Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

От автора Дж.Фрост 5 страница




Это вернуло меня к разглядыванию потолка. Я знала наизусть каждое сногсшибательное пятнышко на нем. В этот час пары в доме начинали становиться активнее, и попытки отключиться от всех этих звуков только подчеркивали мое одиночество. Я была так поглощена попытками игнорировать любые рычащие и скрипящие звуки, что мне потребовалось несколько минут для того, чтобы понять, что некоторые из них доносились из соседней комнаты.

При этом я пулей вылетела из постели, прижалась ухом к стене и напряженной прислушалась. Сукин ты сын, вот оно! Ох, приглушенное, конечно. Очень тихое, но определенно женское частое и тяжелое дыхание перемешивалось со стонами Кости.

Как будто во сне я увидела себя спокойно берущей свой нож, проходящей небольшое расстояние до его комнаты и пинком срываю дверь с петель.

— Какого черта?

Кости лежал в постели. Один, наверное, он или шлюшка услышали, что я иду. Его покрывало было смято, а телевизор включен, но я сосредоточила внимание на поиске своей добычи.

— Где она?

Взгляд Кости упал на нож в моей руке, а затем на выломанную дверь у моих ног.

— Ты вообще рассудок потеряла?

— Будем играть в это таким образом? Прекрасно.

Я бросилась вперед, проверяя под кроватью. Ничего. Тогда я распахнула дверцы шкафа, своим напором срывая одну. Там были предметы домашнего обихода, но никто не прятался в шкафу. Когда я направилась в ванную, Кости, скрестив руки на груди, наблюдая за мной с чем-то большим, чем намек на гнев.

— Не желаешь сыграть в «горячо или холодно»? Позволь мне дать тебе подсказку: ты замерзла.

Я одарила его злобным взглядом и проверила ванную, так или иначе, не спуская настороженного взгляда с двери спальни. Никакая сучка не прокрадется мимо меня. Должно быть, вампир или гуль, потому что я не слышала сердцебиения, помимо собственного.

Никого не было в ванной. Или в бельевом шкафу, который выглядел слишком маленьким, но я все равно проверила. Я даже опрокинула плетеную корзину для белья. Только одежда. Тогда я снова обошла кровать, ища любое потайное место, которое могла пропустить.

— Теплее, милая.

Большая стенка стояла лицом к кровати, и в ней были закрытые секции. Кости кивнул в этом направлении, и я усилила хватку на ноже.

— Если кто-то может настолько себя сдавить до маленького размера...

— Ты в огне.

Для того, кто только что был пойман на измене, Кости не казался виноватым или извиняющимся. Вместо этого он был сердит и больше чем немного испытывал отвращение.

Я двинулась в сторону мебели. Шум вновь начал исходить оттуда. Охи, стоны, дыхание. И тогда я посмотрела на телевизор. Что...?

— Ты смотришь порно? — Я повернулась к нему с начинающим закрадываться сомнением.

— Присмотрись, — сказал он с суровостью в голосе.

Я мельком взглянула на телевизор, прежде чем с удивлением уставилась на обнаженного мужчину.

— Ты воспроизводишь старое домашнее видео с собой? Ты больной...

— Осторожнее, — теперь голос Кости был подобен кнуту. — Вновь выдвинешь мне ложное обвинение, и я перегну тебя через колено.

Я выпрямилась с негодованием.

— И все же я попробую, ты предающийся порно-воспоминаниям извращенец...

Некоторые вещи время и близкое знакомство не в силах притупить. Когда я делала свое ядовитое заявление, мне должно было прийти в голову, что Кости никогда не блефовал. Никогда.

Я оказалась на кровати лицом вниз и с набитым одеялом ртом прежде, чем смогла даже взвизгнуть. Хлоп! Тяжелый шлепок опустился на мою задницу. Затем Кости перевернул меня и схватил за запястья, перемещаясь так, что его лицо оказалось в нескольких дюймах от моего.

— А теперь, возможно, ты позволишь мне объяснить. Если бы у тебя была хоть малейшая унция доверия, ты бы сделала это раньше. Вместо этого, несмотря на мои неоднократные обещания, ты подумала, что я трахаю другую женщину у тебя под носом. Или, в лучшем случае, развлекаю себя видеофильмами с участием прошлых любовниц. Я убивал людей и за меньшее оскорбление, но поскольку ты моя жена, то все, что ты получишь — больное место на заднице. А теперь посмотри на девушку в телевизоре, Кэтрин!

Кости использовал мои волосы, чтобы наклонить мою голову. Не имея множества других вариантов, я уставилась на экран. Хм, рыжие волосы, фигура. Минуточку...

— Это я!

Кости скатился на кровать, встряхнув головой.

— Это, милая, было среди DVD-дисков, которые дала мне Дениз. Так что единственное преступление, которое я совершил сегодня вечером, это смотрел с вожделением на свою собственную жену. Отклоняясь от темы, скажу, что обнаженной ты абсолютно ошеломительна. Я думал сказать тебе то же самое вчера вечером, но множество объектов, бьющих по лицу, отвлекли меня.

Я все еще была растянута на кровати, и да, моя задница болела. Кости ударил с силой. В течение нескольких моментов изумления я не могла решить, была ли я сердита на него за то, что он посмел отшлепать меня, раскаиваюсь из-за ложного обвинения в супружеской измене или же польщена его последним комплиментом.

Мой стон заставил меня вернуть свое внимание к телевизору. Я вспыхнула. После импульсивного создания этого видео во время нашей водной прогулки в Париже, я не смотрела его. Честно говоря, в связи с происходящим я вообще забыла об этом. Черт побери, это было графично! Мы были похожи на парочку сведенных с ума коксом порнозвезд.

— Я не хочу, чтобы ты это видел, — сказала я, стараясь избавить себя от сильного румянца.

Кости приподнял бровь.

— Почему нет?

— Потому что!

Я собиралась выразить свое возражение более разумным способом, когда кое-что новое на экране бросилось мне в глаза. Я сузила глаза.

— Минуточку. Этого здесь быть не должно. Я попросила тебя выключить камеру, и ты сказал, что выключил ее!

Кости засмеялся над этим и переместился к телевизору, поставив видео на паузу.

- Нет, на самом деле я этого не сделал. Признаюсь, перематывал эту часть несколько раз. Ты говоришь: «Я не буду делать это при работающей камере», и я отвечаю: «Я не позволю гребаной камере мешать нам делать что-либо». Тогда я иду к камере, нажимаю на кнопку, возвращаюсь и говорю: «Ну вот. Теперь ты чувствуешь себя лучше?». Ах, и, кажется, ты действительно почувствовала себя лучше, дорогая. Но на самом деле я нигде действительно не подтверждаю словом, что отключил ее.

Мой рот открылся еще шире. Кости для выразительности постучал по экрану.

- Мы перемотаем, если хочешь. Я не против.

Не имело значения, что человек, смеющийся надо мной, технически не был тем, кто меня обманул.

- Ты подлый ублюдок, ты знал, что я думала, будто она выключена! - распалялась я.

- Сейчас, Кэтрин, я не могу вспомнить о принятии такого решения, но позволь мне заверить тебя, что я подтверждаю его. И с гордостью буду отстаивать свое решение.

Этот блеск в его глазах вернулся. Тот, который говорил, что Кости рассматривал тысячу грязных вещей, и я хотела бы их все. С опозданием мне пришла в голову мысль, что он обнаженный. Как я могла пропустить такое? Наличие битой задницы, а затем и просмотр порнофильма с собой в главные роли были двумя основными причинами.

Неспособная справиться с этим, я окинула его долгим взглядом. Боже мой, он был великолепен. Его сливочная кожа, покрывающая крепкие мускулы, прикосновения к которым не могли надоесть. Эти широкие плечи, сильные руки, грудь, плоский живот и, конечно, то, что ниже...

— Ты продолжаешь смотреть на меня, облизывая губы, и у меня складывается определенное впечатление, — сказал Кости шелковистым тоном. — Является ли это впечатление неверным?

Я облизывала губы? Ну, кто мог обвинить меня в этом?

— Прости, я не хотела отыметь тебя взглядом. Это, эм, просто прошло больше недель, чем я могу сосчитать, так что… — Прекрати говорить! Я внутренне застонала. Это похоже на словесную диарею.

— Недели? — Это приподняло брови Кости еще выше.

Я вздохнула и попыталась удержать свой пристальный взгляд выше его талии.

— Я не поправила твое ложное предположение раньше, ну, потому что безумно злилась.
Мы с Владом никогда не занимались сексом. Мы спали вместе, но как друзья, не более того. Так что да, прошли недели с того момента, как мы с тобой были вместе в последний раз.

Кости выключил телевизор, и теперь я заполучила все его внимание.

— Прежде всего, спасибо, что сказала. Я, конечно, считал иначе из-за того, что Чарльз сказал мне о прерывании вас двоих в постели.

— Единственным, что прервал Спейд, был сон, — сказала я, пожимая плечами. — Но он, конечно же, не пришел к такому выводу.

— Я бы тоже, — сказал Кости, его голос звучал почти так, как если бы он мне не поверил.

— Ну да, я не спала с Владом, потому что он не ты.

Как только я произнесла это, то захотела забрать слова обратно. Эти слова были слишком честными и, по-своему, обнажали больше, чем видео, которое он только что смотрел.

— Плюс, я не так проста. — Фальшивый, прерывистый смех. — Тебе пришлось ждать месяцы прежде, чем ты впервые заполучил меня в постель, что, вероятно, является рекордом воздержания для тебя.

Кости все еще ничего не сказал. Он просто стоял и смотрел на меня. Лунный свет заглянул через окно, лаская светом некоторые части его тела, остальные оставались скрыты тенью.

Я должна была уйти прежде, чем скажу что-нибудь еще, о чем буду сожалеть. Я скатилась с кровати.

— Я сожалею о твоей двери, и твоем шкафе, и...

— Вернись в постель.

— Что?

Кости подошел ближе.

— Вернись в постель. Мне надоело метаться, я не в силах уснуть, потому что слышу тебя, но ты так далеко. Прошло всего пять ночей, но они ощущаются как гребаный год. Я не прошу секса, Кэтрин. Я просто хочу обнимать тебя, пока сплю.

Я сказала себе, что это меньшее, что я могу сделать после того разгрома, что устроила в его комнате как сердитая Женщина-Халк, обвиняя его в неверности. Плюс я только что призналась в ночевке с Владом, поэтому будет мелочно отказывать Кости в той же самой просьбе. Но ни одна из этих причин не была той, по которой я в действительности кивнула и забралась под одеяло. В глубине души мне было необходимо ощущать его руки вокруг себя. Прошедшие несколько недель, в которые я была эмоциональным бездельником, истощили меня и физически, и морально. Сейчас же, перспектива быть в объятиях Кости звучала как единственное, что поможет мне пережить ночь, не говоря о том, что еще может произойти с нами в будущем.

После того, как я устроилась на кровати, я опустила свой нож на тумбочку. Он был в моей руке все это время; настолько я была сумасшедшей. Кости улыбнулся, а затем забрался в кровать, надежно обхватывая меня сзади. Наши тела были разделены только моей пижамой, и ощущение Кости, прижимающегося ко мне, наполняло меня самой странной смесью комфорта, сильного желания и полной безопасности. Это было ничем не похоже на то, что я испытывала, ночуя с Владом. Это проникало глубже во всех смыслах.

