Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Организация расследования и криминалистическая методика




В

отечественной криминалистической науке сложились две основные позиции по вопросу о связи и соотношении вопросов организации и методики расследования преступлений. Обе они прямо или косвенно связывают организацию расследования с криминалистической методикой, но формы этой связи представляют по-разному.

Еще в 1959 г. В. И. Теребилов, подчеркивая значение организации расследования, писал: “Важным условием расследования является правильная организация следствия по каждому уголовному делу. Организационные принципы следственной работы дополняют и улучшают систе­му методических указаний по расследованию преступлений. Именно по­этому методика расследования отдельных видов преступлений обязательно содержит в том или ином объеме указания организационного ха­рактера, и в первую очередь по тем вопросам, которые тесно связаны с общими методическими указаниями по расследованию (координация действий следователя и органов дознания, использование бригадного метода работы и т. п.)[1140]. Руководствуясь этими соображениями, В. И. Теребилов определил криминалистическую методику как “наиболее целесообразную совокупность тактических, технических, организационных — (разрядка наша — Р. Б.) и некоторых других приемов, а также необходимый комплекс научно-технических средств и способов их использования, рекомендуемый криминалистикой для расследования той или иной категории преступлений”[1141].

Значительно дальше по пути утверждения важности вопросов организации расследования для криминалистики пошел М. П. Шаламов. Он выдвинул тезис, что организация деятельности органов следствия и дознания, направленной на раскрытие преступлений, составляет ядро пре­дмета криминалистики и является поэтому важнейшей линией разграничения между уголовно-процессуальной и криминалистической науками: “Наука уголовного процесса имеет предметом своего изучения определенные стороны деятельности органов следствия и дознания, а криминалистика — организацию этой деятельности”[1142]. В содержание понятия организации деятельности органов следствия и дознания он включил планирование следствия, учение о версии, предупреждение преступлений и возмещение материального ущерба, формы и методы использования помощи общественности при расследовании и розыске, взаимодействие органов следствия и дознания. Применение общих при­нципов организации с учетом специфики расследования отдельных видов преступлений, по мнению М. П. Шаламова, составляет существенный элемент основы криминалистической методики[1143].

В более поздних работах сущность первой из рассматриваемых нами позиций определилась более выпукло. Она заключается в том, что вопросы организации расследования включаются в содержание криминалистической методики в целом, без выделения их в самостоятельный структурный элемент этого раздела криминалистики.

Выражается эта позиция двояко. Одна группа криминалистов, не упо­требляя термин “организация расследования”, включает в содержание методики положения явно организационного характера, например, вопросы координации действий следователя и органов дознания, особенности планирования расследования в зависимости от вида преступлений и т. п. По такому пути идут А. Н. Колесниченко[1144], И. Ф. Пантелеев[1145], Б. Л. Зотов[1146], Н. А. Селиванов[1147] и некоторые другие криминалисты.

Другая группа авторов прямо пишет об организации расследования, организационной деятельности следователя, организационных мероприятиях при рассмотрении проблем криминалистической методики. Так, С. П. Митричев указывал, что процесс расследования, помимо прочего, включает в себя “определение правильного направления и умелую организацию расследования”[1148]. И. А. Возгрин считает, что в предмет криминалистической методики входит разработка общих вопросов организации расследования и профилактики преступлений[1149]. А. Н. Васильев включал организацию начального и последующих периодов расследования в определение криминалистической методики[1150]. На важное значение вопросов организации для методики расследования неоднократно обращал внимание В. Г. Танасевич, который, правда, в их число включал и вопросы научной организации труда следователя, а не только организации процесса расследования[1151].

Сущность второй из рассматриваемых позиций заключена в предложении выделить в криминалистической методике специальный раздел, посвященный проблемам организации либо начального этапа расследования, либо всего процесса расследования в целом. Этих взглядов, как уже указывалось, придерживался Д. Я. Мирский; их разделял А. М. Ларин, который считал, что в криминалистическую методику должна включаться “теория планирования и организации расследования”[1152].

