Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 17.




Вот чему нас учат. Вот что мы знаем. Это наша самая сокровенная тайна, чтобы найти которую придется буквально умереть. Умереть придется ищущему, а не нам. Нам необходимо жить до конца. Так что мы никогда не рассказываем. Когда наши близкие покидают свои тела и могут нас впервые увидеть, что ж, в тот момент уже поздно что-либо объяснять. Так что мы рождаемся в свете и становимся проходом, тропой между этой жизнью и загробной.

- Джоселин Уинн. 1770-1876.

Когда я приехала, я абсолютно не обратила внимания на город. Но теперь, наблюдая, как леса и фермерские угодья уступают место заколоченным фабрикам и заброшенным окраинам, я увидела остатки когда-то яркого места.

- Что случилось с этим местом? - спросила я.

Тетушка вздохнула. - Мне больно видеть все это. Это ужасно. Просто ужасно.

Тенс сказал: - Рабочие уехали, заводы встали, шахта закрылась. Производство сокращалось несколько лет, и люди покинули это место.

Старомодные здания из вагонки, относящиеся к эпохе Дикого Запада, давили на плечи, отдавая ощущением ранних переселенцев. Самое новое здание выглядело так, словно его построили в семидесятые. Краска отваливалась целыми полосами, а таблички висели под немыслимыми углами. Выбоины на дороге попадались так часто, что это перестало удивлять.

По мере приближения к городу по обеим сторонам дороги стали появляться рекламные щиты с улыбающимся лицом Преподобного Перимо. После того, как его голливудское лицо в шестой раз пригласило нас присутствовать при явлении Господнем в воскресенье, я вслух поинтересовалась:

- Он что, серьезно?

- У него есть на то причина, - ответила тетушка.

- Он меня вычислил.

- Как? - Тетушка повернулась и посмотрела на меня.

- Он декламировал мне вирши из Библии, когда мы нашли Селию. Затем он вдруг стал очень любезным, когда подошел Тенс.

- Он мне не нравится, - прорычал Тенс.

- Он уже знал мое имя заранее, я ему его не говорила.

- Это может быть эффектом "малоэтажной Америки" в действии. - Тетушку, казалось, не убедили мои слова.

- Но кто знал, что я здесь?

- Не знаю.

- Кроме того, он делает добро для города. - добавила тетушка, как будто не хотела себе признаться.

Постепенно свежевыкрашенные домики, освещенные рождественскими огнями, начали появляться среди пустых домов. На каждом газоне был рождественский пейзаж или светящийся крест. Я не видела символов Хануки или Кванзы. Так же не было изображений Санты Клауса.

- А где Санта?

- Городской совет проголосовал вернуть Христа на Рождество.

- Без Санты?

- Ага. Преподобный Перимо и политикой балуется. - Тенс выплевывал слова, словно те были кислыми.

Вокруг нас были видны новые стройки и реконструкции. Краска была настолько свежей, что казалась невысохшей. Центральный магазин, Рождественская книжная ярмарка, салон красоты. Все сверкало. Искусственные цветы и гирлянды украшали витрины, вместе с фигурами трех царей и звезды на востоке.

Громадный собор свергал в прожекторах, как спортивный стадион. Крест отражал свет так, будто был инкрустирован миллионами алмазов.

- Ух ты, - я не понимала, то ли это была церковь, то ли казино в Вегасе.

- Ничего не скажешь, а? - Тенс улыбнулся мне через плечо.

- По крайней мере он нанял горожан для реконструкции. - Тетушка сказала это так, будто она пыталась найти в этом что-то хорошее.

Тенс припарковался перед маленькой семейной пиццерией.

- Круто, - сказала я.

- Лучшая пиццерия в городе.

Тенс взглянул на меня и улыбнулся. Запах чеснока и дрожжевого хлеба успокаивали. Дома мы ели пиццу раз в неделю.

Наше прибытие отметил звон колокольчиков на входе. Плотный мужчина с бородой подошел к нам с огромной улыбкой:

- А, Миссис Фуллбрайт. Приятно вас видеть. Замечательное время

Он разложил перед нами меню и ушел за стойку.

- Почему сейчас замечательное время? - спросила я, когда мы уселись в глубине пустого ресторана. Тенс поставил стул рядом со мной.

- Тут будет много народу когда закончится церковное занятие, примерно через час, - ответил Тенс.

- О.

- Каждым вечером так.

- Каждый вечер проходят церковные занятия?

- Разные группы, разные занятия, но в любом случае церковь стала центром города.

- Как обычно? - спросил мужчина, возвращаясь с тремя стаканами воды.

- Вы так хорошо меня знаете, мистер Ломбардо, - смеясь, сказала тетушка. - Позвольте представить вам мою племянницу, Меридиан. Она приехала в гости из Портленда.

- На каникулы? Такая прелестная девушка. Нам будет вас не хватать, миссис Фулбрайт.

- Почему? - спросила я, удивляясь, что он тоже знает, что она при смерти.

Мистер Ломбардо как будто пристыдившись опустил глаза.

- Мы уезжаем. Первого января.

- Не говорите так. Пожалуйста, - тетушка сжала его руки.

Он опустил голову. - Тут стало слишком неудобно. Мы слишком стары, чтобы сражаться. Лучше уехать.

- Так же как Митчеллы, Вандербильты, Джонсоны и Смиты? - печально спросила тетушка.

- Нас выкупили, так что здесь останется пиццерия.

Мистер Ломбардо попытался улыбнуться, но его улыбка больше походила на гримасу.

- Она не останется прежней. Совсем. - смахнула слезу тетушка.

Когда мистер Ломбардо отошел, я порылась в тетушкиной сумочке и дала ей салфетку.

Через минуту-другую Тенс наклонился ко мне.

- Они все либо уехали, либо их купили.

- Кто?

- Все, кто не был согласен с Перимо и его последователями. Никто не остался свободным от них. Они даже избрали городской совет и шерифа, каждый из которых поклялся отстаивать любовь Господа над людьми. Мужья могут "воспитывать" своих жен и детей, местные школы преподают науку креационизма и молитвы, налоги идут скорее в церковь, чем в правительство.

- Но это же незаконно, правда ведь? - Я не могла себе даже представить такое.

- Законно или нет, но они так делают. Люди приезжают сюда из за церкви, и Перимо насколько убедителен, что он может сделать гонения логичными и рациональными. Старожилы умирают или же просто уезжают.

- Но почему они не борются?

- Малышка, человек всегда идет по пути наименьшего сопротивления. Есть лишь немногие, совсем немногие, которые хотят с чем-то бороться. - хмуро сказала тетушка.

Мистер Ломбардо принес нам пиццу, но оказалось, что аппетит пропал.

- Миссис Фулбрайт, прежде чем они придут сюда я должен вас предупредить. Вокруг вас ходит много слухов и шепотков.

- Расскажите мне.

- Смерти, Миссис Фулбрайт, младенцы. Они говорят, что это из-за вас. Они злятся. Преподобный говорит, что Богоявление - это время новых начинаний и для того, чтобы поприветствовать Господа в новом году, необходимы радикальные изменения. Жертвы.

- Со мной все будет хорошо, мистер Ломбардо.

- Это очень серьезные угрозы. Очень страшные. Я боюсь за вас. Я не слышал ничего конкретного, но того, что я слышал, достаточно. Достаточно, чтобы начать волноваться.

- Спасибо, но все будет хорошо.

Он повернулся ко мне.

- Вы присмотрите за ней, да?

Колокольчики на двери зазвенели, и вошли несколько семей, розовощекие и светящиеся радостью и весельем.

Мистер Ломбардо быстро отошел от нашего стола.

Я не знала, что сказать. От Тенса исходило напряжение. Его как будто воткнули в розетку. Это нервировало.

- Надо понимать, что нам стоит уйти? - наконец спросила я, когда никто из нас так и не притронулся к кускам пиццы.

- Да, это хорошая мысль, - ответила тетушка.

Я подошла к стойке, чтобы взять коробку и расплатиться. В это время Тенс сидел с тетушкой за нашим столом. Я вслушивалась в шепот, сопровождавший меня, пока я шла по ресторану.

- Она ведьмина...

- Тоже ведьма?

- Убила тех детей...

- Дала матерям умереть...

- Мы не простим это им...

- Сжечь...

Я повернулась, чтобы увидеть взгляды. Шепот прекратился, люди отвели глаза, как будто они за мной не наблюдали.

Я постояла минуту, и разговоры возобновились, как будто меня никто не замечал.

Тетушка держала голову высоко поднятой когда мы уходили.

- Ребекка, рада тебя видеть. Эван, Эмили, ваша дочь Ева так быстро растет. Она замечательный ребенок.

Они как один ерзали и что-то бормотали не глядя на нас и не отвечая на тетушкины приветствия.

- Эндрю, ты вырос очень симпатичным человеком. Фермерство тебе подходит, - она все еще пыталась. Некоторые нас не замечали, как будто мы были невидимы.

- Половине из них я помогла родиться. Вторая половина приехала сюда из-за церкви, - сказала она пока мы шли к Ленд Роверу.

Две шины из четырех были проколоты. Тенс обернулся, разглядывая тени.

Тетушка села на пассажирское сиденье. Она казалась съежившейся и усталой, как если бы состарилась, проходя мимо тех людей.

- Их нет, дорогой. Неужели ты думал?

- Я купил четыре заплатки, когда ходил в город. Все шло к тому, что они нам понадобятся. - Тенс скинул пальто и перчатки.

- Я помогу, - предложила я, не уверенная, что он разрешит.

- Спасибо. - Он дал мне фонарик.

Я закрыла тетушку в машине, а Тенс достал домкрат.

- О чем она говорила?

- Тетушка десятилетиями работала городской акушеркой. Еще до того, как тут появилась врачебная практика, до того, как построили большую больницу в двух часах отсюда. Она со всем справлялась. И все хотели, чтобы она им помогала.

- С полгода назад, старейшины церкви собрались и постановили, что все беременные женщины должны лечь на сохранение на последние три месяца беременности. Они обосновали это необходимостью обучения материнству, чтобы помочь семьям лучше подготовиться к рождению малыша. И они запретили акушерство не от церкви.

- Бред. - Я держала фонарик пока Тенс профессионально заделал повреждения и надул спущенные шины.

- Потом они постановили, что женщины должны очищаться для родов. Был целый свод правил, которым необходимо следовать. Только хлеб и сок - как в Причастии - в последние две недели; нельзя включать кондиционеры - комната должна иметь температуру тела; не использовать болеутоляющее потому что, женщины были созданы чтобы переносить боль деторождения...

- Мужчины составляли этот список? - фыркнула я.

- Ага. Как бы то ни было, в скором времени тетушка была исключена из этого процесса.

- Но мы же в Америке и на дворе двадцать первый век. Это же полная чушь.

- Я понимаю, что это звучит ненормально, но именно таким образом всем прихожанам промыли мозги. А головорезы Перимо специально учились выставлять его пожелания благовидными. Одна крошечная вещь ведет к многим большим вещам. Он может заставить отдельных людей чувствовать себя особенными - важными, таким способом, которого я никогда не видел. Он обладает потрясающей властью над людьми.

- Почему они думают, что тетушка убила младенцев?

- Было семь беременных женщин, срок каждой отличался не более чем на неделю, и они были первыми, к которым применили новые правила. Роза Кеннеди была первой, у кого начались схватки. Она была ослаблена от питания только хлебом, и схватки были длинные. Она стала терять сознание, и ее муж в панике позвал тетушку. К тому времени как мы с ней добрались туда, Роза и ее ребенок были мертвы. Я тебе рассказывал. Их спальня выглядела как картинка в исторической книге. Перимо прибыл сразу за нами и объяснил смерть Розы недостатком веры. Также он отметил, что тетушка не была верующей и даже, возможно, действовала против веры.

- О, Боже.

- То же самое случалось в тех или иных вариациях на протяжении всего октября; новорожденные жили только несколько часов, один ребенок родился с серьезным пороком, у другой матери порвалась плацента. Каждый раз члены семьи ждали до конца прежде чем начинали искать помощь. Скоро они начали винить тетушку и называть ее ведьмой. Но это случайные совпадения. Я не знаю, неудачи, плохие сроки. Но когда люди напуганы, этого достаточно, чтобы разжечь сомнения и обвинения. - Тенс закрутил последний болт. - Теперь все в порядке.

Я дрожала.

- Уходим отсюда.

Он положил свою руку на мою.

- Будь осторожна. С этой церковью что-то не так. Перимо всегда со мной любезничал, но в его глазах нет ничего подобного. Это очень старомодный маленький город, который всегда был воцерковлен, но он что-то затеял. Это как поезд с отказавшим тормозом. Я попытался найти что-нибудь о нем в интернете, но нет упоминаний его прошлого. Я нашел только названия церквей, где он служил, но были только почтовые адреса, номера отключенных телефонов и голосовой почты. Как будто он появился из ниоткуда.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 245. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.035 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7