Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Виктимология аддиктивного поведения. не такое уж зло, если общество его не запрещает




не такое уж зло, если общество его не запрещает. Человек начинает сознательно себя обманывать. Стадия девятая. Чувства захлестывают. Это чувства обиды, одиночества, разочарования, гнева и напряженности. Стадия десятая. Сам срыв — первая выпивка. А за ней — стыд и вина, бессилие и безнадежность, полная потеря контроля и изнеможение.

Алкоголизм опасен именно срывами. Бросить пить легче, чем не начать снова.

Есть множество распространенных ошибочных мнений по поводу срыва. Вот некоторые из них.

• Срыв происходит неожиданно. Факт: процесс срыва начинается задолго до нового употребления психоактивного вещества. Пусковым механизмом может быть боль и дискомфорт трезвости.

• Выздоравливающий человек будет осознавать предупреждающие сигналы срыва. Факт: многие не видят этих сигналов. Только потом, оглянувшись назад, они смогут их заметить. Это происходит потому, что имеется недостаток информации об этом процессе, работает отрицание и, конечно, организм еще долго будет приходить в себя и учиться жить без химических веществ.

• Если ты не пьешь, то ты выздоравливаешь. Факт: это самая распространенная ошибка. Выздоравление включает в себя очень многое. Это значит работать иустранять все причины, которые когда-то привели к болезни.

• Если ты осознал сигналы, то можешь предупредить срыв. Факт: к сожалению, это не всегда так. Силы воли и самодисциплины может не хватить.

• Те, кто срывается, просто не хотят жить трезво. Факт: решение бросить не всегда равносильно решению никогда больше не пить. Но это не значит, что у человека нет мотива быть трезвым. Возможно, он не достиг того уровня боли, после которого примет другое решение.

• Те, кто часто срывается, не смогут быть трезвыми. Факт: просто они не научились предотвращать срыв.

• Можно заменить зависимость к алкоголю на «менее опасную». Факт: любая зависимость опасна. Не говоря уже о том, что поменять одну на другую и вернуться к прежней очень легко.

• Если начал употреблять, то уже не остановиться, пока 877


не «достигнешь дна». Факт: никогда не знаешь, что может случиться, если начнешь пить. Поэтому нельзя утверждать, что не сможешь остановиться.

• Успешность выздоровления зависит от того, что, бросив, ни разу не употребишь и не сорвешься. Факт: очень немногим хватило одной попытки. Иногда срыв нужен, чтобы проверить свое решение быть трезвым. 5.9.1. Консультирование участника деструктивного культа

Консультирование для реформирования мышления (синоним «консультирования о выходе») в узком смысле слова — это интенсивная информационная терапия участника деструктивного культа, проводимая группой консультантов из 3 —4 человек при содействии близких и родственников непрерывно в течение 3—5 суток по 12—16 часов в день. Цель такого консультирования не обязательно заключается в уходе консультируемого из культа. Конечной целью является восстановление у культиста умения разумно и критически мыслить и усиление основанного на информированности свободного волеизъявления. Этот процесс можно было бы точнее обозначить как консультирование об информации (или информирование), позволяющей более полно и критично оценить степень и средства влияния данной группы на личность (Волков, 1997). .

Сами авторы этого подхода пишут о нем, что он «является добровольным, интенсивным, ограниченным по времени, договорным образовательным процессом, где особое значение имеет передача информации членам эксплуататорски- манипу-лятивных групп, обычно называемых культами». Он «отличается от депрограммирования, которое получило большое освещение в средствах массовой информации в конце 1970-х и в 1980-е годы, первое является добровольным процессом, в то время как последнее обычно ассоциируется с временным ограничением свободы культиста». Все подходы консультирования о выходе зависят от установления взаимопонимания с культистами, чтобы помочь им произвести информированную оценку своего участия в культе, которое консультанты по выходу рассматривают как экс-плуататорски-манипулятивную ситуацию (в противном случае 878

Виктимология адциктивиого поведения

они не стали бы проводить консультирование о выходе). Хассен (Hassan, 1988) утверждает, что культисты находятся в капкане, который: (1) они не выбирали (то есть их выбор не был основан на информированности и им манипулировали), (2) похож на западни, пережитые культистами в других группах, (3) из которого можно выбраться. Для Хассена работа консультанта по выходу заключается в осуществлении перемен в поведении культистов, чтобы освободить их из капкана.

Как уже говорилось, важное различие между консультированием о выходе и депрограммированием заключается в том, что в последнем случае культиста запирают, по крайней мере, на начальном этапе, дома, в комнате отеля, в хижине или в каком-то другом подходящем уединенном месте. Это порождает три основных отличия консультирования о выходе и де-программирования.

Во-первых, консультанты по выходу должны обладать способностью быстро установить взаимопонимание с культи- стом; иначе человек просто уйдет. Даже если некоторые де-программисты так же уважительны и вежливы, как консультанты по выходу, ситуация депрограммирования не требует, чтобы они вели себя подобным образом, некоторые депро-граммисты могут быть излишне конфронтационными.

Во-вторых, из-за физического ограничения культисты, вовлеченные в депрограммирование, гораздо чаще могут приходить в ярость, чем во время консультирования о выходе. Они могут проклинать и оскорблять депрограммистов и своих родителей. Они могут угрожать местью. Они могут прибегнуть к физическому насилию. Они даже могут попытаться совершить самоубийство или нанести себе физический вред, чтобы попасть в больницу, откуда можно позвонить культовым лидерам. Такое поведение может подвергнуть испытанию терпение депрограммиста с самыми мягкими манерами, а в случаях со склонным к конфронтации депрограммистом может привести к деструктивной эскалации резких слов и поведения. В самом деле, хотя большинство депрограммирований могут привести к успеху — куходу культиста из группы (Langone, 1984), психотерапевты, которые работают с бывшими культистами, отмечали многие случаи, когда «успешное» депрограммирование имело вредные последствия.

В-третьих, некоторые, хотя не все, депрограммисты действуют так, словно культист находится под глубоким воздействи-


ем культов, так что выслушать информацию, недоступную в культе, он способен лишь при физическом ограничении. Таким образом, консультирование о выходе отличается от депрограм-мирования отсутствием принуждения и всего, что с ним связано. Подходы консультирования о выходе различаются между собой в соответствии с целями, методиками: насколько важную роль играют техники относительно информации. Подход консультанта по выходу отдает предпочтение скорее информации, нежели умелому использованию техники.

Одним из первых сторонников добровольного консультирования по выходу стал С. Хассен (1990), который, будучи лицензированным консультантом в сфере психического здоровья, практиковал терапию стратегического вмешательства, частично основанную на модели коммуникации и влияния Милтона Эриксона. Джиамбалво (1995), которая написала книгу «Консультирование по выходу», предложила метод, который позволяет члену культа выйти из своего контролируемого и диссоциативного состояния сознания. Она придает особое значение обучению и приспособлению на основе эффективных нетравмирующих форм коммуникации. Лангон (1990), считая, что жертвы культа должны сделать свой собственный выбор в процессе восстановления индивидуальной автономии, контроля и достоинства, полагает, что его семья должна научиться помогать своему члену. Это включает 3 шага: сбор информации, установление определенной этики отношений, улучшение общения.

Все эти формы вмешательства, включая депрограммирова-ние, стремятся предоставить полномочия жертве культовой манипуляции, что является полной противоположностью правилам культов.

Сиркин (1990) предлагает системный подход к терапии вмешательства. Он рассматривает вовлечение в культ как дезорганизацию отношений и предлагает «лечебную сеть» как эффективную форму вмешательства. Цель семейного терапевта, который осуществляет лечение, облегчить общение и помочь члену культа приспособиться к своему жизненному циклу. Задача индивидуального терапевта — помочь человеку устанавливать цели, отличные от требований группы, независимо от того, является ли эта группа семьей или религиозной общиной. Верования здесь, как и в большинстве других форм лечения, менее важны, чем способность выбирать собственные цели. 880


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 226. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7