Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Новости правительственного режима России.




…Ставропольский мятеж практически подавлен, солдаты Российской Армии оказывают помощь выжившим местным жителям в защите от бандитов и разрозненных отрядов повстанцев. Однако часть территорий Ставропольского края останутся в карантинной зоне по причине сильного радиоактивного заражения. Американское правительство так и не признало свою вину в совершении ядерного удара по Ставрополю. Более того, оно продолжает обвинять российские власти в использовании ядерного оружия на своей территории для подавления революционного движения. Президент России Давид Мендель полностью опроверг это обвинение. Совет Безопасности ООН настаивает на введении миротворческих подразделений на территорию карантинной зоны и дальнейшем разбирательстве причин ядерного взрыва. Правительство России категорически против вторжения иностранных военизированных подразделений на территорию Ставропольского края. По словам Президента, это будет расценено, как нападение и повлечёт за собой все необходимые меры по защите целостности границ Российской Федерации, её независимости и суверенитета…

 

Мы поймали около тринадцати сигналов из разных районов города. В основном, это были сигналы группировки «Сталь», но были и другие. На связь пытались выйти какие-то фанатики, называющие себя «Пепел Второго Пришествия» из северо-западного района города. Они говорили о том, что начался «страшный суд» и Христос спустился с небес. Их речь была не особо логична, но очень эмоциональна. Вещавший называл себя пророком и обещал прощение на небесах тем, кто покаится в грехах и пойдёт за ним. Мы не смогли долго слушать этот бред, однако я кое-что для себя отметил: мы можем использовать их версию для того, чтобы объяснить им причины своего пребывание на Земле. А ещё через несколько минут, к огромному моему удивлению, мы поймали канал одной из застав дружественного нам клана. Но обрадоваться не успели: это был сигнал тревоги и просьба о помощи. Причём вещал уверенный и чёткий женский голос.

 

…Повторяю, на нас напали бандиты! Их больше пятидесяти! Все, кто меня слышит! Помогите нам! Говорит командир отряда студенческого Братства «Бета»! Нам долго не продержаться! Кто жив в этом чёртовом городе?! Нас зажали! Координаты 17-28, корпус экономического факультета СГУ, улица Ленина 133! Вояки, блядь! Где вы?! Нам нужна помощь! Повторяю! На нас напали…

Через пару минут наш отряд вместе с отрядом группировки «Сталь» уже бежал, огибая разбитые машины на дороге к попавшим в беду студентам. Мою винтовку мне вернул Бэт. Имперское добро здесь нельзя терять из виду: того и гляди, сопрут. Впереди бежали Вовчик Шнур и вояка из «Стали». Я не знал системы координат, принятой в этом городе, но ребята сказали, что до этого экономического факультета не больше семиста метров. Чуть впереди остальных, прижимаясь спинами к стенам зданий по правую и по левую сторону от дороги, двигались две группы прикрытия по четыре человека. Каждая из них просматривала противоположную сторону улицы, все крыши и окна домов. Основная же группа была растянута по ширине всей улицы немного позади. Такое перемещение позволяло хоть как-то защититься от попадания в засаду, ну или минимизировать при этом потери. В половине пути от факультетского корпуса мы увидели по левую сторону от дороги большой красный частный дом. С его окон свисали уже до боли знакомые флаги Братства, а из самих окон устрашающе торчали стволы пулемётов. Шнур сказал, что это и есть «домик Братства», о котором нам рассказывал Спайс. В домике были студенты, но, судя по всему, немного: основная их часть уже, видимо, направилась на помощь обороняющимся. На бегу я пытался включить пространственный сканер, а вдали уже был слышен треск автоматных очередей.

Корпус экономического факультета – это старое пятиэтажное здание, совершенно не повреждённое взрывом, наверное, только потому, что находилось в противоположной от эпицентра части города. Здание располагалось как раз вдоль главной улицы, по которой мы и бежали, что есть сил. От дороги корпус факультета был отделён огороженной площадкой, по краям обложенной мешками с песком. Напротив факультета, через дорогу – тоже пятиэтажки, только жилые. Бойцы, бежавшие впереди меня, начали занимать удобные для ведения огня позиции. Несколько из них забежало в развёрнутый поперёк дороги автобус, поставленный там будто специально для того, чтобы было удобно простреливать крылечко факультета, находясь одновременно и в укрытии и немного выше уровня самого крылечка. К треску автоматных очередей со стороны боя добавились звуки наших выстрелов. Я присел у выбитого окна в автобусе и заглянул в коллиматор. На крылечке уже были только бандиты и чьи-то трупы. Окна здания, от первого до пятого этажа, извергали на бандитов свинец. Но бандитов было очень много. Судя по всему, это была банда горных мутантов. Из двух верхних окон свисали красно-жёлтые знамёна студенческого Братства. Из этих же окон торчали чёрные стволы автоматов. Я зафиксировал около десяти целей и дал длинную очередь разрывными! Секунда… и десять трупов падают на землю, кто с остатками головы, а кто – без. Жаль, что рано или поздно имперские боеприпасы закончатся! Как жаль! Даю вторую очередь! Результат – аналогичный! Горные мутанты, хоть и дураки, но по нам открыть огонь сообразили таки. Я продолжал стрелять, слыша голоса кричащих вокруг солдат «Стали».

- Блядь, откуда их столько!

- Патрик, хуярь пулемётчика, а то нам пиздец!

- Ебать! Они слева! Из переулка, ёбаный в рот!

- Сука! Патрика достали! Жека, помоги ему!

- Блядь, у них РПГ[12]!..

Я успел увидеть, как с противоположной от факультета стороны улицы что-то шмальнуло с лёгким белым дымком. Сильнейший удар! Меня отбросило непонятно куда, ударило спиной о противоположный борт автобуса, и, наверное, выбросило наружу. Ничего не вижу… И не слышу тоже…

Не вижу ничего… Начинаю чувствовать тело… Судя по всему лежу на спине. Подношу ладонь к лицу, но вижу только расплывчатое пятно на фоне серого неба. Пытаюсь сфокусировать взгляд. Дотрагиваюсь рукой до лица. Лицо в крови. Надо вколоть Серпея. Нет! От регенератора потеряю сознание! А звуков боя уже не слышно. Пытаюсь приподняться, чтобы осмотреться, но у меня ничего не получается. Винтовку тоже нащупать не могу: наверное, отлетела куда-то. Мне удалось перевернуться на бок. Чёрт! На разорванном металле автобуса висели чьи-то окровавленные внутренности. Это же кто-то из солдат «Стали», с которыми я только что бился плечом к плечу. Меня вырвало. Где Райс, Бэт, Хорс?! Какого чёрта я делаю на этой войне?! Чёртовы земляне! Рядом со мной лежало два раненых бойца «Стали» и один студент Братства. Одет он был в джинсы и красную футболку. У студента была оторвана ступня ноги… Шаги совсем близко… Я замер… Это бандиты, горные мутанты. Они остановились над нами, одетые в спортивные костюмы и чёрные толстовки. В руках у каждого был автомат. Стволы они направляли на раненых. Один из них подошел к шевелящемуся бойцу «Стали» и с характерным акцентом на русском языке сказал:

- Вставай, шакал! – я на Земле хоть и не давно, но достаточно привык к русскому языку, чтобы уже отличать акцент, тем более, такой ужасный.

- Не стреляй! Не стреляй, - солдат приподнялся на колени, держа руки на виду. Его примеру последовал и другой.

- И ты вставай, пидарас! – обратился он уже к студенту с оторванной ногой.

Тот был в сознании, скорее всего, в результате болевого шока, и чуть-чуть приподнялся на руках. В руке он сжимал пистолет. Видимо, из последних сил студент выкрикнул мутанту: «Шёл нахуй!!! Бета навсегда!..» и с этими словами выстрелил из пистолета себе в рот. Мутанты даже ничего не успели понять. Но, помешкав секунду, со злости все четверо начали решетить уже мёртвого студента, сопровождая этот процесс сплошным матом с жутчайшим акцентом. Когда у мутантов почти одновременно кончились патроны (видимо отсутствие тактических умений у них компенсировались численностью), я, воспользовавшись ситуацией и воодушевившись поступком студента, не пожелавшего сдаваться в плен, выхватил из кобуры свой имперский автоматический пистолет и уложил всех четверых реактивными разрывными пулями. Подавитесь, гады! Парнишку жалко… В этот момент откуда-то со стороны факультета послышались новые автоматные очереди. Расстреливают раненых! Уроды!.. Нет! Звуки характерны для боя. В этот момент ко мне подбежал Хорс и, удостоверившись, что я жив, продолжил движение в сторону остатков автобуса, стоявшего поперёк дороги. Я попытался собрать всю волю в кулак и подняться на ноги. К тому моменту, как мне это удалось, на факультете уже вовсю шёл возобновившийся бой. Я не мог понять, что там происходит, и, как говорится, кто кого. Я обогнул автобус слева, чтобы при стрельбе из-за него мой корпус находился в укрытии. Хоть я и правша, но стреляю с левой руки: мой правый глаз видит хуже левого.

Когда я рассматривал в прицел здание факультета и его ступеньки, бой уже стихал. К своему удивлению, я увидел спины убегающего остатка отряда горных мутантов. Их было около пятнадцати. Семеро из них, правда, далеко не успели убежать: реактивная пуля всё равно летит быстрее. Остальные скрылись за углом здания. А ступеньки факультета заполонили высыпавшиеся из него студенты Братства. Видимо, была успешно устроена засада внутри здания. Молодцы! Поняли, что врага лучше заманить внутрь строения, чтобы сравнять шансы при его численном превосходстве во время штурма.

Мы осторожно подошли поближе к ступенькам, смотря по сторонам в поисках человеческих фигур, не принадлежащих к нашим группировкам. Студенты на порожках радостно встретили нас. Чуть позже я увидел, как из их группы вышла девушка в обтягивающем камуфляже с автоматом АК-74[13] наперевес. Её зелёные глаза были преисполнены ненавистью. И, в то же время, они были безумно глубокими и красивыми. Когда она обратилась к Владимиру, я понял, что именно её голос ещё недавно просил помощи по радио.

- Рада видеть тебя, Шнур! Вы вовремя! Ещё чуть-чуть и нам бы настал полный пиздец!

- Ты как, Леста? У тебя потери большие?

- Более, чем. Слава богу, они не знали, что в здании есть подвал! Иначе всех бы перебили. Это отряд Амиля! Я знаю! Я убью его! Его счастье, что он успел уйти! Я бы его разорвала голыми руками!

- Мы с бойцами «Стали» скентовались на Шпиле. Поэтому и услышали сигнал. Связь обеспечили нам специалисты… как бы это сказать… из очень влиятельной организации, - Шнур в этот момент посмотрел в мою сторону.

- Потом. Всё потом. Надо раненых перевязать.

 

Глава 9

 

Планета Земля, к востоку от центра города Ставрополь,

Корпус экономического факультета. Контролируется студенческим Братством.

Сентябрь, 2013 г. (Летоисчисление Земной цивилизации)

 

Райс оказался ранен в лёгкое. Мы с Бэтом оказали ему всю посильную медицинскую помощь. Так же мы её оказали и многим другим раненым студентам и солдатам «Стали». Имперские медикаменты творили чудеса по сравнению с древними методами землян. А если к этому ещё прибавить ментальные способности меня и Бэта, то мы оказались просто незаменимы для этих ребят.

После оказания первой помощи я попытался встретиться с лидером заставы, Лестой. К моему удивлению, она не просто была медиком, но и обладала достаточно мощными ментальными способностями, что позволяло ей лечить раненых значительно эффективнее. Я ей представился, как посланник влиятельной организации, которая должна обеспечить Братству любую помощь и поддержку, а здесь оказался уже по просьбе Дмитрия, лидера Братства.

- Так ты уже общался с нашим «президентом», - с каким-то презрением на последнем слове кивнула Леста, вроде бы, имея в виду Дмитрия по прозвищу Спайс.

- Да! Наш летательный аппарат приземлился не так далеко от главного корпуса университета. А сейчас мы помогаем ему установить связь со всеми анклавами Братства.

- Я, конечно, знала, что он ёбнутый, но не думала, что настолько! Ладно еще к нам, но на запад к корпусам политеха он как пробиваться собирается?! Там же «индастри», горные мутанты и прочая дрянь, - Леста похоже уже просто рассуждала вслух, а не отвечала мне, - Хотя, красавчик! Пробьёмся! Мы – Бета!.. – она помолчала несколько секунд, а потом продолжила, но уже тихим, одновременно грустным и ненавидящим голосом, - Сегодня столько наших полегло… Двенадцать человек…

Она отвернулась и пошла по коридору в сторону какой-то доски с фотографиями. Что-то вроде университетской доски почёта. Фотографии ребят из Братства. У некоторых – в правом нижнем углу прикреплён значок организации. По коридору прошло несколько студентов, совершенно не обращая на меня внимания… Бэт подкрался незаметно и положил мне на плечо свою руку… Мы смотрели, как студенты прикрепляли значки к некоторым фотографиям… Я считал: прикрепили двенадцать значков…

Мы с Бэтом нашли Хорса и вышли на ступеньки у входа. Густые тучи свисали с неба, угрожая обрушиться на нас холодным дождём. А на каменных ступеньках поблёскивали кусочки битого стекла. На улице не стреляли: вроде, везде было тихо. Студенты поправляли мешки с песком, перезаряжали пулемёты, а на козырьке входа находились колонки, которые, похрипывая, испускали тихую музыку…

 

«…Вернись назад:

Впереди ничего, лишь бескрайний ад…

Вернись ко мне!

Что ты делаешь в этой, всеми забытой стране?!»

 

…И я опять вспомнил об Аливии.

- Ну что, парни, как вам здесь? – задал не в меру глупый вопрос Хорс, - Хотели посмотреть Землю?

- Заткнись, Хорс! – после увиденного я уже не мог держать себя в руках, - Всё, что здесь происходит, всё – по нашей вине! Надо самого адмирала Канайбера сюда притащить! Это же как раз эпицентр его социального эксперимента! Знаете парни, мне жутко противно осознавать, что когда-то и для меня всё это было не больше, чем просто социальный эксперимент и поле для исследований. Мне было интересно всё: как будет происходить разложение общества в условиях голода, войны, других бедствий… Как будут объединяться в группы и кланы выжившие, чтобы продолжить борьбу за остатки ресурсов, еду, воду и территорию… Мне было это всё настолько интересно, что даже не хотелось, чтобы на Земле сколько-нибудь долго продлилась мирная жизнь. Мне хотелось посмотреть на крах системы… Отчасти, парни, это подсознательное желание увидеть крах Нашей Империи. Мне просто всегда хотелось увидеть всё до конца. Я мечтал увидеть конец истории… Хотя бы истории Земли. Просто я не мог допустить, чтобы кто-то увидел на десятилетие больше, чем я. Прошлое можно изучить, а вот в будущее – не заглянешь. Поэтому мне всегда хотелось, чтобы история закончилась при мне. Это и есть – оказаться на вершине развития цивилизации! Знать, что дальше, после тебя, уже ничего не будет! Ничего... И мне противно осознавать, что я мечтал увидеть ВОТ ЭТО!!! – я повёл руками, указывая в сторону большого костра на площадке перед факультетом, к которому студенты потихоньку стаскивали своих уже мёртвых товарищей, - Я просто не знал, что такое СМЕРТЬ. Не на экране, а у тебя на глазах… Райс серьёзно ранен. Любой из нас может погибнуть. А тот парнишка… Который, не желая сдаваться в плен, перед тем как застрелиться, крикнул «Бета навсегда!» Он ведь моложе любого из нас…

- «Бета» - это их Братство так называется, вроде, - неуверенно спросил Бэт.

- Я рассмотрел на «доске почёта»: «Бета Дельта Кси». Три буквы из нашего имперского алфавита.[14] Ну, здесь они, конечно, не знают, что это НАШ алфавит. А мы не знаем, что обозначают эти буквы для них. Судя по моим предположениям, они скопировали систему тайных студенческих обществ, распространённых на американском континенте. Знаете, что-то в этом Братстве есть, чего, по-моему, нет в других группировках. Ни в «Стали», ни в «Индастри»… Я с членами «Индастри», правда, не общался… Но уже вижу: люди на Земле жестокие, лживые, какие-то гнилые… Впрочем, как и у нас! Наш Анардес – то ещё гнильё! И население Империи – тоже… Разница в том, что блага цивилизации не позволяют НАШЕМУ гнилью вылиться наружу. А на Земле всё выплёскивается, особенно в ТАКОЙ ситуации. А студенческое Братство – это, на мой взгляд, люди, в которых, несмотря ни на что, остаётся что-то ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ. Причём, если у Авдеева людьми управлял оккультный ритуал и массовый гипноз, то в Братстве – доверие и дружба… Вы, парни, как хотите, а мне кажется, что спасти Революцию мы должны исключительно через таких ребят, как ЭТИ! Найти Авдеева, конечно, было бы неплохо, но помогать революции в его ключе мне что-то хочется всё меньше и меньше.

- Нахуй это Братство?! Да, они охуительные ребята, но чтобы победить в войне, нужны настоящие оккультные лидеры, - начал со мной спорить Хорс, - такие как Андрей Авдеев! И организации посильнее этого студенческого Братства. Такие, как РПА! У них люди, оружие, техника, магия, всё! А что у этого Братства?!

- У Братства – способность и вера в победу даже без всего вышеперечисленного! РПА рассыпалась сразу после ядерного взрыва, а Братство, я уверен, будет жить, пока последний студент со словами «Бета навсегда» не выпустит последний патрон! Я видел, с какими глазами они шли в бой… Видел, с какими глазами прикрепляли значки к фотографиям погибших друзей… Я видел в их глазах фразу «Мы отомстим за вас, братья!» Хорс, их главное преимущество и слабое место одновременно в том, что у них нет этого гнилья в душе.

А студенты тем временем пособирали оружие с убитых врагов. Нашли даже тот РПГ, который разнёс и без того разбитый автобус, из которого мы вели огонь. В костре горели трупы. А рядом с поникшими лицами туда-сюда сновали студенты. Бэт пошёл общаться и наводить контакты с «местным населением», а мы с Хорсом ещё долго сидели на ступеньках, рассуждая о том, что нас здесь ждёт, что будем делать дальше и о многом другом…

Вечерело. Пасмурное небо становилось темнее и темнее. Низко нависшие облака внушали страх. Обшарпанные, кое-где обрушенные, дома, окна которых не загорались вечером, как это положено, делали картину ещё более брутальной. Студенты развели на площадке ещё пару костров, уселись вокруг: кто возился с оружием, кто – с банкой тушенки, кто – настраивал гитару[15]… Мы подсели к одному из костров. Парня с гитарой звали Макс, а погоняло было таким же ярким, как и его внешний облик – Флэш. Его лицо было настолько жизнерадостным, что даже не верилось в то, что ещё днём он убивал врагов и хоронил друзей. Смотря на Флэша, хотелось так же улыбаться, если не сказать «ржать». Причёска, характерная для классического студента землян – растрепанные короткие волосы, а чёлка поднята вверх. Он начал играть перебором, и все разговоры вокруг нашего костра немного поутихли: народ с ожиданием слушал. Один из студентов шепнул мне, что слова песни, которую сейчас исполнит Флэш, написал сам Дмитрий Спайс, лидер студенческого Братства. Мне было безумно интересно познакомиться с современным фольклором землян. Как я потом убедился, постъядерным фольклором:

 

Ветер холодный,

разбитый забор,

машины ржавый каркас…

Рукой обожжённой

проверю затвор,

поправлю противогаз.

Свинец облаков,

отравляющий дым,

бинокль свисает с плеча…

На месте домов –

силуэты руин…

из красного кирпича.

Под плащ-палаткой

гниющая плоть,

шелест мёртвой травы,

Жизнь без остатка,

затухшая злость,

ветки деревьев кривых.

Кончится дождь,

но не кончится боль;

счётчика Гейгера треск.

Нервная дрожь…

победителя роль

я променял бы на крест.

В прорезь прицела

смотреть на всех

уже я давно привык.

Трассером белым

ответить не грех

на оптики вражьей блик.

Снайпер, как призрак

в чёрном окне

старой высотки мелькнёт.

Выстрелом быстрым

ты или нет…

кто-то молчанье прервёт.

Время считаю

патронов числом:

мне уж мертвей не стать;

Пуля решает,

кому повезло,

хотя ещё как сказать?!

Смерти отсрочка

в этой войне –

только продленье мук.

Мир на кусочки –

господний гнев,

ада последний круг.

Сменив магазин,

я продолжу путь

туда, где померк рассвет:

Остался один,

друзей не вернуть

из пепла последних лет.

Прижму к плечу

деревянный приклад,

и снова – мир через прицел.

Так жить не хочу:

замороженный взгляд

застыл навсегда на лице…

Мне сразу вспомнился парень, застрелившийся со словами «Бета навсегда!» И его взгляд перед смертью. В нём была и ненависть, и надежда. В нём был фанатизм и одновременно полное осознание происходящего. В нём была непокорность свободного человека. И он остался свободным навсегда… «Свободным навсегда!..» - ещё рас прокрутилась у меня в голове фраза, в которой я почувствовал некое рождение нового слогана, который стоило бы использовать борцам с Системой.

Флэш всё перебирал струны гитары. А песню, которую мы только что услышали, Спайс написал, как оказалось, ещё до войны, когда сам был студентом. По словам ребят, он обладал способностями предвидеть будущее в своих снах. Я начал расспрашивать ребят о Братстве. Меня интересовало, почему какая-то студенческая организация после ядерного взрыва оказалась достаточно сильной военизированной группировкой, имеющей анклавы по всему городу. Мне рассказали, что ещё до начала Революции Братство стало достаточно влиятельной структурой в городе, владеющей недвижимостью и различными предприятиями. У Братства был приличный бюджет, много связей, и превратить её в военизированную группировку для Спайса не составило труда.

Разумеется, не обошлось и без расспросов меня, Хорса и подошедшего к костру Бэта о том, кто мы и откуда, что здесь делаем и почему помогаем Братству. Я ещё не знал, стоило ли говорить им ВСЮ правду… Нет, всю, естественно, не стоило… За некоторые подробности нас запросто могли посчитать сумасшедшими. Тем более, это на Земле модно: считать сумасшедшим человека, говорящего ту правду, которая не укладывается в узкие рамки сознания большинства… Пришлось повторить уже рассказанную Лесте версию о влиятельном тайном обществе, которое ставит задачу уничтожения Системы и собирает самых достойных для того, чтобы помочь им в этом «начинании». А студенческое Братство как раз оказалось таковым. И здесь мне уже не пришлось врать. Правда, под действием алкоголя меня всё-таки вывели на чистую воду. К тому времени вокруг нас собралось человек тридцать. Леста тоже подсела около нашего костра. Мне показалось, что хотя бы в ограниченном виде рассказать некоторые вещи – сейчас самое время! И я начал долго рассказывать о НАСТОЯЩЕЙ истории Земли и всей человеческой цивилизации, о Великом Эксперименте, о плане Юджайсов… Разумеется, не все поверили сразу, но и ведь мы обладали достаточно вескими технологическими доказательствами нашего внеземного происхождения. Наши приборы и оружие вызвали неописуемый восторг у студентов. Вопросы нам продолжали задавать до самого рассвета: не каждый день всё-таки студентам приходилось сталкиваться с представителями других звёздных систем. И хотя о некоторых аспектах истории и географии Земли я говорить пока не решался (уж сильно это будет похоже на абсурд с их точки зрения, да и пока эти вещи не принципиальны для их миропонимания), тем не менее, наша Великая Миссия воплощалась в жизнь: мы рассказывали людям ПРАВДУ, открывали им истинную картину мира, чтобы те смогли выбрать правильный путь. А значит, даже на этом незначительном уровне достигнутых результатов я мог с уверенностью сказать, что мы на Земле не зря! Что не зря мы решили отправиться в путь на эту злую планету, покинуть тёплую научно-исследовательскую станцию и попасть на настоящую войну.

Это бессмысленная война людей между собой за ложные и противоречащие друг другу цели. Мы не в силах прекратить войну, и я это знал. Но мы в силах поменять содержание враждующих сторон, направить агрессию в наиболее приемлемое русло. Мы в состоянии сделать так чтобы эта война всех против всех стала войной ПРАВДЫ против тех, кто эту правду скрывал всю человеческую историю на Земле!

 

Глава 10

 

Планета Земля, к востоку от центра города Ставрополь,

Район вокруг корпуса экономического факультета. Территория контролируется студенческим Братством, частично – бандитами.

Сентябрь, 2013 г. (Летоисчисление Земной цивилизации)

 

Затишье в постъядерном городе вовсе не означает спокойствие и, тем более, бездействие. Четыре дня мы не вступали в серьёзные столкновения с противником. За это время подкачиваемый имперскими препаратами Райс почти поправился. Регенераторы восстановили повреждённое лёгкое. К сожалению, имперских медикаментов становилось всё меньше и меньше. И это было неизбежным процессом. За эти четыре дня нам расслабляться не пришлось. Походы в ближайшие супермаркеты за едой, а в аптеки за медикаментами – не самое безопасное занятие в таких условиях. Можно легко нарваться на банду мародеров или кого-нибудь ещё, кто так же, как и ты, хочет есть и не желает делить добычу ни с кем. К счастью, всё обходилось без особых приключений. Пару раз, правда, пришлось немного пострелять, но среди наших никто не погиб. Только во время столкновения с бандой из семи рейдеров прямо около супермаркета было ранено двое студентов: Давид и Паша Пурген. Рейдеров мы положили, а их оружие и боеприпасы перешли в собственность студенческого Братства. С водой в этой части города была напряжёнка, но спасали наши медикаменты. Аквавит-48 превращал даже мочу в чистую и пригодную для питья воду. Вояки из «Стали» имели тоже довольно приличный запас схожих по свойствам земных препаратов, но они годились лишь для сточной воды. Спасали регулярные дожди. Радиацию выводили имперскими приборами, которые обеспечивали мгновенный распад изотопов. Вообще, ребята из студенческого Братства молодцы. Они, в отличие от всяких рейдеров, более-менее подготовились к ядерной войне. Конечно, у них не было защитных костюмов, стандартные земные образцы которых, впрочем, всё равно бесполезны в условиях радиоактивного заражения местности. Но они успели до войны составить «особую» карту города. На ней отмечались подземные укрытия, потенциальные огневые точки, выгодные позиции для снайперов, продовольственные склады и магазины, источники питьевой воды, больницы и аптеки и даже здания, где могло быть оружие. Это значительно облегчало задачу: не приходилось вслепую рыскать по полуразрушенным городским кварталам в поисках еды, воды и медикаментов с большим риском нарваться на какую-нибудь банду. Было проще прорабатывать тактику продвижения, зная выгодные позиции и опасные простреливаемые места.

Мы практически не занимались изначально поставленной задачей – поиском Андрея Авдеева или остатков его оккультной группы с целью спасения Революции. Во-первых, мы начали понимать, что видение этой революции Авдеевым – вовсе не истина в последней инстанции, а его успех – лишь результат оккультного ритуала, действие которого всё равно прекратилось из-за мощного электромагнитного импульса при ядерном взрыве. А во-вторых, необходимо для начала обзавестись на этой планете не только врагами, но и друзьями. Благо, с этим мы потихоньку справлялись.

Когда Райс понемногу встал на ноги, он первым же делом наладил связь со «Шпилем», а, следовательно, и с главным корпусом университета. Большой красный дом, находящийся недалеко от нашего корпуса и тоже принадлежащий Братству, значился как «Дом Бета – 4». Всего таких домов, оказывается, по всему городу было четыре. Один – в юго-западном районе, другой – ближе к центру на улице Лермонтова, третий – в районе Ташлы, то есть, к северу от нас километров на пять, четвёртый – собственно тот, который рядом. С учётом того, что Ташла просто кишила бандитами, пробиться туда было весьма проблематично. Но, по словам Лесты, это было необходимо: там недалеко располагалась больница, а наши медикаменты тоже ведь не бесконечные. В общем, командование анклавом экономического факультета решило организовать бросок на север к больнице, ну а заодно – и к Третьему Дому Бета. Честно говоря, это было откровенным самоубийством, причём неоправданным. Конечно, медикаменты были нужны, но нам их больше понадобится на лечение раненых в ходе прорыва. Если, конечно, будет, кого лечить. С учетом того, что мы толком не контролировали центр города, прорыв вглубь его окраин, причём напичканных рейдерами, я считал бессмысленным риском. «Сталь» с нами сотрудничала постольку-поскольку. Им было выгодно наличие прикрытых флангов своих основных позиций в центре города. Ну и, конечно, им было удобно использовать налаженную Райсом по имперским технологиям связь. Я не стал спорить с Лестой, так или иначе желавшей пробиться к больнице и к третьему домику. Просто я видел, что такое Братство, и что здесь целый отряд готов рисковать своими жизнями ради одного товарища.

Леста планировала перед тем, как выйти в район Ташлы, захватить так называемый «Смотровик». Это небольшая смотровая площадка на возвышенности, откуда просматривается вся Ташла. Кроме того, там находился высокий храм, откуда было удобно вести наблюдение, снайперский огонь и корректировку миномётного (не знаю, правда, как это нам поможет при отсутствии в Братстве миномётов). Офицеры из «Стали» спорили с ней, убеждая, что площадь «Крепостная горка» более выгодна, как наблюдательная позиция. Но Леста стояла на своём: Братство должно захватить «Смотровик» во что бы то ни стало.

После наладки Райсом связи мы регулярно получали сообщения со «Шпиля» и с главного корпуса Университета. На «Шпиле» были постоянные перестрелки с бандитами. Иногда со «Сталью» вступали в бой чистильщики, высадившиеся на центральной площади города и занявшие здание правительства. А на главный корпус частенько нападали отряды «Индастри» с запада. Всё это сопровождалось регулярными авианалётами ВВС Режима. На мой взгляд, было бы правильно выбить чистильщиков из здания правительства, заодно получив доступ к архивам Авдеева (если, конечно, при своём недолгом правлении тот успел наладить привычную для землян бумажную бюрократию), закрепиться в центральном районе Ставрополя и совершить бросок от главного корпуса на запад в промзону, где обосновались «Индастри». Но Леста нас «забыла» спросить, как было бы правильно.

В перерывах между рейдами за продовольствием и прочей жизненно необходимой гадостью мы слушали радиосигналы из других районов города, а также новости правительственных каналов России и США[16].

 







Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 194. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия