Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Gregg M. Furth The Secret World of Drawing 9 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Адаптированный А. Ю. Панасюком вариант методики измерения интеллекта - WISK- использован при неврозах у 135 детей и подростков 5-15 лет. У подавляющего числа больных неврозом детей (90%) уровень интеллекта или не отличается от контроля, или превышает его.

В разработанном нами вопроснике для подростков есть шкала магического настроя и шкала эмоционалъно-депримированного фона настроения. Магический настрой касается веры в необычные, еще не объяснимые, явления, счастливые и несчастливые цифры, черную кошку, гадания, талисманы, чудесные превращения и т. д. Ответы получены у 52 подростков с неврозами, 111 здоровых в нервно-психическом отношении сверстников и 56 больных ревматизмом (в специализированном санатории). У девочек нет каких-либо различий между рассматриваемыми группами. Мальчики, больные неврозами, менее магически настроены, чем здоровые сверстники и особенно больные ревматизмом. Наибольшую магическую восприимчивость, таким образом, обнаруживают больные ревматизмом (различия достоверны как в отношении здоровых сверстников, так и больных неврозами). Почему же магический настрой не преобладает у детей с неврозами? Только потому, что они не столько верят в наличие магических знаков, сколько боятся (опасаются) их, отрицая сам факт их существования. Нетрудно увидеть в этом защитный механизм, свойственный прежде всего мальчикам с неврозами. Как у мальчиков, так и у девочек, больных неврозами и здоровых в нервно-психическом отношении, магический настрой достоверно более выражен в группе выше среднего балла по шкале эмоционально-депримированного фона настроения (у больных ревматизмом подобные различия - на уровне тенденции).

Магический настрой в группах выше и ниже среднего балла сопоставлен с данными подросткового варианта вопросника Кеттела. Приведем достоверные результаты. Более магически настроенные подростки менее эмотивны (низкие оценки фактора "А"); более подчиняемы (низкие оценки фактора "Е"); склонны к самообвинению (высокие оценки фактора "О"). Следовательно, в большей степени предрасположены к суевериям и предрассудкам подростки, которым не свойственны открытое выражение эмоций, доминирование и самоуверенность. Наоборот, менее склонны к суевериям (и отчасти к мнительности) подростки с открытым выражением чувств, доминирующие в отношениях со сверстниками и уверенные в себе. Заметим, что у лиц, предрасположенных к магическому настрою, весьма успешным может быть использование внушения наяву при условии отсутствия ярко очерченных тревожно-мнительных черт в характере. При выраженности этих черт у больных всегда большим психотерапевтическим эффектом обладают рациональные (аналитические) формы воздействия.

Внушаемость. Как обратная сторона внушения, она имеет немаловажное значение в происхождении неврозов. Под внушаемостью понимают индивидуальную восприимчивость к внушениям (Bernheim H., 1917) или прививание чужой идеи, помимо сознания человека (Бехтерев В. М., 1903). В последнее время внушаемость рассматривается как свойство личности, динамичный характер которой прежде всего детерминирован отношениями, складывающимися в процессе общения между людьми (Бакеев В. А., 1971; Куликов В. Н., 1978). Внушаемость отличается от конформности как сознательного изменения (подстройки) своего мнения под влиянием группы (Личко А. Е. и др., 1970; Обозов Н. Н. и др., 1977).

В

широком

аспекте внушаемость

можно определить как личностно-детерминированный процесс безусловного принятия задаваемой извне информации; в более узком - как непроизвольную, происходящую помимо воли податливость гетерогенному влиянию /10/. Внушаемость чаще всего проявляется при неожиданном, непредсказуемом и новом характере задаваемой извне информации. Внушаемость индивидуальна, опосредована ситуацией, избирательна в отношении определенных лиц и обстоятельств. Обычный уровень внушаемости свидетельствует не о слабости, а о гибкости, пластичности психических процессов, в то время как низкий уровень внушаемости может указывать на их ригидность и такие черты характера, как недоверчивость и подозрительность, нетерпимость и непримиримость к чужому мнению, выраженный эгоцентризм.

