Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. Я проснулась рядом с Бейном, когда только начало рассветать, и обручальное кольцо в тусклом утреннем свете красиво мерцало на моём пальце




 

Я проснулась рядом с Бейном, когда только начало рассветать, и обручальное кольцо в тусклом утреннем свете красиво мерцало на моём пальце. Удовлетворение и радость согревали моё сердце, словно тёплый солнечный свет, не позволяя снова заснуть. Стараясь не разбудить Блейна, я накинула халат поверх обнажённого тела и прошла на кухню, чтобы сварить кофе.

Проверив сотовый в надежде, что Ченс мог позвонить, я увидела только несколько пропущенных звонков от Блейна. Это не могло меня не тревожить, но я решила, что стоило дать Ченсу ещё пару часов, прежде чем поднимать панику.

Мне удалось выпить пол кружки кофе к тому моменту, когда мой сотовый вдруг зазвонил. В надежде, что это был Ченс, я поспешила ответить на звонок, даже не взглянув на дисплей:

— Алло?

— Мисс Тёрнер, — ответил незнакомый голос, — это сенатор Кестон.

Моё сердце сжалось, потому что я не имела ни малейшего представления, что собиралась ему говорить.

— Полагаю, тебе уже известно о том, что Блейн решил выставлять свою кандидатуру на выборах? — спросил он снисходительным тоном.

Не в силах подавить дурное предчувствие, я тихо выдохнула:

— Да, известно.

— Прекрасно, — удовлетворённо произнёс сенатор. — Согласна ли ты принять моё щедрое предложение?

Взяв себя в руки, я решилась ответить так, как было на самом деле:

— Я не стану рвать отношения с Блейном. Ни ради вас, ни ради кого-то другого. Я люблю его, а он любит меня.

На линии повисла тишина.

— Понимаю, — наконец произнёс сенатор.

— Я знаю, вы считаете меня недостаточно хорошей, — поспешила продолжить я, — но Блейн так не думает, и, мне кажется, это ему решать, а не вам. Блейн вас уважает, сенатор, и, думаю, ему бы хотелось получить ваше благословение.

— Благословение? — раздражённо переспросил он.

Сделав глубокий вдох, я пояснила:

— Мы с Блейном обручились.

— Вы невероятно наивны, мисс Тёрнер, — процедил сенатор, и от его ледяного тона по моей коже пробежали мурашки. — Мне очень жаль.

На этом звонок оборвался, полностью лишив меня того счастья, которое ещё недавно переполняло моё сердце. Мне не хотелось даже думать о реакции Блейна, когда он узнает, насколько категорично его дядя был против наших отношений.

За то время, которое я потратила на разговор с сенатором, мой кофе успел остыть, и мне, в конечном итоге, пришлось варить новый.

— С каким настроением проснулась моя красавица невеста? — неожиданно спросил Блейн, обняв меня за талию и зарывшись носом в изгибе шеи.

— Всё замечательно, — ответила я, прижавшись к нему спиной. — Только беспокоюсь о Ченсе.

Отпустив меня, Блейн потянулся к полке над моей головой, чтобы взять вторую кружку.

— Из-за чего? — поинтересовался он, вскинув бровь. — Где он сейчас?

— В этом-то всё и дело, — произнесла я, пока Блейн наливал горячий кофе в свою кружку. — Ченс вчера сказал, что должен увезти Люси из города. В том случае если он не позвонит до утра, мне нужно связаться с детективом Уэлсом.

Сделав глоток кофе, Блейн нахмурился:

— Ты уже звонила детективу?

Я покачала головой:

–Только собираюсь.

Блейн взял телефон со стойки и протянул его мне:

— В таком случае, звони.

Я кивнула, понимая, что он был прав, и набрала номер, оставленный Ченсом.

— Могу я поговорить с детективом Уэлсом? — спросила я, когда мне ответил дежурный полицейский.

Меня перевели в режим ожидания, после чего я услышала уверенный голос:

— Детектив Уэлс.

— Здравствуйте, детектив, — поздоровалась я. — Меня зовут Кэтлин Тёрнер. Ваш номер мне оставил мой двоюродный брат Ченс Тёрнер. Он сказал, что вы знаете, как с ним связаться.

— Мисс Тёрнер, — произнёс детектив после короткой паузы, — мне очень жаль, но у меня для вас плохие новости.

Моё сердце опустилось.

— Ченс должен был выйти с нами на связь шесть часов назад, но этого не случилось. Когда в последний раз вы с ним разговаривали?

— Вчера утром, — ответила я, нахмурившись. — Разве у него нет напарника, который находился бы с ним на задании?

— Извините, но я не могу ответить на этот вопрос, — произнёс детектив, заставив меня выдохнуть от безысходности.

— Он хотел увезти Люси из города. Вы уже проверяли «Экстрим»? Возможно, они всё ещё в клубе.

— У нас нет для этого ордера. И если Ченс всё ещё работает под прикрытием, подобные действия могут его скомпрометировать.

— В таком случае, туда пойду я, — в моём голосе слышалась плохо скрываемая досада. — У меня, в любом случае, сегодня ночная смена.

После моих слов последовала значительная пауза.

— Хотите сказать, вы работаете в этом клубе?

— Да, — ответила я, после чего почувствовала, что должна объяснить: — Мне пришлось устроиться в бар, чтобы выяснить обстоятельства исчезновения Аманды Веббер. В убийстве этой девушки обвиняют её парня, а я работаю в юридической фирме, представляющей его интересы. — Технически, я должна была употребить прошедшее время, но решила, что не стоило вдаваться в подробности.

— Подождите, пожалуйста, — попросил меня детектив, после чего прикрыл трубку рукой.

Около минуты я нетерпеливо слушала приглушённые голоса, в то время как за мной пристально наблюдал Блейн, потягивавший свой кофе.

— Мисс Тёрнер, — наконец произнёс детектив, — не могли бы вы приехать в участок, чтобы я мог с вами поговорить?

— Приехать в участок? — переспросила я, посмотрев на Блейна, взгляд которого сразу же стал жёстким. — Мм, конечно. Когда?

— Чем быстрее, тем лучше.

— Ну хорошо, — согласилась я после секундной нерешительности.

— Я поеду с тобой, — произнёс Блейн после того, как я положила трубку.

— Хорошо, — кивнула я, понимая, что с ним мне будет спокойнее. Допив кофе, мы быстро приняли душ, переоделись и поехали в участок.

Уже через час нас провели к детективу Уэлсу, который оказался гораздо моложе, чем я ожидала. На вид я не дала бы ему больше тридцати лет. Худощавый высокий шатен с глазами тёплого карего цвета, одетый в джинсы и серый свитер, под которым просматривалась кобура.

— Мисс Тёрнер? — уточнил он, протягивая мне руку. Кивнув, я ответила на его рукопожатие. — Меня зовут детектив Нейтан Уэлс.

Блейн тоже протянул ему руку и представился:

— Блейн Кирк. Её адвокат.

Брови детектива вопросительно взлетели вверх.

— В адвокате нет необходимости, — натянуто произнёс он.

— Мисс Тёрнер — моя невеста, — пояснил Блейн, и от его слов, казалось, у меня всё внутри засветилось.

— Ах, теперь понятно, — ответил детектив Уэлс, после чего жестом пригласил нас пройти в кабинет.

— Могу я предложить вам кофе или воду? — спросил он, когда мы сели за стол.

— Нет, спасибо, — покачала головой я, и когда Блейн тоже ответил отказом, детектив продолжил:

— В таком случае я перейду сразу к делу. Мисс Тёрнер… — начал он, посмотрев на меня.

— Пожалуйста, зовите меня просто Кэтлин, — попросила я, и детектив кивнул.

— Кэтлин, вы находитесь в уникальном положении, чтобы нам помочь.

— Помочь вам?

— Кроме Ченса у нас больше нет своих людей в клубе «Экстрим», — признался детектив. — Если вы работаете там хотя бы какое-то время, у вас есть существенное преимущество по сравнению со всеми остальными сотрудниками.

Я смотрела на него в ожидании продолжения.

— Когда вы пойдёте сегодня в клуб, мы хотели бы попросить вас надеть прослушку.

Его просьба застала меня врасплох.

— Прослушку? — настороженно переспросила я. — Но я ведь не коп.

— Я понимаю, — согласился детектив, — но вам не стоит волноваться. Вы будете работать как обычно. Возможно, зададите пару вопросов, но на этом всё. Мы будем находиться через улицу и услышим каждое ваше слово.

— А зачем вам нужна прослушка? — нахмурилась я, понимая, что детектив явно что-то не договаривал.

— Мы думаем, что сегодня в клубе появится Дэвид Саммерс, — ответил детектив Уэлс.

— Дэвид Саммерс? — удивлённо переспросила я. — Дядя Мэтта?

Уэлс кивнул.

— Если мы сможем установить его связь с нелегалами, нам удастся повязать всю организацию. Именно над этой задачей работал Ченс.

— Об этом не может быть и речи, — категорично отрезал Блейн. — Вы не можете подвергать опасности гражданское лицо.

— Ей ничего не угрожает, — возразил детектив Уэлс.

— Вы не знаете этого наверняка, — вскинул бровь Блейн. — Это не стоит того, чтобы рисковать.

Я поспешила вмешаться в разговор до того, как детектив что-либо ответил.

— Это поможет найти Ченса? — спросила я, не сводя с него глаз.

— Если мы возьмём Саммерса, существует большая вероятность, что ему известно, где находится Ченс.

Мне оставалось только надеяться, что он говорил правду. Хотя детектив совсем не производил впечатления человека, который стал бы давать пустые обещания. Разумеется, я сильно сомневалась, что эта операция была безопасной, но если моё участие могло как-то помочь Ченсу, у меня не оставалось выбора.

— Хорошо, — согласилась я после минутного раздумья.

— Кэт, не надо… — начал Блейн, встретившись со мной взглядом, но я покачала головой.

— Это моё решение, — тихо произнесла я. — Если есть хотя бы малейшая возможность помочь в поиске Ченса, я должна это сделать.

Челюсть Блейна поджалась.

— Хорошо, — отрывисто произнёс он, после чего с каменным выражением лица повернулся к детективу. — Если она пойдёт в клуб с прослушкой, на ней так же должен быть GPS-трекер.

Детектив Уэлс согласился, и Блейн ободряюще сжал мою руку.

Несколькими часами позже я зашла в неприметный серый фургон за углом клуба для того, чтобы подготовиться к работе.

— Мы будем слышать каждое ваше слово, — заверила меня женщина в форме, прикрепляя маленький микрофон в области груди.

Когда она закончила, я застегнула блузку, чтобы скрыть «жучок».

— А это — трекер, — пояснила она, положив мне в карман маленькое круглое устройство.

— Вы уверены, что будете находиться поблизости? — нервничая, уточнила я, посмотрев на детектива Уэлса.

— Мы вмешаемся сразу же, как только ситуация начнёт обостряться, — кивнул он. — Если почувствуете себя не комфортно, или вам покажется, что что-то пошло не так, просто выйдите из бара и скажите что-нибудь в микрофон.

— Мне это не нравится, — возразил Блейн, стоявший в нескольких шагах от нас с раздражённым выражением лица и скрещенными на груди руками.

Я заставила себя приклеить к губам притворную улыбку в попытке его успокоить, несмотря на то, что сама нервничала, как никогда.

— Всё будет хорошо.

Блейн притянул меня к себе и поцеловал быстрым настойчивым поцелуем.

— Я буду здесь, — тихо пообещал он мне на ухо. — Скажи только слово, и я заберу тебя оттуда.

Его слова успокоили меня больше, чем любые заверения детектива Уэлса. Наши взгляды встретились, и я увидела в его серых глазах обещание меня защитить. Даже если небо упадёт на землю, и разверзнется ад, Блейн найдёт способ меня вытащить. Он доказывал мне это снова и снова.

— Я люблю тебя, — прошептала я.

— Я тебя тоже, — ответил он, проведя пальцами по моей щеке.

Когда я вышла из фургона, на улице уже стемнело. Пройдя через главный вход в клуб, я чувствовала, что обстановка в заведении была более чем подавляющей. Хотя всё это могло оказаться только игрой моего воображения. Мне не давали покоя мысли о Ченсе и о том, что я пришла в клуб с прослушкой.

Джек уже работал за стойкой, обслуживая посетителей, а на сцене заканчивала танцевать Холли. Сняв пальто, я присоединилась к напарнику и потратила около получаса на смешивание коктейлей, прежде чем осмелилась отлучиться, чтобы разведать обстановку.

— Мне нужно принести пару бутылок водки со склада, — уведомила я Джека, на что он только пожал плечами.

Пройдя в коридор, я огляделась по сторонам, не зная, что именно должна была искать. Сначала я заглянула во «Французскую комнату», но она оказалась пустой, и я поочерёдно проверила следующие две двери. Одна из них вела в небольшое складское помещение, а вторая оказалась запертой.

Оглядевшись по сторонам, я пыталась понять, что делать дальше. В коридоре как всегда горел тусклый свет, и тишина казалась более угнетающей, чем когда-либо.

Со стороны запертого помещения неожиданно донёсся настораживающий звук, и мне едва удалось скрыться в кладовой к тому моменту, когда дверь открылась. Осторожно выглянув в щель, я увидела, что в коридор вышла Люси, держа за руку сына, в сопровождении какого-то вооружённого человека. По щекам Билли текли слёзы, а Люси была бледной, как простыня. Никто из них не произносил ни слова, и когда они скрылись за углом, я снова вернулась в коридор.

На этот раз, когда я потянула ручку второй двери, она открылась, и я с грохочущим сердцем увидела лестницу, ведущую вниз. Щурясь в темноте, я начала спускаться по узким ступеням, подумав о том, что сейчас, возможно, было самое время что-то сказать в микрофон, но так и не решилась на это, опасаясь привлечь внимание.

Спустившись в подвальное помещение, я увидела то, что заставило моё сердце пропустить удар.

— Ченс!

Он сидел связанный на цементном полу, опираясь спиной к стене. Его глаза были закрыты, а на голове и лице кровоточило несколько порезов. Я не имела ни малейшего представления был ли он жив, и начинала опасаться самого худшего.

— Ченс, пожалуйста, очнись! — прошептала я, потянувшись к верёвке, стягивавшей его запястья.

Он с трудом открыл глаза, и я чуть не заплакала от облегчения.

— Солнце? — его голос был едва слышным. — Это ты?

— Да-а, — шмыгнула я носом, — это я. — Верёвки оказались затянуты слишком туго, но я продолжала упорно тянуть за узел.

— Мне нужно… идти, — выдавил Ченс, силясь держать глаза открытыми. — Должен спасти… Люси… Они её убьют.

Сумев наконец освободиться от верёвок на запястьях, я принялась распутывать его щиколотки.

— Кто собирается убить Люси? — настороженно спросила я, стараясь не поддаваться панике.

Ченс, казалось, пришёл немного в себя, потому что его слова стали более разборчивыми.

— Я должен её спасти, — сипло повторил он, пытаясь подняться с пола и морщась от явной боли.

Мне это совсем не нравилось.

— Я свяжусь с полицией, — пообещала я, стремясь его успокоить. — Они ей помогут.

Покачав головой, Ченс проскрежетал сквозь стиснутые зубы:

— Они не успеют.

— Успеют, — не уступала я, удерживая его на месте. — Полиция, скорее всего, уже в клубе.

Они определённо должны были слышать, как я произносила имя Ченса и, скорее всего, с минуты на минуту появятся на пороге.

— Люси забрали вместе с Билли, — продолжал настаивать Ченс. — Я должен их уберечь.

— Сядь, — отрывисто попросила я, пытаясь снова прислонить его к стене. — Я пойду, осмотрюсь. Возможно, они всё ещё в клубе. А потом я вернусь за тобой.

— Не надо! — остановил меня Ченс, но его колени подкосились, и он опустился на пол. — Люси…

— Я пойду за ней, — повторила я, отпустив его руку.

— Нет, Солнце, они… — что бы Ченс не собирался мне сказать, слова умерли на его губах, потому что он снова потерял сознание. Наверное, учитывая все обстоятельства, это было не так уж и плохо.

Поднимаясь по лестнице, я опустила голову ближе к микрофону и тихо проговорила:

— Ченс находится в подвале клуба. Его сильно избили. Я видела, как Люси с сыном увели в неизвестном направлении. Сейчас попытаюсь их найти.

После этого я вернулась к тому месту, где видела их в последний раз, и, обогнув угол, застыла на месте. Задняя дверь клуба была распахнута, и на моих глазах Люси затолкнули в фургон. От осознания того, что я пришла слишком поздно, меня затопила паника. Они куда-то собирались её увезти и, возможно, та же участь ждала Билли.

Вспомнив, что у меня в кармане находился трекер, я решила рискнуть в надежде, что полиция могла нас найти. У меня грохотало сердце от страха, но я понимала, что времени почти не оставалось. Без какого-либо определённого плана, я выбежала на улицу и набросилась со спины на ближайшего охранника. Мы повалились на землю, и я, воспользовавшись преимуществом, смогла ударить его головой об асфальт. Тело охранника обмякло под моими руками, и меня почти сразу же оттянули назад. Даже не посмотрев, кто это был, я резко откинула голову, чтобы нанести удар затылком, и услышала болезненный хрип. Руки на моих плечах разжались, и я, ударив нападавшего локтем в грудную клетку, увидела, как ко мне приблизился ещё один охранник. Его кулак пришёлся мне прямо в челюсть, и вместе с обжигающей болью в моём рту почувствовался металлический привкус крови. Прежде чем я успела прийти в себя, в область моего живота нанесли ещё один удар, заставивший меня согнуться пополам.

— Вот бешеная, — прокомментировал кто-то удивлённым и даже забавляющимся тоном.

Мои руки заломили назад, заставив меня выпрямиться.

— У меня с ней осталось одно незаконченное дело, — произнёс Мэтт Саммерс, остановившись напротив меня, и его губы скривились в презрительной усмешке.

Встретившись с ним взглядом, я плюнула ему в лицо, с удовлетворением наблюдая, как с его губ сошла снисходительная усмешка. К сожалению, моё удовлетворение длилось недолго. Он с размаху ударил меня по щеке, отчего у меня потемнело в глазах, и я с большим трудом удержалась на ногах.

В этот момент воздух сотряс выстрел, и стоявший рядом с Саммерсом человек повалился на землю. Оглянувшись, я увидела Блейна, приближавшегося к нам с револьвером в руке. В моём сердце вспыхнула уже почти потерянная надежда, но люди Саммерса начали отстреливаться, и Блейну пришлось укрыться за мусорным контейнером, чтобы избежать потока пуль.

Понимая, что должна была как-то ему помочь, я начала изо всех сил пинаться и кричать, пытаясь отвлечь их внимание.

— Заталкивайте её в фургон, — рявкнул Мэтт, вытирая с лица кровь. Кто-то подхватил меня за руки и оторвал от земли. У меня вырвался крик, и я начала отбиваться ещё сильнее, заставив захватчика выплёвывать проклятия.

— Чёртова стерва! — прохрипел он, ударив меня по рёбрам. Дверь фургона с грохотом за мной закрылась, и я осталась в полутёмной кабине. Подавив спазмы тошноты и выплюнув кровь, я начала дёргать дверь, но она оказалась запертой. Выглянув в окно, я увидела, как Блейн обезвредил ещё двоих человек.

В этот момент из клуба вышел Джек, и я лихорадочно застучала по окну, пытаясь привлечь его внимание:

— Джек! Помоги мне!

Его взгляд удивлённо остановился на мне, и я закричала ещё громче:

— Помоги мне!

Конечно, мы с ним плохо ладили, но я даже подумать не могла, что он оставит меня без помощи. К моему ужасу Джек отвернулся и снова скрылся за дверью.

Задыхаясь от паники, я почувствовала, как фургон тронулся с места, и на моих глазах Блейн упал на асфальт. С криком я колотила по стеклу, дёргала за ручки, пинала ногами дверь — всё, что угодно, только чтобы вырваться наружу к Блейну. Перед моими глазами всё поплыло от слёз, мои руки отказывались мне подчиняться, и я, содрогаясь от рыданий, осела на пол.

Чьи-то руки настойчиво оттянули меня от двери, но я уже больше не могла сопротивляться. Меня обнимала за плечи какая-то девушка. Она что-то тихо говорила, но я её не понимала, не хотела понимать. Мне было всё равно, я знала только одно — я подвела Блейна.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем мои всхлипы утихли. Онемело оглядевшись по сторонам, я поняла, что в фургоне кроме меня находились Люси с сыном и ещё шесть девушек. У меня в голове не укладывалось, как они могли оказаться здесь после недавней облавы полиции. И почему сейчас копы не вмешались? Они должны были знать, где я находилась… Происходившее не имело никакого мыслимого объяснения.

Примерно через пол часа фургон остановился, и я насторожилась в надежде воспользоваться любой возможностью на побег, но как только двери открылись, на нас сразу же направили оружие. Снаружи было темно, тем не менее я видела, что нас высадили где-то в пустынном месте. Вскоре я поняла, что это была взлётная полоса. Когда нас повели к небольшому самолёту, я держалась рядом с Люси, чтобы при возможности помочь хотя бы ей.

Подойдя к трапу, я помедлила, понимая, что, возможно, больше никогда не окажусь на американской земле. Если учесть, что полиция бездействовала, а Блейн был ранен или даже убит… шансов у меня оставалось немного.

Когда мои шаги замедлились, охранник за моей спиной рявкнул что-то на испанском и ткнул меня в поясницу ружьём. Я споткнулась и, не удержавшись на ногах, упала в грязь. Набрав пригоршню пыли, я уже собралась его ослепить, но на моём запястье сомкнулась чья-то рука.

— Не делай этого, — прошептала одна из девушек, склонившись надо мной. Она помогла мне подняться на ноги, настороженно оглядываясь на охрану. — Из-за тебя нас всех убьют. — У неё был сильный акцент, но я хорошо её понимала. Проявив усилие, я заставила себя успокоиться и разжала кулак.

Удерживая меня за руку, девушка помогла мне подняться в самолёт, предназначенный для перевозки грузов. Охранники заставили нас сесть на металлический пол и, не сводя с нас глаз, разместились по лавкам, тянувшимся вдоль стен. Люси не переставала прижимать к себе Билли. Глаза мальчика переполняли страх, но он не издавал ни звука.

Когда самолёт с глухим рёвом, сотрясавшим пол под нашими ногами, поднялся в воздух, мне по-настоящему стало страшно. Куда они могли нас везти? Уже находясь в воздухе, мне начало казаться, что это был всего лишь кошмар, и что я в любой момент могла проснуться в своей кровати рядом с Блейном.

Во время полёта охранники немного расслабились и начали общаться между собой. Воспользовавшись моментом, я опустила руку в карман, чтобы нащупать трекер. Мне не было известно, на какое расстояние его могло хватить, но наличие этого устройства меня значительно успокаивало.

Казалось, прошло не меньше часа, когда одна из женщин неуверенно поднялась на ноги и приблизилась к охране. Как большинство пленниц, она была латиноамериканкой, поэтому мне не удалось понять, о чём она спрашивала. Тем не менее, охранник ответил ей отказом и жестом указал на пол. Женщина снова о чём-то спросила, теперь уже более настойчиво, и охранник, поднявшись со скамьи, ударил её по лицу.

Все девушки вокруг меня не дышали, наблюдая за тем, как упавшую на пол женщину начали пинать ногой. Больше не в силах этого выносить, я поползла вперёд, освобождаясь от рук других девушек, пытавшихся удержать меня на месте. Добравшись до женщины, я притянула её к себе как раз в тот момент, когда охранник плюнул в её сторону. Мне пришла на помощь другая пленница, и мы вдвоём перетянули женщину назад к остальным девушкам. Охранники всё это время не спускали с нас глаз, но вмешиваться не стали.

Пострадавшая женщина ещё долго тихо плакала, прижимая к себе руки, и я очень скоро поняла, о чём она просила. Её брюки с внутренней стороны бёдер промокли, и в воздухе отчётливо чувствовался характерный запах мочи.

После этого никто из нас больше не смел приближаться к охране.

Во время полёта у меня шумело в голове, и болезненно ныли мышцы, но я почти ничего не чувствовала, потому что всё время думала о Блейне и о том, что он мог оказаться убитым.

Через несколько часов самолёт с сильным толчком приземлился, и нас вывели по короткому трапу наружу. У меня не оставалось сомнений, что мы прилетели куда-то в тропики, потому что воздух был раскалённо влажным, и казалось, будто приходилось дышать через мокрую простыню. На коже сразу же проступила испарина, и несмотря на то, что посадочная полоса была окружена джунглями, я не могла не почувствовать солёный запах моря.

Когда мы спустились с трапа, к Люси подошли два охранника, и я с ужасом наблюдала, как у неё забрали Билли. Девушка начала кричать в попытке вернуть сына, тянувшего к ней со слезами руки. Охранники грубо отшвырнули её на землю, но она поднялась на ноги и снова кинулась на них. Понимая, что её могли убить, я подбежала к Люси и оттянула её в сторону.

— Отпусти меня! — закричала она, пытаясь вырваться. — Билли! Они забрали у меня сына!

— Мы вернём его, — понизив голос, пообещала я, пытаясь её удержать. — Но если ты не остановишься сейчас, они начнут стрелять.

Мне пришлось повторить это несколько раз, прежде чем мои слова дошли до её сознания, и она обессиленно повисла на моих руках.

— Мы вернём его, — повторила я, хотя не имела и малейшего представления, как собиралась сдержать своё обещание. — С ним всё будет хорошо. Тебе нужно выжить.

Я действительно не думала, что Мэтт станет убивать собственного сына. По крайней мере, мне на это очень хотелось надеяться.

Вскоре нас загнали в очередной фургон, в котором было жарко, словно в раскалённой духовке. К счастью, мы ехали недолго, и когда нас вывели наружу, моё сердце опустилось от полной безысходности.

Это был квартал трущоб, напоминавший те, которые показывали в фильмах о странах третьего мира. Вдоль узкого проулка тянулись несколько жестяных бараков с занавесками вместо дверей, и, если не считать нескольких коз и кур, на улице было совершенно пустынно.

Когда пальцы Люси сжались на моих, мне стало страшно как никогда раньше. Как нас можно было найти? И будет ли вообще кто-то искать?

Мы были проведены в одну из наибольших лачуг, где нас встретил человек, который, очевидно, был здесь главным, если судить по тому, как к нему все обращались. В какой-то момент я осознала, что это и был тот самый Альварес, о котором рассказывал мне Блейн. Он несколько минут переговаривался по-испански со своими людьми, а потом принялся осматривать девушек. Одних он заставлял повернуться и поднять свитера, других открыть рот, чтобы проверить их зубы. Мне было жутко и унизительно наблюдать за этим процессом, и я с ужасом ждала своей очереди, которая подошла слишком быстро.

— Американка? — спросил Альварес, окинув меня липким взглядом.

Я заставила себя кивнуть, слишком испуганная, чтобы говорить. Его губы скривились в усмешке, от которой по моему телу пробежала дрожь отвращения.

— Распусти волосы, — приказал он, переходя на английский.

Мои руки дрожали, но я подчинилась и стянула с хвоста резинку.

— Замечательно, — произнёс Альварес, окинув меня удовлетворённым взглядом. Он приподнял мой подбородок и повернул голову на бок так, чтобы осмотреть отёкшую щеку. — Хмм, очень жаль, что так случилось, но ничего, это заживёт.

Собрав остатки смелости, я подняла на него взгляд:

— Что вы собираетесь с нами делать?

— Разумеется, заработать на вас деньги, — ответил он без каких-либо сантиментов. — Всех остальных отправят в Рио, но ты с твоими голубыми глазами и золотыми волосами сможешь принести нам гораздо большую прибыль. Богатые арабы любят блондинок. — Он расхохотался, и я отпрянула назад, начиная опасаться, что меня стошнит. — Наверное, это слишком — ожидать от тебя, что ты девственница?

Я просто смотрела на него, не в состоянии что-либо говорить.

— Ах, — Альварес печально покачал головой, — очень жаль. Что поделаешь… американцы и их секс. — Его взгляд опустился вниз, и он схватил меня за левую руку. — Замужем? — Изучив кольцо Блейна, он удовлетворённо возразил: — Помолвлена, но не замужем.

После этого я с ужасом наблюдала, как он снял с моего пальца бриллиант и засунул его в карман. Обручальное кольцо Блейна не продержалось на моём пальце больше суток. Ещё вчера я находилась в безопасности в своей квартире рядом с человеком, которого любила, и всё бы так и оставалось, если бы не этот мерзкий ублюдок, стоявший напротив меня. Это он всё у меня отнял.

При мысли об этом что-то внутри меня надломилось, и я бросилась с криком ярости на Альвареса, вцепившись пальцами ему в горло. Застигнутый врасплох, он пытался разжать мои руки. Вокруг нас поднялся ажиотаж, но я ничего не видела. Всё, о чём я могла думать, это только о том, что хотела его убить.

Неожиданно мои конечности потяжелели, и несмотря на то, что я пыталась этому сопротивляться, моё тело отказывалось мне подчиняться. В замешательстве я заставила себя повернуть голову и увидела, что в мою руку воткнулась игла. После этого я больше ничего не чувствовала.

В течение минут меня бросили на пол смрадной комнаты, и я была не в состоянии сопротивляться, когда меня начали обыскивать. Очень скоро они обнаружили микрофон и вытащили из кармана трекер, раздавив оба устройства сапогами.

Всё казалось болезненно размытым: мои мысли, моё зрение, моя воля. Всякий раз, когда я пыталась вырваться из состояния онемения, ко мне подходил человек с иглой, и я опять проваливалась в темноту.

Когда я снова пришла в себя, мои мысли, на удивление, оказались связными, и ко мне вернулась способность двигаться. После нескольких часов, проведённых в прострации, это состояние стало непривычным.

Опасаясь, что человек с иглой снова вернётся, я с осторожностью приподнялась и огляделась по сторонам, оценивая окружающую ситуацию. Меня держали в какой-то камере или клетке, состоявшей из чёрной стены и решёток. Опустив взгляд, я обнаружила, что на мне всё ещё оставалась моя одежда, несмотря на то, что она была грязной и порванной. В моём желудке урчало от голода, а в горле пересохло от удушающей жажды.

Когда я попробовала подняться, это оказалось сложнее, чем можно было предположить. Что бы они со мной не сделали, это сильно меня ослабило. Не удержавшись на ногах, я снова упала на пол, вскрикнув, когда ударилась коленями о твёрдую поверхность.

Тяжело дыша, я пыталась восстановить силы, когда повернула голову и удивлённо увидела в соседней клетке другую девушку. Она сидела, прижавшись спиной к стене, и её глаза были закрытыми.

— Эй, — хрипло позвала я, щурясь в полумраке.

Девушка не отреагировала, и я снова повторила попытку, повысив голос:

— Эй!

На этот раз она открыла глаза и подняла голову с таким явным усилием, как будто для её шеи это была слишком большая нагрузка. К моему полнейшему шоку я узнала в девушке Люси. Она выглядела просто ужасно. Её глаза опухли, губы кровоточили, а одежда была грязной и порванной.

— Ты знаешь где мы сейчас находимся? — спросила я, вглядываясь в её лицо.

Пожав плечами, Люси снова закрыла глаза, и я осознала, что она всё ещё находилась под воздействием наркотиков. Господи, неужели я выглядела точно так же, как она?

В этот момент справа от меня открылась дверь, осветив клетку тусклой полоской света. Собравшись с силами, я заставила себя сесть, чтобы оказать сопротивление в том случае, если ко мне снова вернулся человек с иглой. Но увидев, кто это был на самом деле, я уже не знала, что мне следовало испытывать — облегчение или ещё больший страх.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 220. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.075 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7