— Я рад, что ты не стала спорить со мной, — сказал Кости глубоким низким голосом, когда опустил голову рядом с моей. Он не понимал этого, но мы лежали точно так же, как засыпали прежде бесчисленное количество раз; я в его руках, а его тело изогнуто вокруг моей спины. Мои эмоции все еще могли быть в суматохе, но мышечная память, казалось, вступила во владение. Удовлетворенность прошла через мои конечности, расслабляя мое тело так, как я бы подумала всего несколько минут назад, в принципе невозможно.

— Я устала бороться с тобой, — ответила я, удивленная тем, что слова прозвучали с сонной медлительностью. Когда я закрыла глаза? И почему открыть их внезапно стало невозможно?

— Хорошо. — Нечто, что могло быть или губами Кости, или его пальцами, коснулось моей шеи. — Это все, чего я хочу сейчас, но завтра вечером, Кэтрин, я собираюсь соблазнить тебя.

Я испустила сонный смешок от прямоты Кости, не говоря уже о его самоуверенности.

— Это предупреждение?

Теперь я была уверена, что это были губы, потому что Кости сделал это снова, только медленнее и более сознательно.

— Обещание.

***

Когда я проснулась, Кости уже ушел. Должно быть, я действительно вырубилась. Недолго оставаясь в постели, я вдыхала его запах, хранившийся на простынях, и задавалась вопросом, чем он занимался. Дзен-медитация или изнурительная борьба для того, чтобы проверить свое мастерство? Возможно, и то, и другое. Говоря о мастерстве...

Его вызов прошлой ночью вытряхнул меня из моей лености. Если Кости приступает к выполнению чего-либо, он достигает этого. Добавьте к картине ослабевающую силу воли, и я с таким же успехом могу, распластавшись, ждать его. Мысль о том, чтобы заниматься с Кости любовь, вызывала смешанные эмоции. Несомненно, это всегда было великолепно, но как я и сказала ему, тогда мы любили. Мне не хотелось, чтобы секс со мной был для него одним огромным зевком, и Кости никогда не признается, если будет разочарован. Если бы только у него не было такого количества других женщин, с которыми можно сравнить меня.

Было несколько способов, при помощи которых я могла справиться с этим. Во-первых, мучиться в постоянном воздержании. Никакого секса, никаких страхов на тему того, был ли он хорош для Кости. Это не представляется возможным, поэтому я отказалась от этой идеи. Во-вторых, подождать, пока любой секс станет великолепным. Никто не сделает первый дождь настолько ценным, как долгая засуха. Это, опять же, не казалось подходящим вариантом. Еще несколько ночей сна с обнаженным Кости, и я сама уложу его в позу парящего орла. Плюс, это не вело к близким отношениям, что и было целью.

Замечательно, значит, остается третий вариант. Это будет больно.

Я вернулась в свою комнату, приняла душ, оделась, а затем двинулась вниз. Дробь звучала в моей голове, я чувствовала себя так, будто направлялась на расстрел.

— Аннет.

Мой слишком веселый голос заставил ее настороженно поднять голову. Женщина попивала чай в гостиной вместе со Спейдом и Дениз.

— Кэт, — ответила она.

— Мы с тобой никогда не общались, — продолжила я с сияющей улыбкой. — Как насчет того, чтобы я взяла немного вина, и мы устроили небольшой пикник во дворе, только ты и я, а?

Теперь Аннет была более чем настороженной. Она бросила на Спейда пристальный взгляд, в котором явно читался призыв о помощи. Тем не менее, Аннет была кем угодно, но не трусихой.

— Я уверена, что это было бы замечательно... если ты настаиваешь.

— Договорились! — Я сверкнула еще одной широкой фальшивой улыбкой. — Вино красное или белое?

У Аннет вырвался сухой смешок.

— Действительно, дорогая, а ты как думаешь?

— Значит красное. Увидимся через двадцать минут? Позади бассейна есть хорошее тенистое дерево. Я все устрою там.

Аннет снова взглянула на Спейда, но он просто пожал плечами, как бы говоря: " Я чертовски без понятия, что там у нее на уме".

Дениз смотрела на наш диалог, недоверчиво наморщив лоб. Когда я направилась в другую комнату, чтобы заказать напиток и еду, подруга последовала за мной.

— Все хорошо? — спросила она.

- Знаешь, что нужно делать в первую очередь, когда планируешь какую-нибудь операцию? - сказала я, пытаясь привести в движение свой разум. - Полевые исследования

Карие глаза Дениз расширились с пониманием, а затем она рассмеялась.

— Я собиралась предложить пойти с тобой, но думаю, что буду держаться от этого подальше. Мои дни полевых исследований закончились.

— Да, что уж. Я думала, что и мои тоже.

 

***

Аннет возлегала на одеяле так, словно это был бархатный помост. Даже нахождение на открытом воздухе не умаляло ее утонченную ауру. С таким же успехом она могла бы находиться в самом шикарном ресторане и ожидать своего следующего хрустального бокала с шампанским, а не на земле, где между ней и грязью находится только одеяло.

— Ладно, Кэт. Ты вывела меня на эту ужасную жару, чего ты хочешь? — сказала Аннет, выпив содержимое своего первого бокала.

Я сделала здоровый глоток вина прежде, чем ответить.

— Я собираюсь сегодня заняться сексом с Кости, поэтому хочу убедиться, что у меня все схвачено.

Бокал едва не выпал из руки Аннет.

— В самом деле?

— Ты не приглашена присоединиться, — любезно продолжила я. — Мне хотелось бы, чтобы ты сделала великодушный жест, Аннет. Ты единственная, кто не извлечет личного удовлетворения из этого.

Обе идеальные брови Аннет поднялись.

— То, что ты говоришь, не имеет смысла, дорогая.

— Хорошо, я буду кратка. Никто не знает о Кости больше тебя, и я хочу, чтобы он был счастлив. Так как у него нет любви, к которой можно обратиться в случае, если секс со мной обыденный, я хочу убедиться, что нажимаю на его правильные кнопки. Итак, ты поможешь мне или нет?

На несколько мгновений Аннет потеряла дар речи, прежде чем громко и весело рассмеяться.

— Ох, Кэт! Ты этого не понимаешь, но сейчас ты в точности как Криспин. Это именно то, что он будет делать в подобных обстоятельствах.

— Это что, "да"?

Женщина подавила смех, но блеск все еще был в ее глазах.

— Наиболее эффективным методом обучения является демонстрация.

- В тот день, когда у меня отрастут причиндалы. - сладко сказала я. - Только устно. Да или нет?

— Да. — Губы Аннет продолжали дергаться. — Начинай. Расскажи мне, что вы двое обычно делаете, и я скажу, чем вы пренебрегаете.

И вот так в конечном итоге я подробно рассказала свою сексуальную историю экс-любовнице Кости, используя краткие описания и ничего не пропустив. После пятнадцати минут развлечение покинуло Аннет, в ее глазах начали появляться изумрудные искорки.

— Ну? Чего мне не хватает? — закончила я.

Аннет допила свое вино, а потом налила себе еще. Пока она пила, то продолжала смотреть на меня боковым зрением, а потом, наконец, просто уставилась.

— Ты знаешь, что у меня было впечатление, что ты пуританка? Ты ведешь себя таким образом, и хотя я знала, что ты страстная — черт возьми, у меня есть уши, — но я не понимала, что ты такая маленькая грязная фурия!

Свою речь Аннет произнесла с упреком, словно я скрывала это от нее. Я сделала глоток вина и пожала плечами.

— Ты знаешь Кости. Раньше я была строгих правил, но он обошел это.

— По всей видимости, так. — Она покачала головой. — Поверь, это не займет много времени. Тебя не интересуют способы удовлетворения его с другой женщиной, так что я могу предложить только три вещи...

Вещи, которые она выпалила, почти заставили меня покраснеть. Первое я не рассматривала, так как Кости был вампиром, и я не думала, что это было подходящим. Второе было явно неловким, а третье... ну что ж. Посмотрим.

