Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Блэр не приехал на 60-летие Победы: что бы это значило?




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

­Необходимо понимать, что финансовые и территориальные претензии прибалтийских государств к России по поводу якобы имевшей место оккупации их Советским Союзом, высказываемые при поощрительном отношении Евросоюза к таким действиям; представление в прибалтийских государствах бывших СС-овцев не как пособников гитлеровского нацизма, а как борцов за свободу своей родины против советской оккупации, опять же при поощрительном отношении Евросоюза; их же требования покаяться за договор СССР с нацистской Германией о ненападении («пакт Риббентропа — Молотова»), согласно секретным приложениям-протоколам[38] к которому Гитлер и Сталин якобы договорились о совместном разделе территорий независимых государств Европы, разположенных между их тогдашними границами; претензии Польши по поводу якобы соучастия СССР в агрессии гитлеровской Германии против неё в 1939 г. и якобы имевшего место уничтожения СССР 15 000 польских пленных офицеров[39]; ультимативные требования режима Грузии о выводе с её территории российских военных баз «прямо сейчас» без учёта интересов обезпечения военной безопасности России якобы дружественным режимом Тбилиси, — это всё не «жере­бячьи взбрыки» молодых буржуазно-либеральных демократий, которые ещё «по молодости лет» не научились себя вести. Это — глобальная политика, направленная на разчленение России как минимум де-факто, если не де-юре.

И возникновение всех этих претензий заставляет обратиться к предъистории Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг.

По поводу пакта «Риббентропа — Молотова» и последующих событий прибалтам претензии надо предъявлять не к СССР и не к России, как его правопреемнице во многих вопросах, а к Великобритании, к которой они претензии не предъявляют ни в чём, поскольку с момента своего возникновения после краха Российской империи буржуазные режимы государств Эстонии, Латвии и Литвы были протеже Великобритании, а во многом и её марионетками.

Только очень забывчивые, невежественные и бездумные люди, а также прожжённые мерзавцы могут не понимать того, что организатором второй мировой войны ХХ века (как и первой мировой[40]) была Великобритания. Именно Великобритания и Франция безпрепятственно позволили гитлеровской Германии нарушить военные статьи версальского мира; именно они позволили Гитлеру:

· ввести германские войска в демилитаризованную после завершения первой мировой войны ХХ века Рейнскую область — левобережье Рейна, которое стало впоследствии плацдармом для нападения вермахта на Бельгию, Францию, Голландию, вместо того, чтобы пресечь этот первый подготовительно-агрессивный акт гитлеризма и уничтожить гитлеровский режим «во младенчестве»;

· возсоздать и развернуть военную авиацию и флот.

Кроме того, именно Великобритания является вдохновителем и автором «мюнхенского сговора», который повлёк за собой оккупацию Чехословакии третьим рейхом при соучастии в этой агрессии якобы «не­винной» Польши.

О соучастии Польши в качестве союзницы гитлеровской Германии в ликвидации Чехословакии все порицающие политику СССР в предвоенный период — и прежде всего сами поляки — предпочитают не вспоминать.

В результате же оккупации третьим рейхом Чехословакии вермахту достались передовая по тому времени и мощная военная промышленность Чехословакии (заводы «Шкода» были одними из мощнейших в Европе и стояли на высоком уровне технической культуры) и немалые (по тем временам) и весьма совершенные вооружения чехословацкой армии. Всё это было употреблено Германией в ходе её последующих агрессий.

В отличие от Великобритании, оказавшей в период мюнхенского сговора давление на Францию и Чехословакию с тем, чтобы они пошли на выполнение требований гитлеровского ультиматума, СССР предлагал Франции, Великобритании и Чехословакии совместно военной силой пресечь агрессию слабой ещё Германии против Чехословакии, но не встретил с их стороны поддержки[41].

Что касается предвоенной Польши, соучаствовавшей вместе с Гитлером в уничтожении Чехословакии, то она была по сути своих устремлений нацистским государством, но в ней не нашлось диктатора, который подобно Гитлеру мобилизовал бы толпу и организовал создание военно-эконо­мической мощи для агрессии против соседей с целью построения Великой Польши от моря (Балтийского) до моря (Чёрного), с составе которой должны были бы оказаться Украина, Белоруссия и некоторые области России[42]. Но и без этого Польша мечтала о совместном походе вместе с Гитлером на восток против СССР и разрабатывала соответствующие военные — далеко не оборонительные — планы. Принять же помощь СССР в случае нападения на неё Германии Польша категорически отказывалась на протяжении многих лет, в том числе и в августе 1939 г., когда СССР вёл в Москве переговоры с военными делегациями Франции и Великобритании о создании в Европе системы коллективной безопасности против возможной гитлеровской агрессии, опасность которой во Франции начали понимать после «мюнхенского сговора».

Великобритания же имитировала понимание ею опасности гитлеризма, по какой причине прислала в Москву якобы для конструктивного ведения переговоров делегацию, не имевшую права на подписание каких-либо определённых военных соглашений, которой кроме того было дано прямое указание тянуть переговоры, не доводя их до практического результата, по возможности до октября 1939 г.

Собственно говоря тупик, в который Великобритания и Польша завели переговоры в Москве о создании системы коллективной безопасности против возможной агрессии гитлеровской Германии, и послужил основанием для того, чтобы руководство СССР приняло предложение Германии о заключении договора о ненападении, разграничении сфер интересов в регионах, примыкающих к их границам (общей границы СССР и Германия в это время ещё не имели).

И.В.Сталин, в отличие от тех, кто верит всем порицающим его за этот шаг, идиотом не был: и наблюдая на протяжении нескольких предшествовавших десятилетий политику Великобритании, Франции и Польши, он имел все основания для того, чтобы быть уверенным в том, что как Великобритания и Франция сдали Гитлеру Австрию[43], Чехословакию, — точно так же в будущем Великобритания сдаст Гитлеру Польшу, Францию, прибалтийские государства, поскольку сосредоточение военно-экономического потенциала Европы под одним командованием было необходимо заправилам Великобритании для уничтожения СССР не только как социалистического государства, но и как государственности Русской многонациональной цивилизации, в которой закулисные заправилы Великобритании видели и видят главную помеху в победном завершении библейского проекта порабощения всех — вне зависимости от того, какая идеология лежит в основе государственной политики России.

Если бы Сталин проявил чистоплюйство и позволил Великобритании сдать Прибалтику Гитлеру, то вермахт оказался бы приблизительно в 200 км от Ленинграда, а его группировки нависали бы с севера над Белоруссией, Украиной, центрально-европейской Россией. Поскольку Гитлер, как он писал ещё в “Майн кампф” (1923 — 1924 гг.), видел в России территорию, населённую биологически неполноценным населением, подлежащую германской колонизации с уничтожением государственности и большей части «лишнего населения», и об этом знали во всём мире, то руководство СССР обязано было защитить свою страну от этой реальной целенаправленно взращиваемой заправилами Великобритании угрозы.

К этому военно-политическому и военно-географическому аспекту проблематики тех лет идеологические особенности СССР и его общественный строй отношения не имеют: так, как повёл себя Сталин в августе 1939 г., в аналогичной политической обстановке обязано было вести любое самодержавное правительство государственности Русской многонациональной цивилизации.

Претензии же некоторой части населения прибалтийских государств к СССР и к России как его правопреемнице за заключение в 1939 г. договора о ненападении с Германией, высказываемые в наши дни, представляют по сути своей запоздалое сожаление о том, что после оккупации Польши Гитлер не оккупировал Прибалтику, вследствие чего предки современных прибалтов не смогли стать союзниками гитлеровцев в войне против Русской многонациональной цивилизации.

Этот же нацистский по его сути характер настроений некоторой части впавшего в идиотизм населения прибалтийских государств, определяющий их политику в отношении представителей нетитульных наций, только подтверждает сказанное.

Может быть выдвинуто идиотское по существу объяснение нежелания Польши сотрудничать с СССР в вопросах совместной обороны в предвоенный период: она якобы отказывалась от того, чтобы пустить советские войска на свою территорию, поскольку якобы предвидела, что это закончится «советизацией» Польши, подобно тому, как это впоследствии произошло в прибалтийских государствах (Литве, Латвии, Эстонии), буржуазные правительства которых допустили советские войска на свою территорию, предоставив им военные базы. На первый взгляд такое объяснение неоспоримо убедительно: дескать, «коварство тирана И.В.Сталина общеизвестно…»

Но для того, чтобы «советизация» свершилась (это касается и Польши, и государств Прибалтики) в этих странах их режимы должны были сами создать объективные предпосылки к «советизации». Таких предпосылок не было в Финляндии, возглавляемой Маннергеймом, и ни фактическое поражение Финляндии в «зимней войне» 1939 — 1940 гг. (пусть оно и далось СССР большой кровью), ни появление в результате этого советской военно-морской базы на территории Финляндии (Ханко — Гангут), ни последующая капитуляция Финляндии как гитлеровского союзника в 1944 г. — не привели к её «советизации».

И если правящая великопольская “элита” в 1939 г. боялась «советизации» больше, чем боялась Гитлера, и потому не шла на заключение договора с СССР о совместной обороне от гитлеровской Германии, то это говорит о том, что объективные предпосылки к «советизации» Польши она же сама и создала[44]. И состояли они в том, что жизнь в СССР для простого трудящегося человека была лучше, чем в Польше: доступность образования и медицинской помощи, пенсионное обезпечение по старости и инвалидности в СССР к 1939 г., возможности личностного развития и профессионального роста, реально доступные простому человеку, были гораздо выше, нежели в Польше; выше был и уровень потребления, реальные доходы — не для “элиты”, а для большинства трудящегося люда.

То же касается и государств Прибалтики, в которые советские войска были введены по договорённости с их легитимными буржуазными правительствами. После ввода советских войск на их территорию в прибалтийских странах действительно произошли народные волнения и в них установилась Советская власть, которая и приняла решение обратиться к руководству СССР с просьбой о принятии Эстонии, Латвии, Литвы в состав СССР, что и произошло в августе 1940 г. Т.е. юридически вступление прибалтийских государств в состав СССР — чистое дело: смена власти и общественного строя — внутренне дело народа каждой из них; просьбу о вступлении в состав СССР — выдвигала местная Советская власть, признаваемая в то время если не всем народом, то достаточно широкими слоями национальных обществ, которые возлагали на неё свои надежды на лучшее будущее.

Что касается закулисной стороны вопроса — «подрывной деятельности СССР против буржуазных правительств прибалтийских государств»[45] и поддержки (как минимум морально-психологическая) инспирированных народных волнений Советской армией — то это явления того же качества[46], что и «бархатные» революции наших дней в государствах бывшей Югославии, в Грузии, на Украине[47], в Киргизии, которые европейские гуманисты и интеллектуалы признают вполне легитимными. Разница только в том, что «подрывная деятельность» СССР в государствах Прибалтики была мотивирована иной идеологией, но разсмотрения сути идеологий и политической практики социализма и буржуазного либерализма критики СССР и России как его правопреемницы избегают: для них это неприятная — в силу разоблачительности — тема.

Не надо забывать и того, что те же самые буржуазно-либеральные государства Прибалтики, а также (и в особенности) Польша, на протяжении всего своего существования были территорией, с которой велась подрывная, разведывательная и вооружённо-диверсионная деятельность против СССР.

Т.е. анализ исторических событий при исключении из разсмотрения различий общественного строя и государственной идеологии показывает, что чисто юридически не было ни оккупации, ни аннексии прибалтийских государств Советским Союзом.

Если же разсматривать вопрос не формально юридически, а по сути, то надо разсматривать и идеологии, которые лежали в основе внутренней и глобальной политики СССР и внутренней политики прибалтийских государств (глобальная политика в то время и ныне — вне их компетенции):

Простонародье в государствах Прибалтики в 1939 — 1940 гг. устало от своего доморощенного капитализма и демократии для буржуев, и хотело социализма, поскольку простонародье в СССР жило лучше, чем в независимых государствах Прибалтики. И значительная часть политически активного населения прибалтийских государств — трудящегося простонародья — в 1940 г. действительно хотела установления Советской власти и социализма, вступления в СССР, что и было осуществлено практически.

Но в обществах государств Прибалтики были и противники социализма и Советской власти, которые тоже были деятельны. И их деятельность в период становления новой государственной власти и нового общественного строя в прибалтийских республиках СССР не могла не вызвать репрессий, в том числе и не всегда уместных и справедливых, что имело место с момента их вступления в состав СССР до начала гитлеровской оккупации Прибалтики. И не надо дурить людям головы: в этот период в Прибалтике была не национально освободительная борьба против советской оккупации, а борьба некоторой части населения против идеалов социализма как такового за возстановление либеральной демократии для буржуев и за становление своего доморощенного нацизма, вследствие чего эта часть населения видела в Гитлере освободителя и активно шла на сотрудничество с нацистами, продолжая делать то, что делала ещё до заключения СССР и Германией договора о ненападении.

При этом надо понимать, что в СССР на протяжении всей его истории никогда не было общенародного социализма, а шла борьба его сторонников с приверженцами мафиозного масонско-бюро­кра­ти­ческого социализма. И масонство, теряя с начала 1930‑х гг. свою власть над обществом в СССР, гадило везде и всюду, в том числе саботируя и извращая политику государства и его правоохранительных органов так, чтобы вызвать недовольство именно широких масс простых тружеников.

Это имело место и в прибалтийских республиках СССР и способствовало тому, что с началом гитлеровской оккупации (которая действительно имела место, в отличие от придуманной советской) некоторая дополнительная часть прибалтов переметнулась на сторону гитлеровцев и оказала им добровольную деятельную поддержку как в тылу, так и на фронте. Часть гитлеровских пособников при разгроме гитлеровцев Советской армией не успела бежать вместе с ними и продолжала вести вооружённую борьбу против социализма и Советской власти как таковых на протяжении нескольких лет после завершения Великой Отечественной войны, но и это к национально-освободительной борьбе против СССР не имеет отношения, поскольку идеологии в жизни народов преходящи и в одном и том же народе в одно и то же время есть приверженцы разных идеологий.

То обстоятельство, что в СССР после 1953 г. победил масонско-бюрократический, а не общенародный социализм, вызвало разочарование реальным социализмом не только прибалтов, но и всех народов СССР: именно поэтому распад СССР сопровождался сменой общественного строя во всех постсоветских государствах, ни одно из которых (включая и Россию) не является преемником СССР в деле сохранения в нём социализма с целью дальнейшего развития общества по коммунистическому пути.

И именно это разочарование широких народных масс в практическом социализме привело СССР к краху в 1991 г. Но история становления масонско-бюрокра­ти­ческого социализма и его краха в послевоенный период к событиям 1939 — 1941 гг. никакого отношения не имеет: и за то, что произходило в СССР после 1945 г., прибалты несут такую же историческую ответственность перед предками, потомками и Богом, как и все другие народы СССР.

* * *

Нежелание же разсматривать вопрос о том, чем отличаются друг от друга:

· либерально-буржуазный капитализм под властью мафиозной диктатуры ростовщичества и его идейных вдохновителей,

· мафиозный социализм в масонско-бюрократической интернацистской[48] версии (бывший в СССР и большинстве других стран социалистического лагеря за изключением Северной Кореи и Китая),

· мафиозный «СС-овско»[49]-бюрократический социализм в нацистской версии (образец которого явил Гитлер в третьем рейхе),

· общенародный социализм (так и не состоявшийся в прошлом ни в СССР, ни где-либо ещё),

— позволяет в наши дни представить прошлую историю невежественным и бездумным субъектам так, будто СССР как государственность Русской многонациональной цивилизации был поработителем свободолюбивых народов Прибалтики, Польши и других государств Восточной Европы, а постсоветская Россия якобы наследует СССР в качестве нераскаявшегося и потому потенциально опасного будущего агрессора и поработителя всех соседних с её границами народов.

Такого рода выверты с подменой одних общественных явлений другими, которые делают “разоблачители” политики СССР в предвоенный период, необходимы в библейской глобальной политике для того, чтобы:

· с одной стороны, — запугать европейского обывателя Россией, озлобить его против России и мобилизовать его на борьбу с «русским империализмом», якобы стремящимся поработить весь мир;

· с другой стороны,

Ø посеять в одной части населения России комплекс вины и тем самым деморализовать его,

Ø озлобить и настроить другую часть населения и против Зарубежья, и против правящего в России режима, не способного дать в своей политике достойный отпор зарубежным клеветникам.

И то, и другое, и третье, как предполагают заправилы библейского проекта, позволяет безпрепятственно проводить политику, направленную на окончательное уничтожение Русской многонациональной цивилизации теми или иными средствами.

* *
*

И если помнить предъисторию второй мировой войны ХХ века и понимать библейскую глобальную политику, то становится понятным, почему премьер-министр Великобратании[50] наших дней Тони Блэр не приехал в Москву на празднование 60-летия Победы над гитлеровским нацизмом:

Британское масонство по-прежнему верно тому политическому курсу, который был реализован им в «мюнхенском сговоре», и потому сокрушительный разгром гитлеровской Германии в 1945 г. при сохранении и усилении Советского Союза как великой державы на последующие 40 лет мировой истории и сопутствующий крах де-юре Британской империи[51] — для них не то событие, 60-летие которого следует торжественно и радостно отмечать. Всё остальное[52] — благовидные отговорки для профанов, весьма далёкие от сути реальной глобальной политики транснационального масонства и его заправил.

Если обратиться ко временам «мюнхенского сговора», то вопрос о гарантиях культурного своеобразия и дальнейшего развития культуры судетских немцев в Чехословакии и вопрос об уничтожении государственности Чехословакии и последующем порабощении славянского населения этой страны третьим рейхом — два разных вопроса. Но заправилы Великобритании в 1938 г. этого различия видеть не пожелали и в «мюнхенском сговоре» сдали чехов и словаков в рабство Гитлеру, при этом вынудив Францию нарушить свои союзнические обязательства перед Чехословакией[53].

Вторая мировая война ХХ века была начата умышленно в Европе не подписанием в Москве 23 августа 1939 г. пакта «Риббентроп — Молотов» СССР и Германией, и не нападением Гитлера на Польшу 1 сентября 1939 г., а подписью премьер-министра «Великобра­тании» Невила Чемберлена под договором с Гитлером в Мюнхене о ликвидации Чехословакии, что произошло 30 сентября 1938 г.

И неполномочную военную миссию в Москву летом 1939 г. для ведения «как бы переговоров» посылал тоже он — организатор второй мировой — Невил Чемберлен — для того, чтобы столкнуть в войне Германию и СССР, в которой они бы обезкровили друг друга, и в них бы рухнули режимы, не поддерживающие либерально-буржуазную модель организации жизни общества[54]; если бы воюющие стороны вступили в такую войну, то после того, как они обезкровили бы друг друга, Великобритания продиктовала бы им мир и установила бы в обоих государствах приемлемые для её закулисных заправил режимы. Однако именно под руководством И.В.Сталина этот сценарий был сорван, за что следует быть ему благодарным.

То, что Польша, Франция и Великобритания оказались в состоянии войны с гитлеровской Германией раньше, чем Советский Союз; то, что Польша и Франция были оккупированы Германией, а судьба Великобритании висела на волоске вплоть до 22 июня 1941 г., — это были неожиданности, неприятные для британских и польских организаторов второй мировой войны ХХ века, которые возникли вследствие того, что политика “элиты” этих стран была направлена против Промысла Божиего, а простонародье было безучастно к этому факту. Но это всё — закономерный результат их политики на протяжении всего периода мира между двумя мировыми войнами ХХ века[55].

Если оценивать сам советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939 г., то для СССР он принёс минимально возможную пользу:

· изключил войну один на один со всей континентальной гитлеровской Европой;

· создал условия для передвижения государственной границы подальше на Запад и обезпечил её более выгодную конфигурацию;

· обезпечил почти автоматически войну СССР в составе антигитлеровской коалиции против гитлеровской Европы в случае начала Гитлером войны против СССР.

К сожалению, Германия не возпользовалась возможностями, которые открывал перед нею договор с СССР: в результате погибло 9 миллионов немцев, Германия 10 послевоенных лет лежала в развалинах, спустя полвека в ней по-прежнему культивируются извращённые представления об истории возникновения и течения первой и второй мировых войн ХХ века, зачинщиком, но не организатором которых она действительно была, что создаёт разнородные нравственно-этические и психологические проблемы в самой Германии[56].

А главная возможность, которая была потеряна народами Германии и СССР в результате политики Гитлера и подстрекавших его закулисных заправил Великобритании, — совместное мирное сосуществование, направленное на переход в границах СССР и континентальной Европы (для начала) от мафиозного социализма в двух его модификациях[57] к социализму общенародному, в котором нет места паразитизму каких-либо меньшинств на труде и жизни большинства.

По сути это позволило бы сначала Евразии, а потом и остальному человечеству вырваться из плена заправил библейского проекта порабощения всех. И в этом ещё одна причина ненависти библейцев к договору о ненападении 1939 г., заключённому Германией и СССР. Для того, чтобы эта правда не открылась и не стала всеобщим достоянием, лояльными библейскому проекту историками, журналистами и политиками поддерживается культ порицания этого договора.

Возможность развития Германии и СССР на принципах взаимопомощи видели в то время многие немцы, и потому для тех немцев, кто ориентировался на неё и для кого подписание Советско-Германского договора 23 августа 1939 г. было радостью[58], 22 июня 1941 г. стало жизненной катастрофой не только благодаря Гитлеру, но и благодаря Невилу Чемберлену и закулисным кукловодам обоих публичных политиков.







Дата добавления: 2015-06-29; просмотров: 423. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.031 сек.) русская версия | украинская версия