Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

МАТРИЦА СЦЕНАРИЯ




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

У ваших матери и отца также были состояния Родителя, Взрослого и Ребенка. Они посылали вам сценарные послания из этих трех состояний Я. Принимая такое послание, вы "подшивали" его к какому-то из своих собственных состояний Я. Исходя из этого, Клод Стайнер разработал одну из важнейших моделей ТА – матрицу сценария. Она показана на рис. 13.1.[3]

Рис. 13.1. Матрица сценария

Послания, исходящие из состояния Родителя отца и матери, называются предписаниями ("контрзапретами") и составляют часть содержания вашего Родителя.

Усвоенные путем подражания послания Взрослого родителей или послания "о том, как", адресованные Взрослым родителей Взрослому ребенка, образуют программу.

Послания, исходящие из состояния Ребенка отца и матери, могут быть двух видов: запретительными и разрешительными. Они входят в состав содержания вашего состояния Ребенка.

Схемы матрицы сценария у разных авторов различаются мелкими деталями. Выше приведена ее сводная версия.

Предписания ("контрзапреты")

Первоначально эти послания от Родителя к Родителю были названы "контр-запретами", так как считалось, что они "идут вразрез" с последними. В настоящее время мы знаем, что иногда такие послания в самом деле могут противоречить запретам, но столь же часто могут и подкреплять их или не иметь к ним никакого отношения. Тем не менее первоначальный термин прижился и используется до сих пор.

Контрсценарий представляет собой совокупность решений, принятых ребенком в соответствии с контрзапретами или, попросту говоря, предписаниями. Предписания состоят из указаний о том, что нужно делать или не делать, а также суждений о людях и мире в целом. Все мы получаем тысячи подобных предписаний от родителей и родительских фигур. Вот несколько типичных предписаний:

"Веди себя прилично!"
"Не капризничай!"
"Будь хорошей девочкой!"
"Много работай!"
"Ты должен быть лучшим в классе!"
"Врать плохо."
"Не выноси сор из избы."

Мы используем наш контрсценарий большей частью в положительном ключе, облегчая с его помощью себе жизнь и благополучно вписываясь в общество. Взрослыми людьми нам не нужно думать, прилично ли будет отрыгивать за столом или бросать объедки через плечо; знание об этом уже заложено в нашем положительном контрсценарии. Подобным же образом мы не перебегаем дорогу перед идущим транспортом и не суем руки в огонь.

Тем не менее, у большинства из нас есть несколько контрсценарных посланий, которые мы решили использовать в составе отрицательного сценария. Предположим, в уме у меня крутится Родительское предписание: "Много работай!" Я могу следовать ему, чтобы преуспеть в школе и институте. Я могу продолжать много работать и в своей профессиональной сфере, достигнув благодаря этому высокого положения. Однако благодаря этому предписанию я могу также "сгореть на работе". Ради работы я могу пожертвовать отдыхом, здоровьем и друзьями. Если у меня роковой сценарий, я могу использовать предписание "много работай" для приближения развязки в форме язвы желудка, высокого давления или сердечного приступа.

Существуют пять предписаний, которые играют в контрсценарии особую роль. Вот они:

Будь Совершенным/Совершенной
Будь Сильным/Сильной
Упорно Пытайся
Нравься (другим)
Торопись.

Они называются директивными посланиями или просто директивами (досл. "драйверами", "тем, что ведет" – прим. пер.). Термин "директива" используется потому, что ребенок ощущает настоятельную необходимость следовать этим предписаниям. Он убежден, что пока руководствуется директивой, он ОК. Упомянутые пять посланий входят в контрсценарий каждого человека, но в разных пропорциях. Когда я внутренне прислушиваюсь к директивному посланию, я непроизвольно демонстрирую типичный набор поведенческих проявлений, предписанных данной директивой. Соответствующие пять форм директивного поведения у всех людей одинаковы. Изучая директивные поведенческие проявления человека, можно с уверенностью предсказать некоторые важные черты его сценария. Более подробно мы рассмотрим директивы в следующей главе.

Программа

Программа состоит из посланий о том, как делать то или иное. При заполнении матрицы сценария мы начинаем эти послания со слов "вот как..." Каждый из нас усвоил тысячи таких программных посланий от родителей и родительских фигур. Например, "Вот как...

считают до 10
пишется твое имя
делают кашу
завязывают шнурки
ведет себя мужчина (женщина)
понравиться
стать первым учеником в классе
скрывать свои чувства".

Как и в случае контрсценария, большую часть наших программных посланий мы используем в конструктивном, положительном ключе. Но мы можем нести в себе также какие-то отрицательные программы. Например, мальчик может научиться, подражая отцу, "как трудиться в поте лица, надорваться и умереть молодым". Маленькая девочка может научиться у матери, "как не давать волю чувствам и прожить остаток своих дней в глубокой депрессии."

На схеме матрицы эти отрицательные программы точнее было бы изобразить как послания, которые исходят из зараженного Взрослого родителя и запечатлеваются в зараженном Взрослом ребенка. Многие из посланий "о том, как" также лучше было бы рассматривать в качестве содержания Маленького Профессора (В1) родителя, которое запечатлевается в В1, а не В2 ребенка. Но такие подробности на схеме обычно не указываются.

Запрещения и разрешения

Представьте мать и ее новорожденное дитя. Ухаживая за ним, она может воспроизводить послания, запечатленные в ее состоянии Родителя, например: "Детей нужно защищать. Ребенок ни в чем не должен нуждаться". Большую часть времени она может находиться в состоянии Взрослого, следуя тем приемам ухода за ребенком, о которых она прочитала в книгах. Но что происходит в ее состоянии Ребенка?

Когда мать возвращается в прошлое и припоминает свое детство, у нее может возникать чувство: "Вот здорово! Появился еще один малыш, и с ним можно поиграть!" Обмениваясь поглаживаниями с ребенком, она может испытывать радость подобную той, которую испытывала при обмене поглаживаниями в детстве. Улавливая ее невербальные послания, младенец может заключить: "Мама хочет меня и ей нравится, что я к ней прикасаюсь."

Говоря языком сценария, мать дает своему младенцу разрешения, – в данном случае разрешение существовать и разрешение прикасаться.

Но Ребенок матери может чувствовать и нечто иное: "Это опасно. Появился новый малыш, теперь он наверняка будет в центре внимания. А если оно мне понадобится? Хватит ли на всех внимания?" Воспроизводя эти нецензурированные чувства и потребности времен своего собственного младенчества, мать может быть напугана появлением новорожденного и злиться на него. В глубине своего состояния Ребенка она может захотеть избавиться от младенца или даже убить его.

Скорее всего, она совершенно не будет сознавать этих чувств. В своем сознании и с точки зрения любого внешнего наблюдателя она будет любящей и заботливой матерью.

Но младенец читает ее чувства, как открытую книгу. Тонко различая невербальные сигналы, он улавливает страх и гнев Мамы. Со временем он может прийти к выводу: "Мама не хочет, чтобы я к ней прикасался. На самом деле она хочет, чтобы меня и близко не было".

Эти отрицательные послания, исходящие от Ребенка родителя, служат примерами запретов. В данном случае мы имеем запрет на существование и запрет на прикосновение ("не существуй" и "не прикасайся").

Будучи взрослым, каждый из нас несет в себе определенный набор запретов и разрешений, запечатленных в нашем состоянии Ребенка. Решения, которые мы принимаем в ответ на эти послания, служат основной составляющей фундамента нашего жизненного сценария. Весь этот комплекс из запретов и разрешений в сочетании с принятыми на их основе ранними решениями иногда называют собственно сценарием.

Отличие запрещений/разрешений от предписаний

Как на практике отличить отрицательное предписание от запрета? Или положительное предписание от разрешения? Они различаются в двух отношениях.

(1) Предписания имеют вербальную природу, тогда как запрещения/разрешения (первоначально) довербальны. Если вы прислушаетесь к тому, что происходит у вас в голове, то сможете услышать ваши предписания, произносимые в форме слов. Нередко вы сможете услышать даже, кто именно из родителей или родительских фигур произнес их вам впервые.

Если вы поступите вопреки предписанию и вновь прислушаетесь, то скорее всего услышите вербальную взбучку от соответствующей родительской фигуры.

Напротив, запреты и разрешения не обязательно слышатся в форме слов. Вы воспринимаете их в форме эмоций и телесных ощущений, которые отражаются затем на вашем поведении.

Если вы поступите вопреки запрету, то скорее всего почувствуете физическое напряжение или дискомфорт. Например, у вас может начаться сердцебиение, вы можете покрыться испариной, или у вас засосет под ложечкой. Как правило, вы находите любые поводы, чтобы избежать поведения, нарушающего запрет. Эти поводы могут казаться вам Взрослыми, но на самом деле представляют собой рационализацию.

Допустим, к примеру, младенцем я усвоил от матери запрет "не прикасайся", и принял решение, что от людей лучше держаться подальше. Теперь, уже будучи взрослым, я принимаю участие в инкаунтер-группе. Ведущий предлагает нам закрыть глаза, найти на ощупь какого-нибудь партнера, и узнать, что это за человек, исследуя ощупью его руку. Я покрываюсь легкой испариной и мой пульс учащается. Почувствовав, что кто-то коснулся моей руки, я открываю глаза и говорю: "Хм. Не вижу смысла в этом упражнении. Для чего оно нужно, как вы думаете?"

Иногда запреты также можно услышать в форме слов. Например, человек, усвоивший запрет "не существуй", может вспомнить, как родители говорили ему нечто вроде "И зачем ты только на свет появился!" или "Чтоб ты сдох!"

(2) Запрещения/разрешения даются в раннем детстве, а предписания позже. Запрещения/разрешения относятся к более ранней стадии развития ребенка, чем предписания. Именно с этим связано их различие как "вербального и довербального". Запрещения и разрешения ребенок усваивает в основном до того, как начинает говорить. Точно указать конечную границу этого периода нельзя. Мы нашли, что запреты продолжают восприниматься вплоть шести-восьми лет. Предписания усваиваются в возрасте от трех до двенадцати лет.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 297. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7