— Хммм... — только и сказала я.

Она посмотрела на меня и ее глаза светились озорством.

- Даже так.

Мы ничего не говорили еще минуту, обе просто пили свое вино. Внезапно я начала смеяться.

— Ты можешь себе представить, что бы сказал Кости, если бы к нему вернулась память и он обнаружил нас двоих за обсуждением лучшего способа заняться с ним сексом?

Аннет тоже засмеялась.

— Он поклялся бы, что я подмешала наркотики в твое вино. Он настолько сильно защищает тебя.

Столь же быстро мои глаза наполнились слезами. Да, он любил меня настолько, что имел обыкновение быть сумасшедшим в своей опеке. Время от времени это раздражало. Сейчас я убила бы, чтобы вернуть это.

Аннет опустила бокал и скользнула по небольшому одеялу и, несмотря на то, что я отмахнулась от нее, женщина обняла меня.

— Бедная ты девочка, — тихо сказала она. — Несмотря на наши разногласия, я знаю, как сильно ты его любишь. И где-то глубоко внутри, не смотря на блок в его памяти, он тоже это знает. Нет такого заклинания, которое может это стереть.

Тогда я сделала вторую самую необычную вещь, которую когда-либо делала в компании Аннет: я позволила ей успокаивать себя, пока я плакала.

 

***

На этот раз, когда Кости пришел домой, я не пряталась наверху. Я сидела в холле с наполовину полным стаканом джина с тоником. Я медленно потягивала напиток, хотя это не было тем, что я хотела сделать. Я бы с удовольствием выпила пару бутылок чистого джина, но сильный запах спиртного не создавал романтического настроения.

Кости увидел меня, когда снимал пальто, затем перекинул его через руку вместо того, чтобы убрать в шкаф. На нем была рубашка королевского синего цвета, насыщенный цвет которой подчеркивал его сливочную кожу. Брюки Кости были черными, но это было нормой. Много лет назад он сказал мне, что у него есть дела поважнее, чем сочетать и комбинировать свои рубашки с брюками.

— Кэтрин.

Просто тот факт, что он произнес мое имя, заставил мое сердцебиение участиться. А когда Кости наклонился, чтобы коснуться губами моей щеки, сердце забилось еще быстрее.

Везде, где бы они с Менчересом не находились в течение дня, у них был душ. Кости недавно принял его, и теперь пах мылом, мужчиной и своим собственным естественным ароматом. И это сочетание было лучше одеколона.

За спиной у Кости Менчерес бросил мне быстрый утверждающий кивок. Видимо, он только что украл из моего сознания, каковыми были мои намерения. Тогда египетский вампир растворился на лестнице, не говоря ни слова. Спейд и Дениз находились на другой стороне дома, а Аннет ушла в кинотеатр. Кто сказал, что она не может быть милой время от времени?

— Я, ах, хотела бы поговорить с тобой, — произнесла я, вставая и указывая на соседнюю комнату

— Конечно.

Кости сплел наши пальцы, пока мы шли. Если бы только это не ощущалось так неловко. Или если бы я была пьяна вдрызг.

— Я рад тебя видеть, — продолжил Кости. — Я как обычно думал о тебе весь день.

— Прекрати. — Я вытащила свою руку, когда закрыла за нами дверь комнаты.

— Что прекратить?

— Ты не должен говорить этого. Я имею в виду, что ты не должен пытаться соблазнить меня. Я решила, что, гм, выпущу тебя из немилости.

Часть меня думала, что, услышав это, Кости перебросит меня через плечо и бросится к ближайшей кровати. Или, как бывало раньше, просто займется этим там, где мы находились. Но Кости не сделал ни того, ни другого. Вместо этого улыбка изогнула его губы.

— Размахиваешь белым флагом, не так ли?

Я всплеснула руками.

— Просто это кажется справедливым. Ты можешь умереть, пока находишься рядом со мной и ты прекрасно осведомлен об этом. Черт возьми, я бы потребовала компенсацию, будь я на твоем месте. И я знаю, что ты не поклонник целибата, так что... бар открыт.

Это вызвало откровенный смех Кости. К тому времени, когда он перестал, я уже раздраженно постукивала ногой.

— Я прошу прощения, дорогая, но это было бесценно. Бар открыт? Я приму это к сведению. Ты голодна?

Моя нога остановилась.

— Ты в имеешь в виду в прямом смысле или в переносном?

Кости не рассмеялся вновь, но поддрагивание его губ говорило о том, что он был близок к этому.

— Нет, я имел в виду буквально. Ты уже ужинала?

— Ну, нет.

Из-за всех своих тревог я пропустила ужин. Кости оценивающе посмотрел на меня, его язык прошелся по нижней губе.

— Ну, тогда давай пойдем.

Он схватил меня за руку и вывел из комнаты. Когда мы достигли входной двери, я остановилась.

— Что ты делаешь?

Кости терпеливо посмотрел на меня.

— Не можешь даже вспомнить, когда мы в последний раз выходили ради собственного удовольствия, не так ли? Неудивительно, что ты выглядишь такой сконфуженной. Я отвезу тебя поужинать, Кэтрин. Наедине.

То последнее слово было практически вызовом для любого в доме, кто попытался бы остановить его. Так что я сыграла роль Спейда и Менчереса.

— Мы не можем, это небезопасно. Кто-то может разыскать нас и рассказать Грегору, не говоря уже о том, что я не могу знать о том, где мы находимся. Боже, если ты не в настроении, то просто скажи мне! Ты не должен идти на безумства.

Кости снова рассмеялся, и на этот раз его смех был окрашен больше, чем юмором. Его глаза сверкали зеленью, и Кости подошел ближе, пока мое отступление не было заблокировано дверью.

— Моя дорогая, милая жена, я ужасно хочу тебя. Что касается опасности выходить, то ты хорошо наловчилась держать свои глаза в закрытом состоянии. Если появятся непредвиденные проблемы, то у меня с собой мобильный и мы будем недалеко. Кроме того, — его улыбка стала порочной, — у нас еще не было надлежащего свидания. Что, за парень пускается во все тяжкие без этого? Я не знаю, за кого ты меня принимаешь.

 

***

Кости повез меня в сетевой ресторан. Умно, ведь подобные встречаются по всей стране. Поскольку было время обеда, длинная очередь людей ожидала возможности войти, но Кости просто сверкнул глазами на хозяйку, и нам дали следующий столик.

Я не смотрела на меню. Или на автомобили на стоянке, в номерных знаках было слишком много информации. Я продолжала концентрировать свое внимание на Кости, который делал это задачу очень простой. Он сидел рядом со мной, а не напротив, случайно касался моей руки, спины или плеч и ни разу не позволил разговору прекратиться. Я почти забыла, насколько очаровательным он может быть. Это не ускользнуло от внимания нескольких представительниц женского пола в окрестностях, которые бросали на Кости заинтересованные взгляды. Я напомнила себе, что нет ничего плохого в том, чтобы смотреть. Запустить своей вилкой в лоб какой-нибудь цыпочки просто заценивающей его,

было незаслуженно. И слишком кричаще. Тогда мы определенно должны были бы прервать наш вечер.

Кости не ел, так как твердая пища не являлась его предпочтением, поэтому он пил виски и призывал меня съесть все, что находилось на моей тарелке. Несмотря на мои возражения, Кости заказал десерт и также подстрекал меня к его съедению. Поскольку это был брауни с мороженым и шоколадным соусом, уговаривать меня долго не потребовалось. Когда я, наконец, положила вилку, Кости испустил веселый смешок.

— Отяжелевшие веки и пресыщенная улыбка. Не то как я себе это представлял, но, тем не менее, привлекательно. Остался еще один кусочек.

Слишком насытившись, я лишь бросила взгляд на кусочек.

- Это вкусно, ты должен попробовать.

— Хорошо, — сразу же сказал Кости.

Может быть, я не думала о его намерениях, потому что была в слегка заторможенном состоянии переедания. Или, возможно, я была убаюкана его легким шармом. Я должна была помнить о том, что Кости это Кости, и там мы пробудем ровно столько, сколько продлится его целомудрие.

Губы Кости опустились на мои, а его руки на моем затылке удерживали меня от того, чтобы резко отстраниться от удивления. Я задохнулась от контакта, и Кости воспринял мои раскрытые губы как приглашение. Его язык пронесся мимо моих губ, углубляя поцелуй с умелой чувственностью, и у меня перехватило дыхание, но на этот раз по другой причине. Моя голова была наклонена назад, пока Кости исследовал мой рот с неторопливой основательностью, и когда я скользнула языком по его, Кости начал посасывать его с эротическим голодом.

Ощущения захватили мои чувства. Вкус виски на его языке. Его руки на моей шее, притягивающие меня ближе. Мои твердеющие соски, когда наши тела соприкоснулись. Мой пульс, возрастающий с каждой секундой. И его хриплый стон, когда моя рука двинулась дальше по его бедру...

Вспыхнув, я вскрикнула, отдергивая руку. Я была в трех дюймах от того, чтобы начать ласкать его в переполненном ресторане. Что со мной случилось?

Когда я вырвалась, глаза Кости распахнулись, демонстрируя изменения от темно-коричневого до ярко-зеленого.

— Что случилось?

— Что случилось? — повторила я. — Я грязная шлюшка, вот что случилось!

 

Несколько голов повернулось в нашу сторону. Ой, я произнесла это слишком громко. Я опустилась еще ниже на своем месте, желая провалиться сквозь землю.

Кости низко и хрипло рассмеялся.

— Я нарушаю твое правило, Кэтрин, потому что снова собираюсь сделать тебе комплимент. Ты становишься еще прекраснее, когда краснеешь. И я буду ломать голову, пытаясь придумать другие способы, чтобы заставить тебя сделать это вновь.

— Поверь мне, ты уже знаешь, — пробормотала я, проклиная свои горящие щеки.

Официантка принесла нам счет, метнула в нашу сторону неодобрительный взгляд, и быстро удалилась. Сперва, обжимаюсь за столиком, затем ною о недостатке нравственности. Я надеялась, что Кости оставил ей хорошие чаевые.

- Пойдем, хорошо? Я думаю, что достаточно натворила. - сказала я.

Его глаза были словно мраморными, возвращаясь к коричневому, но тут они внезапно вспыхнули зеленым.

- Чувствовать твой отклик значит для меня больше, чем кто бы то ни было в этом месте, так пошли они куда подальше. Я боялся, что мое поведение убило всю страсть, которую ты чувствовала ко мне. О, я, конечно, знаю, что тебе нравится моя внешность, но это не одно и тоже. Я не могу решить, что испытываю больше, возбуждение или облегчение, и поверь мне милая, я никогда не был так взволнован.

Он почти прошептал последнее предложение. Не ради приличия, так как он уже заявил, что не заботится об этом, а потому что так слова прозвучали гораздо мягче. Все это время Кости пристально смотрел на меня, пока я не почувствовала себя и физически, и эмоционально обнаженной, и я поднялась, чтобы вновь себя контролировать.

— Хорошо, ну, мы можем уходить. Если ты, ах, готов отправиться в постель.

Кости откинулся назад, теперь оценивающе рассматривая меня.

— Думаешь, что будешь держать меня железной хваткой пока трахаешься со мной? Неправильно. Я хочу тебя, не только твое тело, хотя признаюсь в сильном желании и этого тоже. Я буду ждать, пока ты не станешь самой собой. Ты не заставишь меня согласиться на меньшее.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 236. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.081 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7