Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

И пусть весь мир подождет




Саундтрек к главе Lady Gaga - Bad Romance

Этим утром Дэвид Йост пришел в студию пораньше, чтобы к полудню закончить работу. Его терпение заканчивалось, и он собирался сегодня же наведаться к доктору Шульману. Сердце до сих пор жалобно скулило, предвещая беду, и он просто не мог сидеть на месте. Возможно, что скоро и ему самому понадобится психолог. Все нервы с этими ребятами он измотал за почти пять лет. Правда, все это окупалось вдвойне, если не втройне, огромным успехом группы.

Мужчина сидел в кресле, листая какие-то бумаги и потягивая горячий кофе. Голова гудела от терзающих беспокойств, хотелось все бросить, но сроки поджимают. Он и так все сдвинул подальше из-за этого внепланового перерыва в написании альбома, стоило постараться, чтобы не пришлось еще раз все переносить.

-Гер Йост, - в кабинет, робко постучавшись, заглянула милая девушка, - пришел Ричард... - она немного замялась, словно зная, какая реакция может последовать на это имя, но продюсер только поднял глаза от документов, которые изучал, даже не пошевелившись. - Он говорит, что у него есть кое-что интересное...

-Пригласи... - только и произнес он, откладывая все, что было в руках в ящик стола, и садясь в кресле поудобнее.

Девушка скрылась в приемной, а через несколько секунд в комнате появился парень лет двадцати пяти на вид. Все в нем кричало о том, чем он занимается — типичный папарацци. Неброская темно-зеленая и серая одежда, дорогая фотокамера на ремне — непременные атрибуты охотника за сенсацией. Но сейчас в его руках была еще и папка, и было очевидно, что она не пуста.

-Если ты пришел с очередной фотографией, на которой мои ребята дерутся, то ты опоздал, я больше не собираюсь подобное выкупать... - пренебрежительно бросил Дэвид, собираясь уже выпроводить гостя.

-Ты думаешь, что я стал бы тебя беспокоить по этому поводу? - усмехнулся парень, плюхаясь в кресло напротив стола. - Эта тема уже неактуальна, а Ричи Фриз не разменивается по мелочам. Скоро мир будет потрясен другой новостью, - с этими словами он вытащил из папки большой пухлый конверт и бросил его на стол. - Если, конечно, кое-кто не захочет, чтобы все осталось в тайне...

Йост покосился на знакомый до боли предмет: Рич не слишком частый, но все равно нежеланный гость в его кабинете. Этот человек не раз тянул из него деньги за компрометирующие фото, на которых Билл и Том были запечатлены не в лучшие их моменты. И сейчас, кажется, приближаются новые проблемы. Но он нацепил ухмылку на лицо и принялся открывать конверт.

-Меня уже распирает любопытство...

Небольшие фотографии посыпались на дубовый стол, ложась причудливым рисунком. И улыбка тут же сошла с губ продюсера. Увиденное заставило его сердце замереть. Парень, принесший «благую весть», едва сдерживал смех. Он предполагал много вариантов того, как отреагирует на эти фото мужчина, но увиденное превзошло все ожидания. Столько эмоций на одном лице за короткую минуту он еще никогда не наблюдал.

-Что же? Договоримся о цене? - спросил Ричард, усаживаясь в кресле поудобнее и понимая, что сейчас он правит бал.

Дэвид сжался от понимания того, что эти фотографии могут стать крахом его жизни — концом группы. Если факт того, что Каулитцы враждуют, им практически ничем не грозил, то новое положение вещей — полный провал, который грозит не просто распадом коллектива.

-Сколько ты хочешь? - голос дрожал, выдавая хозяина с потрохами: подавленность, шок, страх.

-Ну, теперь будет чуточку дороже... Знаешь, - Рич подался вперед, глядя прямо в глаза продюсера, - понимание того, что ты отдашь любые деньги, лишь бы это не дошло до общественности, дает мне право ставить свою цену, верно?

-Ты... Щенок! - зарычал мужчина, приподнимаясь с места, но, встретив насмешливый взгляд хитрых глаз, опустился обратно. - Говори, - почти простонал он.

-Я хочу полмиллиона, - просто сказал фотограф, все вальяжнее разваливаясь в кресле.

-Полми... - Йост едва не поперхнулся слюной от названной цены. - А не многовато?

-Думаю, в самый раз за такую тайну. Тяжело держать язык за зубами, когда на твоих глазах произошло такое интересное действо, - голубые глаза смеялись, парень уже праздновал победу в душе.

Минуту они гипнотизировали друг друга взглядами. Один — взгляд забившегося в угол зверька, которого нагнал хищник, второй — взгляд того самого хищника, уже истекающего слюной от предвкушения. Оба знали исход, но первый всем сердцем желал, чтобы все оказалось сном, плодом его воображения, появившимся на фоне стресса и волнения, а второй подгонял время, которое медленно отстукивало свой ритм.

-Господи, Дэвид, выписывай мне чек, и я пойду, - не вытерпел Фриз. - Ты только отнимаешь у нас обоих время. Все равно ведь не откажешь мне...

Йост нервно дернулся, накрывая ладонью фотографии, и прикрыл глаза. Ричард был прав: он уже вспоминал, куда положил свою чековую книжку, но мысленно обещал себе сполна содрать все с братьев, сегодня же заявившись к ним на огонек.

Когда белый лист с широким росчерком лег на ладонь парня, он широко и, кажется, даже доброжелательно улыбнулся. Продюсер смотрел на него вопросительно: он, естественно, хотел получить и оригинальные файлы, чтобы компромат точно не появился на страницах какого-нибудь журнала.

-Ах, да! - словно запамятовав, воскликнул Рич. - Вот, - он снял с плеча небольшую сумку с тяжелой камерой. - Вот, - положил на стол. - Здесь все, после возвращения из того захолустья я только и успел, что распечатать эти фото. Они все еще на флэшке в этом фотоаппарате.

-Не жалко такую хорошую вещицу? - печально усмехнулся Йост, все же притягивая к себе предмет.

-На эти деньги, - папарацци помахал чеком перед своим лицом, - я смогу купить собственную фотостудию, Дэв. Считай, что это мой тебе подарок...

Широкая усмешка и закрывшаяся с легким стуком дверь, телефонная трубка и длинные гудки, давящие на психику. Спокойный голос на том конце связи и нервный крик продюсера:

-Нам нужно срочно встретиться! Это... Это...

-Тише-тише, Дэвид, что произошло? - голос психолога убивал наповал.

-Что? Ты мне говорил, что все сработает, а они... Они просто! - мужчина выругался, совершенно не задумываясь о том, что говорит. - Я приеду, черт возьми!

Йост бросил трубку, оставив Доктора Шульмана в замешательстве. Но его это не волновало. Единственная мысль: как быть дальше?

Черный автомобиль затормозил у дома-офиса, его уже ждали. Все тот же дворецкий проводил Дэвида на второй этаж, где мужчина ворвался ураганом в кабинет, едва не сметая кресла у большого стола. Доктор, сидевший до этого в своем кресле, вскочил ему навстречу: он тоже успел занервничать.

-Дэвид, что произошло?

На стол полетел все тот же конверт, на него опустилась фотокамера. Йост не считал необходимым что-то пояснять, он упал на мягкий диванчик и закрыл лицо руками. Он слышал, как открывается плотная бумага, как листы фотографий выпадают на столешницу, как психолог тяжело выдыхает, очевидно, пораженный увиденным.

-Это... - прошептал Шульман, сбиваясь на сипы. - Это реальные фото?

-В фотокамере оригиналы... Это они, сомнений нет. Ричард хоть и хитрый, но честный. Не станет вымогать деньги за подделку... - поднял голову продюсер. - Я... Ты обещал, что они станут братьями. А тут братскими отношениями и не пахнет! Если бы я знал, что все так выйдет...

-Я понял, Гер Йост, - молодой доктор посмотрел на собеседника, понимая, что опоздал, но должен вмешаться. - Мы сейчас же едем туда.

***

Ночь была длинной для них, почти бесконечной. Когда она наступила, дом все еще горел под музыку двух голосов, не умолкавших ни на минуту. Казалось, ненасытные молодые тела никогда не успокоятся в своем стремлении познать друг друга. Но когда вернулся день, чтобы тьма ушла на покой, только мерное дыхание нарушало священную тишину.

Билл улыбался во сне, прижимаясь к боку брата, его голова лежала на смуглом плече, а рука обвила крепкий торс. Том бережно обнимал парня за плечи, осторожно поглаживая пальцами нежную кожу. Он не спал уже несколько минут и прокручивал в голове весь вчерашний день, начиная с того момента, когда слова признания сорвались с губ. Он счастливо улыбался, вспоминая реакцию близнеца, и благодарил Бога за то, что дал ему силы это произнести. Да и не только за это.

Сам факт того, что он полюбил, кого полюбил, наполнял его счастьем. Словно с души упал камень, который тянул их обоих на дно уже почти двадцать лет. Вся эта ненависть, что была между ними, оказалась иллюзией. Ее никогда и не было, была только непонятная еще тогда тяга, которая словно блокировалась подсознанием. И их порывы быть разными были лишь проявлением врожденной вредности. Том вспомнил, как то и дело они пытались насолить друг другу, как Билл назло ему сделал дреды, и снова улыбнулся. Все было лишь для того, чтобы привлечь внимание друг друга, пусть даже вот таким способом.

Тонкое тело зашевелилось нескоро, сбрасывая одеяло и обнажая их тела. Первые солнечные лучи сразу же поймали момент и запрыгали по их бокам, призывая проснуться. Пушистые ресницы задрожали, а через секунду карие глаза отразили мягкую улыбку пухлых губ с подковкой пирсинга.

-Доброе утро... - сиплый голос, словно сорванный громкими криками, выдавал все произошедшее этой ночью. - Давно проснулся?

-Скорее, уже день, и да, давно... - почти таким же голосом ответил парень. - И уже успел тобой полюбоваться, - бледные щечки налились румянцем. - Ты такой красивый...

-Весь в тебя, Том...

Эта фраза удивила их обоих: Билл никогда не хотел признавать, что Том его старший брат, а тот просто был шокирован, что эти слова его близнец произнес так легко. Раньше они бы глотки перегрызли друг друга за такое, но теперь то, что они отражения друг друга стало таким... нормальным.

Младший понял замешательство близнеца и ласково улыбнулся. Все прошлое казалось таким глупым.

-Мы стоим друг друга, не находишь? - он провел указательным пальчиком по нижней губе, чуть оттягивая и задевая пирсинг. - Сколько времени? - резко перескочил он на другую тему.

-Почти полдень... Нужно вставать, наверное?

-Да... - мальчик подтянулся повыше на кровати, приближая свое лицо к Тому. - Но неужели тебе хочется?..

Тягучий поцелуй, сладкий, как рахат-лукум, нежнейший, вырвал из груди Билла стон. Аккуратные брови нахмурились, все его существо сосредотачивалось на одном единственном - на губах любимого брата. От низа живота разошлись маленькие молнии, когда его коснулись длинные пальцы, тело словно натянулось, подобно струне, и задрожало, сразу же откликаясь на ласку.

Том обхватил парня за талию, прижимая к себе и затягивая в еще более головокружительный поцелуй. Его тело уже жило вне зависимости от разума, но и тот не возражал, когда ладонь прошлась по всей длине напряженного члена Билла. Тяжелый вздох был ответом на это простое движение.

Мальчишка с блаженной улыбкой на лице заполз на брата, подаваясь бедрами вперед, навстречу движениям руки. Мурашки бежали по его спине, а позвоночник словно ломало, когда он прогибался назад, совершенно не управляя собой. Но невольно дернулся и упал на бок рядом на постель, когда пальцы Тома коснулись розового колечка мышц, осторожно поглаживая.

-Что такое? - парень перевернулся за хрупким телом, едва успевая его поймать, чтобы оно не свалилось на пол. - Билл, что случилось? - он пытался заглянуть в лицо, которое закрывали рассыпавшиеся волосы. - Котенок...

-Больно, - прошипел Билл, поднимая голову. - Не надо... там...

-Прости, - простонал старший, вдруг понимая, что вчера, скорее всего, нехило потрепал круглую попку.

Он обнял его за талию, аккуратно притягивая к себе. Их возбуждение успело отойти на второй план, и теперь они купались в нежности друг к другу. Повторяли каждый изгиб тела, вспоминая то, что успели наизусть выучить ночью. Билл забыл уже о жжении внутри, полностью погружаясь в их любовь. Они тонули, снова начиная сиять. Но реальность не заставила себя ждать. Мобильный телефон на тумбе разразился громкой трелью Аэросмит, выдергивая их из блаженных объятий друг друга.

-К черту, - пробормотал Том, увлекая в очередной поцелуй.

-А вдруг это Дэвид... Если он приедет, а мы тут... такие... не в форме... - пробормотал Билл, чуть отстраняясь. - Надо ответить...

Тонкая рука пошарила по небольшой поверхности, едва не скинув телефон на пол, но другая ладонь ловко подхватила аппарат, протягивая владельцу.

-Алло, привет, Энди...

-Билл!? Мать вашу, какого черта у Тома мобильный отключен?! - кричал в трубку их блондинистый друг.

-Эй, полегче, друг, ты о нашей маме говоришь! Что стряслось? - Каулитц-младший бросил взволнованный взгляд на близнеца и нахмурился.

-Прости... - в трубке послышалось тяжелое дыхание, будто парень был чем-то не на шутку взволнован. - Просто. Я тут собрался в город, поэтому сейчас еду по шоссе... Черт, - прошипел Андреас, - короче! Только что мимо меня проехал черный Мерседес! Угадай, кто сидел за рулем?!

Глаза Билла расширились, он испуганно посмотрел на брата, отводя трубку от уха и включая громкую связь, чтобы Том мог без труда слышать все. Жуткая догадка прокралась в голову мальчика.

-Энди, как далеко от Лойтше ты его видел? - с дрожью в голосе спросил он.

-В паре километров! Ребята! Он через четверть часа будет у вас. Не знаю, в каком вы там сейчас состоянии и все такое...

-Боже мой, Энди, ты наш спаситель! - воскликнул Том, вскакивая с кровати, совсем не заботясь о свой наготе.

Билл проводил глазами загорелые ягодицы, но сейчас было явно не до них. Он быстро попрощался с другом и побежал за близнецом. Две минуты. Впервые в жизни, наверное, Каулитц-младший оделся так быстро. Страх подгонял его, пальцы тряслись, он едва сумел застегнуть пуговицы белой рубашки, которая попалась ему под руку. И теперь полностью одетые братья стояли, глядя друг на друга широко распахнутыми глазами. Оба тяжело дышали, но через секунду Билл не выдержал, сгибаясь пополам от смеха. Том посмотрел на него, как на сумасшедшего, но тоже не удержался.

-Как же это нелепо вышло... - парень покосился на сбитые простыни, на которых можно было различить пятна засохшей спермы. - Надо что-то с этим делать...

Билл кивнул, быстро хватая с кресла покрывало и разглаживая одеяло, чтобы кровать казалась хотя бы на первый взгляд заправленной. Времени менять белье и уничтожать следы их страсти не было. И только последняя складочка на подушке исчезла под изящной рукой, с улицы долетел звук шороха автомобильных покрышек о гравий. Братья снова бросили друг другу испуганные взгляды и побежали вниз, громыхая по лестнице, словно слоны. Они вылетели в гостиную как раз в ту секунду, когда Йост вбежал туда же в сопровождении психолога. Мужчины были взволнованы, это видно невооруженным взглядом, а продюсер был настолько красным, что невольно возникал вопрос о том, не взорвется ли его голова от притока крови к ней.

-Вы... Вы... - слова словно застряли в горле мужчины, он смотрел бешеным взглядом, перевозя глаза со старшего Каулитца на младшего.

-Подождите, Дэвид, - Шульман выступил вперед: его руки дрожали, но он изо всех сил пытался сохранить спокойное лицо. - Ребята, вы ничего не хотите нам рассказать? - он испытующе смотрел на парней, которые мельком переглядывались.

Психолог пытался взять себя в руки и оценить ситуацию и поведение близнецов трезвой головой. Он видел бегающие карие глаза обоих, тонкие пальцы, теребящие края одежды, наспех застегнутую не на те пуговицы рубашку Билла, его взлохмаченные волосы и небольшую царапину, скорее всего, от ногтей, выглядывающую из-под горловины футболки Тома. Желудок доктора скрутило от понимания того, за чем они чуть не застали парней.

-Билл, Том, - вздохнув, продолжил он, так и не дождавшись ответа, - вы должны понять, что я ни за что вас не собираюсь осуждать. Мне просто важно знать правду, чтобы вам помочь.

-Вы уже помогли нам, - с вызовом произнес Том, складывая руки на груди. - Вы же психолог, видите, что между нами все в порядке. Чего же еще вы хотите?

-Ты! Щенок, я тебя!.. - Дэвид был готов броситься с кулаками на этих, как ему казалось, предвестников катастрофы.

-Успокойтесь, Дэвид! - не выдержал Шульман, подходя к братьям ближе, заглядывая в глаза Биллу: он был уверен, что у этого мальчика все будет написано на лице. - Билл, я же все равно уже все знаю. Просто мне нужно услышать это от вас, понимаешь? - Том стиснул зубы, понимая, что сейчас пойдет самая настоящая психологическая атака на его любимого. - Чтобы помочь вам избавиться от этого, я должен знать, как вы это воспринимаете.

-Из-избавиться? - повторил парень, быстро моргая, чтобы прогнать подступившие слезы: ему только что открыто дали понять, что их чувства — как злокачественная опухоль в организме их жизни.

-Хватит! - прорычал Том, притягивая за руку к себе Билла. - Вы бы ему еще сказали, что его нужно лечить! - его гневу не было предела, он едва сдерживался. - А если и так, то давайте, заприте нас обоих в клинике, разделите стеной, но так и знайте, я зубами прогрызу к нему путь!

Парень почувствовал, как плечо под его ладонью дернулось: Билл неосознанно жался к нему, его потряхивало от страха за них обоих. Том крепче обнял его обеими руками, заглядывая в узкие от подступающих рыданий глаза. В сердце кольнуло: этот малыш уже успел настрадаться за последнее время, и теперь он никому не позволит заставлять его плакать.

-Тише, - он словно забыл о двух мужчинах, наблюдающих за ними: один с ужасом и яростью, а другой с удивлением и неким интересом. - К черту все, Билл, - он, едва касаясь, поцеловал бледные щеки. - Посмотри на меня, - он вцепился взглядом в почерневшие глаза брата, передавая по невидимой цепи, что возникла между ними взамен стальной предшественницы, все свои чувства.

-Что вы творите!? - взревел Йост, наконец, вернув себе дар речи. - А вы?! Вы что, так и будете на это смотреть?! - он в ярости едва ли не рвал на себе волосы, глядя на психолога. - Сделайте что-нибудь!

-Заткнись, Дэв. Ты сам этого хотел. Вы сделали все, чтобы мы стали ближе. Мы стали. Что теперь? Опять плохо? - неожиданно уверенно спросил Билл. - Определись, что тебе нужно уже, а?

-Вы же... Вы же братья, - подавленно произнес мужчина — он уже не был ни в чем уверен, ведь не смотря на всю абсурдность ситуации, эти двое смотрелись вместе очень гармонично. - А сегодня утром мне пришлось выложить полмиллиона за эти фотографии, - он бросил на журнальный столик, разделяющий их, желтый конверт.

Близнецы смотрели на предмет, который уже видели несколько раз в кабинете своего продюсера. Они прекрасно помнили противного паренька-папарацци, который чаще других появлялся не в то время не в том месте. И сейчас два сердца замерли, понимая, какие кадры могли привести сюда этих двоих мужчин настолько взволнованными.

Том первый очнулся от оцепенения, сделал шаг вперед и взял в руки конверт. На ладонь выпали фотографии, некоторые из которых полетели на пол, отражая солнечные лучи от глянцевой бумаги. Он не знал, как стоило отреагировать на увиденное, но на его лице появилась счастливая улыбка. На первой же фотографии он увидел себя и брата на заднем дворе у качелей. Как раз в тот момент, когда Билл покрывал его лицо частыми поцелуями.

Теперь он видел это со стороны и вспоминал, как это было. И глаза смеялись, радуясь тому, что тонкое белое тело в его руках смотрится так нежно, что невозможно не проникнуться пониманием к их чувствам. Зеленые блики от листвы на фоне и золотистая кожа, черные дредлоки и длинные косички, полосатые качели и яркое солнце — столько цвета в одном фото.

Билл подошел ближе, заглядывая через плечо. Его глаза расширились, но через секунду и на его лице засияла улыбка. Он чувствовал то же, что и его близнец, глядя на момент, который навсегда теперь останется в их памяти.

-Как... Как вы можете улыбаться? - убито прошептал Йост, падая без сил на диван. - Вы знаете, чем вам это грозит?

Билл бросил встревоженный взгляд на Про, а Том смотрел с вызовом — в нем было больше решимости теперь, когда он чувствовал себя ответственным за такого сильного, но ранимого мальчика за его широкой спиной.

-Тебе же выгодно хранить это в тайне, - только и ответил он, перебирая фото. - Я склонен считать, что ты поступишь точно так же, как раньше - просто запретишь нам выдавать себя на людях... - парень почувствовал, как ноготки впились в его плечо: Билл не хотел прятаться, но оба понимали необходимость этого.

-Вы даже не попытаетесь оправдаться? - Дэвид был шокирован поведением подопечных.

-А смысл? - спросил Билл, прищурившись. - Все перед глазами. Если хочешь, можешь подняться наверх и полюбоваться на нашу постель. Она вся в сперме...

Шульман, Йост и Каулитц-старший одинаково шокировано посмотрели на парня, который залился краской, опустил глаза, поймав смеющееся удивление близнеца, и уткнулся носиком ему в плечо, пряча красные щеки. Он сам не ожидал от себя такой смелости, желая провалиться под землю, но почувствовал поддержку Тома, когда он пожал плечами, согласно кивая на вопросительный взгляд Про.

-Бля-я, - протянул Йост, проводя руками по лицу. - Как мы могли упустить... Что мы сделали не так?

-Все правильно, Дэвид. Мы все сделали правильно. Для этих ребят не может быть ничего между. Только так, как было, или так, как есть, - эти слова заставили всех присутствующих встрепенуться. - Смиритесь, Гер Йост. Ваши мальчики особенные, - он улыбался, гладя прямо в глаза братьям, быстро переводя взгляд с одного на другого. - Только вам, действительно, придется несколько... кхм... сдерживаться.

-У нас большой в этом опыт, - засмеялись близнецы, произнеся эту фразу совершенно синхронно.

После этих слов всем стало легче. Даже Дэвид, все еще не верящий в реальность происходящего, понимал в глубине души, что следовало этого ожидать. Билл и Том всегда впадали в крайности, их невозможно было сбалансировать. Словно стихийные бедствия, они могли загореться в один миг, а потом без перехода погаснуть, и наоборот. И даже сейчас, глядя на Билла, то краснеющего, то вспыхивающего, словно спичка, снова и снова можно было убедиться в этом. Он смущался, цепляясь за брата, пряча глаза, а потом смотрел с лихорадочным блеском в глазах и дерзил так, что шокировал всех вокруг.

Здесь не может быть гармонии. Или стоит называть этим словом то, что сейчас между близнецами происходит? И пусть это выходит за рамки всего: закона, общественного мнения, морали. С одного только взгляда на десяток фотографий, которые теперь разлетелись по полу и поверхности журнального столика, приходило смутное понимание, что «иначе» здесь равносильно «неправильно».

И даже слова Билла, прямо намекающие на то, что этой ночью все прошлое рухнуло в их постели, уходили на второй план. Этот мальчик, так бережно хранивший верность своей любви, которую ждал, мог принадлежать только этому сильному парню рядом, который теперь властно обнимал его. И их близость казалась более чем естественной. Священной.

***

-Билл, ты пережаришься, иди сюда! - Том похлопал по прохладному песку рядом с собой.

Несколько дней назад мальчишки закончили запись альбома, теперь дело оставалось за их командой: обработка, оформление, выпуск диска. На это время ребята выпросили у Йоста пару недель на отдых вдвоем. С тех пор, как покинули Лойтше, они редко могли остаться наедине, и теперь не хотели упускать такую возможность. Они наслаждались обществом друг друга, ночами не выпуская любимого тела из объятий.

-Лучше ты иди сюда, - подмигнул парень, потягиваясь на фоне голубого неба.

Билл стоял и любовался братом, развалившимся под раскидистой пальмой. Тот еще больше загорел под солнцем Мальдивских островов, и теперь мальчик хотел скорее догнать его, потому что ему казалось, что выглядит нелепо со своей светлой кожей рядом с ним. Они были как шоколад и молоко. Когда их тела сплетались, то походили на сладкую ореховую пасту, которую оба так любили в детстве. Идеальное сочетание.

-Я не буду втирать в твою спину тонну крема, если ты обгоришь.

-Да куда ты денешься, - прошептал Билл, все-таки опускаясь рядом с близнецом. - Будешь, да еще и кайф от процесса словишь, - он хитро прищурился, устраиваясь поудобнее, едва заметно касаясь бедром лежащей на песке руки Тома.

-Что такого в натирании твоей тощей спины? - продолжил гнуть свое старший, понимая, к чему клонит братец.

-В этом, может быть, ничего. А вот потом... - словно кот, объевшийся сметаны, он прикрыл глаза и чуть выгнул спину, наслаждаясь ощущением прохлады под собой.

-Не провоцируй, - сквозь зубы процедил Том, резко переворачиваясь на бок и глядя на довольное лицо Билла.

-Пойдем в бунгало...

Нежный завлекающий шепот был едва слышным, но достиг нужных ушей. Парень огляделся вокруг себя: весь пляж был в их распоряжении, ни человека в зоне видимости. Но напряжение все равно оставалось, так как вездесущие папарацци в последнее время научились лучше прятаться в кустах. А так хотелось хоть раз расслабиться и не бежать под крышу, не прятаться в четырех стенах, чтобы любить друг друга.

-К черту, - выдохнул Том, наклоняясь к желанным губам. - Здесь никого нет. А если и есть, - он отстранился, чтобы заглянуть в блестящие глаза, - пусть Йост побесится, ему полезно иногда встряхнуться...

Билл широко улыбнулся и сам подался навстречу близнецу. Губи идеально повторяли контур, который целовали, дыхание сбилось, а сердца пустились наперегонки.

Том приподнялся на локтях, нависая над братом. Он обхватил тонкую талию одной рукой, а второй медленно гладил его по боку, на котором чернела татуировка. Солнце хоть и обходило тень стороной, все равно обжигало чувствительные тела. Ресницы мальчика, извивающегося ужиком в любимых руках, дрожали, собирая на себе капельки воздуха, которым они оба дышали.

Он хватался за широкие плечи, обвивал бедра Тома ногами, прижался пахом к нему, лишь бы чувствовать. Едва он приподнял веки, как взгляд столкнулся с карими омутами. И он больше не смог даже моргнуть. Чувствовал запах мужского тела, так смело, но нежно заявляющего свои права на него, и тонул в сладкой пудре желания. Последняя здравая мысль о том, что их могут увидеть, мелькнула в голове и уперлась в небытие.

Том рывком сорвал с них обоих шорты, которые ужасно мешали, подхватил близнеца под колени, разводя его ноги в стороны и приподнимая, и вжался пахом в ложбинку меж мягких ягодиц. У Билла вырвался непроизвольный стон, он запрокинул голову, неосознанно сгребая пальцами белый песок. Но Том дернулся выше, снова впиваясь в мягкие губы, что-то несвязно шепча между поцелуями, ловя воздух ртом. Тяжело дыша, он медленно двигал бедрами, создавая трение между их телами. Было невыносимо терпеть дальше, но ему срывало крышу от того, что младший брат под ним сходит с ума от происходящего.

Парень со стоном оторвался от припухших губ, и переместился ниже по хрупкому телу, обдавая горячим дыханием нежную кожу животика. Том взял в руку подрагивающий от нетерпения член своего мальчика и лизнул красную головку. Его язык и губы двигались в ритме какого-то ритуального танца, а наградой ему был бессвязный шепот, слова о любви, срывающиеся с языка Билла.

Едва почувствовав, что близнец скоро взорвется, он отстранился, снова наклоняясь над прекрасным лицом, целуя глаза, щеки, носик, губы, шею. Они смотрели друг другу в глаза, улыбаясь. И слов было не нужно, чтобы понять, о чем просит тонкое тело, чего хочет всей душой парень над ним.

Билл снова обхватил талию Тома ногами, приподнимаясь. Его спинка была чуть шершавой от приставших к коже песчинок. Том смахнул их ладонью, прижимая к себе любимого. Он огладил пальцами выпирающие скулы и подвел их к приоткрытому ротику, словно прося разрешения. Мальчик коснулся сначала кончиком язычка мягких подушечек, а потом взял в рот два пальца, лаская их языком, обсасывая и оставляя на них свою слюну.

Том растягивал Билла долго, он никогда не жалел на это времени и терпеливо подготавливал хрупкое тело к вторжению. И только когда три пальца свободно двигались в узком проходе, он убрал их, заменяя уже давно готовым членом.

Первый толчок, как всегда точный, первый стон удовольствия, который Билл не может сдержать. Мальчик сам подавался навстречу, насаживаясь до основания. Его лицо в этот момент выражало только одно чувство: бесконечное наслаждение. Том водил ладонью по твердой плоти, доводя до исступления, подводя к самому краю. В ту же секунду, как горячая сперма залила их животы, внутри Билла извергся пышущий вулкан, окативший пульсирующие стенки густой влагой.

К черту все. Сегодня им можно быть вместе там, где захочется. В конце концов, раньше не обходилось без того, чтобы выкупить у папарацци компромат — эти паразиты очень сговорчивы, когда перед носом помашешь пачкой купюр по сто евро. А полмиллиона, которыми все еще попрекал иногда Дэвид... Какие полмиллиона, когда красота, которая у тебя в руках стонет и извивается, кончая снова и снова, стоит в миллиарды раз больше. Нет, она бесценна. Какие полмиллиона, когда руки, сжимающие так крепко так бережно, стоят даже того, чтобы умереть в их объятиях. Их чувства бесценны, ведь так долго они к ним шли, так тяжело они им достались: со слезами и болью в сердце и на душе. Они вместе, и пусть весь мир подождет, а назойливые папарацци дрочат, пытаясь дрожащей в руках камерой поймать момент их единения.

Вся ночь только для них. И луна, подглядывающая со звездного неба, и серебро океанских волн, отражающееся в горящих любовью глазах. И к черту Йоста, который следующим вечером позвонил, чтобы полчаса кричать в трубку так, что на весь пляж было слышно, а после сказать, что к нему только что приходил довольный собой Ричард, чтобы всучить очередную порцию почему-то смазанных пикантных фотографий.

-Сохрани их для нас, Дэвид, - просто сказал Том, когда Про тяжело дышал на том конце, отходя от бурных эмоций. - Не хочу, чтобы ты уничтожил такие чудесные моменты, - он сбросил вызов и притянул к себе для поцелуя любимое существо, которое-таки сгорело на солнце, а теперь лежало рядом, измазанное кремом для солнечных ожогов и еще теплой спермой.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 255. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.038 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7