Мы полагаем, что вопросы организации расследования преступлений на уровне криминалистической методики как раздела науки должны составлять органическую часть всех ее составных элементов, но не выделяться из них в самостоятельный подраздел или теорию. Именно поэтому нельзя согласиться с А. Г. Филипповым, по инициативе которого в учебнике по криминалистике для вузов МВД был выделен самостояте­льный раздел III между разделами тактики и методики — “Криминалисти­ческие вопросы организации раскрытия и расследования преступлений”[1153]. В этот раздел, помимо других, включены главы о взаимодействии участников расследования, розыскной деятельности следователя и планировании расследования, которые большинство крими­налистов вообще относят к криминалистической тактике. Представляется, что в таком серьезном вопросе, как система курса криминалистики, в соответствии с которой должна строиться структура учебника, едва ли допустимы подобные волюнтаристские решения.

Известно, что криминалистическая методика содержит общие рекомендации по расследованию всех вообще и отдельных видов преступлений. Разработанные на основе положений криминалистической науки, ее общей теории, реализующие средства и приемы криминалистической техники и тактики, опирающиеся на передовую следственную практику и учитывающие отрицательный опыт расследования, рекомендации криминалистической методики носят типовой характер, рассчитаны на некую типичную следственную ситуацию. Однако каждая следственная си­туация характеризуется как общими с другими однородными ситуациями, так и особенными, свойственными только ей чертами. Поэтому рекомендации методики не могут быть применены механически, стереотипно; они требуют учета ситуации, соответствующей корректировки, приспособления к условиям конкретного акта расследования либо приложения определенных усилий для изменения следственной ситуации в благоприятную для применения рекомендаций криминалистической методики сторону.

О следственной ситуации и значении ее учета для эффективного использования рекомендаций криминалистической методики мы писали еще в 1959 г. Позднее мы неоднократно отмечали ситуационный характер работы с доказательствами и проявления закономерностей, “управ­ляющих” этой деятельностью[1154]. С середины 70-х гг. проблема следст­венной ситуации привлекала внимание многих криминалистов. Появились определения следственной ситуации В. К. Гавло, И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина и других, носящие противоречивый и взаимоисключающий характер. Так, В. К. Гавло определил следственную ситуацию “как совокупность фактических данных, которые отражают существенные че­рты события, каким оно представляется на том или ином этапе расследования”[1155], то есть свел ее к совокупности доказательств по делу и их оценке. Такой “количественный” подход к следственной ситуации в значительной степени лишает ее детерминирующего по отношению к действиям следователя значения.

И. Ф. Герасимов пришел к выводу, что следственная ситуация — “это совокупность обстоятельств по делу (обстановка, положение), которая может быть благоприятной или неблагоприятной (в различной степени) для каких-либо выводов и действий следователя”[1156]. Впоследствии он отказался от этого определения и предложил иное: “Следственная ситуация — это сложившаяся на определенный момент расследования, внутренне необходимо склонная к изменению совокупность характеризующих расследование материальных, информационных и иных факторов и их оценка, которая обусловливает основные направления расследования, принятие решений и выбор способов действий”[1157]. Как в определении В. К. Гавло, так и в обоих определениях И. Ф. Герасимова следственная ситуация лежит как бы “внутри” процесса расследования, выступая либо как совокупность фактических данных дела, либо как совокупность обстоятельств по делу, либо как совокупность характеризующих непосредственно само расследование факторов. Этого не избежал и Л. Я. Драпкин, который попытался определить не реальную след­ственную ситуацию, а ее “информационную модель”[1158]. Между тем при таком понимании следственной ситуации становится неясным, почему следователь должен сообразовывать с ней свои действия.

Проблематика следственных ситуаций — одно из главных направлений исследований выдающегося уральского криминалиста Леонида Яковлевича Драпкина, широко известного своими работами в области теории следственных ситуаций и вообще ситуационного подхода к расследованию, теории криминалистических версий, проблем конфликтного взаимодействия, тактического риска, криминалистической характеристики преступлений. Ряд высказанных Л. Я. Драпкиным идей был с одобрением встречен научной общественностью и получил дальнейшее развитие в трудах многих криминалистов.

Проблемы следственной ситуации мы предполагаем специально рас­смотреть в следующем томе Курса. Здесь же остановимся лишь на некоторых вопросах этой проблемы, рассмотрение которых представляется необходимым для уяснения соотношения организации и методики расследования.

Мы полагаем, что следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит преимущественно внешний характер. Это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование. Они складываются, формируются под воздействием ряда объекти­вных и субъективных факторов.

К числу объективных факторов, влияющих на формирование следственной ситуации, относятся:

¨ наличие и характер имеющейся в распоряжении следователя доказательственной и ориентирующей информации, что зависит от механизма расследуемого события и условий возникновения его следов в окружающей среде;

¨ наличие и устойчивость существования еще неиспользованных источников доказательственной информации и надежных каналов поступления ориентирующей информации;

¨ интенсивность процессов исчезновения доказательств и сила влияющих на эти процессы факторов;

¨ наличие в данный момент в распоряжении следователя, точнее, органа расследования, необходимых сил, средств и возможность их использования оптимальным образом.

К числу субъективных факторов, влияющих на формирование следственной ситуации, следует, на наш взгляд, отнести:

¨ противодействие установлению истины со стороны преступника и его связей, а иногда и потерпевшего;

¨ усилия следователя, направленные на изменение следственной ситуации в благоприятную для следствия сторону;

¨ последствия ошибочных действий следователя и оперативного работника;

¨ непредвиденные действия потерпевшего или лиц, непричастных к событию.

Сочетание и результаты воздействия всех этих факторов обусловливают индивидуальность следственной ситуации в каждый данный момент расследования, ее благоприятный или неблагоприятный для следствия характер. Благоприятная следственная ситуация учитывается и используется непосредственно в целях решения стоящих перед следователем задач; неблагоприятная — учитывается для воздействия на нее с целью, прежде всего, ее изменения в благоприятную сторону. Учет су­ществующей следственной ситуации с целью приспособления к ней типовой криминалистической методики, диктуемая ситуацией корректировка этой методики, целенаправленное воздействие на следственную ситуацию и составляют сущность организации конкретного акта рассле­дования. Таким образом, можно сделать вывод, что организация рассле­дования в этом случае выступает как необходимое условие эффективного применения конкретной частной криминалистической методики, ибо “сочинить такой рецепт или такое общее правило... которое бы годилось на все случаи, есть нелепость. Надо иметь собственную голову на плечах, чтобы в каждом отдельном случае уметь разобраться”[1159].

На основе учета следственной ситуации реализуются такие принципы организации расследования, как планирование конкретного акта расследования, экономичность его осуществления, обеспечение условий для применения криминалистических средств и методов, взаимодейст­вие привлеченных к расследованию сил. Свою материализацию организация конкретного акта расследования получает в плане расследования, который не случайно называют организующим началом расследования.

Разумеется, организация конкретного акта расследования не сводится к составлению плана расследования. “Продуктом” организации являются конкретные меры, направленные на обеспечение выполнения запланированной программы, на обеспечение реализации плана рассле­дования. В принципе любая организационная деятельность есть обеспечение достижения определенных целей, в рассматриваемом случае — целей расследования конкретного преступления.

Организацию конкретного акта расследования нельзя смешивать или сводить, таким образом, к организационным или организационно-техни­ческим мероприятиям по делу, как это делает А. М. Ларин[1160]. Они — лишь один из инструментов, средств организации расследования. Кроме них, в качестве средства организации конкретного акта расследования может быть использована ориентирующая информация, полученная из оперативных источников, материалы предварительной проверки, данные криминалистической науки и т. п. Средством организации конкретного акта расследования после возбуждения уголовного дела может служить и тактическая комбинация, если ее целью является создание усло­вий, необходимых для производства успешного расследования, то есть воздействие на следственную ситуацию для изменения ее в благоприятную для следствия сторону[1161].

Тактическая комбинация — это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи и обусловленное этой целью и следственной ситуацией. Мы различаем простые (элементарные) и сложные тактические комбинации. Простая тактическая комбинация ограничена рамками одного следственного действия, сложная тактическая комбинация — рамками конкретного акта расследования. В аспекте организации расследования целью тактической комбинации является воздействие на факторы, формирующие следственную ситуацию, в направлении, отвечающем интересам следствия. Это может быть создание условий, ослабляющих или снимающих противодействие лица, незаинтересованного в установлении истины по делу, либо создание условий, необходимых вообще для проведения следственных действий или обеспечивающих их результативность, обеспечение следственной тайны, в том числе сохранение в тайне источника используемой информации, обеспечение сохранности до необходимого момента еще не использованных источников доказательственной информации и т. п.

Таково, с нашей точки зрения, принципиальное решение вопроса о со­отношении организации расследования и криминалистической методики.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 333. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7