Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Петроглифы Нецтема 1 страница




 

Петроглифы Нецтема были найдены глубоко в пустыне Араноха, на колонне, которая предположительно имеет естественное происхождение. Личное примечание и наблюдение: моя юная подопечная, Лия, была со мной во время этого путешествия. Когда она вгляделась в скалу, у неё начались жестокие, кошмарные видения. Я вынужден был запереть её в палатке до самого конца нашего пребывания в пустыне. Фрагменты того, что Лия сказала во время этих видений, я использовал для описания Преисподней в следующей главе.

 

Первородное Зло

Владыки Преисподней


Помяните мои слова, и да послужат они предупреждением всем людям о том, какая участь ждёт Санктуарий, если Владыки Пылающей Преисподней когда-нибудь вторгнутся в наш мир.

Да будет вам известно, что в Преисподней существует иерархия.

Есть трое Первородных Зол и четверо Младших Зол.


Первородное Зло — это Диабло, Владыка Ужаса, Баал, Владыка Разрушения, и Мефисто, Владыка Ненависти. Они — братья: сказано, что Первородные были главными головами Дракона, Татамета. Триада стремится установить жёсткие порядки среди легионов Преисподней. Как гласит поэма из пещеры Гахоуж, эти силы подпитывают друг друга. Ужас ведёт к Ненависти, а Ненависть — к Разрушению. Это и позволило им господствовать в Преисподней; они порождают силу и энергию друг друга, словно это алхимическая реакция.


Младших Зол четверо. Первая из них — Андариэль, Дева Мучений. Её брата-близнеца Дюриэля называют Владыкой Боли. Двое других представляют для нас наибольшую загадку, ибо они ещё не ступали на землю Санктуария. Тем не менее, во многих пророчествах высказываются опасения, что это ещё произойдёт. Эти двое — Белиал, Владыка Лжи, и Азмодан, Владыка Греха.

Теперь, когда мы вкратце описали иерархию Преисподней, настало время изучить каждого из демонов более подробно. Мы также остановимся на том, что именуется землями, или доменами Зол в Преисподней. Интересно отметить, что границы их владений постоянно меняются, так, словно царства Преисподней сталкиваются и посягают друг на друга. Судя по записям и текстам, можно подумать, будто сами границы враждуют меж собой.

Однако не будем задерживаться слишком долго среди этих ужасов, дабы не погрузиться в пучину безумия.

 

Диабло, Владыка Ужаса

К нашему несчастью, из всех Великих Зол мы больше всего знаем о Владыке Ужаса, Аль'Диаболосе; чаще его именуют Диабло.

 

Он суть корень всех страхов, глубоко сокрытых в смертных умах, кошмар, пробуждающий нас в холодном поту среди ночи. Он — воплощение чистой злобы и бездонного ужаса. Диабло несколько раз чумой прошёлся по Санктуарию, терзая смертных снова и снова, гораздо чаще, чем любой из его нечестивых собратьев.

Хотя о возрасте Владык Преисподней в привычном понимании этого слова судить нельзя, Диабло изначально считается младшим из Триады. Наверно, это странно — приписывать демону положительные черты; тем не менее, сказано, что Диабло — самый изобретательный и дальновидный из братьев и, возможно, из всех Зол. Многие заявляют, что самый умный — Мефисто, но ум столь же многогранен, сколь и само зло.

Диабло хладнокровен, хитроумен и терпелив. Его проще понять, зная, что все его действия направлены на то, чтобы вселить в окружающих ужас. Представьте, из чего он состоит: это смесь страха, потрясения и полной безысходности. Вероятно, самая опасная способность Диабло — это умение глубоко проникать в умы своих жертв, выуживая оттуда самые жуткие и пугающие образы, чтобы, используя их, обрушить худшие страхи человека на него самого.

Как бы извращённо это ни звучало, Диабло считает себя творцом ужаса. Я могу подтвердить, что, когда демон мучал меня, он получал от этого такое же удовольствие, какое художник получает от своей работы. Возможно, в каждом из нас он видит лишь холст.

Диабло знает, что его победа приходит тогда, когда враг паникует и поворачивается к своим страхам спиной, вместо того, чтобы взглянуть им в лицо. В любом случае (и это очень важно понять), Диабло получает удовлетворение не от самой победы, как, быть может, Мефисто; он питается ужасом, который ей предшествует. Для него страх, который испытывает человек, — более желанная награда, чем боль, от которой тот страдает во время самой пытки.

Рассмотрев сущность Диабло, нам остаётся лишь описать его Царство Ужаса в Пылающей Преисподней.

 

Некоторые из допрошенных демонов утверждали, что лично бывали в этом царстве кошмара наяву. Вишар Ороус отмечает, что, с их слов, Царство Ужаса — самый пустынный из всех доменов, ибо очень немногие демоны могут выдержать его непрекращающиеся пытки.


Царство Ужаса — это заброшенное уединённое место, наполненное жуткими картинами тьмы и тени, страха и неожиданности. Их давление постоянно нарастает, достигая апогея безумия и ужаса. Даже мимолётный взгляд на эти гниющие земли может засосать в бездну бесконечного отчаяния.

Описание этого царства, данное Ороусом, вызывает отвращение, что соответствует моим собственным представлениям о Диабло. Его наиболее действенные атаки извращают страхи, которые уже прячутся в душе каждого человека. Можем ли мы одолеть их? Я надеюсь на это, но в то же время считаю, что Ужас никогда по-настоящему не умрёт.

 

Ибо, пока человек боится темноты, Диабло остаётся самым коварным и, подчеркну, самым могущественным из всех Зол.

 

Баал, Владыка Разрушения


Тор'Баалос, более известный как Баал, — это Владыка Разрушения. На первый взгляд может показаться, что он бесхитростен, и его проще понять, нежели остальных Первородных. Он упивается тотальным уничтожением не только окружающего мира, но и всех его обитателей.

На заре существования Баал, как и другие демоны, принимал участие в бесконечных баталиях с Небесами. Вероятно, он никогда не уставал от войны, отчасти потому, что так и не исчерпал до конца все возможности сеять бессмысленное разрушение.

Принимая это во внимание, нетрудно было бы предположить, что Баал — просто необузданный зверь, и я встречал многих, кто в это верит. Однако должен сказать, что я не разделяю эту точку зрения и думаю, что он не менее коварен, чем его нечестивые собратья. Его нападение на гору Арреат, о котором я пишу дальше, — лишь один из примеров его умения стратегически мыслить и обманывать, чтобы добиться своего.


Судя по всему, царство Баала в Преисподней наполнено безумием постоянного разрушения, в котором он выводит демонов лишь для того, чтобы после насладиться их уничтожением. Сказано, что в Преисподней он воздвиг несколько мощнейших сооружений, доводя до совершенства неприступные бастионы, но только затем, чтобы придумать тысячи различных способов обратить их в прах.

Очень важно запомнить ещё кое-что.

В самом сердце Царства Разрушения расположена Адская Кузница*, которая, как бы иронично это ни звучало, является единственным очагом созидания во владениях Баала. Это одно из немногих мест, которое довелось узреть людям, и, со слов очевидцев, именно там создаётся мощнейшее оружие Пылающей Преисподней.


* Сказано, что в Адской Кузнице множество наковален, включая Наковальню Уничтожения. Лия, смотри мои записи в главе о Тёмном Страннике.


Говорится, что оружие из Адской Кузницы наделено силами Владык Преисподней. Разумеется, следует отметить, что эти вещи призваны уничтожать. Опять же, мы видим, что мотив созидания и разрушения проходит нитью через всё, что связано с Баалом.

 

 

Мефисто, Владыка Ненависти


Дул'Мефистос, более известный как Мефисто, — это Владыка Ненависти. Некоторые считают, что, если в Преисподней и есть лидер, то это Мефисто.

Также говорится, что Мефисто искуснее всех удаётся стравливать братьев друг с другом. Диабло и Баалу досаждают его происки, но чаще всего они идут у него на поводу, вероятно, потому, что Мефисто даёт им массу возможностей удовлетворить свои амбиции. Возможно, именно поэтому в Мефисто видят лидера, великого тактика.

Более всего Мефисто жаждет натравить друг на друга целые народы, обратить брата против брата, всюду сея раздор и сомнения. Должно быть, Владыка Ненависти считает Санктуарий своим личным подопытным мирком, дающим ему бесконечные, пленительные возможности подливать масло в огонь противостояния.

Для Мефисто ненависть — это лишь инструмент, хотя владеет он им в совершенстве. Владыка Ненависти презирает решительно всё, но к ангелам он питает особое отвращение. И потому в жителях Санктуария он видит оружие, которое можно будет перековать по своему подобию, чтобы направить однажды против Небесного Царства.

И, если история хоть в какой-то мере показательна, то Мефисто в выгодном положении, ибо в истории человечества ненависть сыграла большую роль, чем всё прочее зло, вместе взятое.

Стоит добавить, что, согласно как бардам, так и летописцам, Мефисто — отец двух демонов, Люциона и Лилит.


Весьма интересен тот факт, что жгучая ненависть Мефисто даже к собственным отпрыскам побудила Лилит восстать и вступить в запретный союз с ангелом Инарием. Лилит ухватилась за эту возможность, прекрасно зная, сколь глубокую ненависть питал её отец к ангелам. Ирония судьбы: ненависть Мефисто в конечном счёте подтолкнула его дочь к созданию расы нефалемов*.


* Лия, смотри главу "Появление нефалемов".


Что же касается царства Мефисто, я читал о нём множество рассказов, собранных на протяжении столетий писцами и магами. В них говорится, что домен Владыки Ненависти густо заселен демонами; они собираются в многочисленные группы, которые втайне вырастают в соперничающие друг с другом фракции.

Внутри искорёженных крепостей и мрачных дворцов сеются семена ненависти. Фракции постоянно соперничают, заключая союзы сегодня и предавая завтра, и за всем этим следит бдительное око Мефисто. Искусный стратег, он бесконечно восхищён планами и кознями его подданных. К его бескрайнему удовольствию, интриги часто ведут к повсеместной кровавой войне.

Возможно, поэтому говорится, что царство Мефисто — это столица Пылающей Преисподней.

 

Младшее Зло


О Младшем Зле мы знаем гораздо меньше, чем о Первородном. Лишь двоих из четверых — Андариэль и Дюриэля — видели в мире смертных. Другие двое, Белиал и Азмодан, известны лишь по косвенным свидетельствам. Боюсь, именно они и могут повлечь за собой конец времён.

Дорогой читатель, да не введут тебя в заблуждение названия "Первородное" и "Младшее". Они значимы лишь в пределах Пылающей Преисподней и не указывают на то, сколь опасно то или иное Зло для нас, смертных.

По сути, возможно даже, что Младшее Зло представляет большую угрозу, чем Первородное. В конце концов, известно, что четверо Младших Зол поднялись против Первородных и изгнали их в Санктуарий в ходе восстания, известного как Тёмное Изгнание*.


* Подробности ищи далее в этой книге.


Я начну с тех Младших Зол, о которых мы знаем. Дюриэля и Андариэль люди ошибочно назвали бы близнецами; в мире же демонов их родство обусловлено скорее близостью сущностей боли и мучений, нежели непосредственно кровными узами.

 

Дюриэль, Владыка Боли

Дюриэль, брат Андариэль, также известен как Король Личинок, или Владыка Боли. Его видели в Санктуарии лишь единожды в обличье кошмарного уродливого похожего на личинку отродья.

Всё говорит о том, Дюриэль любит пытать и причинять боль. Смертным, на мой взгляд, не постичь до конца одну странность демона: похоже, его не волнует, что значит боль для его жертвы. Он любит саму музыку криков: дисгармонию страдания на уровне ощущений. Он считает себя маэстро боли. Он заинтересован в истязании не души, но тела.

Во многих записях высказывается предположение, что, если у Дюриэля не окажется жертвы, которую он мог бы пытать, он начнёт истязать сам себя и насытится этим.

По иронии, хотя о самом Дюриэле известно совсем немногое, его царство в Пылающей Преисподней чаще прочих отражалось в древнем искусстве. Подозреваю, причина тому — его сильное сходство с камерами пыток нашего мира, и потому человеческим художникам и писателям проще его понять и изобразить.

Царство Боли описывается как изобилующее пещерами урочище, оборудованное садистскими гротескными приспособлениями: от исполинских машин для неописуемых зверств до крошечных механизмов, вызывающих запредельные муки. Здесь Дюриэль получает небывалое наслаждение от пыток тысяч пленённых диких демонов. Сказано, что даже его сестра, чьё царство каким-то странным образом перекрывается с его собственным, и другие обитатели Преисподней избегают этого места, хотя и наслаждаются музыкой мучительных криков, которые доносятся оттуда.

 

Андариэль, Дева Мучений

Андариэль, известная как Дева Мучений, — чрезвычайно жестокое существо. В отличие от её так называемого брата-близнеца Дюриэля, ей интересна не физическая боль, а душевное страдание. Она верит в непогрешимость мучения.

Будучи искусным манипулятором, она создаёт условия, в которых сознание жертвы выворачивается наизнанку. Она любит смотреть, как внутренняя агония и душевная боль разрывают людей на части. Когда-то Дева Мучений считалась наперсницей Диабло — вплоть до Тёмного Изгнания, когда она и её сообщники безжалостно предали его. Несмотря на былую верность, она упивалась страданиями Диабло и, как говорят, его унизительное поражение принесло ей ни с чем не сравнимое блаженство. Обычно она ведёт себя так, словно пребывает в постоянном экстазе, испытывая невообразимое удовольствие. Андариэль считается одним из самых общительных демонов; по слухам, она не выносит уединения, поскольку подпитывает себя страданиями других. Её тянет к вражде и несчастью, как мотылька на огонёк. Она находится в непрерывных поисках тех, кто погрузился в отчаяние, или же тех, кто наиболее восприимчив к её влиянию и манипуляциям.

О том, что представляет из себя её царство в Преисподней, известно немного; однако, несомненно, это место психологической атаки, где пытки тела и духа вызывают вину, сожаление и самобичевание.

Предполагается, что жертвы царства Андариэль, истерзанные чувством вины и гонимые поисками бесконечной физической муки, добровольно отдают себя во власть Дюриэля.

 

Азмодан, Владыка Греха

Азмодан, Владыка Греха — это умелый манипулятор, чьё оружие — порок и разврат. Он крайне подвержен страстям и обожает плести интриги. Это делает его самым харизматичным и притягательным из всех Зол.

В своих удовольствиях Азмодан не ведает меры. Он любит порок во всех его проявлениях, но наибольшее наслаждение он черпает в чужих неудачах. Азмодан — мастер искушения, побуждающий тех, кто твёрдо следует своим принципам и убеждениям, в конечном счёте предать их. Азмодан лучше прочих видит чаяния сердец. Он существует единственно для того, чтобы крушить нравственные устои, чтобы довести всё и вся в пределах его досягаемости до точки надлома.

Быть может, изучение внутренних мотивов Азмодана прольёт свет на то, почему Владыка Греха определяет Вселенную через крайности, которых можно достигнуть; он верит, что все обретают свою истинную сущность, достигая пределов извращённости и порочности.

Пусть невозможность понять это не ставит читателя в тупик. Есть учёные и мудрецы, которые рассматривали и обдумывали этот вопрос на протяжении многих лет и всё ещё терзаются непониманием.

«Мы род алчущих радости и пресыщения, грехом прельщённых и осквернённых, но редок человек, что совершает грех обдуманно: грех есть паутина, в которой все мы вязнем».

Азмодан, несомненно, нашёл бы в Санктуарии благодатную почву для семян разврата, но, к счастью, насколько мне известно, он никогда не появлялся в мире смертных.

В свитках Мальзакама говорится, что владения Азмодана в Преисподней заселены гуще прочих, — что это искажённая арена мириад грехов, как великого удовольствия, так и великого отчаяния, место, где немыслимые извращения возведены в абсолют.

В свитках также высказано предположение, что логово Азмодана поначалу не кажется пугающим или отталкивающим, наоборот, оно выглядит соблазнительным садом, который уводит всё глубже и глубже в огромные лабиринты гарема. Здесь, до отвращения пресытившись всеми радостями жизни, пленник стремительно проваливается в бездну извращённого безумия, и нет никакой надежды на пробуждение его прогнившей души.

 

Как и возбуждающие песнопения блудниц Лут Голейна, свитки Мальзакама указывают на то, что, будучи слишком доступным или же слишком долгим, удовольствие становится неотличимо от боли, тогда как боль, достигнув определённых пределов, становится наслаждением.

Хотя мне понятна эта теория, у меня нет никакого желания проверить её на себе. Я считаю (и свитки это подтверждают), что те, кто погрузятся во грех, быстро пропадут без надежды на возвращение.

Да помогут нам Небеса, если Азмодан когда-нибудь ступит на нашу землю.

 

Белиал, Владыка Лжи


Повторюсь, о Белиале я знаю лишь понаслышке. Наверняка мне известно то, что Владыка Лжи в различных писаниях изображается хитрецом и искусным обманщиком.

По мнению Белиала, восприятие есть реальность, и господство над ней — единственная его цель. Он лжёт не ради самой лжи, а для того, чтобы управлять чужим ощущением происходящего.

Владыка Лжи смакует момент, когда его жертва осознаёт, что была обманута, — этот миг беззащитности и предательства. Мне видится, что, если мы когда-нибудь встретим его в нашем мире, он предстанет искусным оратором, смертным, обладающим огромным влиянием и средствами, возможно, даже уважаемым правителем. За этой маской будет прятаться истинный Белиал — демон скрытный, порочный и гениальный, обладающий проницательностью и проворством. Он будет плести паутину лжи и вести человечество к краху.

Если вторжению в мир смертных и суждено быть, ожидайте, что его скроет обман. Слабость Белиала, возможно, состоит в том, что его ложь распространяется не только на остальных, ибо сам он часто попадает в запутанные сети собственных интриг.


Основываясь на сообщениях дознавателей Визджерей*, я думаю, войди мы в Царство Лжи, оно поначалу показалось бы раем прекрасных садов и удовольствий. Тем не менее, вскоре натура Белиала дала бы о себе знать. Заходя всё глубже и глубже в эти земли, мы бы всё яснее видели, что эти красоты — не более чем приманки, ведущие нас в ту или иную мучительную западню. Слишком поздно мы бы поняли, что наше восприятие действительности было искажено и извращено навеки.

 

* Смотри мои записи о магических кланах.


Это предположение подкрепляется следующим рассказом, который поведал одержимый демоном человек, Гарвос, когда над ним сотворили заклинания святой силы:

«Царство Белиала это место иллюзий, где то, что кажется лоном безмятежности, может обернуться подземельем, которое вырвет из разума чувство реальности. Кажется, сбежать оттуда нельзя. Манящий фрукт внутри может оказаться прогнившим, взрываясь сонмом извивающихся червей от одного укуса. Коридоры и огромные лестницы могут замыкаться на себе или же вести к краю бездны либо непреодолимым преградам. Соблазнительные девы могут обернуться дряхлыми старухами, стоит лишь их коснуться. Или наоборот, облепленное личинками, воняющее гнилью мясо может оказаться приятнейшим на вкус. Стены, бездонные ямы или сгорбившиеся ведьмы могут быть всего лишь иллюзией. И каждый раз, когда обнаружится, что мы стали жертвой обмана, эхом раздастся смех Белиала».

Сказано, что, когда Гарвос договорил, демон вырвался из его тела, растерзав его в клочья и немедленно умертвив.

 

Выводы

В заключение скажу, что не стоит ни на минуту верить, что, раз Младшее Зло именуется таковым, мы можем ослабить нашу бдительность. Ведь, как я говорил ранее, оно столь же опасно и изобретательно, как и Первородное, а, может, даже и больше, поскольку мы с ним практически не сталкивались. Помни также о знамениях, которые сулят миру смертных времена великого греха и обмана. Эти знаки могут быть предвестниками нашего рока.


«Утехи людей открывают дверь боли,

И истины скрыты за лжи пеленой.

И время настанет для дьявольской воли,

Когда саван смерти ждёт весь род людской».

 

Это, несомненно, знак того, что Белиал и Азмодан уже могут быть в пути. Говоря о враждебности этих Зол по отношению друг к другу, нам крайне важно её не переоценивать. Всегда нужно помнить, что, пока это в их интересах, они действуют сообща.

Поэтому мы должны быть настороже в ожидании жестокого нападения Белиала и Азмодана.

 

НЕБЕСНОЕ ЦАРСТВО

Совет Ангирис


Как и в случае с Пылающей Преисподней, мне не довелось лично побывать в Небесном Царстве. Однако я знаком с архангелом Тираэлем и потому знаю, что ангелы существуют. Позже я получил некоторые сведения об их силах. Многое из того, о чём говорится далее, почерпнуто из восстановленных текстов, написанных орденом Хорадрим во время Охоты за Триадой. Эти тексты хранились в монастыре, построенном Хорадримом в Тристраме, где орден обосновался после пленения трёх Первородных Зол. Эти писания могут пролить свет на Небесное Царство и все чудеса, которые можно там узреть, включая Совет Ангирис, правящую основу Небес.

Читателю следует понимать, что эти рукописи подтверждаются многими другими артефактами, которые я собрал или изучил в ходе моих странствий по миру. Я не требую, чтобы читатель верил мне на слово.

Для многих учёных архангелы Совета Ангирис являются живыми воплощениями главных качеств Ану. Важно, чтобы мы понимали, что эти существа не похожи на людей. Они не из плоти и крови. Они не стареют и не умирают подобно нам.

В своей квинтэссенции ангелы являются божественными сущностями света и звука, сиянием, отмеченным удивительной гармонией. Хоть читатель может найти этот образ абстрактным, я считаю, что существование ангелов Небесного Царства во многом похоже на великолепные движения музыки и света. Говорят, что даже доспехи, которые они носят, являются украшением и используются в большей степени, чтобы подчеркнуть индивидуальность, нежели защищать. Написано, что ангелы носили эти доспехи с самого начала, задолго до появления человечества, так что они определённо не пытались тем самым походить на людей. Я считаю, что доспехи являются как бронёй, так и украшением, хотя должен признать, что это лишь моё предположение.

Истинное проявление ангелов — это их величественные крылья, сотканные из света. Ангелы предстают в облике смертных, но в то же время кажутся неземными, являя собой изумительное зрелище. Как бы то ни было, важно, чтобы вы знали об их существовании. Известно, что они проявляли большой интерес к делам нашего мира, как, впрочем, и демоны. Следует также отметить, что во многом этот интерес обусловлен страхом, поскольку они верят, что люди обладают огромной нетронутой силой. Силой, вероятно, превосходящей силу самих ангелов.

Речь о нашем нефалемском наследии, но я слишком забегаю вперёд; природу нашего необычайного происхождения мы обсудим позднее.

Теперь же, дабы лучше понять ангелов, необходимо рассмотреть членов Совета Ангирис одного за другим. Я начну с описания каждого, а также легендарных предметов, коими они обладают.

 

Империй, Архангел Доблести


Империй — это глава Совета Ангирис, если главенство по меркам людей вообще применимо к ангелам. Именно он командует воинством Небесного Царства. Его тактический гений охватывает все аспекты войны, от манёвров армий на полях сражений до проведения диверсий против сторожевых постов Преисподней.

На протяжении тысячелетий Вечного Конфликта Империй бывал там, куда другие ангелы не осмеливались даже ступать. Когда преимущество в великой войне перешло на сторону Небес, он первым возглавил самые дерзкие вылазки в сердце Пылающей Преисподней.

Храбрость Империя непоколебима даже перед лицом поражения. Когда легионы Преисподней осаждали Небесное Царство, именно Империй сплотил своих собратьев для битвы. Он был первым, кто вихрем вырвался из Алмазных Врат и стремглав ринулся в атаку против армий демонов, бросившихся врассыпную. Один лишь вид Империя в действии наполняет ангелов доблестью и силой.

Рассказывая о подвигах Империя, я также должен упомянуть о Солярионе, Копье Доблести. По легенде, архангел выковал это оружие в самом сердце умирающей звезды. Я слышал, будто копьё является продолжением его несгибаемой воли, могущественным настолько, чтобы разрушить мощнейшие бастионы Преисподней одним праведным ударом. Пишут, что во время одного из вторжений Империя в Пылающую Преисподнюю Солярион поразил столько демонов, что по всем царствам семи Зол потекли кровавые реки.

Здесь должен отметить, что Империй не всегда носит копьё с собой. Вместо этого он призывает его с небес как пику ослепительного света, которая затем воплощается в его руках в настоящее копьё.

Когда Империй не сражается с миньонами Преисподней, он часто решает стратегические задачи и обучает других ангелов-воинов в Залах Доблести, своей обители в Небесном Царстве. Согласно описаниям мистиков Скацими, владения архангела — это каскады пространных, сияющих залов, в которых эхом звучат песни о его героических подвигах. Там увековечены его военные трофеи.

Если считать сказанное выше правдой, то, несомненно, Империя высоко ценят за его таланты полководца и боевое мастерство. Однако его легендарная доблесть идёт рука об руку со смертельным изъяном гордыни. Именно эта гордыня и высокомерие, по слухам, привели к конфликту с Тираэлем, Архангелом Правосудия. Во многом эта ссора была вызвана тем, что в завершении Войны Греха (событии, о котором я подробно напишу позднее) Тираэль содействовал заключению соглашения между Небесами и Преисподней. Этот договор резко остановил Вечный Конфликт, тем самым лишая Империя дальнейших возможностей доказывать свою доблесть в бою.

Говорят, что с того момента (и, конечно, в немалой степени из-за более поздних действий Тираэля) Империй стал ярым поборником закона и несгибаемым тираном. Хотя это, вероятно, не входило в его намерения, однако упрямство Империя якобы и вызвало разногласия, закравшиеся в Совет Ангирис.

 

Тираэль, Архангел Правосудия


Единственный член Совета Ангирис, которого я видел своими глазами, — это Тираэль, Архангел Правосудия. Могу даже сказать, что знаю его, если ангела и впрямь возможно познать.


Говорят, что за века до появления человека Тираэль был самым непреклонным из ангелов, непоколебимым приверженцем закона, правил и порядка. Он следовал единственному незыблемому долгу: добиться победы Небесного Царства в Вечном Конфликте.

Боевые подвиги Тираэля, как и Империя, порождали легенды. Он известен своим спокойствием, самоконтролем и отточенной техникой боя. Архангел вершит свой беспристрастный суд посредством Эль'друина, Меча Правосудия.

По всем свидетельствам, Эль'друин — особенное оружие, которое может рассечь любую материю или врага, существующие в природе. Впрочем, есть исключение: некоторые верят, что клинок не может разрубить или нанести вред тому, чьи помыслы чисты.

Несмотря на воинскую славу Тираэля, с которым мало кто может сравниться, говорят, что он во все времена был справедливым и беспристрастным, каким и должно быть само правосудие.

Сказано, что Палаты Правосудия, обитель Тираэля в Небесном Царстве, подобны огромной аудитории, в которой собираются ангелы. Здесь они говорят о своих жалобах, приходят к соглашению и стремятся вернуть утраченную гармонию и равновесие. По-видимому, это подходящее место для ангела, который превыше всего ценит целостность и равновесие, который всегда выбирает праведную стезю, даже если это причинит боль тем, кого он любит.

В свете всего вышесказанного ироничен тот факт, что Тираэль ныне считается отступником Совета Ангирис. Во многом это вызвано тем, что, с тех пор, как появились смертные, характер Тираэля изменился. Архангел вступался за благо всего человечества снова и снова, ибо в каждом из нас он видит потенциал героизма и самоотверженности. Он даже действовал вопреки наказам своих собратьев по Совету, дабы бороться от нашего имени.







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 180. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.014 сек.) русская версия | украинская версия