Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Gregg M. Furth The Secret World of Drawing 5 страница




Глава 3

СТРАХ И ТРЕВОГА В ГЕНЕЗЕ НЕВРОЗОВ

Определение страха и его разграничение. Страх принадлежит к категории фундаментальных эмоций человека (Гельгорн Э., Луфбор-роу Дж., 1966). Можно представить, что эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего стимула. В свою очередь, понимание опасности, ее осознание формируются в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые индифферентные для ребенка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. В этих случаях говорят о появлении травмирующего опыта, психологическом заражении страхом от окружающих ребенка лиц и непроизвольном обучении с их стороны соответствующему типу эмоциональных реакций. Все это дает основание говорить об условно-рефлекторной мотивации страха, поскольку в нем закодирована эмоционально переработанная информация о возможности опасности. Само же чувство страха появляется непроизвольно, помимо воли, сопровождаясь выраженным чувством волнения, беспокойства или ужаса. Исходя из сказанного, страх можно определить как аффективно заостренное восприятие угрозы для жизни, самочувствия и благополучия человека.

Страх классифицируется как ситуативно и личностно обусловленный; острый (в том числе пароксизмальный) и хронический (постоянный); инстинктивный и социально опосредованный; боязнь и тревожность как состояния, соответствующие страху и тревоге; реальный (при конкретной угрозе) и воображаемый (на уровне представлений).

По степени выраженности страх делится на ужас, испуг, собственно страх, тревогу, опасения, беспокойство и волнение.

Возрастные и клинические проявления страха дают основание для соответствующего разделения. Клинически страх может быть навязчивым и сверхценным; невротическим и психотическим.

Страх и тревога - два понятия, объединяемые одними и разделяемыми другими авторами. На наш взгляд, в страхе и тревоге есть общий компонент в виде чувства беспокойства. В обоих понятиях отображено восприятие угрозы или отсутствие чувства безопасности. Если продолжить общую линию, то тревогу можно сравнить с глубоко запрятанным страхом диффузного характера.

Тревога как предчувствие опасности, неопределенное чувство беспокойства наиболее часто проявляется в ожидании какого-либо события, которое трудно прогнозировать и которое может угрожать своими неприятными последствиями. Тревога имеет своим мотивом антиципацию (предвосхищение) неприятности и в своей рациональной основе содержит опасения по поводу возможности ее появления. Как показывают наблюдения, тревога в большей мере присуща людям с развитым чувством собственного достоинства, ответственности и долга, к тому же повышенно чувствительным к своему положению и признанию среди окружающих. В связи с этим тревога выступает и как пропитанное беспокойством чувство ответственности за жизнь и благополучие себя и близких лиц.

Условно различия между тревогой и страхом можно представить следующим образом: 1) тревога - сигнал опасности, а страх - ответ на нее; 2) тревога - скорее предчувствие, а страх - чувство опасности; 3) тревога обладает в большей степени возбуждающим, а страх - тормозящим воздействием на психику. Тревога более характерна для лиц с холерическим, страх - флегматическим темпераментом; 4) стимулы тревоги имеют более общий, неопределенный и абстрактный характер, страх - более определенный и конкретный, образуя психологически замкнутое пространство; 5) тревога как ожидание опасности проецирована в будущее, страх как воспоминание об опасности имеет своим источником главным образом прошлый травмирующий опыт; 6) несмотря на свою неопределенность, тревога в большей степени рациональный (когнитивный), а страх - эмоциональный, иррациональный феномен. Соответственно, тревога скорее левополушарный, а страх - правополушарный феномен; 7) тревога - социально, а страх - инстинктивно обусловленные формы психического реагирования при наличии угрозы.

Представленные различия отражают два гипотетических полюса тревоги и страха и не учитывают переходных состояний. При изложении дальнейшего материала мы будем придерживаться точки зрения об относительно ведущей роли тревоги или страха, помня о том, что они имеют одну и ту же основу в виде чувства беспокойства. Последнее в зависимости от психической структуры личности, жизненного опыта и обстоятельств может приобретать значение как тревоги, так и страха.

Значение страха. Несмотря на свою отрицательную окраску, страх выполняет разнообразные функции в психической жизни человека. Как реакция на угрозу страх позволяет избежать встречи с ней, играя таким образом защитную адаптивную роль в системе психической саморегуляции. Страх - это своеобразное средство познания окружающей действительности, ведущее к более критичному и избирательному отношению к ней. Страх таким образом может выполнять определенную социализирующую или обучающую роль в процессе формирования личности. Представления об образующих страх источниках опасности являются известным коммуникативным или жизненным опытом.

Страх может быть и выражением веры эмоционально чувствительных и впечатлительных детей в наличие тех опасностей, которые олицетворяют сказочные образы или образы страха, внушенные взрослыми. Подобный страх ослабевает и сходит на нет по мере накопления реального жизненного опыта и развития самосознания. В некотором роде страх - способ отграничения "я" от чужеродного, неприемлемого влияния извне, т. е. страх - это демаркационная линия личного, безопасного пространства, в котором сохраняется единство "я" и уверенность в себе. Страх даже может известным образом мобилизовать "я" перед лицом внешней опасности, способствуя интеграции внутренних психических ресурсов. Возрастные страхи, т. е. страхи, присущие определенному возрасту, в некоторой степени отражают исторический путь развития самосознания человека. Вначале ребенок боится остаться один, без поддержки близкого лица (в 7 мес), опасается посторонних, неизвестных ему лиц (в 8 мес). Далее он боится боли, высоты, гигантских (в его представлении) животных. Временами он преисполнен суеверного ужаса перед Бабой Ягой и Кощеем как символами зла и жестокости. Далее он боится темноты, огня и пожара, стихии, всего того, что было развито у первобытных людей, одухотворяющих многие неизвестные и опасные для них явления природы. Человек не смог бы выжить, пренебрегая этими страхами, передаваемыми из поколения в поколение и составляющими часть его жизненного опыта. В отличие от так называемых естественных, или природных, страхов социальные страхи приобретаются путем научения в процессе формирования личности, выражая определенные ценности, принятые в той или иной общественной среде.

При большем, чем в норме, количестве страхов и их невротическом характере возникает состояние психического напряжения, скованности, аффективно заостренного стремления к поиску опоры, чрезмерной зависимости от внешнего поля. Поведение становится все более пассивным, атрофируются любопытство, любознательность, избегается любой риск, связанный с вхождением в новую, неизвестную своими последствиями ситуацию общения. Вместо непосредственности и открытости развиваются настороженность и аффективная замкнутость (отгороженность), уход в себя и свои проблемы. Усиливается несвойственная детям ориентация на травмирующее прошлое, которая все более предопределяет настоящее, исключает из психического репертуара положительные эмоции, оптимизм и жизнеутверждающую активность. Тогда неумение радоваться пропорционально умению тревожиться, беспокоиться, быть озадаченным. Во всех этих случаях страх теряет свои приспособительные функции, указывая на неспособность справиться с угрозой, переживание бессилия, потерю веры в себя, в свои силы и возможности.

Диагностика. В опросе на предмет выявления возрастных страхов участвовали 2135 детей и подростков от 3 до 16 лет, из них 1078 мальчиков и 1057 девочек. В опрошенную группу входили все дети без исключения, в том числе с наличием и отсутствием нервности. Задавался вопрос: "Скажи, пожалуйста, ты боишься или не боишься", и далее шло перечисление страхов: 1) когда остаешься один; 2) нападения, бандитов; 3) заболеть, заразиться; 4) умереть; 5) того, что умрут твои родители; 6) каких-то людей; 7) маму или папу; 8) того, что они тебя накажут; 9) Бабу Ягу, Кощея Бессмертного, Бармалея, Змея Горыныча, чудовищ (у школьников к чудовищам добавляются невидимки, скелеты, Черная рука и Пиковая дама (страхи сказочных персонажей); 10) опоздать в детский сад (школу); 11) перед тем, как заснуть; 12) страшных снов; 13) темноты; 14) волка, медведя, собак, пауков, змей (страх животных); 15) машин, поездов, самолетов (страх транспорта); 16) бури, урагана, грозы, наводнения, землетрясения (страх стихии); 17) когда очень высоко (страх высоты); 18) когда очень глубоко (страх глубины); 19) в маленькой, тесной комнате, помещении, туалете (страх замкнутого пространства); 20) воды; 21) огня; 22) пожара; 23) войны; 24) больших площадей; 25) врачей (кроме зубных); 26) крови; 27) уколов; 28) боли; 29) неожиданных, резких звуков (когда внезапно что-то упадет, стукнет).

Распространенность страхов. В качестве единицы отсчета используется среднее число (индекс) страхов от деления суммы всех страхов в том или ином возрасте на число опрошенных детей.

Среднее число страхов достоверно выше у девочек (9,6), чем у мальчиков (7,3 - р<0,001), что подтверждает данные о преобладающем числе страхов или большей чувствительности к ним у лиц женского пола (Bamber J., 1979).

В дошкольном возрасте у 346 мальчиков среднее число страхов составляет 8,2; у 352 девочек - 10,3. В школьном возрасте у 732 мальчиков среднее число страхов - 6,9; у 705 девочек - 9,2. Из этих данных следует, что в дошкольном возрасте страхов достоверно больше, чем в школьном, как у мальчиков, так и у девочек. Среднее число страхов по годам отражено в табл. 1.

Таблица 1. Среднее число страхов у детей (по полу и возрасту) Возраст Число страхов Возраст Число страхов в годах Мальчики Девочки в годах Мальчики Девочки -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- 3

10 4

10 5

11 6

8 7*

9 7**

9 8

7 * Дошкольники. ** Школьники.

Из табл. 1 видно, что у детей наибольшая чувствительность к страхам проявляется в 7 лет (у детей, еще не посещающих школу). В немалой степени это объясняется выраженным к этому возрасту страхом смерти и большим количеством связанных с ним страхов. Достоверно значимое уменьшение числа страхов у детей 7 лет, посещающих школу, по сравнению с детьми 7 лет - дошкольниками, - указывает на активирующую роль новой, социальной позиции школьника. Меньше всего страхов в 15 лет, т. е. к началу юношеского возраста.

При разделении детей и подростков (по оценке педагога) на нервных и без видимых проявлений нервности среднее число страхов варьирует в зависимости от пола детей и их возраста. У девочек-дошкольниц страхов достоверно больше в группе нервных, в школьном возрасте различия отсутствуют. У мальчиков в обоих возрастах страхов несколько меньше в группе нервных детей. Следовательно, нервность у девочек-дошкольниц повышает, а у мальчиков любого возраста не оказывает существенного влияния на чувствительность к страху. Связь частых заболеваний и страхов проверялась в дошкольном возрасте. Страхов относительно больше в группе детей, ослабленных частыми соматическими и инфекционными заболеваниями.

Процентное соотношение различных страхов у детей представлено в табл. 2. Условно они разделены на 7 групп: "медицинские" (боли, уколов, крови, врачей и болезней); страхи, связанные с причинением физического ущерба (неожиданных звуков, нападения, транспорта, огня, пожара, стихии, войны); страхи смерти себя и родителей; страхи животных и сказочных персонажей; страхи перед сном, страхи кошмарных снов и темноты; социально опосредованные страхи (людей, родителей, наказания с их стороны, опоздания, одиночества); "пространственные" страхи (высоты, глубины, воды, замкнутого и открытого пространства).

Из табл. 2 видно, что страхи нападения и пожара (у девочек вне возраста), войны и смерти (у девочек вне возраста и мальчиков-школьников), смерти родителей (у мальчиков и девочек вне возраста), сказочных персонажей (у девочек-дошкольниц), опоздать (у девочек-школьниц) и глубины (у девочек-дошкольниц) превышают 50%. У дошкольников (мальчиков и девочек) достоверно чаще встречаются страхи боли, уколов, транспорта, огня, животных, сказочных персонажей, страхи перед засыпанием, страхи темноты, страшных снов, наказания, одиночества, глубины, воды и площадей. В школьном возрасте преобладают страхи войны, смерти родителей и опоздания. Знание возрастной динамики страхов позволяет правильно оценить их "своевременность" в каждом конкретном случае.

Семейная обусловленность страхов. Вначале отметим влияние неполной семьи (20% от общего числа опрошенных). Значительное увеличение числа страхов в их семьях происходит прежде всего у мальчиков в старшем дошкольном возрасте. Отсутствие отца в семье нарушает формирование поведения, соответствующего полу, и психологической защиты от идущих извне угроз. Отчасти это отражается и на девочках, поскольку им также требуется навык защиты себя от опасностей, что наиболее развито в филогенезе у представителей мужского рода.

Таблица 2. Распределение (%) страхов у детей и подростков Страх

Мальчики

Девочки

дошкольники школьники дошкольницы школьницы -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- -- - Боли

25 Уколов

9 Крови

17 Врачей

14 Болезней

29 Неожиданных звуков

37 Нападения

64 Транспорта

12 Огня

39 Пожара

68 Стихии

50 Войны

86 Смерти

60 Смерти родителей

95 Животных

28 Сказочных

6 персонажей При засыпании

7 Темноты

14 Страшных снов

94 Людей

49 Родителей

4 Наказания

12 Опоздать

53 Одиночества

13 Высоты

27 Глубины

36 Воды

6 Замкнутого

11 пространства Площадей

Рассмотрим выраженность страхов в полных семьях. Абсолютное отсутствие страхов представляется, во всяком случае в дошкольном возрасте, скорее, исключением, чем правилом, и достаточно часто служит проявлением органической расторможенности, некритичности и невысокого интеллектуального уровня. Так, у мальчиков, у отцов которых наблюдается алкоголизм, количество страхов достоверно меньше, чем у мальчиков, отцы которых не злоупотребляют алкоголем.

Бесстрашие у этих мальчиков, нередко граничащее с безрассудством и игнорированием опасностей, является в своей совокупности известным барьером невосприятия страха как аффективно переживаемой угрозы для жизни и безопасности. Кроме этого, "профилактика" страхов в данном случае происходит и вследствие расторможенного поведения отца, напоминающего в состоянии алкогольного опьянения тех чудовищ, которых обычно боятся дети. Ребенок как бы привыкает к такому поведению и даже в чем-то подражает ему, после чего ему уже не страшны Бармалеи, Кощеи и другие страшные образы.

У дошкольников количество страхов изучено в связи с проживанием в отдельной или коммунальной квартире, доминированием одного из родителей и отношениями в семье. У детей, живущих в отдельных квартирах, страхов больше, чем у детей из коммунальных квартир, особенно у девочек, различия у которых находятся на достоверном уровне. В коммунальной квартире больше сверстников, возможностей для совместных, эмоционально насыщенных игр, снимающих естественным образом страхи. В отдельных квартирах дети нередко лишены непосредственного контакта друг с другом. У них больше вероятность страхов одиночества и темноты. В первую очередь это относится к единственным детям, в большей степени восприимчивым к страхам родителей.

Мальчики и девочки более боязливы, если считают главной в семье мать, а не отца. Работающая и доминирующая в семье мать часто испытывает нервно-психическую перегрузку, что создает дополнительное напряжение в ее отношениях с детьми, вызывая у них ответные реакции беспокойства. Доминирование матери также указывает на недостаточно активную позицию и авторитет отца в семье, что затрудняет ролевую идентификацию с ним мальчиков и увеличивает возможность передачи беспокойства со стороны матери, если оно имеет место.

Вне связи с доминированием матери, если мальчики старшего дошкольного возраста в воображаемой игре "семья" выбирают роль не отца, как это делают большинство сверстников, а матери, то количество их страхов является наибольшим. Как правило, это говорит о наличии невротической, основанной на беспокойстве, привязанности к матери.

Особую чувствительность в плане страхов старшие дошкольники обнаруживают при наличии конфликтных отношений между родителями. Тогда индекс страхов достоверно выше, особенно у девочек, чем когда отношения родителей оцениваются как дружные, хорошие, без ссор. Заслуживает внимания факт обнаружения у дошкольников из конфликтных семей достоверно более частых страхов животных, стихии, заболевания, заражения и смерти, а также страхов кошмарных снов и родителей. Все эти страхи являются своеобразными эмоциональными откликами на конфликтную ситуацию в семье.

Возрастные особенности. В этом разделе, как и в предыдущих, речь идет о возрастных страхах, т. е. страхах, встречающихся у всех детей определенного возрастного контингента.

Страхи до года. Известны рефлекторные (инстинктивные) реакции новорожденных типа беспокойства в ответ на громкий звук, резкое изменение положения или потерю равновесия (опоры), а также приближение большого предмета (Уайт Б., 1982). В дальнейшем шумы и резкие изменения в окружающей среде вызывают реакции, напоминающие страх (Bowlby J., 1973). Однако собственно о страхе, а не о реакциях беспокойства можно говорить не раньше 6 мес, поскольку он требует определенного когнитивного и перцептуального развития, включая некоторое предвидение уже однажды испытанной опасности (Jersild A., Holmes F., 1935; Gollnitz G., 1962). Беспокойство (тревогу) во второй половине первого года жизни S. Freud (1926) связал с опасностью отделения от объекта (матери) как источника опоры, подчеркнув его дальнейшее влияние на некоторые страхи, в том числе страх одиночества. J. Bowlby (1973) появление подобной тревоги в 7 мес. объяснял природой привязанности ребенка к матери. Страх ребенка 8 мес. в ответ на появление незнакомых лиц расценивается одновременно и как знак отсутствия матери (Spitz R., 1950).

Действительно, как показывают наши наблюдения, некоторые рефлекторные реакции беспокойства типа вздрагивания или оцепенения при резком звуке, внезапной перемене положения присущи уже новорожденным.

С 1,5 мес. возможны реакции беспокойства в ответ на достаточно продолжительный уход матери или шумную обстановку в семье. К 3 мес. ребенок более спокоен дома и только с теми взрослыми, которые любят детей, разговаривают с ними и восхищаются, т. е. ведут себя как мать. Легко передается и беспокойство матери, если она спешит, волнуется, так как меняется ее привычный образ действий и поведения. Как никто из других членов семьи, мать способна и успокоить ребенка нежным, ласковым голосом, поглаживанием, укачиванием. После 6 мес. ребенок не пугается сразу при неожиданном воздействии извне, громком звуке и не плачет, как раньше, а смотрит на выражение лица матери, как бы проверяя ее реакцию. Если она улыбается, давая понять, что ничего не случилось, все хорошо, то ребенок быстро успокаивается. Если мать вместо этого сама испугана, то подобная реакция распространяется и на ребенка, усиливая его чувство беспокойства. Таким образом, реакция матери является первичным откликом ребенка на опасность.

Беспокойство, испытываемое детьми в 7 и 8 мес. жизни, можно обозначить соответственно как исходные состояния тревоги и страха. Тревога в 7 мес. - это беспокойство в ответ на уход матери, прерывание контакта, отсутствие поддержки, т. е. реакция на разрыв групповых, основанных на привязанности, отношений. Возникающее при этом чувство одиночества порождает ожидание возвращения матери (близкого лица), что может в неблагоприятных условиях закрепляться в жизненном опыте, являясь моделью или прообразом состояния тревоги. Последняя, в свою очередь, мотивирует развитие социальных по своему происхождению страхов отчуждения, неприятия, непризнания и непонимания. Наличие подобной взаимосвязи не исключает других путей формирования указанных страхов, способных проявиться у эмоционально чувствительных детей и детей с развитым чувством ответственности в более старшем возрасте.

Страх посторонних, незнакомых, чужих взрослых в 8 мес. - это проявление собственно страха как состояния аффекта в ответ на конкретную для ребенка угрозу извне. Эмоционально-заостренное неприятие отличных от матери и пугающих ребенка взрослых трансформируется в последующем в угрожающие образы жестоких, бездушных и коварных сказочных чудовищ вроде Бабы Яги, Кощея, Бармалея и т. д. Все они способны отнять жизнь, нанести невосполнимый ущерб, увечье, что составляет резкий контраст с матерью, дающей жизнь, любовь, понимание и поддержку.

Преддошколъный возраст. Изучение страхов у детей до 3 лет проведено посредством дополнительного интервью с 85 матерями.

Страх незнакомых, чужих, уменьшаясь на втором году жизни, проявляется не всегда конкретным страхом некоторых людей (в 50%), будь это нелепо ведущие себя взрослые или несуществующие дяди и тети, способные наказать, а то и увести непослушных детей из дома. При встрече с реальными незнакомыми людьми ребенок середины второго года жизни испытывает некоторое смущение, робость и застенчивость, что, однако, достаточно быстро проходит. Выражен в 1 год и страх врачей - у 40% детей. Это страх не только незнакомых людей, но и страх боли в результате неприятных медицинских манипуляций. Такое же количество детей боится уколов. У 50% детей выражен страх при неожиданных, громких звуках.

О беспокойстве детей, когда они остаются одни (страх одиночества), можно говорить у каждого третьего ребенка, что указывает на повышенную эмоциональную чувствительность и привязанность к родителям.

Одним из ранних выражений инстинкта самосохранения будет неярко звучащий, непостоянный и встречающийся у относительного меньшинства детей страх высоты в начале второго года жизни (при поднятии ребенка на руки), подобно страху глубины (при купании) в возрасте до 1 года.

В 2 года страх одиночества начинает быстрее проходить у мальчиков, в то время как у девочек он сохраняется на прежнем уровне. Наиболее распространенным страхом в данном возрасте является страх наказания со стороны родителей (61% - у мальчиков и 43% - у девочек). Он обусловлен возросшей активностью детей и запретами со стороны взрослых. Если страх темноты остается относительно слабо выраженным в 2 года (как и в 1 год), то страх поездов, самолетов (движущегося транспорта) возрастает, отражая основанные на инстинкте самосохранения и внушенные родителями страхи повреждения, неожиданного воздействия и боли. Получает развитие и страх животных, прежде всего у девочек - 43%, у мальчиков - 22%. Максимальным угрожающим значением в этом возрасте обладает сказочный образ Волка после ознакомления со сказками ("Красная Шапочка"), просмотра мультфильмов и историй, рассказываемых в семье. В образе Волка находят воплощение разнообразные страхи двухлетних детей: внезапного и трудно предсказуемого воздействия (нападения), боли (укуса острыми зубами) и даже в аллегорическом виде страх наказания со стороны отца, если он излишне строгий и часто угрожает применением физической силы. Страх Волка также чаще встречается у детей, лишенных общения с отцом, не способным к тому же быть наглядным примером уверенного в себе поведения и защиты от воображаемых опасностей. Нередко в представлении ребенка Волк "реализует свои замыслы" во время сна, что сопровождается двигательным расторможением, криками, пробуждением, т. е. ночным беспокойством или страхами.

Итак, типичными возрастными страхами у детей обоего пола 1-3 лет жизни будут: в 1 год - страхи одиночества, незнакомых взрослых, врачей (медицинских работников), уколов и неожиданных резких звуков (шума); в 2 года - страхи наказания, животных и уколов.

Страхов относительно меньше и они быстрее сходят на нет, если в семье доминирует отец, родители не ведут "войну" с упрямством, т. е. самостоятельностью детей, развивают, а не подавляют или заглушают тревогой их формирующееся "я", если сами родители уверены в себе и способны помочь ребенку в преодолении воображаемых и реальных опасностей.

Младший дошкольный возраст. Начиная с этого возраста, данные о страхах получены при непосредственном интервью с детьми. В 3 года у мальчиков наиболее часто по сравнению с последующим возрастом представлены страхи сказочных персонажей (50%), высоты (40%), крови (43%), уколов (50%), боли (47%) и неожиданных звуков (43%). Ряд других страхов, несмотря на свою меньшую выраженность, достигает у мальчиков максимума именно в рассматриваемом возрасте: в 3 года - темноты (33%); замкнутого и открытого пространства (27 и 20% соответственно), воды (27%), врачей (23%); в 4 года - одиночества (31%) и транспорта (22%).

У девочек достигают возрастного максимума общие с мальчиками страхи: в 3 года - одиночества (33%), темноты (37%), боли (40%), уколов (41%), в 3 и 4 года - крови (27% в обоих возрастах). Не достигает максимума, но достаточно выражен и страх замкнутого пространства в 4 года (21%).

Данные интервью по всему изученному возрасту 3-16 лет обработаны на ЭВМ с использованием коэффициентов парной корреляции Q и Ф и факторного анализа. Наибольшее число взаимосвязей между страхами отмечается в рассматриваемом младшем дошкольном возрасте, в котором больше всего и двусторонних связей (коэффициент Ф). Максимальная плотность связей между страхами проявляется на фоне выраженного эмоционального развития в данном возрасте. По мере увеличения интенсивности когнитивного (познавательного) развития в старшем дошкольном возрасте количество связей между страхами начинает уменьшаться, достигая минимума в подростковом возрасте. По всему дошкольному возрасту среднее число связей достоверно больше (20,5), чем в школьном (15,0), и в большей степени представлено у девочек.

У мальчиков в младшем дошкольном возрасте выделен фактор страхов /8/ с наибольшим удельным весом (111%), в котором максимальной факторной нагрузкой обладают страхи одиночества (0,74) и нападения (0,66). У девочек соответственно - 0,78 и 0,74, но у них фактор, в который включены эти страхи, имеет меньший вес (22%). В данный фактор входит с несколько меньшей нагрузкой, как у мальчиков, так и у девочек, страх сказочных персонажей. Таким образом, в младшем дошкольном возрасте страх одиночества, основанный на диффузном чувстве беспокойства или тревоге, конкретизируется страхом нападения, воплощенным в лице страшных сказочных персонажей. Расшифровка данного сочетания страхов следующая: ребенок, оставшись один, без поддержки родителей, испытывает чувство опасности и инстинктивный страх перед угрожающими его жизни сказочными персонажами.

Дополнительный опрос 326 детей дошкольного возраста на предмет выявления страхов сказочных персонажей показал, что мальчики в 3 года чаще всего боятся Бабы Яги (34%), Кощея (28%) и Бармалея (34%). Девочки, соответственно, чаще боятся тех же персонажей в 4 года - в 50, 42 и 47%. В 4 года у 33% мальчиков и 39% девочек выражен страх Волка. Все эти сказочные образы в известной мере могут отражать страх наказания или отчуждения родителей от детей при недостатке столь существенных в данном возрасте чувств любви, жалости и сочувствия. Тогда Баба Яга может быть непроизвольно ассоциирована с матерью, а Волк, Бармалей и Кощей - с отцом, как это видно из следующих высказываний мальчика 3 лет: "Что ты, мама, на меня ругаешься, как Баба Яга?" и "Мама, а ты не станешь Бабой Ягой?". Обычно дети достаточно активно манипулируют сказочными образами в игре, изображая Бабу Ягу, Волка, Бармалея и весь комплекс связанных с ними агрессивных действий. При участии в играх родителей, особенно отца, подобные страхи быстро сходят на нет, если ребенок сам распределяет роли. Положительный эффект наблюдается также от самостоятельного, но подсказанного взрослым, рисования различных, пока еще трудноразличимых на бумаге, но тем не менее настоящих чудовищ в представлении детей. Страхи преодолеваются быстрее при условии адекватной поддержки со стороны родителей, отсутствия у них самих страхов и тревожности, конфликтов в семье и отклонений в воспитании.

Следует сказать и о выделенной нами типичной для данного возраста триаде страхов: одиночества, темноты и замкнутого пространства. В таком случае ребенок не остается один при засыпании, постоянно зовет мать, в комнате должен гореть свет (ночник) и необходимо, чтобы дверь была полуоткрыта. Беспокойство может проявиться и в связи с ожиданием страшных (кошмарных) снов. Здесь многое зависит от умения родителей не создавать из этих возрастных страхов лишней проблемы, вовремя успокоить детей, нежно поговорить с ними и не настаивать на незамедлительном, безотносительно к их переживаниям, выполнении своих требований.

Старший дошкольный возраст. Это возраст наибольшей выраженности страхов, что обусловлено не столько эмоциональным, сколько когнитивным развитием - возросшим пониманием опасности. Центральное место занимает страх смерти, максимально выраженный у мальчиков в 7 лет /9/ (62%) и в 13 лет (63%); у девочек - в 6 лет (90%). Увеличивается в старшем дошкольном возрасте, еще не достигая максимума, страх смерти родителей.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 354. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.025 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7