основном политику бывшего германского кайзера», у СССР нет никаких оснований коренным образом из­менять отношения с Германией. «Конечно, — заявил Сталин, — мы далеки от того, чтобы восторгаться фашистским режимом в Германии. Но дело здесь не в фашизме, хотя бы потому, что фашизм в Италии не помешал СССР устано­вить наилучшие отношения с этой страной».

Заключение в 1934 г. договора о ненападении между Германией и Польшей заставило по-иному взглянуть на нацистскую Германию. Стало очевидно, что от сближения Гитлера, никогда не скрывавшего своих намерений попы­таться захватить Украину, и Пилсудского, который уже попытался это сде­лать и мог в любой момент повторить такого рода попытку, ничего хорошего ждать не приходится. За год до заключения договора с Польшей Германия вышла из Лиги Наций. Начиналась милитаризация Германии:

• 16 марта 1935 г. подписан декрет о введении всеобщей воинской повин­ности в Германии;

• 7 марта 1936 г. Германия заявила об отказе от Локарнских соглашений и ввела войска в демилитаризованную Рейнскую зону (вплотную к границам Франции);

• сентябрь 1936 г. — в Германии введен «четырехлетний план», главная цель которого — перевод всей экономики на военные рельсы.

В 1936—1937 гг. происходит создание Антикоминтерновского пакта (Гер­мания, Япония, Италия). В этой связи чрезвычайно актуально выглядели по-

пытки СССР создать систему коллективной безопасности: 2 мая 1935 г. — до­говор о взаимопомощи между Францией и СССР (на 5 лет). Чуть позже был подписан аналогичный договор между СССР и Чехословакией.

Отрицательные стороны подписанных договоров:

1. не предусмотрен механизм действия обязательств о взаимопомощи;

2. не заключена военная конвенция о формах, условиях и размерах воен­ной помощи;

3. в советско-чехословацком договоре оказание помощи со стороны СССР ставилось в зависимость от оказания помощи со стороны Франции.

Гражданская война в Испании сильно осложнила политическую игру со­ветской дипломатии. Вначале Советский Союз какое-то время пытался огра­ничить свое участие в испанских событиях. Как и другие великие державы, в августе 1936 г. он объявил о политике невмешательства, на которой особен­но настаивали Франция и Великобритания. Лишь в октябре СССР открыто заявил о своей поддержке Испанской республики. В обмен на золото Совет­ский Союз предоставил республиканскому правительству военную технику (качество которой зачастую было неудовлетворительным, а количество не до­стигало и десятой части германской помощи войскам генерала Франко). Кроме техники, Советский Союз направил в Испанию три тысячи «советни­ков» (среди которых были не только военные специалисты, но и политра­ботники и представители органов госбезопасности). Военная помощь рес­публиканской армии представляла собой лишь один из аспектов советского вмешательства. Вторым и преобладающим аспектом была борьба против ина­комыслящих в среде левых сил.

Генералу Франко в свою очередь оказывали широкую политическую и во­енную поддержку Германия и Италия. Франция и Англия придерживались нейтралитета (туже позицию разделяли и США). Гражданская война в Испа­нии закончилась в 1939 г. победой франкистов.

Особенно опасными для сохранения мира и безопасности в Европе были территориальные притязания гитлеровской Германии. В марте 1938 г. Герма­ния осуществила аншлюс (присоединение) Австрии. Гитлеровская агрессия угрожала и Чехословакии. Поэтому СССР выступил в защиту ее территори­альной целостности. Опираясь на договор 1935 г., советское правительство предложило свою помощь и двинуло к западной границе 30 дивизий, авиа­цию и танки. Однако правительство Бенеша от помощи отказалось и выпол­нило требование Гитлера передать Германии Судетскую область, населенную в основном немцами.

Во второй половине 30-х гг. наблюдался провал политики Советского Со­юза по оформлению системы коллективной безопасности в Европе. Москов­ские процессы, чистка в рядах Красной Армии показали, что Советский Союз переживает серьезный внутренний кризис, который на какое-то время лишает его возможности играть решающую роль на международной арене. 17 марта 1938 г. советское правительство предложило созвать международ­ную конференцию для рассмотрения «практических мер против развития агрессии и опасности новой мировой бойни». Это предложение было отверг-

нуто Лондоном как «усиливающее тенденцию к образованию блоков и под­рывающее перспективы установления мира в Европе». Западные державы проводили политику уступок фашистской Германии, надеясь создать из нее надежный противовес против СССР и направить ее агрессию на Восток. Кульминацией этой политики стало Мюнхенское соглашение (сентябрь 1938 г.) между Германией, Италией, Англией и Францией. Оно юридически оформи­ло расчленение Чехословакии.

В середине 30-х гг. осложняется положение СССР на Дальнем Востоке. К 1938 г. значительные силы японцев сконцентрировались в Маньчжурии, их секретные агенты активно действовали в Монголии, Синьцзяне и в самом Советском Союзе. Японцы несколько раз пытались проверить мощь россий­ской обороны, провоцируя на разных участках границы вооруженные столк­новения, но на полномасштабные военные акции не решались. Летом 1938 г. произошел вооруженный конфликт на территории СССР в районе озера Ха~ сан. Японская группировка была отброшена. В мае 1939 г. японские войска вторглись в Монголию. Части Красной Армии под командованием Г. К. Жу­кова разгромили их в районе реки Халхин-Гол. 15 сентября 1939 г. было заклю­чено перемирие. Перед лицом угрозы капиталистического окружения Совет­ский Союз принял решение о дальнейшем сближении с Германией, не отка­зываясь при этом от переговоров с западными демократиями.

Таким образом, в конце 20—начале 30-х гг. дипломатическая активность Советской России была направлена на раскол враждебных ей коалиций и утверждение своего внешнеполитического статуса. В 30-е гг. СССР стал ба­лансировать в политической борьбе между Германией и западными держава­ми, выбирая подходящий блок.

Международное положение СССР накануне Второй мировой войны. Советско-германский пакт и его последствия. В начале 1939 г. была осуществлена по­следняя попытка создания системы коллективной безопасности между Англи­ей, Францией и Советским Союзом. Однако западные государства не верили в потенциальную возможность СССР противостоять фашистской агрессии. Поэтому переговоры ими всячески затягивались. Кроме того, Польша кате­горически отказывалась дать гарантию пропуска советских войск через свою территорию для отражения предполагавшейся фашистской агрессии. Одно­временно Великобритания установила тайные контакты с Германией с целью достижения договоренности по широкому кругу политических проблем (в том числе нейтрализации СССР на международной арене).

17 апреля 1939 г. СССР предложил Великобритании и Франции заклю­чить трехстороннее соглашение, военные гарантии которого распространя­лись бы на всю Восточную Европу от Румынии до Прибалтийских государств. В тот же день советский посол в Берлине поставил в известность фон Вайцзе- кера, статс-секретаря германского министерства иностранных дел, о жела­нии советского правительства установить самые хорошие отношения с Гер­манией, невзирая на обоюдные идеологические расхождения.

Спустя две недели был смещен М. М. Литвинов, возглавлявший НКИД СССР и приложивший немало усилий для обеспечения коллективной безопас-

ности, его пост был передан В. М. Молотову. Произошло изменение курса советской внешней политики в сторону улучшения советско-германских от­ношений. В мае германскому послу в Москве Шуленбургу было поручено за­няться подготовкой переговоров с Советским Союзом в связи с решением Германии оккупировать Польшу. Советская дипломатия одновременно про­должала вести переговоры с Францией и Великобританией. У каждого из участников переговоров были свои скрытые цели: западные страны, стремясь прежде всего воспрепятствовать советско-германскому сближению, затяги­вали переговоры и старались в то же время выяснить намерения Германии. Для СССР главным было добиться гарантий того, что Прибалтийские госу­дарства не окажутся так или иначе в руках Германии, и получить возможность в случае войны с ней перебрасывать свои войска через территорию Польши и Румынии (поскольку СССР и Германия не имели общей границы). Однако Франция и Великобритания уклонялись от решения этого вопроса.

Видя, что переговоры зашли в тупик, англичане и французы согласились на обсуждение военных аспектов соглашения с СССР. Однако отправленные 5 августа морем представители Англии (адмирал Драке) и Франции (генерал Думенк) прибыли в Москву только 11 августа. Советская сторона, представлен­ная наркомом обороны К. Е. Ворошиловым и начальником генштаба Б. М. Ша­пошниковым, была недовольна тем, что их партнерами оказались чиновники низкого ранга, имевшие (особенно англичане) незначительные полномочия. Это исключало возможность переговоров по таким важным вопросам, как про­ход советских войск через территории Польши, Румынии и прибалтийских стран или обязательства сторон по конкретному количеству военной техники и личного состава, подлежащему мобилизации в случае немецкой агрессии.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 359. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.037 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7