Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Прохор Митюха.




Наконец запела труба горниста. Ожили барабаны, чуть выше обычного поднялся штандарт батальона. Ожидание, столь мучительное для каждого человека закончилось.

Отбросив в сторону все сомнения, и эмоции молодой майор, построив своих подчиненных в боевой порядок, скомандовал:

-Вперед!

Чуть меньше полутысячи молодых витязей, самому старшему из которых не достигло еще и восемнадцати весен, шли в бой, с веселыми, яростными глазами, такими, какие бывают только у отроков, в жизни у которых есть только два цвета: черный и белый, для них нет серых тонов. И нет однодневных друзей, как порой бывает у взрослых мужей.

Фузеи витязей мерно покачивались на плечах, в подсумках, сшитых портными Петровки, лежали по одной малой гранате с картечью и сорок бумажных патрон. К большому сожалению Прохора, у них пока не было тех фузей, которые недавно показывал ему Дмитрий Колпак у себя в мастерской, но он не отчаивался, целиком и полностью надеясь на выучку своих братьев. Все-таки новое оружие оно конечно хорошо, но и сами люди много чего стоят, а витязи показали себя только с наилучшей стороны в двух предыдущих схватках с бунтовщиками. Да и два десятка полевой артиллерии мощь не малая.

Вот уже до нужного бугорка осталось несколько десятков саженей. Три взвода были выдвинуты вперед, в боевое охранение. Орудия перемещались в центре походной колонны заряженными, как было предписано новым уставом, чтобы быть готовыми к любым казусам, что могли приключиться. Казаки ведь и вылететь чуть ли не с любой стороны могут, а своей кавалерии мало, едва хватает, чтобы тылы держать, да фланговые атаки, в крайнем случае, поддержать.

-Первый взвод на месте!– наконец скомандовал Прохор, как только первые шеренги взошли на вершину бугра.– Батальон – СТОЙ!

Витязи замерли на месте, в ожидании команды.

– Капитан Дуров, за вашей ротой южный склон, капитан Мишин за вашей ротой восточный склон, капитан Березин за вашей ротой западный склон, капитан Щукин за вашей ротой северный склон. Лейтенант Птицын, со своей полусотней в резерве. Разойтись!

По команде сержантов взвода начали занимать позиции, укрепляя малые батареи из пяти орудий, с каждой стороны света. На вершине замерло два взвода пятой роты, готовой в случае нужды прийти на помощь своим братьям-кадетам.

Однако приготовления витязей не остались незамеченными для противника, уже увидевшего, что с тыла заходят прибывшие на помощь городу царские войска. Не прерывая штурм городских предместий Булавин послал наперерез вышедшим по дороге полкам стоящие в лагере резервы. Полтысячи конницы тут же бросилось в сторону 5-го полка, собираясь смять правый фланг. Размахивая саблями и подбадривая себя криками, казаки неслись на ощетинившиеся ряды замершего в трех шереножном строю противника. Не доскакав пару сотен саженей, все всадники повернули налево, обходя позиции. Следом за умчавшейся казацкой конницей из лагеря восставших вышли полторы тысячи пехоты, катя рядом с собой дюжину возов с 6-фунтовыми пушками.

-Приготовиться!– скомандовал Прохор, наблюдая, как на его ряды несется полтысячи казаков, успешно обошедшие ряды трех полков.

С каждой секундой цели становились все ближе и ближе, наконец, майор махнул саблей вперед, давая команду для залпа северной батареи. Пара секунд и пять стволов выплюнули по гранате, унесшихся в сторону конницы. Немного не долетев, пара гранат, взорвалась над землей, разбрасывая смертоносную картечь, выкашивая первые ряды рвущихся на склон бунтовщиков. Следом за ними послышались взрывы в середине конного отряда.

Предсмертные стоны, ржание раненых коней, проклятия посыпались на головы отроков, с бледными лицами наблюдавшие как невдалеке гибнут братья-славяне. За несколько секунд казаки потеряли убитыми и ранеными почти сто человек.

-Вывести все батареи на северный склон!– скомандовал Прохор, видя, как приходит в себя казачья конница, откатившаяся чуть назад, для набора нужного разгона.

Что хорошо было в 12-фунтовых пушках витязей это то, что они имели относительно небольшой вес, поэтому обладали большей мобильностью, нежели все существующие в этом времени товарки. Но все же они банально не успели докатиться до нужной точки на склоне, пришлось стрелять без наводки, попросту выпалив навскидку по конной массе. Из-за этого результат получился несколько хуже, чем планировалось.

-На плечо!

Шесть взводов прикладывают фузеи к плечу.

-Целься!

Правый глаз находит мушку на конце ствола, палец ложиться на курок, замирая в ожидании новой команды. Примкнутый штык блестит на солнце, мешая обзору…

-Пли!

Сто двадцать фузей разом выстреливают в казаков, вплотную забравшихся на склон бугра.

-Рокировка!

Новая команда и четвертая рота вместе с пятой отходит назад, по дороге каждый из витязей готовит патрон, слегка надкусывая его.

Шаг переход на бег и первая линия становится на колено, приставляя к плечу фузеи, вторая замирает сверху, две роты разбиваются на островки-взводы, тут же по команде своих сержантов выстрелившие по противнику…

-Да это ж дети, хлопцы!– кричит какой-то казак, замахиваясь саблей на оторопевшего витязя, тут же другой витязь, стоящий рядом с собратом как на учениях выставил вперед фузею, пронзая седовласого всадника.

Еще один казак, перемахнувший через упавшего товарища, обернувшись назад на долю мгновения, увидел, как по склону вниз отступает чуть больше сотни конников, оставляя тех немногих, кто сумел добраться по трупам своих соратников до шеренг противника.

«Как же так?– мелькнула в голове у него мысль».

Секунда и конь падает на бок, раненый чуть ли не десятком пуль сразу. Бунтовщик так и не успел выбраться из-под своего верного друга – сабля одного из сержантов рассекла ключицу, добравшись до сердца.

Увидев, что противников не осталось, Прохор скомандовал перестроение, выдвинув чуть вперед все двадцать пушек. Идти в бой майор не решился – не было приказа старшего брата, генерал-майора.

Взглянув на поле боя, майор заметил, что полк Бернера, перестроившись в шеренги, замер напротив подходящих к нему бунтовщиков. Остальные полки пришли в движение, охватывая фланги противника на манер клещей. Однако катящиеся рядом с бунтовщиками возы остановились, возле них тут же завозилась обслуга, готовя артиллерию к атаке.

Между тем, неизвестно откуда во фланг 7-го полка врезался отряд конницы, сминая опешивших солдат.

«Да они что совсем там ослепли что ли?!– с паникой подумал Прохор, судорожно пытаясь понять, почему так получилось.– Стоп! Делай свое дело майор и не смотри туда! Старший брат сам знает, как лучше поступить!»

Но как ни стараясь, Прохор все равно украдкой поглядывал в сторону сражающихся полков. К огромному облегчению командира витязей линии выдержали и понемногу стали выравниваться, отбиваясь от лихого наскока казачьего отряда, к которому спешила часть бунтовщиков, до этого штурмовавших стены Азова.

Посмотрев назад, Прохор увидел готовящийся к атаке эскадрон драгун, спешно перезаряжающих свои карабины. Минута и последний драгун из эскадрона занимает свое место.

-Господин майор! Может, поможем нашим?

Прохор повернулся в сторону говорившего и увидел, что наши полки, отошли назад, уходя с зоны поражения пушек бунтовщиков. А за полками, попятам шли ряды восставших, приготавливаясь дать залп. Между тем булавинцы пересекли невидимую линию недолета снарядов 12-фунтовых пушек.

-По центру, всеми орудиями,– приказал майор, всматриваясь в подзорную трубу.

Артиллерийские расчеты, подправили наводку орудий…

-Огонь!

Шеренги центра казаков, будто срезало косой, делая большую брешь в ровных рядах атакующих. Увидев это два полка, спешно выровняли ряды и дали залп, пускай с немного большей дистанции. Пусть залп и был наполовину не столь результативным, как могло быть, но восставшие, за несколько минут лишившиеся чуть ли не трети войска встали на месте, потеряв былое рвение. А через минуту в их ряды влетели драгуны, сминая перед собой дезертиров и вчерашних крестьян.

Внезапно, сквозь шум сражения Прохор услышал знакомые звуки горна.

«В атаку!– тут же перевел мозг витязя звуки трубы».

Оглядев своих братьев-кадетов майор увидел, что и они услышали приказ генерал-майора.

-Горнист труби: «Схему 5»,– тут же приказал стоящему за собой горнисту.

Короткая трель, и стоящие витязи, разбившись повзводно, выведя в середину построения легкие пушки, приготовились к маршу.

-Вперед, шагом м-АРШ!

Сотни сапог ударили по кровавой траве, ступая по ручейкам крови, кое-где уже впитавшимся на склоне бугра. В центре сотен витязей окруженный со всех сторон идет знаменосец, чуть ли не на вытянутых руках держа бурого медведя на зеленом фоне.

Витязи шагали в сторону небольшого отряда спешащего на подмогу конным казакам, по воле случая оказавшихся окруженными двумя полками.

«Давайте, давайте,– зло подумал про себя майор, внимательно смотря за сокращающейся дистанцией между его братьями и бунтовщиками».

-Стой!– крикнул Прохор, но пока еще юношеский тенор командира витязей утонул в надвигающейся волне ора восставших.

Протяжный звук горна на миг прервал шум сражения, сразу же за ним батальон замер на месте.

-Повзводно, без команды, ПЛИ!

Тут же витязи разбились на взводы, раскрывая перед собой находящиеся до поры до времени в окружении трехфутовые орудия. Короткая остановка в спешащий к воинам отряд булавницев унеслись гранаты, взрываясь у них перед самым носом. Новый приказ и каждый взвод, действуя на пару с ближайшим собратом, бросился бегом вперед. Еще один приказ и первая шеренга встает на колено: вторая шеренга замирает над первой. Выстрел, часть бунтовщиков, увидевшая столь необычные действия противника падает на землю. Остальные же выстраиваются в линию, подносят фузеи к плечу… и десяток взрывов сметает оставшихся казаков и дезертиров, буквально нашпиговав их картечью, из взорвавшихся в их рядах гранат.

Чтобы остаться в живых оставшаяся часть нападающих отступила, бросая по пути свое оружие, их никто не преследовал. Бой продолжался…

Прохор отвлекся от командования своим батальоном, чтобы оценить обстановку на поле боя, и заметил, что стык двух полков, до этого с успехом отражавший нападающих булавинцев еле-еле держался, и самое паршивое было в том, что помощи им ждать неоткуда. Так как остальные силы завязли в битве с основной массой бунтовщиков, не желавших отступать на свои позиции.

-Труби, «Не плачьте от уходящих!*»– хмуро приказал командир витязей, прекрасно понимая, что в случае прорыва линии полков его воинам придется очень жарко.

Не плачьте от уходящих!*– команда-мелодия, используется в случае внезапного отступления, незапланированного, с оставлением пятой части войск для сдерживания противника в случае его контратаки.

Повинуясь приказу, батальон спешно перестроился, оставив первую сотню на позиции, с которой она должна была отойти сразу, как только сотник решит, что ушедший отряд перестроился и уже выдвинулся к новой цели. Разумная инициатива очень необходима в армии, жаль только, что она только нарабатывается, да и то пока лишь в рядах витязей…

-Вестовой!– крикнул майор, смотря, как мимо него проносятся драгуны, заходящие в тыл отряда казаков.

-Да, господин майор!– молодой новобранец, только недавно поступивший на службу замер перед Прохором по стойке «Смирно».

-Скачи к капитанам и передай, чтобы они направляли своих людей между полками. Быстро!

-Есть!– тут же запрыгнув на коня, ответил вестовой, уносясь вперед, к сотникам.

-Ну, братья, не подведите,– тихо опросил Прохор, едва шевеля губами.

Но, не выдержав ожидания, молодой майор вскочил на стоящего рядом коня и пустил его галопом вслед за уходящими сотнями своих братьев.

«Ну и пусть разжалует, мне все равно, если мы проиграем,– зло подумал Прохор, догоняя витязей».

Дело в том, что тактика витязей отличается от тактики обычных регулярных полков, не только схемами построений и боевых порядков сражений, но и предписанными местом командиров в бою. Взводные у витязей не идут в первых рядах, их место примерно в центре своей формации. Старшие же офицеры, начиная от командира батальона и вовсе должны наблюдать за полем боя чуть сзади своего отряда, действуя, как младший координатор.

Поэтому и получалось, что, бросаясь в сечу, Прохор нарушал Устав витязей, за что вполне мог получить не только порицание от старшего брата – цесаревича Алексея, но и понижение в должности. Вот только майор витязей не знал, что наследник России внимательно следил за его действиями, успевая отдавать приказы вестовым, тут же передающим их полковникам. И на его вызов уставу в данном случае только одобрительно хмыкнул, отмечая про себя, что и сам готов сорваться, броситься в гущу сражения, где сейчас гибнут его люди.

Но все это было не известно Прохору, с упоением и боевым азартом мчащемуся к своим собратьям. Они едва успели во время, как раз в тот момент, когда последняя полусотня пятого полка уже отошла, на столько, что еще десяток саженей и остатки конницы казаков смогли бы ворваться в тыл 7-го полка, отражающего успешно атакующего появившееся подкрепление противника. Что она и собиралась сделать, вот только первые два залпа винтовок, на расстоянии полсотни метров остановили прорыв казаков, делая, невозможным сей. Видящий это Прохор нашел глазами горниста, неотступно следующего за своим командиром, и приказал ему сыграть «боевую схему 1», применяемую только в обороне, в силу своей сплоченности и малой маневренности, но намного большей возможностью для удерживания позиций на открытой местности, когда нет времени для строительства даже малых редутов.

Суть данной схемы была в том, что солдаты выстраивались полукругом, в центре вставало четыре взвода, по бокам по два, остальные воины должны были стоять за спинами своих товарищей, ожидая приказа для вступления в бой, или полной развертки в каре. В Уставе витязей прописано, что контратака может проводиться воинским соединением не менее роты, с участием полевой артиллерии, предварительно «обработавшей» участок атаки, при этом каждый командир, решившийся на оный маневр, должен быть уверен, что его действия не приведут к окружению или удару в тыл своих собратьев стоящих рядом.

Командиры двух полков, видя, что к ним подошло подкрепление, отдали приказ отойти на позиции, находящиеся ближе к тому островку временного спокойствия, который образовался вокруг только что подошедших витязей. Но не успели пятый и седьмой полки завершить маневр, как впереди, за спинами Донского войска возникли знакомые прапора и знамена, ушедших в Азов отрядов. Не в силах сдержаться многие солдаты с криками «Ура!» бросились вперед на противника, доселе с успехом сражавшегося с ними, а, теперь увидев, что они сами почти окружены, попав под фланговый огонь возникших из ниоткуда царских солдат, Донское воинство, стараясь ретироваться начало общее отступление.

Но отступление, как это часто бывает, превратилось в паническое бегство, которому поддались даже ветераны-казаки, с горечью осознавшие, что пришел их конец. И пусть он откладывается на неопределенное время, причем очень не долгое, прощения за бунт на Руси никогда не прощали, а в нынешнее время и подавно…


 







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 151. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия