Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Немецкая расология




 

Глубокий след не только в истории развития расовой теории, но и в формировании общественно-политических идей рубежа XIX и XX веков сыграла деятельность английского аристократа Хаустона Стюарта Чемберлена (1855-1827), натурализовавшегося в Германии и известного ныне именно как немецкий расовый философ. Его двухтомное сочинение «Основы XIX столетия», вышедшее в 1899 году, стало вехой в развитии теории и вызвало оживленные дискуссии.

В своей работе автор подверг достаточно скрупулезному анализу историю мировой цивилизации с точки зрения вклада в нее определенных расовых типов. «Все выдающиеся люди, выступившие начиная с шестого столетия в качестве истинных творцов судьбы человеческой, а именно: как основатели государств, созидатели новой мысли и оригинального искусства, – были германского происхождения. Создания арабов отличаются своей кратковременностью; монголы только разрушают, но не создают ничего; гениальные итальянцы средних веков были все выходцами или Севера, пропитанного ломбардской, готской и французской кровью, или германо-эллинского юга; в Испании созидающий элемент представляли собой вестготы. Пробуждение германцев для их всемирно-исторического значения как основателей совсем новой цивилизации и совсем новой культуры образует фундамент европейской истории».

Массовое движение Реформации он также охарактеризовал как «возмущение германской души против ее негерманского истязания».

В контексте нашего повествования необходимо отметить следующий факт. Многие ангажированные политологи вот уже сто лет клеймят имя Хаустона Стюарта Чемберлена, записывая его в предтечи «германского фашизма», а также представляя его как одного из основных идеологов милитаризма.

Всем его гневным критикам мы, прежде всего, рекомендовали бы обратиться к первоисточнику за прояснением вопроса. По собственному признанию Чемберлена, термин «германцы» для обозначения данного биотипа он позаимствовал у древнеримского историка Тацита, писавшего, что они прежде всего блюли чистоту крови и никогда не смешивались с другими народами. Однако при этом немецкий расолог откровенно признавался: «Никогда не существовало народов, которые сами называли бы себя германцами».

Чемберлен ссылается на слова Тацита, который описывал германцев как людей, имеющих «голубые глаза, светлые волосы и высокие фигуры», но при этом добросовестно подчеркивает, что под это описание подпадают еще две большие расово-этнические группы: «кельты» и «славяне». Древние славяне времен начала миграции были ярко выраженными долихоцефалами высокого роста. Кроме того, Чемберлен ссылался на крупнейшего авторитета физической антропологии Рудольфа Вирхова и на его обширные исследования цвета волос и цвета глаз, на основании чего пришел к выводу, что славяне происходят из самого центра региона, из которого распространились все представители данного расового типа.

Его не удовлетворил термин Линнея «homo europaeus», который Чемберлен считал крайне абстрактным и уже отходящим в область истории. Не воспользовался он в своей классификации рас и определениями «индоевропейцы» и «арийцы» в силу их неопределенности. Таким образом, он остановился на названии «германцы», за неимением лучшего, но честно признавая всю относительность и неточность данного расового определения.

В конце своей книги, давая прогноз на будущее, Хаустон Стюарт Чемберлен провидчески писал, что мир в Европе во благо всей белой расы может быть достигнут только на базе кельто-германо-славянского союза. Поэтому все обвинения, выдвигаемые в адрес немецкого философа, мы считаем просто нелепыми и основанными на полном незнании источников.

В целом рубеж XIX и ХХ веков был изумительным временем титанов политической философии. Книги по расовой теории выходили тиражами от одной до трех тысяч экземпляров, но и этого оказывалось достаточно, чтобы предельно возбудить читающую публику новыми взрывоопасными идеями и круто изменить общественное мнение. На основе работ Отто Аммона были созданы дифференциальные методики отбора новобранцев в немецкую армию. Многочисленные публикации Людвига Вильзера и Людвига Вольтмана предопределили впоследствии деградацию всей западноевропейской социал-демократии и сделали невозможным появление коммунистических режимов в развитых европейских странах. Что касается основного труда Хаустона Стюарта Чемберлена, то сам Кайзер Вильгельм II рукоплескал ему и неоднократно впоследствии советовался с ученым в вопросах выработки внешней политики Германии.

Едва началась русско-японская война, как Вильгельм II направил Николаю II письмо, в котором называл своего брата – русского царя – «повелителем Востока», а себя «повелителем Запада», подчеркивая, что всеми силами будет содействовать России в усмирении поднимающейся «желтой опасности». Немецкий монарх ясно видел расовые основы этого конфликта и дал понять русскому монарху, что открыто встает на сторону расово близкого народа. Этот факт, как никакой другой, дает понять всю лживость и беспочвенность нечистоплотных либеральных политологов, утверждающих, что Чемберлен и ему подобные расовые теоретики санкционировали немецкую агрессию на Восток. Напротив, и сам Чемберлен и многие его коллеги написали множество теоретических работ, в которых обвиняли Англию в развязывании Первой мировой войны, ставшей по сути первой гражданской братоубийственной бойней народов белой расы. Ведь именно Англия во время русско-японской войны встала на сторону азиатской империи, открыто помогая ей финансово и технически. При этом нужно помнить, что сам Чемберлен был потомственным английским аристократом, и его открытую и последовательную германофилию нужно рассматривать не как измену родине, а как бескомпромиссность и чистоту позиции подлинного расового философа, в сознании которого ценности всей расы в целом выше ценностей отдельно взятого народа, ибо народы смертны, а раса вечна.

Не все вышеперечисленные авторы были профессиональными антропологами, однако движимые своей расовой интуицией, на рубеже XIX и XX веков сумели изменить всю общественно-политическую ситуацию в цивилизованном мире, вследствие чего даже те ученые, что считали себя «чистыми академическими антропологами», вынуждены были на страницах своих трудов позволить откровенные философские рассуждения о подлинном порядке вещей в органическом мире вообще и в человечестве, в частности.

Подданный Австро-венгерской монархии известный антрополог Карл Евгений Уйфальви (1842-1904), натурализовавшийся впоследствии во Франции, прославился написанием целого ряда работ по так называемой «иконографии расы». С личного разрешения русского царя он объездил значительную часть Российской империи в целях изучения расовых аспектов иранского влияния на расовую культуру Средней Азии. С этой же целью он объездил позднее Иран и Переднюю Азию, где изучал изображения Богов и героев с расовой точки зрения, в результате чего пришел к следующему выводу: «Индусы, персы и скифы первоначально отличались северным расовым типом. В том, что римляне, греки, этруски и галлы относятся к тому же типу, в настоящее время не может быть никаких сомнений. Есть сведения, указывающие на связь северной расы и с египтянами». В свою очередь еще бельгийский антрополог Франц Прюнер-Бей (1808-1882), изучая в середине 60-х годов многочисленные черепа египетских мумий, явственно выделил среди них два устойчивых и весьма контрастных расовых типа, и именно «благородному» европеоидному он приписал честь создания всей великой культуры Древнего Египта.

Еще один известный немецкий антрополог Георг Бушан (1863-1942) в своей монографии «Наука о человеке» (М., 1911) в этой же связи указывал: «Уже на древнеегипетских могильных памятниках эпохи XVIII династии мы встречаем изображения воинов со светлым цветом кожи, белокурыми волосами и голубыми глазами, так называемых «тамаху», то есть мужей севера, как они прямо и называются».

Немецкие расологи Эрвин Бельц (1849-1913) и Карл Штрац (1858-1924), исследуя современных им японцев, также обнаружили расовый тип, более похожий на европеоидов общим изяществом и пропорциями тела и принадлежащий к аристократическому слою Японии. Данному типу свойственны более светлая кожа и более длинное лицо, и называется он «хо шиу». Бельц и Штрац, независимо от русского ученого Г. Е. Грумм-Гржимайло также пришли к выводу, что этот расовый тип происходит от древних динлинов. Аналогичную картину они наблюдали в Северном Китае и на Тибете, где утонченный, более европеоидный тип встречается гораздо чаще среди крупного чиновничества, нежели среди простолюдинов. Кроме того, они отметили один весьма примечательный и характерный нюанс, ибо оказалось, что китайские и японские художники обязательно приписывают «орлиный нос» каждому великому человеку, совершенно не считаясь с исторической правдой. Исходя из расовых стереотипов, они стремились европеизировать в общественном сознании представление о величии, что может быть вызвано только былым влиянием белой культуросозидающей расы на аборигенов данных территорий. Это наблюдение Карл Штрац развил в целом цикле работ, посвященных вопросам расовых канонов красоты. Так, в своем популярном сочинении «Расовая женская красота» (СПб., 1904) он писал: «Китайская красота старается по возможности навести на себя румяна и белила, чтобы скрыть свой желтый оттенок. Не вдаваясь в дальнейшие подробности монгольского туалета, мы можем уже из этого примера заключить, что китаянка стремится к идеалу красоты, увеличивая свои собственные прелести путем подражания таковым высших рас». Сходная постановка вопроса обнаруживается и у другого крупнейшего немецкого антрополога Густава Фрича (1838-1891), занимавшегося разработкой расовых канонов человеческого тела. Опираясь на эти расовые каноны, которым он дал обобщенное название Фричевский ключ,Карл Штрац подчеркивал: «С тех пор, как Монтелиус доказал, что шведы по меньшей мере 4000 лет тому назад уже были туземцами на севере и уже тогда обладали сравнительно высокой культурой; я считаю себя вправе вместо германской принимать северную расу; даже все древнейшие сказания о Богах и героях не германского, а северного происхождения. Эта светловолосая и голубоглазая расовая ветвь большой белой расы, вероятно, уже с древнейших времен укоренилась в Скандинавии, ибо если мы сравним статистические данные и графические изображения голубых глаз и светлых волос, то получится теряющееся к югу, северу и востоку излучение, в центре коего находится Скандинавия. К этому северному племени, помимо Скандинавов, относятся северные немцы, фризы и голландцы, часть англичан и северных россиян».

Дело дошло до такого азарта, что даже известные расовые теоретики еврейского происхождения Генрих Герц (1832-1894) и Игнац Цольшан (1877-1948) принялись объяснять существование белокурых евреев примесью у них благородной крови аморитян, произошедшей в стародавние времена, когда полчища «гогов и магогов» вторглись в Иудею. В своей монографии «Расовая проблема» (М., 1914) И. Цольшан в духе идей своего времени писал: «Тип северной расы встречается также и у инков, у индейцев Северной Америки, обитателей Явы, островов Тихого океана, Малайского Архипелага». Еще один еврейский расовый теоретик Соломон Рейнах (1858-1932) в 1892 году опубликовал книгу «Арийцы» – своего рода наукообразную оду в честь белой расы.

Исследователь Африки Георг Швейнфурт (1836-1925) в центре этого континента обнаружил народ акка со светлыми волосами. Польский антрополог Людвик Крживицкий в цитировавшейся нами книге «Антропология» подчеркивал: «Название «белые типы» распространяется на множество довольно различных народов, имеющих, однако, несколько общих черт, а именно: мягкие, длинные волосы, иногда вьющиеся, более или менее богатую растительность на лице, выдающийся и сравнительно узкий нос и, наконец, цвет лица, переходящий в смуглый, но всегда с румянцем. Поэтому только эта раса употребляет белила и румяна. Белые типы в виде остатков, встречаются в северо-восточном углу Азии и северо-западном Америки, что они разбросаны там и сям в Японии и Индокитае, и что, наконец, они в качестве индонезийцев еще чаще встречаются на островах Борнео и Суматре и в Полинезии. Эти остатки, важные для нас, как свидетельство того, что некогда распределение антропологических типов на земном шаре было совершенно другое. Кастовый строй Индии, как указывает на это санскритское название: варна (т. е. краска), на самом деле не что иное, как иерархическая организация антропологических элементов. Чем ниже каста, которую мы наблюдаем в известной местности, тем ярче обнаруживаются курчавые волосы, толстые губы, темная окраска, особенно у дравидов. С другой стороны, чем каста выше, тем цвет тела становится более светлым, волосы – гладкими».

В качестве доказательства распространенности светлопигментированных расовых типов в древности можно привести название некоторых народов, так, например, в Сенегале живет кочевое племя фулахов, туземное самоназвание фульбы – множественное число от пуло, то есть «светлый».

Следует также особо подчеркнуть, что антропологи той поры, именовавшие себя «чистыми» учеными, не гнушались того, что в своих изысканиях позволяли себе весьма глубокие философские обобщения, выстраивая определенные закономерности между биологическими характеристиками расовых групп и их известной культурной ценностью. Так, Людвик Крживицкий откровенно утверждал: «Летописи рассказывают нам, что чувства блондина к короткоголовому брюнету не отличались особенной нежностью. Уже после эпохи Меровингов брак вождя германской белокурой расы с женщиной кельтской расы или какой-нибудь другой темноволосой считался неравным. Легенда о Бертульфе, приводимая многими историками и этнографами, свидетельствует о существовании расового различия: мать Бертульфа была возмущена, когда ее сын обесчестил свою благородную германскую расу и загрязнил навсегда чистую кровь своего потомства, вступив в брак с девушкой, хотя и красивой, но черноволосой и чернобровой. Ведь таких ворон, по ее мнению, он нашел бы для своей забавы сколько душе угодно в собственных поместьях».

Крупнейший немецкий антрополог Феликс фон Лушан (1854-1924), с именем которого связаны методики расовых измерений цветов кожи, на основе обширного материала, накопленного им в экспедициях, значительно обогатил историческую картину распространения биологических типов, чем существенно скорректировал многие положения классической этнографии. В своей известной монографии «Народы, расы и языки» (Ленинград, 1925) он указывал: «На западе Северной Африки самое меньшее 10%, а то и гораздо больше белокурых людей, установлено твердо. То, что народность фульбе, по большей части, совершенно закрывает свое лицо, вследствие чего они называются своими арабскими соседями «le mulathemin» (закрытые), подтверждает их появление с далекого севера. Также из северной Аравии я знаю много блондинов со светлой кожей, волнистыми или слегка вьющимися волосами, небольшого роста, с узкими головами и маленькими носами, то есть представляющих собой людей, которые совершенно напоминают хороший тип средиземноморской расы где-нибудь на Корсике или Сардинии».

Выделив в социальной иерархии государств Севера Африки и Аравийского полуострова европеоидный культуросозидающий расовый субстрат, Ф. фон Лушан и на территории Малой Азии обнаружил ту же закономерность. «Первоначально курды были все блондины, голубоглазые и длинноголовые, и только под влиянием новых географических условий и, смешиваясь с турками, армянами и персами, мало-помалу все больше и больше становились брюнетами и короткоголовыми. Итак, курды – это потомки переселенцев из Северной Европы, и они в течение 3300 лет сохранили в чистоте свой язык и в некоторой части области своего распространения – также свои самотические особенности. Где же находится действительная родина белокурых, голубоглазых и длинноголовых курдов? Ясно, только там, где вообще только и есть на всем земном шаре родина белокурых, голубоглазых и длинноголовых людей, то есть в Северной Европе. Несомненно, что здесь вовсе не входит в мою задачу разбирать арийскую проблему, и я чувствую себя совершенно свободным от тевтонских или пангерманских стремлений какого-нибудь Гобино или Чемберлена; но я все-таки считаю бесспорным самостоятельное существование определенного длинноголового, голубоглазого и белокурого типа людей и не думаю, чтобы эти особенности могли бы где-нибудь случайно найтись в другом месте, без отношения к североевропейскому типу».

Подчеркнув свою идеологическую беспристрастность, немецкий расолог, тем не менее, самым недвусмысленным образом вновь подтвердил все базовые постулаты классической расовой теории относительно прародины европеоидной расы, а также о ее приоритетном влиянии на культуру организованных обществ. Даже в таком пестром и расовонеоднородном регионе, как Кавказ, он ясно разглядел следы все той же расовой динамики. «Из всех народностей Кавказа больше всего чуждых элементов среди осетин, между которыми встречается много длинноголовых и приблизительно около 20% блондинов. Поэтому трудно сомневаться в сильной североевропейской примеси».

Соотнесение данных антропологии и этнологии, а также сведений, почерпнутых из классических письменных источников, максимально уточнило всю картину в целом. Так, Ф. фон Лушан подчеркивал, что в договорах, относящихся к 1370 году до н. э., царь Миттаниев и его люди называются harri, так же как девять столетий спустя Ксеркс и Дарий называли себя har-ri-ya – «арийцами арийского семени».

Другой корифей немецкой расологии Вильгельм Мюльман (1904-?) приблизительно в это же время опубликовал ряд работ, из которых явствовало, что древнейшее расселение индоариев на востоке достигло Полинезии. Следы ведической культуры без труда обнаруживаются и в Океании, и на самых отдаленных островах Тихого океана. Европеоидная раса, по его мнению, распространилась из Индии по всему этому обширному региону, образовав здесь высший аристократический слой и до сих пор сохранив в окружении чернокожего населения многие характерные черты исходного психотипа и физического строения.

Чешский профессор Б. Грозный в 10-20-х годах создал новую науку хеттологию.Основываясь на результатах расшифровки древних хеттских клинописных табличек, он произвел переворот в науке того времени и существенно скорректировал представления о роли индоевропейских народов в истории становления культуры Ближнего и Среднего Востока. В своей работе «Протоиндийские письмена и их расшифровка» (1915) он писал: «Когда мы говорим о переселении народов, мы имеем в виду обычно то великое переселение народов германских и гуннов в IV-VI веках нашей эры, которое повело к падению Римской империи. Но уже перед этим мы встречаемся в истории человечества с подобными переворотами и передвижениями целых народов. Большим переселением народов является, например, вторжение так называемых северных народов в Переднюю Азию, которое произошло около 1200 г. до н. э. и уничтожило хеттское государство; вторжение индоевропейских фригийцев, армян, фракийцев и мидийцев в Малую Азию и связанное с ним вторжение филистимского народа в Палестину; вторжение шерданов в Сардинию и этрусков в Италию. Приблизительно на тысячелетие раньше происходило вторжение индоевропейских народов, хеттских и арийских, в Переднюю Азию, вторжение луитов и индоевропейских хеттов в Малую Азию и вторжение индийских митанни в Северную Месопотамию. Около конца IV тысячелетия до н. э. появляются в Закавказье, в Северной Сирии и в восточной части Малой Азии первые индоевропейские завоеватели, хетты, которые пришли туда из области Каспийского моря и носили, вероятно, имя Куш. Наше разъяснение протоиндийского письма указывает нам, что уже в глубокой древности, в первой половине III тысячелетия до н. э., Северной Индией владел древнейший, можно сказать, самый древний индоевропейский народ, который нам оставил в индийской почве блестящие памятники своей деятельности».

Позднее в своей работе «Хеттские народы и языки» Б. Грозный пришел к еще более революционным выводам: «Расшифровка хеттских надписей – клинописных, а потом и иероглифических – произвела полный переворот в наших взглядах на древнейшую историю человечества. Я считаю, что мы можем говорить о перевороте в древнейшей истории, сегодня ясно видим, что не только шумеры, вавилоняне, ассирийцы и египтяне, – но и индоевропейские народы уже 4000 лет тому назад играли очень важную роль в истории Древнего Востока. Благодаря расшифровке хеттских надписей нам удалось определить на Древнем Востоке шесть народов, до тех пор неизвестных, из которых четыре – индоевропейского происхождения, то есть родственны народам, живущим в настоящее время в Европе и в Индии. Таким образом, возникла совершенно новая наука, называемая хеттологией, наука, считающаяся сегодня равноправной с ассирологией и египтологией, но возбуждающая благодаря индоевропейскому происхождению большинства новооткрытых народов в Европе более значительный интерес, чем обе вышеупомянутые науки, посвященные чуждым нам по происхождению народам. Общая кровь и общий язык связывают нас с этими новооткрытыми народами, которые еще 4000 лет тому назад оказывали сильнейшее влияние на историю Древней Азии и которые употребляли такие слова, как куис, что означает «кто» и напоминает латинское quis – «кто»; затем небис, что значит «небо» и похоже на русское «небеса»; далугасти, что значит «длина» и напоминает русское долгий, долгота».

Между тем в европейской расологии начала ХХ века произошли качественные изменения. Не только в вопросе о прародине белой расы, но и в вопросах применения адекватной научной терминологии была наконец-то поставлена точка. Утихли былые громкие споры между лингвистами, антропологами и этнографами. Все смежные науки, некогда сумбурно перемешанные в рамках единой расовой теории, теперь явственно обрели узаконенные рамки применимости в ее лоне. Несмотря на бурный рост шовинизма, вызванный Первой мировой войной, использование некорректных терминов, таких как «германская раса», «тевтонская раса», «славянская раса», означавших неправомерное уравнивание категорий этнологии и биологии, прекратилось. Удачное решение проблемы, предложенное русским расологом Иосифом Егоровичем Деникером, получило всеобщее признание. Термин «арийцы» в силу неудобства его применимости в расовых классификациях, основанных исключительно на описании физических признаков, плавно отошел в область лингвистики, культурологии и сравнительного религиоведения. Для названия антропологического типа представителей североевропейской расы, стал использоваться термин «нордический».

Феликс фон Лушан так описывал суть проблемы: «Всякое понятие об «арийской» расе должно быть отвергнуто. Можно, правда, да и то не совсем безопасно, говорить об арийском языке, хотя и это понятие имеет несколько значений, и некоторыми понимается как обнимающее современный персидский и армянский с ближайшими родственными языками, а другими распространяется значительно шире; но совсем недопустимо говорить об арийской расе или еще об арийском черепе и об арийском типе лица, что, как заметил еще Макс Мюллер, так же глупо, как если бы захотели выделить язык длинноголовых или грамматику брюнетов. Особенно нелепо вошедшее в моду употребление слова «арийский» как противоположный слову «иудейский», так как скоро мы увидим, что современные евреи соматически скорее принадлежат к переднеазиатам, чем к семитам, и в этом смысле они являются ближайшими родственниками армян, то есть того народа, который говорит на арийском языке в самом узком смысле этого слова».

Один из самых популярных расовых теоретиков времен Веймарской республики, а также Третьего рейха Ганс Ф. К. Гюнтер (1891-1968) в своей книге «Расология Европы» давал пояснения совершенно в том же духе: «В филологии раньше словом «арийский» обозначали индоевропейские языки; сегодня этот термин обычно используется лишь применительно к индо-иранской ветви этой языковой семьи. В начале расовых исследований иногда называли белую или кавказскую расу арийской; позже арийцами стали называть народы, говорящие на индоевропейских языках, и, наконец, нордическую расу. Сегодня термин «арийский» вышел из научного употребления, и использовать его не рекомендуется, особенно с тех пор, как он стал ходовым среди профанов в порядке противопоставления «семитам». Но от термина «семиты» антропология тоже отказалась, так как на семитских языках говорят народы самого различного расового происхождения».

 







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 408. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия