Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Gregg M. Furth The Secret World of Drawing 11 страница




Сфера конфликтных отношений с противоположным полом и к половой жизни наиболее интенсивно представлена у родителей детей с обсессивным неврозом и неврозом страха. В немалой степени это следствие гиперсоциальных черт характера, излишней рационализации чувств и постоянных моральных проблем, преследующих этих родителей. Чаще, чем у родителей детей с другими диагнозами, представлены страхи и опасения, чувство вины, конфликтное отношение к себе и прошлому. Более конфликтными оказываются и отношения к семье в настоящем и в прошлом (преимущественно к родителю того же пола). Таким образом, методика регистрирует конфликтные изменения личности прежде всего у родителей, дети которых склонны к навязчивым мыслям и действиям, испытывают большое количество страхов, тревожны и не уверены в себе.

Вопросник Лири нашел применение у 140 матерей и 116 отцов детей с неврозами и 84 матерей и 59 отцов в норме. По каждой октанте вопросника составляются диаграммы выраженности следующих особенностей характера: 1) тенденция к доминированию - властность - деспотичность; 2) уверенность в себе - самоуверенность - самовлюбленность; 3) требовательность - непримиримость - жестокость; 4) скептицизм - упрямство - негативизм; 5) уступчивость - крот-кость - пассивная подчиняемость; 6) доверчивость - послушность - зависимость; 7) добросердечие - послушность - чрезмерный конформизм; 8) отзывчивость - бескорыстие - жертвенность. I степень выраженности качеств - адаптивный вариант характера; III - дезадаптивный (конфликтный). Подобные характеристики составлены на основе 128 черт характера, которые отбирает каждый раз сам опрашиваемый при оценке себя, своего идеала, мужа (жены), идеала мужа (жены), мнения мужа (жены) о себе, а также при оценке отца, матери и добавленных нами оценок ребенка и его идеала. В данном разделе мы остановимся только на мнении родителей о себе ("я сама", "я сам") и своем идеальном "я" ("каким бы я хотела или хотел быть"). Остальные аспекты будут отражены при рассмотрении семейного конфликта.

По сравнению с нормой матери оценивают себя достоверно как более недоверчивых, обидчивых и упрямых, скептически настроенных (4-я октанта); неуверенных в себе, робких (5-я октанта); зависимых в отношениях и несамостоятельных (6-я октанта); уступчивых (7-я октанта).

У отцов, кроме общих с матерями 4-й и 7-й октант, имеется более выраженная, чем в норме, тенденция доминирования (1-я октанта), требовательность и прямолинейность (3-я октанта) при большем бескорыстии и жертвенности (8-я октанта).

При сравнении с нормой идеального аспекта "я" матери детей с неврозами в отличие от нормы хотели бы быть в идеале более уверенными в себе, менее требовательными и непримиримыми, как и менее зависимыми и несамостоятельными, более конформными и отзывчивыми; отцы - более уверенными в себе.

При подсчете выраженности всех октант окажется, что у матерей детей с неврозами расхождение (разрыв) между представлением о себе и идеальном "я" достоверно более выражено, чем в норме; у отцов - без отличий от нее. Это подчеркивает свойственные матерям детей с неврозами низкий уровень самопринятия, неудовлетворенность собой и внутреннюю конфликтность (противоречивость).

Подводя итог результатам клинико-психологического обследования родителей, можно выделить ряд общих неблагоприятных особенностей их личности, в наибольшей степени представленных у матерей детей с неврозами: 1) сензитивность - повышенная эмоциональная чувствительность, склонность "все принимать близко к сердцу", легко расстраиваться и волноваться; 2) недостаточная степень самопринятия, порождающая неуверенность в себе; 3) тревожность - склонность к беспокойству, непереносимость ожидания, неизвестности; 4) внутренняя конфликтность - противоречивость чувств и желаний, моральный дискомфорт, психическая напряженность, проблемы самоконтроля; 5) эгоцентризм как реактивная сосредоточенность на своей точке зрения, своих проблемах в ущерб отзывчивости, душевной щедрости и способности к сопереживанию; 6) негибкость - несвоевременность принятия решений, трудность выбора альтернатив, подверженность стереотипам, фиксация на прошлом опыте, затруднения в принятии и игрании ролей; 7) гиперсоциальность - завышенное, нередко гипертрофированное чувство долга, обязанности, чрезмерная принципиальность, невозможность компромиссов.

Свойственна родителям детей с неврозами и противоречивость личности как следствие трудносовместимого сочетания ее различных сторон, прежде всего заостренной

эмоциональности

(сензитивности)

и

рациональности (гиперсоциальности). Эгоцентризм нужно рассматривать не как исходную черту характера, а скорее как психологическую защиту "я" от угрозы повторения психотравмирующего опыта.

Психогенный фактор также играет существенную роль в происхождении ряда других характеристик личности родителей детей с неврозами. Так, сензитивность в немалой степени является откликом на длительно действующие неблагоприятные жизненные условия или обстоятельства. По данным корреляционного анализа, сензитивность матери выражена тем больше, чем меньше взаимопонимание между родителями, роль отца в разрешении проблем семьи и воспитании детей, вероятность выздоровления ребенка (при увеличении продолжительности его заболевания).

Следует упомянуть и о повышенной обидчивости у родителей детей с неврозами, как следствии сензитивности и эгоцентризма, особенно заметного у отцов.

Недостаточная степень самопринятия у родителей - часто результат безуспешной борьбы между собственным и внушенным (навязанным) в детстве образом "я", как и итог неудачного жизненного опыта в целом. Потеря внутренней конгруэнтности (совместимости) частично находит отражение в тревожности вследствие психической травматизации в детстве и сформированных односторонним воспитанием гиперсоциальных черт характера. Вместе с тем тревожность у матерей с мягкими чертами характера достоверно выше, чем у матерей с твердым и, как правило, более волевым характером. Степень тревожности и выраженность невротизма коррелируют между собой как у матерей, так и у отцов.

Недостаточная гибкость в решении возникающих задач и эгоцентризм видны из восприятия инструкций по заполнению вопросников, когда родители продолжают поступать по-своему, часто наоборот, ставят знаки не там, где нужно, и т. д.

Нередко родители склонны обвинять детей в упрямстве или лжи, несмотря на собственные высокие показатели по шкале лжи Айзенка, т. е. они склонны приписывать детям то, что, в сущности, наблюдается у них. Подобная тенденция ярко проявляется у матерей с истерическими чертами характера. Эти черты и сами по себе достаточно распространенная стигматизация их характера. Выражается она прежде всего эгоцентризмом, когда матери уделяют больше внимания себе, чем ребенку, особенно впервые годы его жизни. Даже при разговоре по телефону они часто забывают представить себя как мать такого-то ребенка, а называют свое имя и отчество, которые неизвестны врачу.

Другая, тревожно-мнительная, стигматизация характера (с акцентом на тревожности) встречается в основном у матерей с интровертированным типом личностного реагирования, в то время как истерическая стигматизация более свойственна матерям с экстравертированным типом реагирования.

Следует отметить и характерный для родителей детей с неврозами временный психический настрой типа: 1) тревожного, 2) мнительного; 3) паранойяльного (недоверие, настороженность, сверхценные, большей частью фобического плана, установки); 4) эмоционально-депримированного (сниженный фон настроения, заторможенность, пессимизм); 5) аффективно-раздраженного; 6) пунктуально-педантичного (ананкастического) и 7) суеверно-магического. Часто речь идет о сочетании нескольких перекрывающих друг друга и динамичных в своей основе настроев типа тревожно-мнительного, тревожного и аффективно-раздраженного (у матерей), мнительного и пунктуально-педантичного (у отцов) и т. д.

Отцы менее тревожные, но более мнительные. Вместе это создает тревожно-мнительную констелляцию со стороны обоих родителей. К перечисленным, общим для них, характеристикам необходимо добавить меньшую, чем в норме, конформность, особенно заметную у матерей, трудность в установлении межличностных отношений и обусловленные этим проблемы социально-психологической адаптации.

Некоторые из характеристик родителей рассмотрены в возрастном аспекте, посредством использования приведенных выше вопросников. В этой связи рассмотрен вопросник Айзенка у родителей в возрасте от 25 до 50 лет. Экстраверсия у матерей выше до 30 лет (13,5), затем она достоверно уменьшается в возрастном интервале 30-35 лет и после 35 лет сохраняется на менее выраженном уровне (11,5 в 40-45 лет; 12,0 в 45-50 лет). У отцов наблюдается тенденция к уменьшению экстравертированности в 30-35 лет (13,8 в 25-30 лет и 12,3 в 30-35 лет), затем после некоторого ее подъема в последующие годы она достоверно уменьшается в 45-50 лет по сравнению с 25-30 годами, достигая интровертированного показателя - 10,4. Таким образом, у матерей и особенно у отцов с возрастом происходит уменьшение экстравертированного и увеличение интровертированного типа личностного реагирования.

В отношении нейротизма у матерей нет значительных различий по возрасту ввиду его относительной выраженности. У отцов нейротизм, как уже отмечалось, меньше, чем у матерей, причем достоверно во всех возрастных группах. Тем не менее у отцов нейротизм достоверно уменьшается в возрасте 35-40 лет по сравнению с предшествующими годами, с тенденцией его увеличения после 40 лет.

Динамика ряда показателей вопросника Кеттела рассмотрена в возрасте 25-45 лет у матерей и 30-50 лет у отцов. Эмоциональная нестабильность (фактор С) более выражена у матерей в 25-30 лет (тенденция), у отцов - достоверно больше в 30-35 лет. Неуверенность в себе, тревожность и чувство вины (фактор О) имеют первый достоверный подъем у матерей в 30-35 лет по сравнению с возрастом 25-30 лет и второй достоверный подъем в 40-45 лет по сравнению с возрастом 35-40 лет. У отцов можно говорить только о тенденции повышения неуверенности в 40-45 лет. Расслабленность, низкая мотивация (фактор Q4) достоверно выражены у отцов в 35-40 лет по сравнению с предшествующим и последующим возрастом, у матерей аналогично этому - тенденция. Подозрительность (фактор L) достоверно повышается у матерей и отцов в 40-45 лет. Конформизм матерей (фактор Q2) наименьший в 25-30 лет, достоверно повышается уже в 30-35 лет, с некоторым уменьшением в 35-40 лет и последующим вторым достоверным увеличением в 40-45 лет. У отцов различия не значимы, имеется тенденция к уменьшению конформизма в 45-50 лет.

Согласно приведенным данным, для родителей в возрасте 25-35 лет характерна эмоциональная нестабильность. 35-40 лет - низкая мотивация (как следствие психологического стресса и невротического состояния, если оно имеет место), 40-45 лет - неуверенность в себе, тревожность, чувство вины, подозрительность (недоверчивость), увеличение конформности у матерей и ее снижение у отцов.

Данные вопросника Кеттелла частично подтверждаются методикой Люшера. Так, у матерей до 30 лет выявляется стрессовое состояние: у обоих родителей в 30-40 лет - эмоциональные расстройства, беспокойство; 40-50 лет - личностные изменения в виде неуверенности в себе, поисков безопасности без конструктивного решения проблем.

Возрастные проявления нервности уточнялись и при интервью с 28 матерями и 16 отцами. У матерей возраст максимально достоверных проявлений нервности - 30-40 лет, у отцов - без значимых различий по возрасту (возможно, из-за небольшого числа опрошенных). Нервность у матерей достоверно чаще нарастает после брака, у отцов такой связи не обнаружено.

По методике незаконченных предложений (использована у матерей 20-50 лет, у отцов - 30-50 лет) матери выявляют более конфликтное отношение к своим матерям (бабушкам в настоящем) до возраста 30 лет. После 40 лет они более конфликтны к своей семье. Отношение к себе уже более конфликтное после 30 и 40 лет по сравнению с предшествующими возрастами. Все приведенные различия достоверны. У отцов можно говорить только о тенденции увеличения чувства вины, конфликтного отношения к себе и прошлому в 30-40 лет.

Таким образом, возраст 30-40 лет является своего рода кризисным в формировании личности у родителей детей с неврозами. Если из возраста родителей, обращающихся за помощью, вычесть среднюю продолжительность невроза у детей, то средний возраст матери при заболевании ребенка составит 34 года, отца - 36,5 лет. В этом возрасте нарастает психологическая напряженность, обусловленная проблемами самоопределения и взаимоотношений в браке, своего рода личностным кризисом, когда нужно взглянуть на себя со стороны, осознать недостатки своего характера, перестроить отношения и стать более зрелой и созидающей личностью. Подобный кризис формирования личности как определенный этап развития самосознания не преодолевается конструктивным образом, а сопровождается прогрессирующим увеличением чувства внутренней неудовлетворенности. Последняя, чем меньше проявляется внешне, тем более сказывается на отношениях с детьми увеличением крайностей воспитания и использованием их в качестве источника отреагирования нервного напряжения, а также вымещения родителями взаимных обид и недовольства. Родители "преодолевают" свой личностный кризис по существу, ценой развития невроза у ребенка, который можно расценить как клиническое отражение неадекватных способов разрешения родителями своих личностных проблем.

Социально-психологическая структура семьи. Раздел включает результаты обработки анкеты "Семейные отношения" у 174 матерей и 143 отцов детей с неврозами и 102 матерей и 76 отцов в норме. Помимо этого, использованы выборочные данные вопросника PARI и результаты исследования семьи на гомеостате. Приводятся достоверные различия, а также корреляции на ЭВМ при значении Q>0,5.

Удовлетворенность работой не имеет различий в обеих группах родителей. Чем меньше удовлетворены матери девочек с неврозами работой, тем более активно они стремятся доминировать в семье и воспитании.

Больше внимания на проблемы, связанные с семьей, обращают родители девочек с неврозами, отражая психологически сложную структуру семейных отношений.

Меньше всего времени в семье, по собственной оценке, проводят отцы детей с неврозами, что создает большую психологическую и физическую нагрузку у работающих матерей. Время, проводимое в семье, коррелирует у обоих родителей с временем, уделяемым ребенку, и доминированием в вопросах воспитания. Соответственно, отцы, мало бывающие дома, почти никогда не доминируют в вопросах воспитания.

Согласно вопроснику PARI (матери), забота о семье не имеет различий с нормой. В семьях девочек забота у матерей, в отличие от нормы, повышается по мере увеличения возраста детей. При неврозах она наибольшая при обсессивном неврозе, что сопровождается выраженной тревожностью. В то же время именно у матерей детей с этим диагнозом проявляется отрицательное, в отличие от нормы, отношение к семейной роли в целом и выполнению роли только хозяйки дома. Но и при остальных неврозах заметно увеличение с возрастом матерей негативного отношения к семейной роли, особенно выраженное после 40 лет по сравнению с возрастом 30-35 лет. Это результат действия многих факторов, в том числе уже упоминавшихся: гиперсоциальной направленности личности, ориентации на профессиональную деятельность, недостаточной роли отца в семье, нарастающего нервно-психического напряжения у матери, хронической усталости и постоянного чувства неудовлетворенности.

Рассмотрим характер группового взаимодействия в семье. При опросе 34 матерей и 29 отцов о том, подключение какого члена семьи к общению в той или иной семейной паре вызывает нарастание аффективной напряженности, мать (достоверно) и отец (тенденция) отметили друг друга, а не себя или ребенка. В какой-то мере это указывает на раздражение, конфликт и неприятие, более выраженное у матерей в отношении отцов.

Исследование характера взаимодействия в семейных диадах (родители между собой и с ребенком) и семье в целом проводилось на гомеостате конструкции Е. Я. Семенюка. В 101 семье детей с неврозами и 30 семьях в норме от испытуемых требовалось совместными усилиями привести стрелку прибора в среднее положение. Задаваемый режим работы прибора мог быть различным - от легкого до сложного, трудновыполнимого. В семьях при неврозах у детей по сравнению с семьями в норме взаимодействие в парах и в целом менее успешно и продуктивно. Много лишних движений, избыточного напряжения, импульсивности и непоследовательности, что осложняет тактику взаимодействия. Более часто встречается и отказ от группового сотрудничества при ригидной ориентации на свою точку зрения. Меньшая согласованность в совместных действиях и их разный, нередко взаимоисключающий, характер особенно заметны в парах "родитель - ребенок". Это не столько взаимодействие, сколько единодействие, поскольку родители, во всяком случае вначале, "давят" на ребенка, навязывая руководство, а не пытаясь найти общий, совместный режим действий. В результате взаимодействие родителей с детьми достоверно менее продуктивно, чем в норме. Приведенные данные указывают на проблемы межличностных отношений в семье, недостаточную интеграцию ее как группы, развитие в ней коллективных начал. В норме взаимодействие в семье более успешно и последовательно и сопровождается большей согласованностью при решении общих задач. Нет излишнего напряжения, партнеры более гибки (ситуативны) и определенны в выборе оптимального режима взаимодействия.

Доминирование в семейных отношениях - одна из наиболее существенных социально-психологических характеристик семьи как разновидности малой группы. От патриархального (мужского) типа доминирования в семье произошел переход в 50-60-е годы нашего столетия к матриархальному (женскому) типу. В немалой степени это было обусловлено возрастающей ролью женщин в тех видах профессиональной деятельности, которые ранее считались привилегией мужчин. Неизбежным следствием этого процесса стало снижение рождаемости, упавшей в больших городах до 1 ребенка в семье, и увеличение разводов по инициативе женщин. С начала 80-х годов наблюдается тенденция к уменьшению доминирования женщин в семье и увеличению количества детей ближе к 2. В южных республиках, где среднее число детей и раньше было больше 2, в семье почти всегда доминирует отец и, соответственно, меньшая статистика разводов.

Для изучения проблемы доминирования количество семей в норме было увеличено до 150 у матерей и 80 - у отцов. По результатам опроса матерей детей с неврозами и в норме различия в доминировании отсутствуют. В обеих группах семей преобладающая точка зрения на решение семейных вопросов принадлежит, в среднем, каждой второй матери. Отрицание доминирования (в том числе и "трудно сказать" - в анкете) идет на втором месте и на третьем - матери считают доминирующим отца. Отцы считают себя доминирующими как при неврозах, так и в норме, в среднем, в каждой пятой семье, т. е. достоверно реже, чем матери. В обеих группах семей доминирование матерей признается более частым, чем собственное, но отцы детей с неврозами достоверно чаще, чем отцы в норме, отрицают доминирование с чьей-либо стороны.

При изучении взаимодействия родителей на гомеостате они не могут договориться о совместных действиях для приведения стрелки прибора в среднее положение. Каждый предпочитает действовать по-своему, индивидуально, что затрудняет достижение общей цели. В норме родители лучше прогнозируют действия друг друга и распределяют функции. При взаимодействии относительно чаще, чем при неврозах, доминируют отцы, т. е. матери более уступчивы, и, наоборот, отцы действуют сообща при доминировании матери. Поэтому супружеская диада действует более успешно. При неврозах неудача в доминировании с одним партнером вызывает стремление к компенсаторному доминированию с другим, особенно в условиях задаваемого сложного режима взаимодействия. Так, если мать не может доминировать во взаимодействии с отцом, то она пытается сделать это в отношении ребенка.

На вопрос о предпочтении точки зрения одного из родителей матери и отцы детей с неврозами достоверно чаще, чем в норме, хотели бы иметь ведущей свою точку зрения, проявляя этим конфликтное восприятие семейных отношений и эгоцентризм. Соответственно, уменьшается доля ожидаемых паритетных отношений в семье.

Достоверно чаще матери доминируют при обсессивном неврозе у детей (отцы, соответственно, реже) по сравнению с другими неврозами, в чем находят выражение гиперсоциальные и нередко доминантные черты их характера. При этом диагнозе достоверные различия отмечаются и с нормой, что подтверждает и вопросник PARI.

Доминирование в начале брака сохраняется и в дальнейшем. В семьях девочек доминирование отрицательно коррелирует со сходством характера родителей, т. е. чем оно меньше, тем более выражено доминирование, и наоборот. В норме подобная зависимость отсутствует. При проживании в семье бабушек и дедушек доминирование матерей имеет тенденцию к уменьшению в результате диктата бабушки по линии матери; в норме тенденция имеет противоположный характер.

При опросе детей с неврозами о том, кого они считают главным в семье, включая себя, девочки отдают предпочтение матери: у мальчиков-дошкольников преобладает отец; у школьников - паритетность в отношениях. В единичных случаях дети 3 лет считают главным себя, демонстрируя заостренную потребность в признании и самоутверждении. Стремление у дошкольников считать главным в семье родителя того же пола закономерно отражает потребность в полоролевой идентификации с ним. У школьников мальчики, как и отцы, предпочитают паритетные отношения в семье, в то время как девочки подчеркивают доминирование матери.

Изучение структуры доминирования в прародительских семьях при неврозах и в норме показало его равное преобладание со стороны бабушки по материнской линии в обеих группах семей. По отцовской линии доминирование бабушки отмечается достоверно чаще при неврозах, подчеркивая ее большую роль в воспитании мальчиков.

Доминирование матерей увеличивается в возрастной группе после 40 лет по сравнению с 20-30 годами, т. е. структура семьи приобретает все более односторонний, иерархизированный характер. Следует отметить известную обусловленность доминирования матерей болезнью ребенка, его невротическим состоянием. По мере его выздоровления (повторные замеры на гомеостате) доминирование матери имеет тенденцию к уменьшению, в то время как возрастает доминирование отцов.

Рассмотрим зависимость доминирования от количества детей в семье и их пола. При единственном ребенке - девочке - матери считают себя более (а отца - менее) часто доминирующими, чем при наличии мальчика, когда имеет место противоположная тенденция. Сами отцы также более часто определяют доминирование матери при наличии девочки, но свое доминирование они расценивают без различий в обеих семьях. При 2 дочерях доминирование матери становится еще более выраженным, и она никогда не считает доминирующим отца. Доминирование последнего более выражено (но во всех случаях достоверно меньше доминирования матери) при 2 сыновьях. Таким образом, при детях того же пола, особенно 2, родители более склонны считать себя доминирующими в семье (и, соответственно, - в воспитании), поскольку супружеское доминирование и доминирование в воспитании взаимосвязаны. При 2 детях разного пола мать доминирует реже, чем при единственном ребенке и детях одного пола; отцы, наоборот, доминируют чаще, но только в семьях, где болен неврозом сын и здорова дочь (тенденция).

Лежащая в основе большинства случаев доминирования доминантность связана (коэффициент корреляции Q) с твердостью характера и ригидностью мышления.

Особое значение приобретает доминирование в вопросах воспитания. У матерей нет отличий в частоте доминирования с нормой. Различия в основном носят качественный характер. Так, при неврозах у детей матери более строги к ним (у мальчиков - достоверно), если доминируют в семье, в норме - обратное соотношение. Доминирующие матери чаще (тенденция) определяют свои отношения с детьми как конфликтные, и опять же в большей степени это заметно в отношении мальчиков. Колее часто доминирование матерей в воспитании проявляется у детей с обсессивным неврозом.

Отцы в норме на первое место ставят отсутствие доминирования в воспитании, затем в равной степени считают доминирующими в нем себя и мать. При неврозах на первое место выдвигается доминирование матери, затем его отсутствие и на последнем - доминирование себя. В итоге, отцы при неврозах по сравнению с нормой достоверно реже считают доминирующим в воспитании себя и достоверно чаще - мать, подчеркивая этим преобладание материнского влияния на детей.

По данным корреляционного анализа, одностороннее доминирование в воспитании со стороны одного из родителей, особенно матери, уменьшает общительность мальчиков. Объяснить это можно подменой матерью общения со сверстниками.

Изученный эффект доминирования позволяет понять и такой характерный феномен, как инверсия семейных ролей, когда доминирующая в семье и ориентированная на работу мать заменяет ряд мужских, еще в достаточной степени традиционных, функций. Эти же матери склонны к жесткому предопределению круга общения детей и более частым физическим наказаниям, особенно мальчиков. В немалой степени это - следствие наличия у матери гиперсоциальной направленности личности, максимально представленной при обсессивном неврозе у детей. Нередко мать не хочет, но вынуждена доминировать, чтобы обеспечить стабильность семьи, а отцы хотят доминировать, но не могут вследствие своего мягкого характера, мнительности или недостаточного времени, проводимого в семье. При проживании в семье родителей мужа или жены обстановка в плане доминирования становится еще более сложной. Тогда доминирующим лицом чаще оказывается бабушка по материнской линии или дедушка по отцовской. Бабушка заменяет многие функции матери, которая, в свою очередь, замещает некоторые функции отца. Последний обеспечивает недостающие тепло и любовь к детям или вступает в конфликт с матерью и бабушкой за свое право активно участвовать в жизни семьи. В ряде случаев он как "третий лишний" уходит из семьи, поскольку образующаяся психологическая структура "псевдосемьи" лишает его чувства компетентности в семейных отношениях и воспитании детей и, соответственно, уменьшает чувство принадлежности к семье.

Конфликт в семье. Конфликт между родителями. Конфликт понимается как столкновение разнонаправленных интересов или мотиваций у его участников (Coser L., 1956). Конфликты в семье отражают многообразные процессы социально-экономического развития общества (Харчев А. Г., 1964; Чечот Д. М., 1973; Соловьев Н. Я., 1977; Харчев А. Г., Мацковский М. С, 1978). Предложена содержательная классификация семейных конфликтов на почве неудовлетворенных потребностей (Сысенко В. А., 1981, 1983).

Одной из причин расстроенных супружеских отношений может быть дисгармоническое дополнение потребностей партнеров, в том числе невротических (Ackerman N. W., 1958). При неврозах выделяются взаимоотношения в браке по типу соперничества, псевдосотрудничества и изоляции (Мишина Т. М., 1978). Подчеркивается, что невротические субъекты менее устойчивы по отношению к возможным сложностям в семье, труднее адаптируются к новой ситуации в связи с браком. При возникновении конфликта он носит затяжной характер и представляется неразрешимым его участникам. В свою очередь, он и сам по себе является наиболее частым источником невротизации, по крайней мере у женщин (Мягер В. К., 1979). В конфликтных семейных парах, как правило, меньшее сходство по личностным профилям (Обозов Н. Н., 1979; Cattell R., 1973). Отдельные черты - "застревание на препятствиях" и доминантность - могут быть общими у обоих партнеров (Мишина Т. М., 1978; Мохина И. В., 1978). Содержательный анализ конфликтных отношений - одно из условий успешности семейной консультации и психотерапии (Столин В. В., 1982).

Первое, что обращает на себя внимание, - это сравнительно небольшая разница в возрасте родителей - 2,6 лет, еще более уменьшающаяся в последние годы. Это указывает на высокую потребность в установлении дружеских, непосредственных отношений в начале брака, но этот же фактор облегчает в дальнейшем доминирование матери в семье. В первый период после заключения брака заметна идеализация партнера, в немалой степени обусловленная предшествующими проблемами отношений

в

родительской

семье, неудовлетворенностью ими в целом, причем каждый из супругов видит в другом прежде всего образ своего "я", персонифицируя его по типу своих предшествующих родительских отношений. Нередко жена неосознанно отождествляет мужа со своим отцом, что встречается и в норме, но при неврозах она в большей ступени стремится восполнить нереализованный эмоциональный контакт в детстве, подобно тому как муж может ассоциировать жену со своей матерью, ожидая повышенной любви и заботы к себе. Подобные персонификации создают аффективную напряженность в браке и, наряду с другими факторами, способствуют появлению напряженности в отношениях под влиянием реальных жизненных обстоятельств и рождения детей. Возникающий кризис в отношениях родителей не преодолевается, как и личностный кризис, конструктивным образом, а находит свою реактивную компенсацию в конфликтных отношениях с детьми. Перейдем к анализу статистического материала о конфликте между родителями.

К большинстве случаев конфликт начинается после рождения ребенка, в возрасте 2-4 лет - по оценке матерей и 3-5 лет - по оценке отцов. Матери, следовательно, более чувствительны к конфликту в семье и раньше определяют его в отношениях с отцом, в то время как он продолжает считать их бесконфликтными.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 165. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия