Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Gregg M. Furth The Secret World of Drawing 6 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Максимально представлен страх животных (42 и38% - в 6 и 7 лет у мальчиков и 62% - у девочек 7 лет), из сказочных - Змея Горыныча в 5 лет и в 3 года у мальчиков (у 27% в каждом возрасте), в 6 лет - у девочек (45,5%).

Из других типичных для возраста страхов следует отметить страх глубины - у мальчиков 6 и 7 лет (47%), у девочек 7 лет (65%); страшных снов - у мальчиков 6 лет (39%), у девочек в 5 (43%), 6 (43%) и 7 лет (42%); страх огня - у мальчиков в 6 лет (39%), у девочек в 5 (55%), 6 (56%), 7 (56%) и в 9 лет (54%).

Нарастает в старшем дошкольном возрасте, сохраняясь на высоком уровне в дальнейшем, страх пожара в 6 и 7 лет у мальчиков (59% и 62%) и в 6 и 7 лет у девочек (79%); страх нападения - в 6 и 7 лет у мальчиков (50%) и в 7 лет у девочек (73%); страх войны - в 6 и 7 лет у мальчиков (59% и 50%), в 7 лет у девочек (92%).

В отличие от мальчиков у девочек в рассматриваемом возрасте подчеркнуты страхи заболеть в 7 лет (46%), наказания в 7 лет (37%), перед засыпанием в 5-8 лет (16-17%) и сказочных персонажей в целом в 5 лет (65%).

По данным факторного анализа страхов у старших дошкольников, в фактор, обладающий наибольшим удельным весом (85% - у мальчиков и 96% - у девочек), вошли все вышеперечисленные общие между ними страхи. Максимальными факторными нагрузками обладают страхи войны (0,71 - у мальчиков и 0,78 - у девочек), своей смерти (0,69 и 0,78 соответственно) и смерти родителей (0,68 и 0,73). У девочек в отличие от мальчиков в ведущий фактор включен страх сказочных персонажей с факторной нагрузкой 0,52, что отражает выраженность данного страха у девочек в старшем дошкольном возрасте.

Связующим звеном страхов у старших дошкольников будет страх смерти. По данным корреляционного анализа, он тесно связан со страхами нападения, заболевания, смерти родителей, страшных снов, темноты, сказочных персонажей, животных, стихии, огня, пожара и войны. Все эти страхи имеют своей мотивацией угрозу для жизни, если не прямую, то связанную со смертью родителей, появлением в темноте и снах чудовищ. Нападение со стороны кого-либо (в том числе животных), равно как и болезнь, могут обернуться непоправимым несчастьем, увечьем, смертью. То же относится к буре, урагану, наводнению, землетрясению, огню, пожару и войне - как непосредственным угрозам для жизни.

В старшем дошкольном возрасте нередко возникают вопросы вроде: "сколько лет жил твой папа, мама?", "зачем люди живут?", "откуда все взялось?" и заклинания: "не хочу быть старушкой, а хочу быть все время девочкой" и т. д. Подобные фразы говорят о развитии абстрактного мышления, способности к обобщениям, предвосхищению событий, понимании категорий времени и пространства. Возникновение страха смерти означает осознание необратимости происходящих возрастных изменений. Ребенок начинает понимать, что взросление на каком-то этапе знаменует собой смерть, неизбежность которой вызывает беспокойство как эмоциональное неприятие рациональной необходимости умереть. Предстоящему "концу" предшествует в младшем дошкольном возрасте осознание "начала" - понимание своего рождения, появления на свет, начала всех начал - жизни.

Страх смерти чаще встречается у детей, у которых обнаруживаются в 8 мес. страхи незнакомых лиц, а также некоторая осторожность и предусмотрительность при начале ходьбы. В дальнейшем от них не нужно прятать спички, поскольку они боятся (опасаются) огня и пожара. Обращает на себя внимание и страх высоты в преддошкольном возрасте. Эти дети не съезжают с горки, быстро усваивают предосторожности, например, не подходить к открытому окну, не стоять на краю обрыва и т. д. Все это - проявление инстинкта самосохранения, который обостряется у физически, соматически и нервноослабленных детей. О том же говорят страхи нападения, болезни, смерти родителей, страшных снов, стихии, огня, пожара и войны. Они связаны со страхом смерти во всем возрастном интервале 3-16 лет, как у мальчиков, так и у девочек.

Страх смерти в младшем дошкольном возрасте олицетворяет уже упоминавшийся страх перед Бабой Ягой и Кощеем. Некрофильный, противостоящий жизни характер этих персонажей, угрожающих разлучить ребенка с матерью или расправиться с ним, носителей зла и жестокости представляет контраст жизнеутверждающему, созидательному и доброму началу в человеке, воплощенному в лице матери и отца. В старшем дошкольном возрасте угроза для жизни ассоциируется с таким сказочным персонажем, как Змей Горыныч. Страх перед ним, поднимаясь из глубин подсознания, внезапно овладевает воображением ребенка, отождествляясь, как и в давние времена, с похищением людей, с испепеляющим все вокруг огнем и пожаром. И вне этого страхи огня и пожара получают свое развитие в старшем дошкольном возрасте, будучи одним из проявлений страха смерти. О последнем косвенно могут говорить также страхи Волка в младшем дошкольном и Крокодила - в старшем дошкольном возрасте.

В младшем школьном возрасте образ Бабы Яги трансформируется в образ Пиковой дамы, страх перед роковым, фаталистическим значением которой больше всего представлен у девочек, сообщающих друг другу "ужасные" подробности ее небывалых, леденящих кровь способностей. У мальчиков подобным значением обладает скелет - все, что осталось от Кощея Бессмертного, ставшего, таким образом, смертным. У них же выражен и страх Черной руки - вездесущей руки мертвеца, ассоциированной с черным, высохшим от злости, скупости, зависти и злорадства Кощеем. Начиная со старшего дошкольного возраста, у мальчиков и девочек представлен и страх чертей (в 22%) как представителей потустороннего мира, нарушителей социальных правил и сложившихся устоев. В младшем школьном возрасте и в начале подросткового на фоне повышенной внушаемости, достигающей максимума в 10 лет, появляются страхи покойников, Вурдалака, Вия, Дракона, Всадника без головы, космических пришельцев, роботов и т. д. Большей частью подобные персонажи аффективно воздействуют на воображение детей перед сном и во время его после чтения книг, просмотра кинофильмов, рассказов сверстников. Таким образом, время перед засыпанием, темнота и сон образуют своего рода замкнутое психологическое пространство, населенное у эмоционально чувствительных и впечатлительных детей пугающими образами из противостоящего жизни мира.

Отмеченные особенности в происхождении страха смерти и его влияние на другие страхи позволяют правильно оценить психологический вес этого базисного страха, не допуская как его переоценки, так и игнорирования обусловленных им возрастных проблем развития.

Младший школьный возраст. Дальнейший рост самосознания в данном возрасте связан прежде всего с новой социальной позицией школьника. Социальная активность личности проявляется формированием чувства ответственности, долга, обязанности, всего того, что объединяется понятием "совесть" как совокупности нравственно-этических, моральных основ личности. Переживание своего соответствия групповым (коллективным) стандартам, правилам, нормам поведения сопровождается выраженным чувством вины при мнимых или реальных отклонениях, что, впрочем, уже становится заметным и в старшем дошкольном возрасте. Поэтому, несмотря на общее уменьшение количества страхов, одним из ведущих страхов в рассматриваемом возрасте будет страх опоздания в школу (68% - у мальчиков в 10 лет; 91 и 92% - у девочек в 8 и 9 лет). В более широком плане страх опоздать означает не успеть, боязнь заслужить порицание, сделать что-либо не так, как следует, как принято. Большая выраженность этого страха у девочек не случайна, поскольку они раньше, чем мальчики, обнаруживают принятие социальных норм, в большей степени подвержены чувству вины и более критично (принципиально) воспринимают отклонения своего поведения от общепринятых норм. Социоцентрическая направленность личности, возросшее чувство ответственности проявляется и в нарастании страха смерти родителей (у 98% мальчиков и 97% девочек в 9 лет). Соответственно "эгоцентрический" страх смерти себя, продолжая еще быть относительно выраженным у мальчиков, заметно уменьшается у девочек. Связанные со страхом смерти страхи нападения, пожара и войны выражены так же интенсивно, как и в старшем дошкольном возрасте.

Специфика страхов у младших школьников обусловлена и развитием так называемого магического настроя - веры (и вытекающей из нее боязни) в несчастливые цифры, дни, черную кошку, Пиковую даму и т. д. Более широко это - страх несчастья, беды, рокового (фаталистического) стечения обстоятельств, т. е. всего того, что потом получает развитие в страхах перед судьбой, роком, таинственными явлениями, предсказаниями, включая положение звезд на небе и т. д. Подобные страхи, опасения, предчувствия являются отражением зарождающейся тревожности, мнительности, как и типичной для младшего школьного возраста внушаемости.

Подростковый возраст. Ведущими страхами в этом возрасте являются страхи смерти родителей практически у всех мальчиков (к 15-летнему возрасту и всех девочек к 12-му году жизни) и страх войны (90% - в 13 лет у мальчиков и 91% - в 12 лет у девочек). Оба страха тесно связаны между собой, поскольку война несет в себе реальную угрозу смерти родителей. Другая группа выраженных и опять же взаимосвязанных страхов - это страхи собственной смерти (63% - в 13 лет у мальчиков и 70% - в 11 лет у девочек), нападения (54% - в 13 лет у мальчиков и 70% - в 11 лет у девочек), пожара (52% - в 10 лет у мальчиков, 80 и 79% - в 10 и 11 лет у девочек). Таким образом, начиная со старшего дошкольного возраста, большинство детей боятся своей смерти и смерти родителей, нападения, пожара и войны. У мальчиков в подростковом возрасте достигает максимальной выраженности страх заболеть (а также заразиться - у 39% в 13 лет); у девочек - страхи стихии (у 52 и 50% в 11 и 12 лет), высоты (у 45% в 14 лет) и замкнутого пространства (у 35% в 14 лет). Не достигают максимума в данном возрасте, но достаточно выражены у девочек страхи животных (у 51% в 14 лет), глубины (у 50% в 11 лет) и опоздания (у 70% в 10 и 11 лет).

У девочек подростковый возраст более насыщен страхами, чем у мальчиков, отражая их большую склонность к страхам вообще. Тем не менее среднее число всех страхов как у них, так и у мальчиков заметно уменьшается в подростковом и младшем школьном возрасте по сравнению с дошкольным.

Заслуживают внимания данные факторного анализа страхов по всему изученному возрасту от 3 до 16 лет. В факторе, обладающем наибольшим весом (61% у мальчиков и девочек), максимальные факторные нагрузки у страха перед засыпанием и страха темноты. Очевиден универсальный характер этих страхов, являющихся своеобразным фоном или условием для проявления других страхов, в том числе сказочных персонажей и чудовищ.

Ранее мы приводили определение страха как аффективно-заостренного восприятия угрозы для жизни, самочувствия и благополучия человека. Восприятие угрозы для жизни основано преимущественно на инстинкте самосохранения, а угрозы для благополучия - на социальном опыте межличностных отношений. Угроза для самочувствия основана как на инстинкте самосохранения, так и на социальном опыте. Условно можно отметить преобладание в дошкольном возрасте страхов, исходящих из инстинкта самосохранения (так называемых "природных" страхов), в то время как в подростковом возрасте нарастает удельный вес социальных, межличностных по своему характеру страхов. Младший школьный возраст является, таким образом, переходным в отношении указанных двух видов страхов.

С целью более полного выявления межличностно обусловленных страхов проведено дополнительное интервью с 620 подростками 10-16 лет. Анкета из 176 утверждений охватывала широкий круг вопросов, связанных не только со страхами, но и с опасениями, тревожностью, эмоциональной чувствительностью, отношениями в семье, среди сверстников, интересами и т. д. В нескольких классах осуществлялся опрос о предпочтении подростками друг друга как при воображаемом совместном выполнении общественного поручения, так и при праздновании дня рождения.

"Природные" страхи (30 пунктов) включали страхи заболеть, смерти себя и родителей, сказочных персонажей, перед засыпанием, темноты, животных, движущегося транспорта, стихии, высоты, глубины, воды, замкнутого пространства, огня, пожара, крови, уколов, боли, врачей, неожиданных звуков и т. д. Межличностные страхи (51 пункт) - это страхи одиночества, некоторых людей, наказания, войны, сделать что-либо не так, не то, не успеть, опоздать, не справиться с порученным делом, не совладать с чувствами, потерять контроль, быть не собой, насмешек, осуждения со стороны сверстников и взрослых и т. д.

Как и следовало ожидать, "природные" страхи максимально выражены в 10 лет у мальчиков и девочек (у мальчиков также в 11 лет). Межличностные страхи, наоборот, достигают своего максимума в 15 лет у мальчиков и девочек. Мы видим своеобразный перекрест рассматриваемых страхов в подростковом возрасте, уменьшение "природных" - инстинктивных в своей основе и увеличение "социальных" - межличностно обусловленных. По сравнению с мальчиками у девочек большее число не только "природных" страхов, о чем уже говорилось раньше, но и "социальных". Это не только подтверждает большую боязливость девочек, но и указывает на более выраженную у них тревожность по сравнению с мальчиками, поскольку в "социальных" страхах преобладает тревожный регистр личностного реагирования. Для уточнения этих данных использована специально разработанная шкала тревожности, состоящая из 17 утверждении типа: "Часто ли тебя охватывает чувство беспокойства в связи с какими-либо предстоящими событиями?"; "Беспокоит ли тебя, что ты в чем-то отличаешься от сверстников?"; "Волнует ли тебя будущее своей неизвестностью и неопределенностью?"; "Трудно ли тебе переносить ожидание контрольных и ответов?"; "Часто ли у тебя от волнения перехватывает дыхание, появляется комок в горле, дрожь в теле или красные пятна на лице?"; "Имеешь ли ты обыкновение собираться раньше большинства твоих сверстников?" и т. д. Выяснилось, что тревожность, как и "социальные" страхи, достигает своего максимума у мальчиков и девочек в 15 лет, т. е. к концу подросткового возраста, причем у девочек тревожность достоверно выше, чем у мальчиков. Нарастание "социальных" страхов, равно как и тревожности, является одним из критериев формирования самосознания личности у подростков, повышающейся чувствительности в сфере межличностных отношений.

Отдельно рассмотрена возрастная динамика смешанного, но с преимущественно социальным оттенком, страха "быть не собой". После некоторого уменьшения в 11 лет он возрастает до 14 лет у девочек (пик в 13 лет - 65%) и непрерывно - до 16 лет у мальчиков (пик в 15 лет - 83%), подчеркивая выраженную у подростков потребность самоактуализации, сохранения своеобразия личности, ее неповторимости и самобытности.

Следует заметить, что в 12 лет у мальчиков выявлены наиболее низкие показатели по таким шкалам рассматриваемого вопросника, как "эмоциональная чувствительность", "природные" и "социальные" страхи. У девочек наименее выражен в этом же возрасте страх смерти. Снижение эмоциональной чувствительности и обусловленное этим уменьшение количества страхов, прежде всего у мальчиков, объясняется началом периода полового созревания и свойственным ему заострением возбудимости, негативности и агрессивности. Последнее подтверждает и другой специально направленный опрос 800 школьников 7-16 лет. Следовательно, чем больше выражен уровень агрессивности, тем меньше страхов, и, наоборот, чем больше страхов, тем меньше способность к причинению другим физического, а часто и морального ущерба.

По данным корреляционного анализа, отсутствие эмоционально теплых, непосредственных отношений с родителями у младших подростков или конфликтные отношения с ними у старших подростков существенным образом влияют на увеличение страхов, прежде всего в сфере межличностных отношений. Больше страхов, особенно у старших подростков, и при конфликте родителей между собой. При низком взаимопонимании между родителями девочки в большей степени, чем мальчики, реагируют увеличением страхов, т. е. отчужденные отношения в семье воспринимаются девочками более травмирующе и нередко способствуют, к тому же, снижению настроения. Таким образом, межличностная напряженность и низкое взаимопонимание в семье увеличивают число страхов у подростков, подобно тому, как это происходит в старшем дошкольном возрасте. В свою очередь, большое число страхов понижает уверенность в себе, без которой невозможны адекватная самооценка, личностная интеграция и принятие себя, претворение планов в жизнь и полноценное общение со сверстниками. Это подтверждают данные социометрического опроса. При значительном числе страхов имеет место неблагоприятное положение подростка в коллективе, малое число выборов со стороны сверстников, особенно того же пола, т. е. низкий социометрический статус.

Страхи при неврозах. Страх - одно из ведущих клинических проявлений при неврозах (Немчин Т. А., 1965). Невротическим можно определить страх, который или не оправдывается конкретной угрозой, или не соответствует ей по степени значимости, но всегда имеет определенную психологическую подоплеку своего происхождения (мотивацию). Невротический страх в виде общей боязливости, страха ожидания лежит в основе невроза страха (в оригинале у 3. Фрейда - невроза тревоги). Классической моделью невротического страха являются также фобии. В отличие от невротического реальный страх возникает при конкретной внешней опасности, являясь выражением инстинкта самосохранения (Фрейд 3., 1922). Страхов больше при наличии у подростков высоких показателей по шкале невротизма (Bamber J., 1979). Вначале мы проведем сравнение страхов при неврозах и в норме безотносительно к их характеру. Если окажется, что в каком-то возрасте страхи достоверно преобладают при неврозах, это дает возможность подчеркнуть не только их возрастной, но и типичный для неврозов характер. При отсутствии различий можно говорить, как и раньше, о возрастном характере страхов, даже несмотря на невротическое заболевание. Затем будут рассмотрены собственно невротические страхи, мотивация которых отражает характерные для определенного возраста проблемы формирования личности. Навязчивые формы страха - фобии - не рассматриваются, поскольку они достаточно полно освещены в литературе.

Сравнение страхов при неврозах (у 143 детей) и в норме (у 1520) проводилось и в возрастном диапазоне от 5 до 13 лет. У мальчиков при неврозах и в норме (в скобках) среднее число страхов в старшем дошкольном, младшем школьном и подростковом возрасте, соответственно, 12,8 (8,1) - 12,9 (6,6) - 10,2 (7,2); у девочек - 16,3 (10,9) - 13,1 (9,9) - 12,0 (9,2). Таким образом, страхов при неврозах во всех возрастах достоверно больше, чем в норме, что подчеркивает повышенную чувствительность к страхам при неврозах, их большую выраженность и аффективную заряженность.

В старшем дошкольном возрасте достоверно более высокие показатели при неврозах имеют страхи одиночества, нападения (в последнем случае - только у мальчиков), болезни, смерти (мальчики), смерти родителей, сказочных персонажей, опоздания (мальчики), страшных снов (девочки), темноты (мальчики), животных, стихии, глубины, огня, пожара (мальчики), войны и открытого пространства (площадей). В младшем школьном возрасте при неврозах достоверно преобладают страхи одиночества, наказания, сказочных персонажей (мальчики), опоздать (девочки), перед засыпанием, страшных снов, темноты, животных, транспорта (мальчики), стихии, высоты, глубины, огня, пожара, врачей (мальчики), уколов (мальчики), боли (мальчики), неожиданных звуков. В младшем подростковом возрасте достоверно более выражены страхи одиночества, нападения (мальчики), наказания (мальчики), опоздать (мальчики), перед засыпанием и страшных снов (мальчики), темноты, животных, неожиданных звуков (мальчики).

В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте у мальчиков и девочек достоверно чаще, чем в норме, встречаются страхи стихии, огня и глубины, отражая подчеркнутый в этих возрастах страх смерти. Обращают внимание достоверно более выраженные, чем в норме по всем возрастам, страхи одиночества, темноты и животных (за исключением отдельно взятого страха темноты у девочек старшего дошкольного возраста). Таким образом, эти страхи можно считать наиболее часто встречающимися (типичными) при неврозах.

У 45 детей при неврозах страхи сопоставлены со страхами у родителей в детстве и в настоящее время. Из общих страхов выделяется страх одиночества, как по линии матери (60% у мальчиков и 40% у девочек), так и по линии отца (40 и 53% соответственно). Страх одиночества означает аффективное неприятие социальной изоляции, страх быть только собой, лишиться признания и поддержки среди значимых других. Другими словами, это - страх потери конгруэнтности (совместимости) с себе подобными - людьми, играющими существенную роль в системе ценностных ориентации человека. Если страх одиночества подчеркивает социальную направленность личности детей с неврозами и их родителей, то два других общих для семьи страха неожиданных звуков и боли являются выражением, с одной стороны, инстинкта самосохранения, а с другой - повышенной рефлекторной возбудимости и эмоциональной чувствительности, нередко невропатической природы. У мальчиков и девочек по линии матери (у девочек - и по линии отца) относительно чаще других страхов наблюдаются общие страхи темноты и животных. В историческом аспекте происхождение этих страхов имеет инстинктивный характер, поскольку мать, оставшись одна, испытывала страх за своих детей при наступлении темноты и возрастающей опасности нападения со стороны животных. У мальчиков также заметны общие с матерью страхи смерти себя и родителей, у девочек - страхи наказания и стихии.

Несмотря на общность в семье перечисленных страхов, они не имеют однозначно генетического характера своего происхождения. Скорее, эти страхи указывают на конституционально общий тип нервно-психического реагирования, заостренный инстинктом самосохранения, эмоциональной чувствительностью и социальной направленностью формирования личности. Вместе с тем общность наиболее выраженных семейных страхов одиночества, темноты, животных, боли и неожиданных звуков подчеркивает большую вероятность их индукции (наведения) на детей в результате непроизвольного обучения (примера) со стороны родителей. Так, если они боятся остаться одинокими, то испытывают повышенное беспокойство при отсутствии детей рядом, чрезмерно опекая их. Если родители боятся боли, то они опасаются нередко в большей степени, чем сам ребенок, любых медицинских процедур и угрозы физического повреждения при играх и самостоятельном времяпрепровождении. Риск психического заражения страхами всегда выше при эмоциональном влечении детей к родителям (в младшем дошкольном возрасте), стремлении идентификации с ними (в старшем дошкольном), а также в возрасте максимальной внушаемости в 10 лет.

По оценкам родителей, дети первого года жизни, до заболевания неврозом, обнаруживают большее беспокойство, когда остаются одни, чем при перемене обстановки (с нормой различия в обоих случаях как тенденция). Если частота вздрагиваний, испугов у детей до 1 года такая же, как и в норме, то в последующие годы жизни пугливость у детей, заболевающих неврозами, достоверно преобладает над пугливостью в норме (р<0,001 у мальчиков и девочек). Эти данные подтверждают вывод о прогрессирующем прижизненном развитии страхов под влиянием как индукции (обучения) со стороны родителей, так и психотравмирующих обстоятельств.

Возраст родителей, точнее их жизненный опыт, также оказывает влияние на развитие страхов у детей. Среднее число страхов, особенно у девочек молодых родителей (до 30 лет), достоверно больше, чем у родителей от 30 до 40 лет и старше. Более молодые родители, как правило, менее опытны в воспитании, чаще прибегают к угрозам и физическим наказаниям.

Выраженность страхов у детей сопоставлена с данными по вопроснику Айзенка у родителей (133 матерей и 97 отцов). У детей с более высоким средним числом страхов родители не интровертированы, а, наоборот, более экстравертированы, особенно отцы. Как правило, общительные и тем более эмоциональные родители более непоследовательны в поступках и склонны к различного рода преходящим угрозам в адрес ребенка. Нейротизм у матерей не влияет на количество страхов у детей, поскольку прямо не отражает характерного для этих матерей беспокойства. В отличие от матерей, чем выше нейротизм у отцов, тем больше страхов у детей (у мальчиков - на достоверном уровне). Нервный отец не может стабилизировать кризисные ситуации в психическом развитии детей, служить для них источником безопасности и защиты, как и быть примером спокойного и уверенного поведения. Это затрудняет позитивную идентификацию мальчиков с отцом, общение со сверстниками того же пола и имеет своим следствием нарастание страхов как неспособности обеспечить необходимый уровень психологической защиты.

С целью обнаружения клинических и личностных особенностей у родителей боящихся и не боящихся детей использован также вопросник MMPI (у 86 матерей и 68 отцов). В профиле матерей и отцов боящихся детей достоверно более выражена 8-я шкала. Эти родители недостаточно эмоционально отзывчивы, соблюдают излишнюю дистанцию в отношениях. Наблюдения подтверждают их определенный формализм в отношениях с детьми, отсутствие непосредственности, эмоциональной близости и контакта. Подобная угроза отчуждения родителей у эмоционально чувствительных детей способствует заострению чувства беспокойства и страхов. Помимо 8-й шкалы, у матерей боящихся детей достоверно более приподняты 2-я, 4-я и 0 шкалы. Это означает, что у них в большей степени представлены такие характеристики, как чувство беспокойства, моральный дискомфорт, сниженный фон настроения, чувство внутренней неудовлетворенности, пессимистическая оценка перспективы (2-я шкала), импульсивность и конфликтность, трудности во взаимоотношениях с окружающими (4-я шкала). Затруднения в установлении контактов, межличностных отношениях подчеркивает и 0 шкала. У отцов боязливых детей, кроме достоверно приподнятой 8-й шкалы, отмечаются выраженные подъемы по 2-й, 4-й и 6-й шкалам. Подъем по 6-й шкале указывает на наличие недоверчивости, подозрительности и нетерпимости, склонность к образованию ситуационно обусловленных сверхценных идей (паранойяльный настрой). Таким образом, личность родителей детей, испытывающих большое количество страхов, изменена более значительно, чем личность родителей детей с меньшим числом страхов. Эти изменения касаются главным образом эмоционально-депримированного фона настроения, конфликтности, склонности к соблюдению излишней дистанции в отношениях. К перечисленному следует добавить у матерей снижение побудительной активности и затруднения в межличностных контактах; у отцов - недоверчивость и подозрительность.

Сравнение профиля у матерей при неврозах страха у детей и остальных неврозах показывает достоверно высокие различия по 4-й шкале, т. е. матери боязливых детей более импульсивны и конфликтны, у них больше проблем в отношениях с окружающими.

Помимо профиля, анализировался ряд дополнительных шкал MMPI. У матерей девочек и отцов мальчиков с неврозом страха по сравнению с родителями детей с другими неврозами достоверно более выражены такие шкалы, как тревожность, зависимость, общая личностная изменчивость (нестабильность), повышенный контроль за окружающим и плохая приспособляемость. Наличие этих характеристик подчеркивает большее патогенное влияние на детей в плане страхов со стороны родителя того же пола, с которым обычно идентифицирует себя ребенок.

Страхи при неврозах не только преобладают в суммарном выражении, но и более аффективно насыщены по сравнению с нормой. Невротические страхи могут часто встречаться в том возрасте, в котором они еще не свойственны или уже должны пройти. К тому же эти страхи более часто, чем в норме, отражают наличие аналогичных страхов у родителей, повышенную чувствительность и впечатлительность детей, их беззащитность. Страхи при неврозах более тесно связаны с переживаниями детей, конфликтами в семье и неудачами в общении. Питательной почвой для них будут эмоциональная ранимость, склонность к беспокойству, неуверенность в себе и отсутствие адекватной психологической защиты. Тогда страхов больше и они менее склонны к естественному для того или иного возраста угасанию.

Значительное количество страхов, переходящее границы старшего дошкольного возраста, указывает на развитие под влиянием травмирующего опыта тревожности, приобретающей характер опасений, предчувствий и тревог в собственном смысле этого слова. О тревожности могут говорить положительные ответы на три вопроса одновременно: о наличии страха опоздания, страха сделать что-либо не так, не то из страха не успеть (не закончить вовремя). В младшем школьном возрасте тревожность может сопровождаться навязчивыми опасениями, свидетельствуя о недоверии к себе и неуверенности, т. е. о непрочности "я", его внутренней противоречивости. В подростковом возрасте появляются все более частые колебания в выборе решения, сомнения в правильности своих действий. Так формируется тревожно-мнительный настрой при неврозах. Подобный настрой еще не является устойчивым характерологическим образованием, изменяясь в ту или иную сторону под влиянием конкретных жизненных обстоятельств и психотерапевтического вмешательства. Одновременно с развитием тревожно-мнительного настроя заметно уменьшается количество страхов за счет их кристаллизации и навязчивого прорастания в виде фобий. Последние представляют характерный пример так называемых невротических страхов, имеющих качественно новое патологическое звучание в клинической картине невроза.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 348. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.027 сек.) русская версия | украинская версия