Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

О СТРОЯХ ВОЙСКА





1. Древние мудрые люди присвоили королевский титул двум животным среди бессловесного зверя. Льва назвали королем зверей, а орла — птичьим королем за то, что они оба, более чем какое-либо иное животное, объединяют в себе и силу, и быстроту. Есть некоторые звери, превосходящие льва быстротой, но он превосходит их силой. Иные превосходят его силой, но он превосходит их быстротой. Однако нет ни одного зверя, который был бы в одно и то же время и сильнее льва, и быстрее его. И поэтому лев часто побеждает и почти никогда не бывает побежден. По той же причине и орел превосходит других птиц.

2. Войско, которое хочет стать победоносным, должно быть сильным и быстрым. Но это трудно [совместить] в одном человеке или в одном строе войска — чтобы один и тот же воин был и очень сильным, и очень быстрым. Поэтому надумали разные отряды снаряжать разным оружием, чтобы одни побеждали быстротой, а другие — силой. Это — одна из важнейших и главнейших государственных тайн, и те, кто умело пользовались ею, одержали много побед.

3. Римляне были в древности наилучшими ратными мастерами и военными знатоками. И они, после того как подчинили своей власти столь много королевств, имели в своем войске множество разных военных строев. Была там легкая конница, тяжелая конница, легкая пехота, тяжелая пехота, пращники, щитоносцы, стрелки, третьяки, старьяки, новаки и не знаю какие еще строи и названия.

4. Поляки много раз достойно бились с немцами, ибо они имели легкую конницу, казаков и татар и вместе с тем тяжелую конницу — своих гусар, а у немцев нет ни того, ни другого строя. И в этой последней войне татары сотворили чудеса, [сражаясь] против шведов, ловя и побивая их везде, будто цыплят.

Фердинанд II в войне с Густавом Шведским добился успеха благодаря многообразию оружия и [строев своего войска, составленного из] многих народов.

Следовало бы перенять у всяких народов те их строи [войска], которые наиболее известны и хороши, то есть строи калмыков, монгол, самоедов, шотландцев, гусар, драгунов, мушкетеров, казаков, щитоносцев, и держать для образца хотя бы по одному отряду каждого строя. А когда будет нужно, увеличивать тот строй, который окажется потребным.

О калмыках и о монголах люди рассказывают нам чудеса. Калмыки держатся гусарского строя: носят копье, лук и саблю, и латы и закрывают железом локти и бедра или носят кольчуги. А в битвах гонят [перед собой] скот.

А монголы носят на коне пищаль, лук, колчан, копье и саблю и такие вот обборинцы, окованные с обоих концов, и везде на привалах ими защищаются. Пищали их подобны мушкетам, но поджигают [запал] не прутом, не кремнем и не фитилем, а некоей особой зажигалкой. Однако поскольку они носят шесть [видов] оружия, то каждому надо, по-моему, иметь двух коней или коня с отроком. Строй от, как я слышал, очень похвален.

Шотландцы вооружены так: носят большой лук и длинные стрелы, меч, кратчицу, побочницу и нож.

5. Надо значит создать разные рода или строи войска и выяснить, какие строи [войска] существуют у неприятелей, с которыми мы воюем, и в чем они искусны, и против этого выставлять свои строи [войска].

6. Конница может быть трех видов: 1. Гусары или оружейники. Они носят копье, саблю у пояса, палаш у седла и то, что еще полагается для этого строя.

2. Казаки или преследователи. Носят лук со стрелами и саблю и (нет у них) никакого более тяжелого оружия, ни шишака, ни лат, ни железных стремян, ни кованой узды.

3. Огнестрелыцики или пищальники. Носят побочницу или самопал и саблю, и шишак, если кто может. [Эта конница] легче гусарской и тяжелее казацкой, или, вернее, она подобна казацкой, разве что вместо [лука и] стрел вооружена пищалями.

7. У немцев есть три конных строя:

1. Латники, которые целиком облачаются в железо.

2. Рейтары — носят шпаги и пищали-кратчицы.

3. Драгуны или мушкетеры — носят мушкеты и сражаются пешими. Латники и рейтары для нас бесполезны, ибо [они] медлительны, и татары их легко побеждают. А драгуны или мушкетеры могут пригодиться и их [можно] держать в одном строю с пищальниками. А полезны могут быть эти пищальники против калмыков и татар и особенно в Сибири против татарских латников и копейщиков. А особенно новым и полезным против татар был бы строй, в котором конник носил бы мушкет, лук и стрелы и секирку вместо меча.

8. Пехотные строи суть таковы: 1. Стрелки: носят большой лук со стрелами и саблю, и щит. У древних пехота была повсюду, а теперь, после появления пищалей, она почти везде исчезла и сохраняется лишь в Английской земле, у некиих горских народов — шотландцев.

Филипп Коминь говорит: в ближнем бою никто не может быть полезнее тех стрелков. И это истинная правда, и кажется удивительным? что в этих странах, где бывают битвы с татарами, такой строб отсутствует.

9. В древние времена этих стрелков назначали королевскими телохранителями. Поэтому стражи немецкого царя зовутся Arcieri, то есть лучники, хотя ныне они носят не луки, а иное оружие. А на Руси стрельцы издавна так названы, и не от пищалей, которых тогда не было, а от стрел. Стража была бы очень красивой, если бы возле царя были стрелки с луками и расписными щитами и между ними гайдуки с пищалями, и третьими были бы стражи с алебардами или с широкими позолоченными копьями. Этим воинам подошла бы одежда черного цвета, а стрельцам - белые шапки, а зимой треухи с красной подкладкой.

2. Гайдуки или пищальники (по-польски — венгерская пехота) носят пищаль (пешницу или ручницу) и саблю, и секирку за поясом. А вместо сабель им лучше было бы дать палаши, но ни за что не давать шпаг.

3. Копейщики пешие носят у немцев длинные копья и шпаги, ибо это — немецкий строй. Они не образуют отдельных отрядов, а бывают приданы к другой пехоте для защиты от конников.

Вместо шпаг дать бы им палаши или секиры. И вообще всем пехотинцам хорошо было бы дать острые гайдуцкие секирки с кожаными чехлами на лезвиях, чтобы люди не порезались. Секирки эти полезны и в бою и для многих иных надобностей.

9. В прежние времена воины каждого строя — и конники, и пешие — носили щиты, и щиты были различными: коннические, пехотинские и широкие осадные.

Хорошо сделали те люди, что отказались от щитов в пищальном бою, ибо против пищали щит мало чем поможет. И на коне неудобно возить щит. Но на Руси и в Сибири щиты были бы полезны для защиты от стрел. На мой взгляд, было бы красиво и достойно, чтобы по обе стороны от царя было по отряду щитоносцев. А в поле надо было бы дать щиты пешим копейщикам. Есть у нас дома материал — дерево, кожи и клей, и можем дешево делать щиты, а также луки и стрелы, и будет большая польза.

10. Однако хуже всего, что мы отказались от строя конных и пеших стрельцов. Благодаря стрельцам и лучной стрельбе выросло и расширилось русское государство, а при рейтарском строе оно не может расти и укрепляться. Следовало бы устраивать учения и состязания в стрельбе из лука, как [это] делается в Турции. Подвластные народы можно было бы обложить данью луками, чтобы [они] давали столько-то хороших луков. И наши люди должны сами научиться делать луки, и колчаны, и стрелы, а [стрелковому] строю учиться у персов, и у татар, и у сибирских самоедов6, и у иных тамошних народов [и узнать], какие у них луки и как они привязывают к спине колчаны, чтобы те не мешал им при ходьбе.

Не следует полностью доверяться одним [лишь] вероломным немцам. Надо посмотреть и на иные народы. Надо пообещать награду тем, кто предложил бы более полезный строй, пеший или конный.

11. Здесь на Руси я вижу бердышников или бердышный строй: когда посылают в бой пехотинцев с одними лишь брадвами или бердышами без иного оружия. Не знаю, есть ли где еще на свете такой обычай, и думаю, что строй этот выдуман из-за недостатка сабель и мечей или хорошего железа. А оказывается [этот] строй мало полезным, ибо те бердышники не могут биться на расстоянии, так как из-за бердышей не могут носить ни луков, ни пищалей. А в ближнем бою [они] могут лишь ударить с размаху, а не проколоть и не проткнуть и не могут бердышом ни дров нарубить, ни окопаться, ни срубить острога.

Лучше было бы держать всегда два пехотных строя — стрелков и гайдуков, а третьими при них были бы копейщики (не в качестве особого строя а для дополнения и защиты). И чтобы каждый пехотинец, какого бы [он] ни был строя или отряда, имел секирку.

12. Вместо этих слишком длинных немецких копьев лучше было бы дать пехотинцам копья покороче, в полторы больших или в две малых сажени [длиной], но с хорошим наконечником и с железными полосами вдоль древка для укрепления [его], как делаются немецкие протазаны. Но [делать их] не с кистями, а с флажками, наполовину белыми, наполовину красными, так же как и гусарское копье. Ибо таким образом воину легче будет носить копье, и крепче будет защита, и нашим будет радостнее, а врагам — страшнее. И надо, чтобы древки гусарских и пехотинских копьев и алебард царской стражи тоже все были выкрашены в белый и в красный цвет и [были] ровными и крепкими.

13. Если музыка нужна для чего-либо на свете, то, конечно, на войне она особенно необходима. Ибо звуки музыки удивительным образом придают своему войску доблесть и храбрость, а на противника нагоняют страх. Поэтому следует позаботиться, чтобы у нас была самая наилучшая и красивая военная музыка.

Медные литавры слишком тяжелы для наших коней и непригодны в наших подвижных строях и в битвах с татарами. Достаточно было бы нам деревянных бубнов и в пеших и в конных строях.

В трубы медные тяжело дуть, и люди наши не умеют их делать. Нам было бы достаточно иметь в войске лишь немного трубачей, но надо, чтобы было много свирельщиков. Ведь нет музыки более приятной для конных, и пеших, и плывущих по воде [воинов], нежели свирель. Когда заиграл некий искусный свирельщик, Александр, охваченный дрожью, выскочил из-за обеда и схватился за оружие. Невероятный, действительно, страх и смятение вызывает у противника в поле свирельная музыка, если будет собрано вместе много ладных и звонких свирелей. Хорошо было бы, чтобы многие воины (кроме обычного числа свирельщиков) были бы обучены играть на свирели, и чтобы на обозных возах было много лишних свирелей, которые можно было бы в подходящее время перед боем раздать воинам, чтобы усилить звуки музыки.

Поморт — труба из числа самых больших. Я видел в Варшаве множество огромных помортов, взятых из королевской казны, и слышал, как в них трубили, когда король Стефан устроил пир для московского посольства. Там было около двадцати трубачей, которые извлекали высокие звуки из малых труб (сурмы, шаламаи), а низкие — из больших (шторты, поморты). Ты бы сказал, что это подлинно боевая музыка.

Шторт — большая труба. По своей форме, устройству и звуку подобна большому поморту, но тот более громок и велик.

О множестве различных труб прочтешь у Солина в гл. 11 и у Поллукса в кн. 4, гл. 9 и 10.

Шаламаи придают к большим трубам для звучности.

Валтрин (кн. 3, гл. 4) считал, что когда перед полководцем играли сразу все трубачи, флейтисты, горнисты и прочие, то это была боевая музыка.

Полибий пишет, что во время трапез у преторов обычно звучали различные трубы и органы.

Следовало бы также пригласить отовсюду лучших флейтистов и искусных трубачей, и устроить для них школу, и дать им полное жалование, и заставить учиться этому искусству. Ведь ничто не придает такого величия царскому дворцу, как хорошая духовая музыка. Надо, чтобы каждый день для народа играла музыка с Флоровской башни умеренно громко, а в большие праздники надо играть особенно сильно и громко. Привилегии для музыкантов: трубачам и флейтистам разрешить учиться игре на струнных и прочих инструментах и играть на них за плату на свадьбах и на других торжествах. И запретить заниматься музыкой и извлекать из нее доходы всем тем, кто не умеет как следует играть на трубах, кто не может быть полезным на войне и кому московские мастера не дадут письменного свидетельства.

Лицемеры и неразумные люди, читая у св. Златоуста слова о маккавеях: «не играли они на трубах и на бубнах, а Богу молились», или слова другого святого отца: «Давид любил музыку, и при нем Израиль был мирским, а ныне Израиль стал духовным», — объясняют, говорю я, эти слова так, что христианам, дескать, грешно было бы заниматься музыкой. Но надо знать, что некоторые слова или заповеди и советы Христа и святых отцов предполагают лишь высшую степень совершенства. Например: «если кто не возненавидит отца и мать и душу свою, не сможет быть моим учеником; иди, продай все свое добро и раздай его нищим». И слова эти относятся не ко всем людям, а лишь к тем, кто хочет следовать не только Христовым заповедям, но и его советам и идти самым совершенным путем.

Как говорит св. папа Григорий, иные святые совершали такие деяния, которым мы не можем подражать, а можем лишь удивляться и восхищаться. То же говорит и св. Винсент Феррарский . Так, например, Давид пошел на врага с одной пращой, Иосафат победил моабитян одним лишь духовным гимном, воспевая перед строем славу господню. Мы же не можем искушать Бога и требовать чудес, а должны свершить молитву и вместе с тем идти на врага во всеоружии.

То же можно сказать и о музыке. Лучше всего было бы не знать ни музыки, ни мечей, ни пращи, а, напротив, если тебя ударят по щеке, подставлять и другую. Так было бы лучше, повторяю, но это сказано и заповедано не для всех, а лишь для избранных, удостоенных Божьей благодати. Мы же должны применять на войне как оружие, так и музыку, ибо для смертных людей оба эти средства на войне полезны и необходимы.

14. Увидев два каменных дома, всякий разумный человек, даже не будучи строителем или зодчим, может судить, какой из них лучше построен и более удобен для людского жилья. Все люди, имеющие разум, могут так же судить и об оружии, и о военных строях, [решая], что лучше и что полезнее. Но подробнее говорить о том, как вершатся всякие военные дела, надлежит лишь воеводам и искусным воинам, а в книге об этом не скажешь.

Судить о том, какой из музыкантов играет лучше, может разумный человек, даже не знающий музыки, а играть на свирели может лишь музыкант или тот, кто обучен игре. Поэтому и я приводил доселе рассуждения некоторых разумных писателей о разном оружии и разных строях. А подробнее говорить об этих вещах — дело не мое и не иных писателей и будет здесь неуместным.

Умельцы и ремесленники должны знать, как делать пушки, ядра, тараны, туры и тому подобное. А бан, воеводы и остальные войсковые начальники должны знать военное дело и уметь водить войско, разбивать лагерь, укреплять его, охранять войско в походе, охранять войско, стоящее в поле, строить войско к бою, воодушевлять войско речами и другими способами, переправляться через реки и все такое прочее. Обо всем этом я умолчу, но напомню лишь одно слово, [сказанное] об Александре: никакие воды не могли его задержать, и через самые широкие и быстрые реки он переходил с невероятной быстротой. Так же можно действовать и ныне, если в войске будут сведущие в этом люди и пригодные для этого орудия.

Для переправы нескольких человек существуют такие способы. В некоторых странах у воинов есть кожаные меха, сделанные так, что в них можно носить воду для питья. А когда им будет нужно, они выльют воду, а меха надуют и завяжут и на них переплывут через реку.

У некоторых — есть кожаные челны, в которые вставляют две палки поперек, а третью по дну — вдоль и переправляются через реки.

В иных местах растут водяные тыквы, очень удобные для плавания. Не знаю, могут ли такие тыквы расти у Астрахани, а из-за персидского рубежа их можно было бы добывать.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 270. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия