Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Аарон Розенберг 15 страница




За один налет драконы уничтожили весь Третий Флот, все шесть судов. Все на борту погибли. И затем наездники драконов направили своих подопечных назад, разворачивая их к первому флоту и судам, которые стояли между орками и их свободой.

 

“Проклятье! Проклятье на их головы!” Адмирал Праудмур схватился за борт так сильно, что, казалось, либо его пальцы сломаются, либо сломают древесину. Он наблюдал. как последний разрушитель Третьего Флота скрылся под волнами, оставив лишь пепел на поверхности моря. Он знал, что не оставалось ни одного шанса, что подобное мог пережить Дерек или кто-то другой из его команды.

Но горевать ему нужно было позже, для этого нужно было еще выжить. Прогнав все скорбные думы о его старшем сыне, Праудмур сконцентрировался на тактике. Север был теперь раскрыт. Суда орков могли просто направиться туда, в то время как драконы занялись бы остальной частью его флота, вынудив их отпустить корабли зеленокожих. Если это произойдет, то орки смогут причалить в Хилсбраде или в Южнопобережье, где они объединяться с остальной частью Орды. И Альянс потерпит неудачу.

Это было недопустимо.

“А ну, очнитесь!- приказал он, испугав своего рулевого. - Пускай половина наших судов мчится на север и снова блокирует их путь! Остальные остаются там, где они есть - и продолжайте атаку!”

Моряк кивнул. “Но, драконы”, - начал было он, хотя его руки уже вертели штурвал и направляли судно.

“Это просто еще один противник, вот и все, - резко отрезал Праудмур. - Мы просто расстреляем его, как и прочие вражеские суда”.

Его люди кивнули и бросились выполнять его приказ. Паруса были свернуты, и корабль пошел против ветра. Пушки были перезаряжены и нацелены под восходящим углом, бочки и другие предметы были поставлены под их стволы, чтобы удержать их в таком положении. Арбалеты также были перезаряжены, новые бочки с порохом - подготовлены. Когда первый дракон полетел к ним, Праудмур схватил свой меч, поднял его в сторону ящерицы, и затем резко упустил.

“Атакуйте!”

Это было отважное решение - но оно потерпело полное поражение. Дракон увернулся от каждого пушечного ядра, все они поразили лишь море. Он отбил бочки своими крыльями, и просто проигнорировал пылающие болты арбалетов, которые с легкостью отлетели от его чешуи. Однако свирепость натиска людей заставляла его отступить, дав время Праудмуру обдумать другой план.

К счастью он был спасен от необходимости что-то придумывать.

Когда ему в голову пришла идея использования веревки и цепи, чтобы попытаться связать или, по крайней мере, опрокинуть дракона, с облаков спустились новые воины. Они были значительно меньше дракона - возможно, раза в два больше человека - с длинными крыльями из перьев, длинными пучкообразными хвостами и соколиными клювами. И на спине каждого из этих существ находился кто-то, похожий на короткого человека, одетый в странную броню с перьями, покрытый татуировками и держащий в руках огромные молоты.

“Дикие Молоты, в атаку!” - Курдран Дикий Молот встал на седло и швырнул свой штормовой молот, попав в грудь ближайшего наездника дракона. Пораженный орк даже не успел отреагировать, он свалился со своего седла, его ребра сломались от удара, оружие и узда выпали из безжизненных рук, а само тело орка вскоре исчезло под волнами. Его дракон проревел в удивлении и гневе, что было похоже на раскат уходящего грома, но вопль скоро перерос в визг боли, поскольку острые когти Скай’ри со всей силы вцепились в крыло дракона, пройдя сквозь чешую и заставив пролиться темной драконьей крови. Поблизости был Йомар, и его грифон клювом и когтями оторвал большой кусок от левого крыла дракона, из-за чего тот драматично сдрейфовал вниз. Тогда Фаранд зашел сзади и запустил свой молот, который нанес дракону громкий удар по голове. Глаза ящерицы сомкнулись, и она упала вниз, вызвав огромную волну при падении в воду. Больше дракон не подымался.

Курдран пролетал над самым большим кораблем. “Мы прилетели Вам на помощь!”- закричал он стройному старшему человеку, стоящему на мостике. Человек кивнул и поприветствовал их мечом в руке. “Мы возьмем на себя этих зверушек, - заверил его Курдран. - Вы позаботитесь о судах”.

Адмирал Праудмур снова кивнул, и прокричал дворфу с напряженной, едкой ухмылкой: “О да, мы позаботимся о них, уж будьте в этом уверены”. Затем он обратился к рулевому. “Продолжаем двигаться, - приказал он. - Мы обгоним их, как и планировалось, и потом сожмем круг. Я не хочу видеть ни одного оркского суда на плаву!”

Дикие Молоты яростно напали на драконов, убив несколько и прогнав остальных. Уцелевшие суда Праудмура начали окружать оркский флот со всех сторон, пушки, порох и огонь давали им приличное преимущество. Он потерял одно судно, которое подошло слишком близко, что орки напали на него, проникнув на палубу, убив большую часть команды прежде, чем умирающий капитан сумел бросить зажженный пороховой бочонок в трюм и взорвать свой корабль. До этого они потеряли Третий Флот и несколько других кораблей из-за драконов. Но орки проиграли гораздо больше. Горстке кораблей удалось скрыться, но остальные пали перед гневом Праудмура. Что касается самих орков, некоторым удалось всплыть и ухватиться за плавающие доски, но многие утонули или умерли от огня или болтов. Вода покрылась телами.

С исчезновением последнего корабля из флотилии орков, остальные наездники драконов решили, что им больше тут нечего делать. Они повернули свои питомцев и бежали на восток, к Кхаз Модану, а Дикие Молоты кинулись преследовать их с громкими возгласами и криками. Праудмур посмотрел на остатки своего флота, покосанного, но победившего - хотя и высокой ценой.

“Сир!” - прокричал один из моряков. Он склонился с борта и жестом показывал на что-то, плавующее в воде.

"Что еще?"- вскрикнул Праудмур, быстро подойдя к своему человеку. Но его гнев быстро сменился на надежду, поскольку он понял, про что говорил моряк - кто-то барахтался в воде, ухватившись за сломавшуюся доску.

Какой-то человек.

“Бросьте ему веревку! - распорядился Праудмур, и моряки поспешили выполнять приказ. - И проверьте море на других оставшихся в живых!” Он не был уверен, как кто-то из Третьего Флота всплыл бы здесь, настолько далеко от места кораблекрушения, но, по крайней мере, одному человеку это удалось. А это означало, что могли быть и другие.

Он не смел погасить внутри себя ту крошечную искорку надежды, что Дерек мог оказаться одним из спасшихся.

Та надежда обернулась в замешательство, а затем - в ярость, когда человек, наконец-то, оказался на борту. Вместо зеленой туники Кул Тираса, на еле дышащем человеке была одежда Альтерака. И было только одно объяснение, как один из людей Перенольда мог оказаться здесь, в Великом Море, рядом с оркским флотом.

“Что ты делал на судне орков?” - потребовал ответа Праудмур, прижав коленом грудь только что спасшегося человека. Уже слабый и задыхающийся человек побледнел. “Отвечай!”

“Лорд Перенольд… послал нас, - еле прошипел человек. - Мы… вели орков на их... судах… Он сказал… нам… оказывать им… всякую необходимую… помощь”.

“Предатель!” Праудмур схватил свой кинжал и прижал его к шее человека. “Сговорился с Ордой! Я должен распотрошить тебя как рыба и бросить твои внутренности в море!” Он немного нажал, и тонкая красная линия пролилась по коже человека, острый край с легкостью порезал плоть. Но затем он отодвинулся и поднялся на ноги.

“Эта смерть слишком хороша для тебя, - объявил Праудмур, вложив кинжал в ножны. - Ты станешь живым доказательством предательства Перенольда”. Он обратился к одному из моряков. “Свяжите его и бросьте в гауптвахту, - резко распорядился он. - Ищите любых оставшихся в живых. Чем больше у нас свидетелей, тем быстрей Перенольд попадет на виселицу”.

“Да, сир!” Ему отдали честь и принялись исполнять распоряжение. Потребовался еще один час, прежде чем убедиться, что они обыскивали все прилегающие воды. Они нашли еще троих мужчин, все они подтвердили историю первого. В воде было также бесчисленное количество орков, но моряки Праудмура позволили тем потонуть самим.

“Направьте паруса на Южнопобережье, - сказал Праудмур своему штурману после того, как последний предатель Альтерака был доставлен на борт. - Мы объединимся с армией Альянса, и сообщим им о нашем успехе и о предательстве Альтерака. Ищите те суда орков, которым удалось избежать нашей расплаты”. Затем он отправился в свою каюту, где он мог, наконец, отдаться своему горю. После этого ему еще нужно было написать письмо его жене, сообщить ей, что произошло с их старшим сыном.

 

Глава 19

 

“Они не прибудут”.

Юный Тарбек остановился, пораженный заявлением лидера. “Что вы имеете в виду?” - спросил он.

Думхаммер скривил гримасу: “Остальная часть Орды. Они не прибудут”.

Тарбек огляделся вокруг: “Вы отправили их вниз по Большому Морю”, - осторожно сказал он, опасаясь вызвать гнев командира. – Им понадобится много дней для возвращения”.

“У них есть драконы, глупец!” - кулак Думхаммера поразил Тарбека в щеку, заставив орка откинутся назад. – “Наездники должны были прилететь много дней назад, чтобы доложить о продвижении войск! Что-то случилось! Флот ушел, и большая часть наших сил – вместе с ним!”

Тарбек кивнул, потирая щеку, но ничего не сказал. Не было что сказать. Думхаммер знал, что его помощник думал: если бы он не послал другие кланы вдогонку Гул’дану, не было бы сейчас проблем.

Думхаммер скрипел зубами. Почему никто из его народа не понял его решения? Он видел точно такие же взгляды от других орков с тех пор, как он приказал отступить из Столицы. Ворота уже начинали трещать и поддавались с каждым ударом тарана. У защитников города закончились запасы смолы и кипящей воды на стенах. Силы Альянса были отброшены за озеро и удерживали мост. Еще день-другой, и город раскололся бы. А он отправил свою часть армии прочь, оставив главные силы слишком ослабленными, чтобы продолжать осаду.

К тому же Альянс не замедлил воспользоваться положением. После отхода братьев Черноруких, люди, не медля, перешли через мост и врезались в оставшуюся горстку орков, навязав им битву. Орки оказались зажатыми между пехотой и конницей с одной стороны, и защитными укреплениями с другой. И у них не было шансов на прибытие подмоги. Армии Черноруких вернутся спустя дни, а то и недели, как говорил Тарбек, и то если они смогут победить Гул’дана и его чернокнижников с ограми, использующих колдовство в бою. Войска, застрявшие в проходе, которые должны были примкнуть к его силам, давно убиты людьми, отвоевавшими проходы и перекрывшими их. Орки, оставшиеся у стен города – вот все силы, которыми он обладал для нападения.

Потому он скомандовал отступление. Он надеялся, что другие кланы по пути примкнут к ним, они, по крайней мере, должны были направить к нему драконов. Что-то явно шло не так. И во всем он винил Гул’дана. Даже если бы колдун не убивал воинов Орды своими руками, именно его предательство вынудило Думхаммера разделить свои войска.

Он был вынужден. Он лично поклялся духам предков, что не позволит своей расе оставаться такой, какая она есть. Он боролся бы с развратом, жаждой крови и безудержной дикостью любым оружием под его командованием. Победа в войне не имела значения. Его собственная жизнь ничего не значила. Без чести они были бы животными, или еще хуже, ведь они имели возможность стать чем-то большим, имели богатую историю, которую растратили бы на кровожадность и ненависть. Если бы он позволил Гул’дану уйти безнаказанно, значит, он просто молча поддержал бы такой эгоизм, тем самым закрепив моральный упадок расы.

По крайней мере, так он сможет сказать, что сделал все, что мог – решил Думхаммер. Он сохранил свою честь, и таким образом – честь всей Орды. Они могут проиграть людям, но они сделают это с гордостью, стоя на ногах и держа оружие, не рыдая и не умоляя.

Кроме того, война еще не закончилась. Он повел своих воинов на юго-восток вместо запада. Там, между Лордероном и Азеротом, лежал Кхаз Модан. Там была родина дворфов, и они прошли в этом направлении, чтобы добраться до этих земель. Дворфы проявили себя стойкими противниками, но их горные крепости пали перед мощью Орды, все, кроме города Айронфордж, Железной Кузни. Думхаммер оставил там Килрога Мертвоглазого и его клан Кровоточащей Раны, чтобы наблюдать за горной промышленностью и обеспечить постройку флота. Если бы он смог привести свои войска туда и воссоединится с Килрогом, у них вновь оказалось бы достаточно сил, чтобы дать отпор Альянсу. Сражения стали бы труднее, и завоевание длилось бы дольше, но они смогли бы завоевать континент.

Разве что еще что-то вновь пойдет не так.

 

“Люди! - прокричал разведчик. – Люди на востоке!”

Думхаммер уставился на него: “На востоке? Ты уверен?” Но он не нуждался в поклонах орка и заверениях о правдивости. Но как они могли выйти с востока, когда Лордерон, от которого они шли, находится на севере и на западе отсюда?

Тогда он вспомнил. Дальнеземелье! Он сам оставил часть своего войска там, чтобы отвлечь от нападения на Квел’Талас. Уловка удалась, и люди оставили половину своих войск, чтобы очистить леса Дельнеземелья от орков. Похоже, они не ушли к Столице, и теперь подходили к ним с востока. А это значило, что если он не будет осторожен, то окажется зажат между двумя армиями Альянса, которые сокрушат его войска вместе с последней надеждою на спасение Орды.

“Сколько?” - спросил он весьма вспотевшего разведчика.

“Несколько сотен, может больше, - ответил, наконец, орк, хмурясь от сосредоточения. – Некоторые из них в тяжелой броне”.

Думхаммер скривился и, наклонившись назад, помахал молотом над собою огромными дугами, чтобы успокоить гнев, клокотавший внутри него. Проклятье! Целая рать воинов Альянса преследовала их, с целью нанести как можно больший урон его силам, особенно всадники, которые могут слишком быстро добраться до него. И они все еще были в нескольких днях пути от Кхаз Модана. И при этом – ни единого намека на драконьего всадника или других потерянных братьев.

У него не было выбора. Думхаммер посмотрел Тарбеку в глаза. “Ускорить темп, - сказал он лейтенанту. – Марш-бросок, никаких передышек. Мы должны добраться до Кхаз Модана как можно быстрее”.

Тарбек кивнул и поспешно ушел, чтобы передать приказы другим оркам, и Думхаммер, рыча, проводил его взглядом. Побег слишком уж походил на поражение, это было то, что он не хотел бы и обсуждать. Но он не мог рисковать, давая открытое сражение Альянсу. Сначала он должен объединиться с Кровоточащей Раной. А уж потом можно повернуться, чтобы сражаться с Альянсом на равных.

 

“Мы не можем сражаться с ними. Не в полную силу”.

Думхаммер уставился на Килрога, чье лицо было мрачным и решительным, когда тот качал головою.

“Но почему нет?” - спросил Думхаммер.

“Дворфы”, - коротко ответил Килрог.

“Дворфы?”, - сначала он подумал, что Килрог говорит о наездниках на грифонах, но Пик Орлиного Гнезда был далеко. Он мог иметь в виду лишь дворфов из этих гор. “Но мы сокрушили их силы и покорили крепости!”

“Все, кроме одной, - поправил Килрог, и его оба глаза, как здоровый, так и мертвый и ужасный, уставились на Думхаммера. – Мы не смогли взять Айронфордж, и я потерял много хороших воинов при каждой попытке”.

“Тогда оставьте ее, - настаивал Думхаммер. – Мы должны напасть на людей, пока их силы не перешли мост над каналом и не оказались на этой стороне. Как только их армия будет разбита, мы сможем осадить Железную Кузню, штурмовать ее, и разместить там своих воинов перед тем, как уйдем на север и продолжим наше завоевание”.

Но Килрог лишь покачал головою. “Дворфы слишком опасны, чтобы оставить их в тылу, - заявил он. – Я много раз сражался с ними за последние месяцы, и говорю тебе, если позволить им, они набросятся на нас как разгневанные пчелы. Каждый раз, когда мы брали одну из их крепостей, выжившие бежали в Кузню и скрывались там. Можно только предполагать, насколько глубока та крепость, но вся нация дворфов – там, и они жаждут мести. Если не охранять ту крепость, и дать им шанс выйти, то пред нами будут две армии, а не одна”.

Думхаммер шагал туда-сюда, обдумывая новые сведения. Если верить Килрогу - а он ему верил - то у них не будет достаточно сил чтобы противостоять Альянсу и надеяться на победу. Все что оставалось – продолжать двигаться.

“Оставайся тут, - сказал он Килрогу. – Возьми столько воинов, сколько нужно, чтобы сдерживать дворфов и измотать людей. Я отведу остальных к шпилю Чернокамня, где мы сможем начать оборону”. Он посмотрел на старшего вождя. “Приведешь потом своих воинов туда, если сможешь. Возможно, тебе удастся напасть на них с тыла. Может быть, к нам присоединятся силы из Моря или из-за Портала Тьмы, - он расправился. – Но пик Чернокамня – наш опорный пункт. Если мы не сможем победить людей там, то не сможем нигде, и эта война будет проиграна”.

Килрог кивнул. Еще мгновение он молча смотрел на Вождя, а затем заговорил, и голос его был мягким как никогда. “Ты сделал правильный выбор, - уверил его Килрог. – Я тоже понимаю всю глубину предательства Гул’дана. Он мог вернуть нас во времена до открытия Портала, когда мы сходили с ума от жестокости, голода и отчаянья”. Он кивнул. “Чем бы все это не закончилось, ты вернул честь нашему народу”.

Думхаммер кивнул, чувствуя уважение или даже привязанность к одноглазому вождю, которого всегда остерегался и недолюбливал. Он всегда считал Килрога жестоким и диким воином, предпочитающим славу чести. Похоже, он был неправ.

“Спасибо”, - сказал он. Больше было нечего сказать, и он вернулся к своему клану. Приказы были розданы, и начался очередной поход. Возможно, последний.

 

Глава 20

 

“Туралион!”

Туралион оглянулся на крик, не поверив своим ушам. К нему приближался высокий мужчина, полностью закованный в броню. Символ льва Стормвинда переливался позолотой на его побитом щите, а рукоять большого меча возвышалась из-за предплечья.

“Лорд Лотар?” Пораженный Туралион вскочил по стойке смирно прямо у костра, где он отдыхал, и посмотрел на Чемпиона Стормвинда и главнокомандующего Альянса. Старший воин слез со своего коня и похлопал Туралиона по спине.

“Приятно снова встретить тебя, парень! - Туралион мог расслышать подлинную привязанность в голосе Лотара. - Мне сказали, что я найду тебя здесь!”

“Кто?”- Туралион оглянулся вокруг, все еще не опомнившись от внезапного появления его кумира.

“Эльфы”, - пояснил Лотар, снимая с себя шлем и проведя рукой по лысой макушке. Он выглядел усталым, но довольным. “Я наткнулся на Аллерию, Терона и остальных, когда сверачивал на север. Они сообщили мне, что произошло в Столице, и что ты взял остальную часть армии, преследуя выжившую Орду”. Он сжал его плечи. “Отличная работа, парень!”

“Мне многие помогали, - возразил Туралион, обрадовавшись и смутившись от похвалы своего героя. - И, по правде, я так до сих пор и не уверен, что произошло”. Он и Лотар присели, старший с благодарностью принял пищу и бурдюк от Хадгара, и Туралион начал свой рассказ. Он был весьма удивлен, как и другие, когда большая часть сил Орды отстала от Столицы и быстро побежала на юг. Затем он получил сообщение из Праудмура о морском сражении и его итогах. “Остальная часть Орды не была достаточно сильна, чтобы противостоять нам, особенно Королю Теренасу, сгоняющему их каждый раз, как только они приближались к стенам города, - закончил он, - и их лидер, должно быть, знал об этом. И потому он отступил. С тех пор мы преследуем орков”.

“Он, возможно, ждал тех орков, которые должны были вернуться из моря, - предположил Лотар, проглотив ломоть сыра. - Когда те не явились, их лидер, должно быть, понял, что влип”. Он усмехнулся. “Кроме того, закрытие прохода в горах позади него означало, что у орков больше нет ни запасного маршрута для бегства, ни подкреплений с той стороны”.

Туралион кивнул. “Значит, вы уже знаете о Перенольде?”

“Да, - лицо Лотара сразу помрачнело. - Я никогда не пойму, как человек может пойти против своей же расы. Но благодаря Троллбейну нам больше не нужно волноваться о Альтераке”.

“А Дальнеземелье?” - поинтересовался Хадгар.

“Тоже свободно от орков, - ответил Лотар. - Это заняло у нас некоторое время. Некоторые из них неплохо спрятались, даже выкопали землянки в земле, куда они могли схорониться, когда мы их преследовали - но мы их, все же, выкорчевали. Дикие Молоты все еще патрулируют там, чтобы удостовериться в этом наверняка”.

“Эльфы тоже вернулись в Квел’Талас, чтобы очистить его, - вставил Туралион. - Вроде орки покинули их леса, но тролли все еще могут скрываться среди деревьев”. Он усмехнулся, вспомнив, как Аллерия и ее семья относятся к лесным троллям. “Не хотел бы я оказаться на месте троллей, когда рейнджеры найдут их”. Он осмотрелся. “А где Утер и другие паладины?”

“Я послал их в Лордерон, - ответил Лотар, выпив все содержимое бурдюка и отбросив его в сторону. - Они должны проверить, что королевство в безопасности, и затем они отправляться к нам”. Он слега улыбнулся. “Утер наверняка расстроится, если мы не оставим ему ни одного орка”.

Туралион кивнул, вообразив себе, как его товарищ, рьяный паладин, отреагирует, узнав, что он пропустил конец войны. И хотя орков еще было немало, ему казалось, как война вот-вот сойдет на нет. Он думал, что для них все закончится там, в Столице, но когда большая часть Орды оставила ее в покое, все изменилось. С той поры Орда стала меньше и отчаяннее.

“Они могут попытаться скрыться здесь, в Кхаз Модане”, - сказал Хадагр, но Туралион покачал головой. Он обрадовался, когда Лотар вторил ему. “Тогда им придется считаться с дворфами, - объяснил Чемпион. - Айронфордж все еще стоит незавоеванный, и дворфы не упустят шанса отомстить оркам и снова забрать контроль над своими горами”.

“Мы должны воспользоваться этим”, - вставил свое слово Туралион, выждав паузу, чтобы Лотар и Хадгар полностью сосредоточили свое внимание на него. “Мы можем пойти в обход к Айронфорджу, коли уж орки сами туда ни за что не сунутся, и используем наездников грифонов, чтобы следить за перемещением Орды. Если мы освободим дворфов, то они отвоюют горы, не позволив более оркам пользоваться горными дорогами. Они также выследят всех орков, которые все еще скрываются среди пиков”.

Лотар согласился. “Это хороший план, - сказал он с улыбкой. - Сообщите войскам, мы начнем свой марш завтра утром”. Он встал и медленно потянулся. “Что касается меня, то я пошел спать, - к своему неудовольствию сообщил он. - Это была длинная поездка, а я уже не столь молод, как раньше”. Но он одарил Туралиона серьезным взглядом перед уходом. “Ты хорошо справился с собой и войсками, когда меня не было, - заявил он. - И я знал, что так и будет”. Лотар на время замолчал, смесь горя и гордости одновременно отразились на его лице. "Ллейн, - тихо промолвил он. - Ты напоминаешь мне его. У тебя тоже есть храбрость”. Туралион просто смотрел, не зная, что ответить.

Хадгар подошел к Туралиону, когда старый воин их покинул. “Похоже, ты завоевал его уважение”, - подразнил его волшебник. Он знал, насколько Туралион ценил мнение Чемпиона, и как он волновался, что он подведет главнокомандующего Альянса.

“Заткнись”, - рассеяно пробормотал Туралион, слегка отпихнув Хадгара. Но он, все же, улыбался, раскладывая свою скатку, затем он повалился на нее и закрыл глаза, пытаясь хотя бы немного отдохнуть, прежде чем им снова придется ринуться в бой.

 

“В атаку!” - закричал Лотар. Он схватил свой меч, золотые руны которого отражали солнечный свет, и вместе со всеми побежал по широкой изгибающейся дороге, ведущей к заснеженному пику. На вершине той горы располагалась скала, их которой была вырезана, выбита и отшлифована самая настоящая огромная защитная стена, полная окон, ведущими далее в помещения, созданные глубоко в камне. И прямо в стене, если пересечь несколько коротких ступеней, находились двери исполинских размеров, метров пятнадцать в высоту, с внешней стороны которых был нарисован гигантский могучий дворфийский воин. Над ними возвышалась величественная арка, на которой была выгравирована железная наковальня. Таким вот был величественным вход в город Айронфордж.

Тяжелые двери были, конечно, закрыты, и больше нигде не было никаких проходов или лазеек внутрь горы. Впрочем, это не мешало оркам испытывать врата на прочность, напрасно пытаясь пробить древнюю защиту дворфов.

Именно на этих орков и шли Лотар и его солдаты, подымаясь к вершине пути и зайдя на широкий снежный выступ, оказавшись перед теми огромными вратами. Орки удивленно обернулись - они были настолько заняты своей осадой, что из-за нее и ветров, бродящих по горам, не заметили подхода Альянса. Они отчаянно пытались противостоять своему новому врагу, но первая шеренга орков была сметена прежде, чем те успели опомниться.

“Ни шагу назад! - вопил Лотар, его меч отсек руку у одного орка и затем воткнулся в грудь другому. - Гоните их к скалам!” Его люди подняли щиты и стали медленно, но верно продвигаться вперед, атакуя мечами и копьями каждого орка, посмевшего остановить их, сгоняя их всех к тому зданию, которого они ранее намеревались захватить.

Но, как и надеялся Лотар, дворфы были наготове. Черные врата-левиафаны распахнулись, издав лишь слабый и короткий скрип, и из прохода посыпались крепко бронированные борцы, размахивающие молотами, топорами и винтовками. Они напали на орков с тыла, и орки, оказавшиеся между молотом и наковальней, были быстро побеждены.

“Благадарю Вас, - обратился к Лотару один из дворфов. - Я - Мурадин Бронзобородый, брат Караля Магни. Все дворфы Айронфорджа типэрь в далгу перед Вами”. Оттенок его густой бороды соответствовал его фамилии, а его топор явно пережил немало славных битв.

“Андуин Лотар, главнокомандующий Альянса”, - представился Лотар, пожав его руку. Рукопожатие Мурадина было сильным, как он ожидал. “Мы рады были помочь, ведь наша цель - избавить все земли от Орды и их влияния”.

“Да, так и далжно быть”, - согласился Мурадин. Он нахмурился. “Альянс? Так эта были Вы, кто атправил нам афициальное письмо нэсколько месяцев таму назад из Лордерона?”

“Верно”. Лотар догадался, что Король Теренас наверняка отправил сюда посыльных, так же как и в Квел’Талас. Король Лордерона, очевидно, не мог упустить ни одного потенциального союзника. “Мы объединились для этой общей цели”.

“И куда Вы типэрь путь дэржите?” - поинтересовался второй дворф, подойдя достаточно близко, чтобы присоединиться к их беседе. Его лицо было не столь морщинистым, как у Мурадина, но лица обоих дворфов были похожи, впрочем, как и бороды.

“Мой брат, Бранн”, - огласил Мурадин.

“Мы следуем за бегущей Ордой, - ответил Лотар. - Многие орки уже пали, на земле и на море, и мы теперь собираемся победить оставшихся и закончить эту войну”.

Братья переглянулись и кивнули. “Мы атправимся с Вами, - объявил Мурадин. - Многие из нашей сэмьи будут сэйчас заняты прачесыванием гор, чтобы атваевать наши радовые крэпости и убэдиться, что эта зеленая зараза больше никагда не вэрнется в Кхаз Модан, - сказал он с усмешкой. - Но мы можем выдэлить нескалько парней для Вашего Альянса, чтобы эти орки больше никагда нас не пабэспокоили”.

“Мы с радостью примем Вашу помощь”, - от сердца поблагодарил Лотар. Он встречался до этого момента с дворфами пару раз, будучи в Стормвинде, и еще тогда он был впечатлен их силой и выносливостью. И если эти Бронзобородые дворфы были столь же хороши в бою, как их браться Дикие Молоты, то помощь первых могла бы оказаться в действительности очень значимой.

“Харашо. Мы атправим каго-нибудь, чтобы саабщить новость нашэму брату, чтобы нас снабдили неабхадимыми припасами для пахода, - Мурадин забросил топор на плечо и оглянулся вокруг. - Куда пашла Орда?”

Лотар заметил, как усмехнулся Хадгар, пожал плечами, улыбнулся сам, и указал на юг.

 

“Ани направляются к Шпилю Чернокамня”, - сообщил Курдран, спрыгнув вниз со своего грифона рядом с Лотаром и его лейтенантами, сидящими вокруг небольшого походного костра. Он и другие Дикие Молоты только что вернулись с развведки.

“Шпиль Чернокамня? Ты увэрэн?” - переспросил Мурадин. Туралион заметил, что Дикий Молот и Бронзовая Борода не очень ладили друг с другом. Хотя нет, это было не совсем так. Они были похожи на двух родных склочных братьев, подумал он - они любят друг друга, но не могут не поссориться или не похвастаться.

“Канечно, я увэрэн!- язвительно отдернул Курдран, и Скай’ри каркнула в знак солидарности со своим хозяином. - Эта же я слэдавал за ними, не так ли?” Затем он спросил с озорным взглядом: “Или ты лична хочэшь убэдиться в этом?” Мурадин и Бранн возле него побледнели и надулись, терпя злобное хихиканье Курдрана. Бронзобородые столь же “любили” летать, как Дикие Молоты - рыться под землей, и это было не единственное их различие.

“Шпиль Чернокамня, - задумался Лотар. - Это крепость на горной вершине?” Другие утверждено кивнули. “Хорошее расположение, - признался он. - Большое преимущество, как ни крути - крепкая оборона, легкая в защите благодаря окружающим горам, легко отслеживать маршруты”. Он покачал головой. “Кто бы ни был их лидером, он знает толк в своем деле. Легко нам не будет”.

“Да, и это мэсто еще проклято”, - добавил Мурадин. “Да, это так, - продолжил дворф, когда другие посмотрели на него, хотя Туралион заметил, как согласно кивнули Бранн и Курдран. - Наши братья, Темное Железо, - он сплюнул, словно ему было неприятно произносить даже имя тех дворфов, - пастроили ту крэпасть, но нечто намного более тэмное тэпэрь живет там, под зэмлей”. Он и другие дворфы съежились.







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 134. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия