Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Фестиваль молодёжных субкультур 7 страница




Ответ Хозина последовал в этот же день и назывался "О ходе и перспективах Любанской операции": "…Уважаемые Андрей Александрович и Алексей Александрович! Еще раз внимательно проанализировал обстановку и перспективы ее развития в свете Вашего письма, считаю своим долгом высказать следующие свои соображения: 1. Я с вами согласен, что нашей центральной задачей является снятие блокады с Ленинграда. Для этого мы должны иметь достаточно сильную группировку, способную решить указанную задачу во взаимодействии с Волховском фронтом. 2. Прежде чем перейти к конкретному решению этой задачи, мы должны в соответствии с директивой Ставки во взаимодействии с Волховском фронтом окружить и уничтожить Любань-Чудовскую группировку противника. Для чего мы должны в ближайшее время и как можно скорее соединиться с войсками Волховского фронта в районе Любань и затянуть кольцо окружения противника. 3. Решение задачи соединения с Волховском фронтом и окружения Любань-Чудовской группировки противника я намечал выполнить силами 54-й армии в составе девяти СД, трех танковых и одной стрелковой бригады, ведя Гвардейский корпус во втором эшелоне для того, чтобы его использовать потом как свежую силу для создания с несколькими другими дивизиями 54-й армии и танковыми бригадами ударной группы войск в районе Смердыни, Рамцы, Васькины Нивы для последующего удара в Тосненском направлении, создавая эту группировку в ходе решения первой задачи. 4. Боевые действия 54-й армии, развернувшиеся на фронте с 9 по 12 марта, показали: а) из трех танковых бригад (16, 122, 124-я) 122-я и 124-я фактически выбыли из строя, и для их восстановления нужно от 5 до 10 дней, при условии, если в ближайшие дни поступят моторы и другие запасные части. Отсутствия танков на четвертый день боя снизило эффективность наступления нашей пехоты, в частности 11, 198 и 281-й СД, которые уже 11 и 12 марта не смогли выполнить своих задач. Главная причина заключается в том, что противник оказывает упорное сопротивление, насытил свои боевые порядки большим количеством огневых средств на небольших участках, что подтверждается десятками захваченных у противника ручных и станковых пулеметов, автоматов и орудий. Следовательно, огневая насыщенность противника очень высока, и недооценивать этого факта мы не можем; б) состояние наших стрелковых дивизий по состоянию на 11 марта выглядит следующим образом : 11-я СД - 312; 80-я СД - 470; 177-я СД - 517; 198-я СД - 2113; 281-я - 1469; 285-я СД - 625; 294-я СД - 1503; 311-я СД - 542; 115-я СД - 745 и 6-я морская бригада - 981. Все в активных штыках. У нас нет стрелковых дивизий, которые по своей общей численности превышали бы 5600 человек. В результате проведенных боев эти цифры на 13 марта значительно снизились. К исходу 11 марта обстановка на фронте 54-й армии в результате малочисленности стрелковых дивизий слагалась таким образом, что уже намечалась пауза в наших активных действиях для влития пополнения и освоения его. Кроме того, крайне неблагоприятно складывалась обстановка в направлении Шала, где 285-я СД не только не смогла удержать захваченный участок железной дороги, но даже оставила его под воздействием противника. В этих условиях обстановки я приказал ввести в бой 80-ю и 294-ю СД и 16 ТБр, как вам уже известно, вполне своевременно и успешно. Дальнейшее наступление 54-й армии выводит нас на рубеж Кондуя, Поляна Глаз, что соответствовало представленному в Ставку плану действий. С выходом на этот рубеж намечался ввод 4-го гв. Корпуса на левом фланге армии, и я считаю, что стремительность ввода его и решительность действий входящих в его состав соединений приведут к беспрепятственному продвижению корпуса на Любань. Одновременно этим самым я избегаю паузы в действиях войск, которая могла получится ввиду малочисленности дивизий, и имею возможность уже в ходе операции на Любань выводить отдельные освобождающие дивизии во второй эшелон, спешно их укомплектовывать и выводить в новый район для подготовки удара в Тосненском направлении. Выводы: Операция у Погостья подтверждает необходимость строгого выполнения директивы Ставки № 03 о сильных вторых эшелонах, своевременном вводе их в бой и резервах, своевременном пополнении войск личным составом и материальной частью, особенно танками. 5. С выходом к Любани соединение с Волховским фронтом потребует оставление части сил, примерно четырех СД, для блокирования и уничтожения Любань-Чудовской группировки противника. Остальные силы необходимо повернуть в северо-западном направлении и во взаимодействии с главными силами Волховского фронта перейти в решительное наступление для снятия блокады с Ленинграда, для чего потребуется: а) создать ударную группировку в районе Смердыня, Васькины Нивы, Рамцы в составе 3-4 СД, гв. СК и всех танковых бригад для удара в направлении Тосно, между болото Макарьевское и Пельгорское; б) к этому времени принять все меры к получению пополнения в людях и материальной части…". ("Ленинград в осаде. Сборник документов.", "Лики России", Санкт-Петербург, 1995, стр.72-76, документы: ЦГАИПД СПб., фонд 24 опись 151, дело 4, лист 82-84 и 85-88).

14 марта 1942 года. С 9.00 части армии продолжают наступление с целью расширения прорыва на деревню Кондуя. Совместными усилиями 115-й и 285-й стрелковых дивизия освобожден разъезд Жарок. Немцы постоянно подбрасывают свежие подкрепления. Перед фронтом ударной группы 54 армии установлены уже подразделения семи немецких дивизий: 227-й , 217-й (командир генерал-лейтенант Бальцер), 212-й , 1-й, 96-й (командир генерал-лейтенант Шедер), 269-й (командир генерал фон Лейзер) и 223-й.

В журнале боевых действий 54 армии за 15 марта 1942 года записано: "... Общим наступлением начавшимся 9 марта, частям армии удалось прорвать оборонительную полосу противника, расширить прорыв на всю тактическую глубину, выйдя на линию артиллерийских позиций и вторых эшелонов противника, вклиниться в его расположение и охватить его группировку в лесах восточнее Погостье, полностью очистить Погостьевский плацдарм. Проблема Погостье была решена. Армия подготовила плацдарм для ввода в бой ударной группы - 4 гвардейского стрелкового корпуса для развития и углубления прорыва ударом на Зенино и Смердыня...".

Ох, как рано в штабе 54 армии списали проблему Погостье. Пробив немецкую оборону в районе разъезда Жарок, отбросить немцев от Погостье все же не удалось. И если в документах 54 армии Погостьевский плацдарм был полностью очищен, то жестокие, кровопролитные бои в Погостьевском выступе только начинались.

16 марта 1942 года. Начал наступление 4 гвардейский стрелковый корпус. В дивизиях армии положение следующие: 177-я , 311-я, 80-я, 198-я, 294-я удерживают прежние рубежи, 11-я стрелковая только одним 219-м полком при поддержке двух танков имеет незначительный успех. 281-я стрелковая дивизия ведет бой за овладение дороги Шала-Кондуя.
17 марта 1942 года. 3-я гвардейская стрелковая дивизия входящая 4-й гвардейский стрелковый корпус встречая сопротивление противника медленно продвигается вперед. 285 стрелковая дивизия этого же корпуса ведет бой на прежнем рубеже. 219 стрелковый полк 11 СД вышел на окраину рощи "Южная".
18 марта 1942 года. Противник потеряв основные узлы сопротивления в районе "Сараи" - развилка дорог 2 километра западнее деревни Шала, оказывая огневое сопротивление и под ударами наших войск отходит на юг и юго-запад. 54 армия с утра продолжает развивать наступление с целью полного окружения и уничтожения живой силы противника в районе юго-западнее деревни Шала и Кондуя.

В научной монографии Академии Наук СССР " На Волховском фронте 1941-1944 гг.", выпушенной Институтом военной истории Министерства обороны в описаниях основных операций Волховского фронта о боях в районе Погостья сказано очень, скупо: " ...В марте 1942 года войска 54-й армии прорвали оборону противника в районе Шалы (15 км восточнее Погостья) и, расширив прорыв до 25 км, продвинулись на 20 км к югу в направлении Любани, очистили от противника Погостье и захватили крупные населенные пункты и узлы сопротивления на подступах к Любани - Кондую, Смердыню, Кородыню. Однако к концу марта ее соединения были остановлены на рубеже реки Тигода подошедшими новыми крупными оперативными резервами противника...".

Прочитав это в научной публикации, становиться обидно за те десятки тысяч погибших солдат в районе Погостьевского выступа, для которых в "умной" книжке хватило всего восемь строк, что бы описать их посмертную славу.

Так начал образовываться Погостьевский выступ. Части 54-ой армии устремились в пробитый коридор между станцией Погостье и разъезда Жарок. Основание выступа проходило по железной дороги Мга - Кириши. Линия фронта Волховского фронта, а именно фронта 54 армии пролегала по следующей линии. От стыка с 8-ой армией у деревни Лодва, линия фронта опускалась на юг в сторону железной дороги и выходила на нее в район пересечения ручьем Дубок ж\д, далее проходила по насыпи железной дороги и не доходя до станции Погостье около километра спускалась на юг к реке Мга. Проходя по северной окраине болота Ковригина Гладь поворачивала на запад к деревни Виняголово, но сама деревня находилась в руках противника, хотя за нее тоже постоянно продолжались жестокие бои. Далее следуя по северной оконечности большого Макарьевского болота, параллельно дороги Костово-Виняголово, спускалась вниз на юг к развалинам Макарьевского монастыря и находящейся рядом сожженной деревни Макарьевская Пустынь, следуя дальше на юго-восток к деревни Смердыня и далее к деревни Кородынька. Это был самый пик Погостьевского выступа, куда дошли наши части с боями к марту 1943 года. Потом линия фронта начинала подниматься на северо-восток в направлении Липовика - Дубовика, огибая уничтоженную деревню Дубовик с севера доходила до ручья Витка и поднимаясь круче к северу шла в направлении д.Посадников остров, выходя на опять же на железнодорожную ветку Мга-Кириши. От ручья Тала, поднимаясь на север к окраине болота Соколий Мох огибала с севера деревню Ларионов остров, за которую велись жестокие бои в декабре 1941 и в марте 1942 но так и не имели успеха. В самом выступе находились названия печально знаменитых в жестоких боях деревень : разъезд Жарок, Шала, Кондуя, Зенино, Малиновка, Дружово. Но бои в районе Погостье не утихли. Линия фронта стала проходить по западной окраине Погостья. Вот как характеризует этот период фронтовой корреспондент Павел Лукницкий: "... 54-я армия, в частности корпус генерала Н.А. Гагена (4-й гвардейский), достигла значительного успеха на участке от станции Погостье до станции Посадников Остров, выдвинувшись вперед крутого дугой и пройдя больше половины пути от линии Кириши - Мга до Октябрьской железной дороги. Но к юго-западу от Погостья важный опорный пункт сопротивления немцев - Виняголово - все еще оставался в руках врага... В такой обстановке с 5 по 8 апреля начался новый этап боев в районе Погостья - Виняголово...".

"...В период боев с начала ввода в бой 4-го гвардейского корпуса нашими частями захвачены населенные пункты Липовик, Дружево, Шала, Дубовик...."- так записано в журнале боевых действий 54 армии за 19 марта 1942 года. Но на самом деле бои за Липовик и Дубовик только начинались. Неоднократно наши части будут выбиты из этих деревень и неоднократно опять овладеют ими. Основной накал боев 54 армии смещается в лево от станции Погостье в направлении на Любань.
20 марта 1942 года подразделения 3 гвардейской дивизии поддержанные танками 98 танковой бригады занимают Зенино.
21 марта 1942 года части 11 стрелковой дивизии имея соседями справа 311 СД, а слева 80 СД наступают в направления д. Кондуя.
23 марта 1942 года при движении к своим боевым порядкам дивизии подвергается нападению группы немецких автоматчиков командир 294-й стрелковой дивизии полковник Кичкайлов, который в результате встречного боя убит. Тело остается под огнем противника. Ночью группа разведчиков пытается вынести тело командира дивизии.

За последующие дни наступления в сторону Макарьевской Путыни и Смердыни наши части освобождают ряд населенных пунктов, названия которых теперь остались лишь только на картах под обозначением - урочища: 29 марта части 11-й стрелковой дивизии и 124-й танковой бригады освобождают Кондую.

Ширина прорыва 54-й армии в сторону Любани не превышает 25-и километров. Поэтому немцы пытаются пробиться в основании Погостьевского выступа, что бы замкнуть горловину прорыва которая проходит по железнодорожной насыпи. На восточном участке основания нашего выступа в районе деревни Посадников Остров немцы активизируют свои действия. Для предотвращения прорыва в тыл наступающей 54-й армии, 115-й стрелковой дивизии ставиться задача расширить и закрепить фланг выступа. Для усиления 115-й дивизии выделяется 122-я танковая бригада имени Наркомата среднего машиностроения. Это почетное название танковая бригада получает в процессе формирования в Кубинке под Москвой, так как сформированная на средства, полученные от этого Наркомата. 122-я танковая бригада появляется под Ленинградом в сентябре 1941 года и участвует в первой Синявинской операции по деблокаде Ленинграда, командует бригадой подполковник М.И. Рудой. Потом ее боевой путь тесно связан с 54-й армией и как говорилось выше на Погостьевское направление бригада прибывает 16 января. В результате прорыва частями 115-й стрелковой дивизии и 122-й танковой бригады в боях 7 и 8 апреля 1942 года немцев отбрасывают на 6 километров в юго-восточном направлении, выйдя за рубеж реки Кусинка. На западном участке горловины прорыва тоже начинаются наступательные бои за расширении плацдарма.

22 марта 1942 года некоторые части 54-й армии (177-я, 311-я стрелковые дивизии и 6-я бригада морской пехоты) были переданы в состав соседней с северо-запада 8-й армии, вставшей на рубежах Синявинской группы. В последствии, 23 апреля 1942 года Волховский фронт был ликвидирован и влит в состав Ленинградского фронта под названием "Волховской оперативной группы Ленинградского фронта", а еще позже вновь образован 9 июня 1942 года, включив в себя 54-ю и 8-ю армии. Вот почему в апреле 1942 года в боях за Погостье и Виняголово принимали участие части 8-й армии.

В наступлении на Виняголово, для прорыва линии вражеской обороны предстояло наступать частям 1-й отдельной горнострелковой бригады, 177-й и 80-й стрелковых дивизий и 6-й отдельной бригады морской пехоты при поддержки танков 124-й танковой бригады и 107-го отдельного танкового батальона.

Это наступление было вспомогательным ударом в разработанной штабом Ленинградского фронта операции по продолжению наступления 54 армии на Любань, на встречу частям 2-й Ударной армии бьющихся в полуокружении.

Помню, как первый раз услышал о том, что под Погостьем воевали бойцы 1-й отдельной горнострелковой бригады 8-й армии. Да, горнострелковой. Единственной на Ленинградском и Волховском фронтах бригаде горных стрелков. Почти, все время боев под Ленинградом, бригада находилась под Вороново. Там, где в единственном месте на Волховском фронте, советские горные стрелки стояли против немецких горных стрелков "Эдельвейс". "Егерьской высотой" стала называться в годы войны и поныне так называется одна из песчаных возвышенностей в районе урочища Вороново и озера Барское.

Возвращаясь в очередной раз из своих поисковых поездок , мы сели на станции Погостье в идущею на Ленинград электричку. В полевой форме, обвешанные рюкзаками, щупами и лопатами наша группа, конечно же привлекала к себе внимание, простых обывателей, едущих со своих огородов из под Киришей, ленинградцев. Один из пожилых мужчин, сидевший на сидении напротив, спросил нас, кто мы такие. Узнав, что мы поисковики и едем из Погостье после очередных раскопок, он заволновался и сказал, что он воевал в Погостье, и был ранен в боях за Виняголово. Это была редкая встреча. Мы разговорились и услышали скупой, но незабываемый для нас рассказ. Ветеран, рассказал нам, что он в апреле 1942 года был командиром взвода, лейтенантом. Их часть занимала оборону в районе Вороново. Вдруг поступил приказ форсированным маршем, в ночь, выдвинуться в район Погостья. К Погостью они прибыли в районе пяти часов утра. Их командиров взводов, вызвали на передних край обороны ознакомиться и увидеть местность куда им предстояло наступать через два чеса. Подобравшись к окопам боевого охранения, в темноте, конечно же увидеть, что-либо было невозможно. Но приказ был жесток - наступать. С рассветом, ринувшись в атаку и пройдя Погостье с южной стороны, подразделения устремились в сторону Виняголово. На третьи сутки беспрерывных боев за Виняголово, он был тяжело ранен и эвакуирован в тыл. Через месяц оправившись после ранения в медсанбате, он вернулся в свою часть, которая уже опять занимала позиции в районе Вороново. Прибыв в свой взвод он увидел, что из старого состава подразделения, начинавшего с ним наступление в районе Погостья, остались единицы, в основном все солдаты и командиры были новые из пополнения. Такая же картина была и в других батальонах. Почти все погибли в жестоких боях, в заснеженных лесах и болотах у Погостье и Виняголово. Я, конечно же спросил его :"... В какой части он воевал?", и был поражен ответом: "...в 1-ой отдельной горнострелковой бригаде!...".

Вот как вспоминает первый день наступления участник событий, писатель Лукницкий: "... Ничего более неприятного в тот день погода не могла бы придумать: с утра - яркое солнце, оттепель. Снег на болотных прогалинах и даже в лесу взялся дружно таять, исковерканные бревенчатые дороги кое-где встали дыбом на придавленном грязью мху, а по широким полянам открылись чавкающие трясины, и посиневший снег на них, прикрывавший травы, превратился за какие-нибудь полтора-два часа в утыканные хилым кустарником, предательски заманчивые озера... На правом фланге, ближе к Погостью, - батальоны 6-й бригады морской пехоты, на левом фланге, в низине Корыганского мха, - батальоны 1-й отдельной горнострелковой бригады, в центре, прямо против укрепленного противником села Виняголово, части 80-й стрелковой дивизии... Так протянулся вдоль текущей с северо-востока на юго-запад немноговодной здесь речки Мги восьми или десятикилометровый фронт наступления 8-й армии. Обходным движением с левого фланга, устремляясь сначала к юго-западу вдоль дороги на Макарьевскую Пустынь, двинулись с исходных позиций три десятка тяжелых "КВ" 124-й танковой бригады подполковника Родина. А поддерживать пехоту вдоль фронта на речку Мгу выпущены были три взвода трофейных танков 107-го отдельного танкового батальона майора Б.А. Шалимова....".

С другой стороны фронта, на участке ручей Дубок - Макарьевская Пустынь, вновь прибывает и занимает оборону уже бывшая здесь с 24 марта, 96 немецкая пехотная дивизия, которая в предыдущих боях понесла очень большие потери и была выведена на более спокойный участок в район Лодвы.

Целью наступления было взятие деревни Виняголово и господствующие высотки за рекой Мга, перерезать и оседлать дорогу Виняголово-Шапки. Наступающая весна вносила свои коррективы в наступление войск, проваливаясь в рыхлом снегу, за частую по пояс погружаясь в талую воду пехотные части начали продвижение в перед. Попытки пойти в атаку по поддержке пехоты не увенчались успехом у танкистов, танки застревали в раскисшем болоте. Только 8 апреля 1942 года танки 107-го батальона вместе с пехотой смогли форсировать Мгу. В этих боях тяжелые танки 124-й бригады вообще оказались в невероятных условиях, растаявшее болото полностью сорвало их наступление. Именно в этом наступлении совершил свой подвиг экипаж 107-го отдельного танкового батальона под командованием старшего сержанта Н.И. Барышева. Прорвавшись через линию обороны немцев, "трофейный" танк Барышева с одним из батальонов 1-й горнострелковой бригады, вышел в тыл противника и на протяжении шести суток наносил удары по тыловым коммуникациям. На подмогу танку Барышева и остаткам горнострелкового батальона был выдвинут 59-й лыжный батальон. Немцы постоянно пытались уничтожить прорвавшуюся группировку наших войск и к исходу 12 апреля, после ожесточенных четырех атак почти полностью окружили оставшихся в живых. Вот как описывает мысли Барышева, фронтовой корреспондент Павел Лукницкий, описавший эти события в своей книге "Ленинград действует": "... Барышев перебирает в памяти все эпизоды вчерашнего и позавчерашнего дней, да и всех дней наступления! Тех людей, чья самоотверженность, чей подвиг, чью смерть он сам наблюдал сквозь смотровые щели или из приоткрытого люка своего танка... Ничего личного он не знает о каждом из этих людей. Только некоторые фамилии, произнесенные другими, чаще всего тогда, когда носителя этой фамилии уже нет на свете...". В результате боев в тылу противника, "немка" (как называли трофейные танки ниши танкисты) Барышева и сопровождающие его двадцать три человека, последние оставшиеся в живых от двух батальонов, прорвались в расположение своих частей.

В результате первого дня наступления, к ночи 9 апреля 1942 года некоторым подразделениям удалось перейти речку Мгу и закрепится на берегу. Целый день бои за речку шли на всей линии фронта, множество раз немцы переходили в контратаки. Линия фронта стала проходить по прибрежной полосе леса между первой и второй оборонительными линиями немцев, между рекой Мга и дорогой Виняголово-Шапки.

11 апреля 1942 года немцы свежими силами провели контратаку на командный пункт 1-й горнострелковой бригады на котором оставалось в живых двадцать девять человек, во главе с принявшим на себя все командование командиром 1-го батальона майором Игнариным. Окруженный командный пункт держался два дня. На помощь Игнарину пробился взвод разведки лейтенанта Аникина. 12 апреля был дан приказ об отходе бригады, но из-за отсутствия связи окруженные продолжали отбиваться. В этом бою погиб майор-ленинградец Никита Алексеевич Игнарин, который умирая на руках солдата произнес последние слова: "Не отходить!...". Тело Игнарина не удалось вытащить с поля боя. Его документы и карты были доставлены в штаб вырвавшимися из окружения бойцами. Бригада в этих боях потеряла более половины своего состава. Как говорили бойцы бригады прибывающему пополнению: "Нас правильнее было бы назвать "болотной", а не "горной".

В этих боях за овладения деревни Виняголово, в составе 6-й бригады морской пехоты, участвует будущий главный идеолог Коммунистической Партии Советского Союза, тогда, в апреле 1942 старший лейтенант А.Н. Яковлев. Вот что вспоминает участник боев Иван Николаевич Беляев: "…Корреспонденция с Волховского фронта "Смелая атака", напечатанная в газете "Красный флот", рассказывает о подвиге Яковлева, Гавриленко и других товарищей. Во время атаки нашим бойцам предстояло преодолеть проволочное заграждение врага. Первым со своими бойцами его преодолел ст. лейтенант А.Н. Яковлев, был ранен, но продолжал командовать… Преодолев оборону бойцы оттеснили врага, продолжали его преследовать… Бригада вышла к деревни Виняголово, где по приказу командования закрепилась и заняла оборону… С 14 апреля 1942 года 6-я бригада морской пехоты КБФ перешла к активной обороне…".("Никто не забыт и ничто не забыто..." (из воспоминаний участников ВОВ). Автор-составитель Л.Н.Батхин. Совет ветеранов 6-й отдельной бригады морской пехоты КБФ и 138 Карпатской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии. Санкт-Петербург. 1995. стр. 37).

Апрельское наступление не удалось. Части 54 армии переходят к обороне. В документах штаба 54 армии за май 1942 года имеется следующий документ: "…Соображения по плану оборонительной операции 54 армии. В итоге проведенных операций армия прорвала оборону противника на глубину 18-20 километров, очистив полосу шириной 20-22 километра. Дальнейшие усилия армии в направлении Любань, Вериговщина и Липовик, Березовик успеха не имели. Армия встретила организованную оборону противника, поддержанную резервами из глубины. По своей конфигурации и положению фронт армии представляет собой сердцеобразный выступ, фланги которого повисли на железной дороге Мга - Кириши: правый в районе Погостье и левый в районе Посадников Остров. Узким местом являются ворота прорыва, соединяющие северную и южную части полосы армии. Ширина этих ворот составляет по фронту 15 километров, из которых 8 километров занято болотом Соколий Мох, а оставшиеся 7 километров имеют лишь одну дорогу, проходящую в 2-х километрах от передового края противника в районе Погостье. Армия подготавливает вторую дорогу, через болото Соколий Мох, которая должна соединить разъезд Жарок с Бараки Восточные. Неполноценность дивизий, вытекающая из значительной их недоукомплектованности личным составом и вооружением, вынуждает армию временно иметь в линии фронта больше дивизии, чем этого требуется самой обстановкой. Наиболее слабыми дивизиями по всему составу являются : 281 СД - 32 % к штатному составу, 198 СД - 34 % к штатному составу, 311 СД - 36 % к штатному составу, 11 СД - 40 % к штатному составу, 285 СД - 41 % к штатному составу...".

В мае 2000 года поисковиками из Новосибирска, под руководством Натальи Изотовны Некрасовой, в районе разъезда Жарок, недалеко от бывшей деревни Шала были эксгумированы три санитарных захоронения. В артиллерийских воронках, которые были расширены взрывами тротиловых шашек, в годы войны были захоронены солдаты умершие от ран. В районе Шалы в период апреля-мая 1942 года были развернуты несколько медсанбатов и госпиталей. Это подтверждало нахождение при погибших большое количество истлевших бинтов, медицинских шин. По документам Киришского РВК в районе разъезда Жарок значилось только одно, большое воинское захоронение. По словам местных жителей это было госпитальное кладбище танкистов. Мол, танкисты, не бросали своих погибших товарищей, и вывозили их хоронить в Жарок. Обнаруженные же санитарные захоронения находились на приличном удалении от этого кладбища, и скорее относились к другим медицинским учреждениям 54-й армии. В одном из захоронений поисковиками были обнаружены у погибших три медальона. Мы начали поиск родственников погибших. Все начинается с запросов в те военкоматы и администрации районов и поселковых советов, что указаны в медальонах. А так же используются все личные связи с поисковиками других регионов нашей страны. Так было и в этот раз. Один из медальон был заполнен на имя Иванова Ивана Сергеевича, 1913 г.р.,, уроженца Ленинградской области Лужского района деревни Высокая Грива. Связавшись с заместителем главы администрации Лужского района Андреем Валентиновичем Солдатовым мы попросили его помочь в розыске родных, погибшего солдата. В Книге Памяти Лужского района и документах Центрального архива МО РФ названный боец не значился. Благодаря оперативной работе отдела по делам молодежи администрации Лужского района удалось очень быстро найти родных погибшего. В деревне Высокая Грива проживали дочь погибшего солдата с двумя сыновьями, внуками солдата. Их семья считала Ивана Сергеевича пропавшим без вести. Лидия Ивановна Филиппова, дочь погибшего Иванова писала : "…Что могу сообщить об отце. Они с мамой работали в колхозе. В финскую войну взяли на фронт (отца) , мама осталась с годовалым моим братом, его нет он умер. Опять война, опять он на фронт. Я родилась в 1942 году. Писал папа маме письмо с фронта. Потом мама получила от его друга письмо, что он тяжело ранен и так больше никакого извещения. Все время ждала, так и не дождалась умерла…". Запрос по второму медальону заполненному на имя Константина Ефимовича Никитина "ушел" в Фировский район Тверской области. Каково же было наше удивление когда мы получили ответ из Фировского райвоенкомата . Ефрейтор Никитин по документам военно-учетного стола значился умершим в 1986 году, спустя 41 год после войны. В третьем медальоне был указан адрес отца погибшего солдата, но к сожалению свои данные погибший не указал. Мы связались с руководителем рабочей группы по изданию Татарской Книги Памяти Мишей Черепановым. Благодаря его кропотливой работе удалось установить полные данные этого солдата: уроженца Кузнечихинского района Татарской АССР Харитонова Ивана Михайловича, 1921 г.р. По документам редакции Книги Памяти Республики Татарстан Иван Михайлович значился пропавшим без вести в 1942 году. Очередным удивлением стало получение справки из ЦАМО по поводу судьбы Харитонова. По документам архива он значился : стрелок 576 стрелкового полка 115 стрелковой дивизии, умер от ран 23 апреля 1942 в ППГ 2381 и захоронен в районе д. Шала по лесной дороге в сторону Кондуи (1 км от Шала) местечко Заячья Поляна.

Вот так, даже умершие в тыловых госпиталях солдаты, по небрежности многих инстанций оставались до сих пор пропавшими без вести. Как мог оказаться на останках погибших медальон Константина Ефимовича Никитина, умершего уже после войны, оставалось загадкой. Возможно, он мог отдать свой медальон кому то из друзей, чтоб сообщил родным о его гибели, а получилось обратное. Выяснить причину нахождения смертного медальона ефрейтора Никитина в санитарном захоронении помог ответ из Архива Военно-Медицинских Документов : "…Стрелок 140 отдельной стрелковой бригады, рядовой Никитин Константин Ефимович, 1919 г.р., на фронте Великой Отечественной войны 21 апреля 1942 года получил сквозное пулевое ранение левой голени с повреждением обеих костей, по поводу чего находился на излечении в МСР 140 бригады, с 22 апреля 1942 года в ППГ 2381, ЭП 210, ППГ 815, с 8 мая 1942 ППГ 739, ЭП 93, с 11 мая 1942 ЭГ 1731 (г. Череповец), а с 3 июня 1942 в ЭГ 1708\1326 г. Свердловск, из которого выбыл 12 октября 1942 по месту жительства…". Из выше перечисленных документов можно предположить, что медальон ефрейтора Никитина доставленного в ППГ 2381 22 апреля 1942 года, мог оказаться в захоронении вместе с брошенной в могилу одежной солдата. Найденный в этом же захоронении рядовой Харитонов умер от ран в ППГ 2381 23 апреля 1942 года и скорее всего во время захоронения умерших, в могилу скидали одежду непригодную для дальнейшего использования. Так же можно предположить почему другой красноармеец Иван Сергеевич Иванов считался пропавшим без вести. Из письма однополчанина следует, что Иван Сергеевич был тяжело ранен и о его дальнейшей судьбе он ни чего не знает. По полковым документам, где проходил службу Иванов, его скорее всего учли как выбывшего по ранению, и не заносили в списки погибших. А на деле, скорее всего он будучи тяжело раненым был доставлен в госпиталь уже мертвым, и как порой бывало без сопроводительных документов. Поэтому его не смогли учесть и в документах госпиталя. Это подтверждают часто встречающиеся записи в журналах приема раненых: " неизвестный, доставлен мертвым ".







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 175. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия