Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Нарушение процесса коммуникации как механизм формирования конфликта в семье




 

В нашей стране уже накоплен немалый опыт изучения семейного воспитания детей и подростков (Ковалев В. В., 1979; Захаров А. И., 1982; Личко А. Е., 1985; Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1980, 1987, 1990); сформулированы такие понятия, как «семейная психотерапия» и «диагностика семейных отношений» (Мягер В. К., Мишина Т. М., 1979; Ковалев С. В., 1987; Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1990); разработана модель семейно-интегративной психотерапии и модель психопрофилактической работы с семьями (Чаева С. И., Эйдемиллер Э. Г., 1996); доказан тот факт, что в этиологии самых разных нервно-психических расстройств играют роль дисфункциональные нарушения в жизнедеятельности семьи (нарушения семейной коммуникации, системы ролей, механизмов семейной интеграции и т. п.) (Карвасарский Б. Д., 1985; Ковалев В. В., 1985). Среди этиологических факторов детских неврозов нарушение системы отношений в семье занимает центральное место. Нарушение системы семейного воспитания, дисгармонии семейных отношений, по данным российских исследований, являются основным патогенетическим фактором, обусловливающим возникновение неврозов у детей (Спиваковская А. С., 1988).

Семьи с нарушенными отношениями не могут самостоятельно разрешать возникающие в их семейной жизни противоречия и конфликты. В результате длительно существующего конфликта у членов семьи наблюдается снижение социальной и психологической адаптации, отсутствие способности к совместной деятельности (в частности, неспособность к согласованности в вопросах воспитания детей). Уровень психологического напряжения в семье имеет тенденцию к нарастанию, приводя к эмоциональным нарушениям, невротическим реакциям ее членов, возникновению чувства постоянного беспокойства у детей. Таким образом, дисгармония семейных отношений создает неблагоприятный фон для эмоционального развития ребенка и может стать источником возникновения преневротического патохарактерологического радикала. По мнению Л. А. Петровской, одной из основных причин конфликтов, т. е. дисгармоничного взаимодействия, является неадекватность восприятия членами семьи друг друга.

В отечественной психологической науке накоплен значительный опыт изучения механизмов социальной перцепции (Обозов Н. Н., 1979; Бодалев А. А., 1982). Показано, что процесс общения является таким видом взаимодействия людей, в котором они выступают по отношению друг к другу как объекты, так и субъекты (одновременно или последовательно), причем не только как объекты и субъекты общения, но одновременно и как объекты и субъекты познания. Познание и взаимное влияние людей друг на друга — обязательный элемент любой совместной деятельности. От того, как люди отражают и интерпретируют облик и поведение, оценивают возможности друг друга (в том числе и в контексте семейных отношений), во многом зависит характер их взаимодействия, а также результаты, к которым они приходят в результате совместной деятельности (Бодалев А. А., 1982).

«Достижение положительного результата в общении, как правило, связано с чувственным отражением друг друга, накоплением и правильным обобщением информации друг о друге. Отрицательный результат в общении часто оказывается следствием неадекватного отражения общающимися друг друга, недостаточности и неправильного истолкования информации, которой каждый из них располагает» (Бодалев А. А., 1982).

Современные психологические исследования показали, что поведение человека в социальном контексте не является простым следствием воздействующих на него объективных обстоятельств, а существенно зависит от субъективного восприятия и истолкования совокупности внешних событий, т. е. от определения индивидом ситуации (Емельянов Ю. Н., 1985). В повседневной жизни поведение человека предстает как результат непрерывного взаимодействия его личностных характеристик с меняющимися параметрами социальных и физических ситуаций, в которых протекает его деятельность, причем он сам выбирает или преобразует ситуации, а также избегает их. Индивид не реагирует на данную ситуацию объективно, а предварительно преломляет ее через внутренние, субъективные представления, насыщенные личностным смыслом, которые являются достаточно сложными, системно организованными и относительно устойчивыми образованиями, так как их составные элементы взаимно обусловливают друг друга и одно и то же представление возможно применить к широкому спектру ситуаций (Леонтьев А. Н., 1977). Так как элементы семейных представлений взаимосвязаны, они относятся к классу так называемых «мыслительных моделей» (Чернов А. П., 1979), или «внутренних рабочих моделей» (Bowlby, 1980). Это означает, что, принимая те или иные решения, член семьи мысленно опирается на имеющиеся у него обобщенные представления о типе той или иной ситуации (в данном случае — в контексте семейных отношений).

Всякое мышление совершается в обобщениях. Для процесса формирования у индивида знания о другом человеке как о личности характерно образование новых обобщений наряду с обращением к ранее сформированным. Ошибочно думать, что в том представлении, которое формируется у человека о другом, всегда находят свое отражение все действительно присущие этой личности качества и ее индивидуальная неповторимая структура. Факты свидетельствуют, что в очень многих случаях познание другой личности сводится к отнесению ее к определенной категории людей (хороший специалист, слабый ученик и т. п.) лишь на основании оценки ее поведения и действий. При таком неполном познании неизбежно остаются нераскрытыми черты и признаки, составляющие индивидуальность каждого человека (Бодалев А. А., 1982).

В результате этого процесса у индивида формируются представления о людях — эталоны, которые являются результатом анализа и синтеза впечатлений, получаемых человеком при взаимодействии с другими людьми (Бодалев А. А., 1982). Наличие эталонов в ситуациях общения может приводить к информационной слепоте (когда не воспринимается информация, объективно важная для понимания ситуации).

Нарушение представлений о другом члене семьи рассматривается как один из важных источников нарушения коммуникативного процесса (Бодалев А. А., 1982; Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1990). Межличностная коммуникация требует от общающихся хорошего представления о личности друг друга. Искаженное представление о другом члене семьи может выступить в качестве серьезного барьера взаимопонимания при информационном общении. Речь идет о тех случаях, когда искажено либо неполно представление члена семьи о других: неправильно понимаются их желания, их отношение к различным сторонам действительности. В этом случае индивид строит свои взаимоотношения с данным членом семьи, не учитывая каких-то важных для понимания взаимоотношений с ним качеств, мотивов. Результатом могут оказаться различного рода нарушения взаимоотношений.

Задолго до возникновения научной психологии и психотерапии взаимопонимание между супругами, между родителями и детьми рассматривалось в качестве одной из важнейших предпосылок стабильности семьи и семейного счастья. Неудивительно, что с первых же шагов развития семейной психотерапии ученых интересовали вопросы: как достигается взаимопонимание, как члены семьи обмениваются информацией, как они относятся к ней, как она перерабатывается?

Первыми проблемы внутрисемейной коммуникации сделали главной темой своих исследований Дж. Джексон, Дж. Викленд, Дж. Левингер и Ж. Бенвеню, и до сих пор эти вопросы привлекают внимание многих психологов и психиатров (Jackson D., Weakland J., 1961; Levinger J., 1967; Buenvenu J., 1970). Обзор форм и функций коммуникации в семье, подготовленный в 1981 г., содержит упоминание о 40 работах на эту тему (Montgomery В., 1981).

В основе большинства работ по семейной коммуникации лежит учение о коммуникационном канале. Учение это — результат развития кибернетики и теории информации — исследует процессы передачи информации, раскрывает наиболее общие причины информационных искажений. До появления учения о коммуникационном канале обмен информацией между членами семьи понимался весьма упрощенно. Считалось очевидным, что члены семьи обмениваются мнениями только тогда, когда хотят, что они передают именно то, что хотят передать и не сообщают друг другу ничего из того, что не хотят сообщить. Казалось также совершенно ясным, что те, кому адресовано сообщение, понимают его адекватно (Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1990).

Учение о коммуникационном канале показало, что в действительности процесс коммуникации значительно сложнее. Был исследован ряд промежуточных явлений, передаточных механизмов, обеспечивающих процесс обмена информацией (выбор содержания сообщения, его кодировка, передача, прием, декодировка, выбор содержания ответного сообщения). Была показана роль мотива различных этапов коммуникации — вступления, формирования сообщения, способов выражения сообщения в каком-то коде (языке), передачи информации в определенной межличностной коммуникационной ситуации, ее восприятия, декодировки и интерпретации (Watzlawick К. et al., 1967).

Для описания коммуникативных актов используется новый язык — язык психолингвистики. В последние десятилетия, благодаря работам Соссюра (Saus-sure, 1959), Якобсона (Jakobson, 1972) и Хомского (Chomsky, N., 1965) можно говорить о коде или о наборе правил, с помощью которых высказывания порождаются и в рамках которых они понимаются (Брунер, Дж., 1975).

Процесс речевого общения может быть описан в парадигме психолингвистики коммуникаций следующим образом: посылаемое сообщение кодируется в определенной знаковой системе, получаемое сообщение восстанавливается посредством операции декодирования. Кодирование и декодирование — комплементарные процессы: кодирование предполагает декодирование. Набор знаков (языковых или неязыковых) является необходимым условием для передачи сообщения. Эффективность коммуникации может быть определена путем установления соответствия между посланным и полученным сообщением. Отдельные слова и группы слов служат прежде всего для введения общего для говорящего и слушающего когнитивного поля в сообщении.

В процессе коммуникации возникают расхождения между посылаемым и получаемым сообщениями, так как ни один говорящий-слушающий не может овладеть всеми потенциальными возможностями каждого слова (Ромметвейт, 1972).

Исследование Т. Гордона показало, что значительная часть информации, которой обычно обмениваются члены семьи, ускользает от того, кто ее передал, причем последний склонен считать, что все, что он хотел сказать, воспринято и понято (Gordon Т., 1975).

С точки зрения происходящих в семье процессов, важнейшим результатом более строгого и систематического подхода к семейному информационному общению является выявление многочисленных моментов, которые могут воспрепятствовать общению, исказить его смысл — барьеров общения (Bateson, 1972).

Проведенный анализ литературы по вопросу формирования конфликта в семье подтверждает обоснованность и актуальность цели исследования: установление связи между особенностями репрезентативных систем членов семьи и дисфункциональной организации семей, имеющих детей и подростков с пограничными нервно-психическими расстройствами, т. е. исследование «сенсорных предпочтений» членов семьи в контексте семейного функционирования. Для целей исследования представляется важным сформулировать следующие выводы, полученные в результате анализа литературы.

 

§ Межличностные коммуникативные проблемы представляют собой один из механизмов развития конфликта в семье, ведущего к возникновению нервно-психических заболеваний ее членов.

§ Возникновение коммуникативных проблем во многом обусловлено индивидуальными особенностями восприятия и представления членов семьи друг о друге.

§ Исследование индивидуальных коммуникативных особенностей должно осуществляться в контексте семейной структуры, с учетом системы значимых отношений личности.

 

Опросник «Сенсорные предпочтения»

 

Анализ литературы показал, что известные методы определения ведущей репрезентативной системы (с помощью глазодвигательных реакций, вербализации и самоотчетов) показали себя как ненадежные. Таким образом, собственно исследование постулируемых репрезентативных систем должно было быть отложено до того момента, когда будет разработан метод исследования репрезентативных систем.

Как было показано в обзоре исследований, изменение методического подхода к изучению репрезентативных систем — учет и разделение информации с различных сенсорных каналов — позволило исследователям получить положительные результаты: показать, что испытуемые делятся на 4 группы в зависимости от предпочтения ими сенсорной информации определенной модальности: визуальной, аудиально-тональной, аудиально-дигитальной и кинестетической (Wilbur & Roberts-Wilbur, 1987).

Нами был разработан опросник, использующий эти изменения. Разработка опросника «Сенсорные предпочтения» основывалась на том, что визуальные, аудиальные и кинестетические ощущения являются отдельными источниками сенсорной информации. Мы рассматриваем высказывания опросника как внешние индикаторы различных ощущений, посредством которых испытуемые воспринимают информацию.

Современная методология психологического консультирования считает наиболее оптимальной рационально-эмпирическую стратегию конструирования теста и проверки его валидности (Мельников В. М., Ямпольский Л. Т., 1985; Общая психодиагностика, 1987).

Первым этапом является теоретический анализ диагностического конструкта, разработка теоретической концепции тестируемого психического свойства. На основе анализа материалов зарубежных и отечественных исследований было сформулировано предположение о существовании сенсорных предпочтений на уровне первичных и вторичных образов (восприятия и представления). Это свойство было обозначено нами как репрезентативная система личности (по аналогии с термином нейро-лингвистического программирования). Репрезентативная система — это часть внутренней картины мира, т. е. отражение в сознании человека способов информационной связи с окружающим, в частности предпочитаемых им. Были выделены четыре модальности репрезентативных систем: визуальная, аудиально-тональная, кинестетическая и аудиально-дигитальная.

Следующим этапом разработки методики является выделение составных частей теоретического конструкта, формулирование системы «эмпирических индикаторов» — операционально-однозначных показателей, фиксирующих проявление конструкта в различных поведенческих ситуациях. Речь здесь идет о конструировании пунктов теста.

По мнению А. Н. Леонтьева, логично начинать исследование психологического качества, выступающего прежде всего субъективно, с субъективных данных (Леонтьев А. Н., 1983). В современной психодиагностике вообще считается, что исследование систем субъективных параметров (конструктов) возможно только с помощью индивидуально-ориентированных экспериментальных методов (Общая психодиагностика, 1987).

Метод репертуарных решеток — индивидуально-ориентированный метод личностной диагностики, основанной на теории конструктов Дж. Келли. Репертуарные решетки являются гибким и универсальным методом субъективного шкалирования, позволяющим использовать разнообразные способы получения первичных оценок. Репертуарная решетка представляет собой матрицу, которая заполняется либо экспериментатором, либо самим испытуемым в процессе обследования или беседы. Столбцам матрицы соответствует определенная группа объектов (элементы). В нашем случае элементами являлись четыре изучаемые сенсорные модальности.

Строки матрицы представляют собой конструкты — биполярные признаки, параметры, шкалы. Конструкты либо задаются исследователем, либо выявляются у испытуемого с помощью специальных процедур. Чаще используют триадические методы выявления конструктов, однако для работы с детьми такие методы слишком сложны, поэтому известны случаи использования диадической решетки, т. е. выявление конструктов при помощи пар элементов. Нам необходимо было разработать метод, пригодный для семейной системы; при обследовании как взрослых, так и детей. Поэтому диадическая решетка представлялась наиболее уместной.

Исследования подтверждают гипотезу о большей значимости выявляемых конструктов по сравнению с заданными. Но с практической точки зрения иногда невозможно обойтись без заданных конструктов, особенно при исследовании восприятия человеком себя и других. Пилотажное обследование 25 испытуемых (были опрошены слушатели курса детско-подростковой психотерапии кафедры психотерапии МАПО) показало, что метод выявляемых конструктов оказался в данном случае слишком сложным для обработки и сопоставления результатов, поэтому на основании данного обследования, а также в результате экспертной оценки (ее проводили 5 психологов и психотерапевтов с большим стажем практической работы) были созданы конструкты, которые и предлагались испытуемым для оценивания. С их помощью были заданы различные жизненные ситуации, поведение в которых могло определяться предпочтением одной из четырех сенсорных модальностей. Из первоначального количества (16) методом экспертной оценки было отобрано 8 ситуаций. К каждой ситуации предлагалось четыре варианта ответов: по одному на каждую из четырех модальностей. Первые 4 ситуации сконструированы по преобладающему источнику сенсорной информации — в частности, для уравновешивания вероятности ответов различных модальностей. При этом мы старались максимально возможно конкретизировать обозначаемый вид деятельности, во избежание различного его понимания испытуемыми.

Описанные 8 ситуаций и представляют из себя опросник, который мы использовали как метод определения сенсорных предпочтений испытуемых (приложение 5).

 

1. Ориентация в незнакомой среде — преимущественно задействует визуальный канал восприятия информации.

Чтобы разобраться в незнакомой ситуации, я обычно

смотрю В (визуальная модальность)

слушаю А (аудиально-тональная модальность)

полагаюсь на внутреннее чувство К (кинестетическая модальность)

конструирую модель ситуации Д (дигитальная модальность)

 

2. Восприятие музыки — относится к аудиально-тональной информации.

Для восприятия песни мне важнее

ясность, чистота звучания В

мелодия А

эмоциональный настрой песни К

смысловая нагрузка текста Д

 

3. Понимание сложного учебного материала — задействует дигитальный, смысловой канал.

Когда я хочу понять сложный учебный материал, то

смотрю на текст, подчеркиваю отдельные слова В

проговариваю вслух А

записываю прочитанное К

обдумываю значение отдельных слов, фраз Д

 

4. Телесный отдых — преимущественно связан с кинестетическим каналом

Когда я расслабленно лежу в ванне, то

передо мной проплывают приятные картины, образы В

я наслаждаюсь тишиной А

я погружен в приятную негу К

пользуюсь возможностью поразмышлять Д

Итак, наличие первых четырех ситуаций, обращенных к каждому из видов сенсорных модальностей, исключает случайное преобладание ответов той или иной сенсорной категории.

Ситуация 5 отражает деятельностный аспект функционирования сенсорных предпочтений.

 

5. Испытуемые должны были выбрать предпочитаемый ими вид деятельности, обращенный преимущественно к одной из сенсорных модальностей.

В свободный день я бы предпочел

посетить выставку В

сходить на концерт А

расслабиться в сауне К

послушать выступление известного человека Д

Ситуации 6-8 исследовали предпочтение сенсорных модальностей испытуемых в ситуации общения. Сами ситуации заведомо амодальны,т.е. с равной вероятностью могут быть обращены, к любому из 4-х сенсорных каналов приема информации.

 

6. Описывает сенсорные модусы реагирования в ситуации приема положительной информации.

Я знаю, что произвожу хорошее впечатление, когда

на меня восторженно, с уважением смотрят В

слышу вокруг одобрительные интонации А

мне пожимают руку, обнимают К

мне поясняют, что именно понравилось Д

 

7. Ситуации приема отрицательной информации в контексте общения с другими людьми.

Я знаю, что мною недовольны, когда

у собеседника неприветливое выражение В

со мной разговаривают сухим или неодобрительным тоном А

не хотят подойти, избегают К

критикуют, высказывают замечания Д

В отличие от предыдущих двух импрессивных ситуаций, ситуация 8 — экспрессивная.

8. Здесь внимание уделяется преимущественно сенсорной модальности, при помощи которой человек выражает свои ощущения и отношения.

Когда я выражаю симпатию, поддержку, то

смотрю с одобрением В

говорю приветливым тоном А

прикасаюсь, пожимаю руку К

сообщаю, что именно мне понравилось Д

 

Регистрация ответов осуществлялась первоначально двумя способами. Во-первых, был использован вариант шкалирования ответов. Испытуемому предоставлялась возможность самому оценить степень использования той или иной репрезентативной системы в различных ситуациях. По пятибалльной шкале испытуемый выставлял оценку уровня предпочтения им в каждой ситуации того или иного способа поведения или реагирования, например:

Когда я хочу понять сложный учебный материал, то

смотрю на текст, подчеркиваю отдельные слова 1 —2 —3 —4 —5 В

проговариваю вслух 1 —2 —3 —4 —5 А

записываю прочитанное 1 —2 —3 —4 —5 К

обдумываю значение отдельных слов, фраз 1 —2 —3 —4 —5 Д

где 1 — минимальное использование указанного поведения, а 5 — максимальное.

С помощью данного варианта опросника было получено 17 протоколов. Строго говоря, данный вариант опросника не является решеткой, а представляет из себя структурированный самоотчет.

Из анализа литературы видно, что до сих пор не было получено свидетельств о надежности метода структурированного самоотчета при определении репрезентативных систем. Кроме того, в нашем исследовании мы столкнулись с дополнительными методическими трудностями: испытуемые отказывались сделать выбор в пользу одной или нескольких сенсорных модальностей. Часто в протоколе были помечены максимальной оценкой все четыре варианта ответа в ситуации. Видимо, трудность выбора была обусловлена тем, что при получении и передаче информации люди используют все органы чувств. Дифференциальная сила такого самоотчета оказывалась крайне слабой.

Основной вариант регистрации ответов представлял собой метод парных сравнений, т. е. по существу последовательный вариант ранговой диадической решетки. Для каждой ситуации было задано по 6 парных выборов, в которых каждая сенсорная модальность была противопоставлена каждой.

Например:

Когда я хочу понять сложный учебный материал,то

В смотрю на текст, подчеркиваю проговариваю вслух А

отдельные слова

А проговариваю вслух записываю прочитанное К

К записываю прочитанное обдумываю значение отдельных слов, фраз Д

Д обдумываю значение смотрю на текст, подчеркиваю отдельные В

отдельных слов, фраз слова

В смотрю на текст, записываю прочитанное К

подчеркиваю отдельные слова

А проговариваю вслух обдумываю значение отдельных слов, фраз Д

 

Метод парных сравнений позволял «зашумлять» выбор той или иной репрезентативной системы. Многократно совершаемый выбор в ходе заполнения опросника позволял испытуемым четче осознать свои сенсорные предпочтения.

Взрослые заполняли опросник либо сами, либо с помощью экспериментатора. Все дети заполняли опросник в присутствии экспериментатора. Предлагалась следующая инструкция: «Опросник описывает различные варианты поведения или реагирования в повседневных ситуациях. Ответы представлены в виде попарного сравнения этих способов реагирования. Выберите, пожалуйста, в каждой паре более соответствующий вам способ поведения и реагирования».

Заполнение испытуемым теста давало последовательность исходов, которая затем подвергалась однозначной количественной интерпретации. Суммарный балл подсчитывался с помощью ключа (буквенного обозначения сенсорной модальности): А — аудиальная; К — кинестетическая, В — визуальная и Д — дигитальная. Ключ устанавливает числовое значение исхода по каждому пункту. Например, за выбор кинестетического варианта ответа испытуемый получает+1по шкале кинестетической модальности. В конце каждого опросника подсчитывается общее количество баллов испытуемого по каждой сенсорной модальности. Суммарное количество баллов задано изначально: 6 парных выборов в каждой из 8 предлагаемых ситуаций (48 х 2) = 96. Каждая модальность встречается в тесте 24 раза, следовательно, максимальная оценка по каждой шкале равняется 24.

В заключение важно отметить, что стандартизованная форма теста сама по себе еще не определяет объективности получаемых данных. Объективный характер процедуры измерений должен быть обеспечен выполнением основных психометрических требований — требований репрезентативности, надежности и валидности. Поэтому одной из наших дополнительных задач стало исследование репрезентативности, надежности и валидности разработанной методики «Сенсорные предпочтения».

 

Методика «Сенсорные предпочтения в семье»

 

Среди методов клинико-психологического исследования личности важное место принадлежит способам изучения ее отношений со значимыми другими. В социальной психологии используются такие методы, как, например, шкалы аттитюдов, отражающие осознаваемый слой отношений. В клинической психодиагностике успешно применяются цвето-ассоциативный эксперимент и «Цветовой тест отношений» (Эткинд А. М., 1980), позволяющие вскрыть также и неосознаваемые компоненты системы отношений.

В то же время наша непосредственная задача — выяснение роли сенсорных предпочтений в формировании семейных отношений — не могла быть решена с помощью известных методов, поскольку ни в один из них не был включен указанный аспект. Итак, возникла необходимость в новой методике, учитывающей сенсорные предпочтения членов семьи. Рассмотрение этого аспекта представляет собой новый методический прием и важно с точки зрения общих вопросов изучения системы семейных отношений.

Методической основой данного исследования является изучение осознаваемых отношений личности к значимым другим. Оно базируется на разделении информации, получаемой от другого человека при взаимодействии, на несколько видов, в зависимости от используемого сенсорного канала. Человек воспринимает:

 

§ визуальную информацию — мимика, позы, жесты, внешний вид партнера по общению;

§ аудиально-тональную информацию — интонации, тембр голоса, скорость речи;

§ кинестетическую — прикосновения и внутренние физические ощущения от контакта;

§ дигитальную — смысл речевого высказывания, значения слов и фраз.

 

Задачей тестового исследования стало изучение конкретных отношений личности к значимому другому, которые основываются на предпочтении того или иного канала связи с ним: визуального, аудиального, кинестетического или дигитального. В соответствии с этой задачей мы выделили 4 шкалы предпочитаемого взаимодействия: по выражению лица; по звуку голоса и интонациям; по тактильному контакту; по смыслу, содержанию речи (приложение 6).

Экспериментальное исследование систем отношений в известной мере затруднено их огромной вариативностью. Для разных людей различны не только характеристики отношений, но и сами их объекты. В связи с этим данный эксперимент был организован так, что испытуемые вначале сами определяли состав значимой для себя системы отношений, а затем описывали ее при помощи опросника «Сенсорные предпочтения».

В данной методике был использован метод парных сравнений. Однако в качестве конструктов выступали не сенсорные предпочтения, а отношения к членам семьи.

Обработка протоколов заключалась в подсчете баллов, которые испытуемый отдал каждому члену семьи: по отдельным каналам и суммарный балл по всем шкалам в целом.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 477. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.037 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7