Исследование внушаемости в норме проведено у 998 детей и подростков 3-16 лет без нервно-психических нарушений. Проводились стандартизованное индивидуальное интервью, анкетирование, ряд проб на внушаемость в области обоняния (внушение несуществующего запаха лекарства); осязания (внушение чувства теплоты на одном участке тела после прикосновения к коже в другом месте и более теплой одной из пробирок); слуха (внушение несуществующего звука, идущего из "специального прибора"). Внушающим значением обладала главным образом сама информация, содержащаяся в словесной инструкции, а не искусственно создаваемая тональность речи и ее директивность.

Внушаемость в суммарном выражении всех проб после некоторого понижения в 5 лет достоверно повышается в младшем школьном возрасте, достигая максимума в 10 лет (77% - у мальчиков и 70% - у девочек). В последующие годы, т. е. в подростковом возрасте, происходит снижение внушаемости, особенно у мальчиков в 12 лет, с минимумом в 15 лет - 41% мальчиков и 37% девочек. Внушаемость в 15 лет аналогична внушаемости в 5 лет. Таким образом, в возрасте 5, 14 и 15 лет у мальчиков и девочек и 12 лет у мальчиков отмечается снижение внушаемости. В 5 лет данный феномен объясняется развитием конкретного мышления, более критическим восприятием поступающей извне информации, а также доминирующей ориентацией на самооценку, чем на оценку других лиц или смешанную оценку (по данным параллельно проведенного опроса). Уменьшение внушаемости в 12 лет у мальчиков связано с заостренной в этом переходном возрасте нервностью и агрессивностью, некоторой настороженностью в контактах. В конце подросткового возраста снижение внушаемости обусловлено известной рационализацией чувств и развитием аналитического уровня мышления. Снижение внушаемости в подростковом возрасте сопровождается повышением конформности как сознательного изменения своего личного мнения в пользу группового при фактическом несогласии с последним.

Увеличение внушаемости в возрастном интервале 7-11 лет объясняется формированием таких нравственно-этических сторон личности, как чувство долга и обязанности. Дети этого возраста, находясь в еще новой для них социальной позиции школьника, как бы чувствуют себя обязанными оправдать ожидания взрослого, подтверждая положительным ответом содержащуюся в пробах информацию. Другими словами, это - желание заслужить хорошую оценку, соответствовать привносимым извне нормам и предписаниям, быть тем, о ком хорошо говорят и отзываются. В младшем школьном возрасте, по данным проведенного нами опроса, изменяется ориентация в оценочной сфере личности, когда значимость мнения о себе (самооценка) дополняется значимостью мнения других о тебе, являясь основой для увеличения с возрастом значения смешанной оценки. Внушающим эффектом в этом случае будет обладать совпадение (резонанс) мнения другого, т. е. экспериментатора с собственным мнением, во многом основанным в данном возрасте на чувстве долга и обязанности.

Внушаемость не имеет различий по полу, встречаясь у 56% мальчиков и у 58% девочек. У мальчиков внушаемость достоверно различается в 7 лет у дошкольников и в 7 лет - у школьников; у девочек подобные изменения отсутствуют /11/. Это указывает на большую чувствительность мальчиков к социальным аспектам межличностных отношений и тем самым на большую социальную опосредованность внушаемости. У мальчиков внушаемость выше при доминирующей ориентации на оценку взрослых, а не сверстников, а также у тех из них, кто испытывает желание сразу стать взрослым, а не расти "как есть". У девочек нет подобных различий. Зато у них большее значение для внушаемости имеет "магическая" настроенность - вера в необычные, сверхъестественные явления, приметы вроде черной кошки, чета и нечета, несчастливых чисел и т. д.

Не оказывают существенного влияния на внушаемость, как у мальчиков, так и у девочек, степень успеваемости и школьной адаптированности, фактор неполной семьи и нервности. Отрицательная взаимосвязь найдена между выраженностью страхов и внушаемостью. Чем больше страхов, тем меньше внушаемость, и наоборот. Боязливый ребенок более насторожен к восприятию новой, незнакомой для него информации, непроизвольно защищая себя таким образом от дополнительных факторов риска. Представляет интерес и то, что упрямые по оценке воспитателей мальчики-дошкольники достоверно менее внушаемы, чем неупрямые. У девочек имеется противоположно направленная тенденция. Упрямство у мальчиков, следовательно, имеет более устойчивый характер, чем у девочек.

Внушаемость при неврозах изучена у 199 детей и подростков (121 мальчик и 78 девочек).

Разработанная нами шкала внушаемости содержит 12 проб, каждая из которых оценивается при положительном результате в 2 балла (1 балл - в случае колебаний испытуемого в принятии решения). В количественном выражении шкала внушаемости имеет диапазон различий 0-24 балла:

1-я проба - внушение несуществующего запаха в пробирке; "Перед тобой две пробирки, понюхай и скажи, в которой из них ты чувствуешь запах лекарства".

2-я проба - испытуемый находится в позе Ромберга с закрытыми глазами; поддерживая слегка его руки, произносят: "Сейчас потянет немного вперед".

3-я проба: "Сейчас я дотронусь до нерва на шее (у дошкольников - просто до шеи), и ты почувствуешь тепло в животе". Эффект оценивается спустя 5 с.

4-я проба - степень задаваемого врачом эмоционального вовлечения в игре "кегли".

5-я проба - подражание броскам врача в игре "кегли", особенно нерациональным с точки зрения выигрыша.

6-я проба - дав ребенку возможность посмотреть в калейдоскоп, сделать это самому врачу и со словами: "Вот и бабочка" - передать ребенку.

7-я проба - по инструкции ребенок прижимает к себе руки, и врач несколько секунд спустя пытается слегка разжать их со словами: "Руки теперь слабеют, опускаются".

8-я проба - степень достигаемой релаксации в кресле. Показателем является тяжесть слегка приподнимаемой врачом руки через 15 с, а также отсутствие быстрого открывания глаз.

9-я проба: "Скажи, какие города ты знаешь: Москву, Ленинград, Киев..." Проба положительна, если начинают перечислять города в таком же порядке. У дошкольников называется ряд животных.

10-я проба - показ картинки с пояснением, противоречащим содержанию. Используется одна из картинок ТАТ (тематического апперцепционного теста), на которой изображен не совсем ясный силуэт девочки, скорее, поднимающейся по лестнице, чем спускающейся с нее. Инструкция гласит: "Скажи, это мальчик (с акцентом) или девочка идет вниз по лестнице".

11-я проба - внушение писка, подобно комариному, идущего из "специального прибора". Испытуемый при этом стоит спиной. Можно уточнить, с какой стороны звук слышен более отчетливо.

12-я проба - внушение, что одна из пробирок более теплая при фактически равной их температуре.

При неврозах, как и в норме, чувствительность к внушающему воздействию в области слухового анализатора ниже, чем в области обоняния и осязания, причем данное соотношение не имеет существенных различий при неврозах и в норме, доказывая одинаковую внушаемость при них и опровергая миф о большей внушаемости больных неврозами. С одной стороны, их эмоциональность, впечатлительность и некоторая наивность способствуют внушаемости, с другой - большее число страхов и развивающаяся тревожность снижают ее уровень. В результате мы имеем аналогичную норме внушаемость.

Перечисленные пробы могут быть дополнены в дошкольном возрасте пробой: "Скажи, а...". Врач, как бы между прочим, произносит эту фразу, делая незаметную паузу, чтобы продолжить: "...ты ходишь в детский сад". Если ребенок, не дожидаясь продолжения фразы, сразу повторяет "а" (как при осмотре ЛОР), то проба считается положительной.

При подсчетах используется средний балл внушаемости, получаемый от деления суммы всех баллов по 12 пробам на число испытуемых. Как и в норме, средний балл достоверно более выражен в младшем школьном возрасте, т. е. дети в этом возрасте более внушаемы.

Понижает внушаемость соматическая отягощенность при неврозах вследствие возрастающей тревожной транскрипции происходящих событий. Невропатия не оказывает влияния на внушаемость. При наличии конфликта в школе со сверстниками или с отцом в семье внушаемость ниже, а при конфликте с матерью - выше (по отношению к врачу-мужчине). Определенные колебания внушаемости, главным образом в сторону повышения, наблюдаются при повторных измерениях в случае успеха или неуспеха в игре в кегли. Это подчеркивает как влияние стрессовых переживаний, так и динамичный характер самой внушаемости.

Как и в норме, внушаемость при неврозах не имеет различий у мальчиков и девочек - 14,0 и 13,9 баллов соответственно. При соотнесении с нозологическими формами внушаемость (как гетеровнушаемость) менее всего выражена при истерическом неврозе, указывая на эгоцентризм и завышенный уровень притязаний. По данным наблюдений, у этих детей развито самовнушение, что позволяет лучше понять резистентность этих больных к корригирующему воздействию извне. Относительно более выражена внушаемость у детей с неврозом страха и обсессивным неврозом. Понимать это нужно не как то, что страхи и тревожность способствуют внушаемости (как мы видели, они, наоборот, понижают ее), а как следствие наличия у этих детей гипертрофированного чувства ответственности и долга, обязывающего поступать их согласно социально одобряемым нормам поведения.

Внушаемость у детей и подростков, разделенная на группы выше и ниже среднего балла, рассмотрена в связи с клиническим профилем родителей по вопроснику MMPI. У обоих родителей более внушаемых детей (мальчиков и девочек) по сравнению с родителями менее внушаемых выявлены достоверно более низкие показатели по шкалам: "паранойяльность" (6) и "психастеничность" (7). Это означает, что родители внушаемых детей не склонны к подозрительности, нетерпимости, предвзятости суждений, сверхценным идеям (6-я шкала), тревожной мнительности (7-я шкала). В свою очередь, подобные черты личности присущи родителям менее внушаемых, часто более настороженных, недоверчивых и упрямых (с ригидными установками) детей. У более внушаемых мальчиков оба родителя, помимо низких показателей по 6-й и 7-й шкалам, имеют достоверно сниженные показатели по шкалам "ипохондричность" (1) и "истероидность" (3). Следовательно, родители внушаемых мальчиков не склонны фиксироваться на неприятных ощущениях (1-я шкала); им не свойственно болезненное самовнушение, вытеснение неприятных чувств и переживаний (3-я шкала). У матерей внушаемых мальчиков отметим также достоверно меньшую склонность к конфликтности (4-я шкала), соблюдению формальных отношений (дистанции) при общении (8-я шкала), раздражительности, вспыльчивости и нетерпеливости (9-я шкала). У отцов внушаемых мальчиков достоверно реже встречаются депрессивные реакции, сниженный фон настроения (2-я шкала). Для матерей внушаемых девочек не характерен (достоверно) субдепрессивный (2-я шкала) и социально интровертированный тип реагирования (0 шкала).

Таким образом, внушаемость у детей находится в связи с определенными личностными особенностями родителей. При прочих ровных условиях внушаемость у детей менее выражена при наличии у родителей негибкости мышления, предвзятости и нетерпимости, тревожности и мнительности, фиксации болезненных ощущений, пессимистической оценки перспективы, конфликтности, склонности к соблюдению излишней дистанции в отношениях с людьми. Все эти черты можно расценивать как своего рода незримый антисуггестивный барьер, который всегда следует учитывать в процессе психотерапии неврозов у детей.

Отметим также отсутствие повышения внушаемости после проведения курса психотерапии. Внушаемость, как показывают повторные измерения, или сохраняется на прежнем уровне, или имеет тенденцию к понижению.

Для лучшего понимания источников психогенных изменений в формировании личности детей необходимо рассмотреть личность родителей, отношения в семье и характер воспитания.

Глава 5

ЛИЧНОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ И ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ

Как отмечает М. М. Кабанов, клиническая симптоматика в психиатрии дополняется в настоящем методами психологической диагностики, включая социально-психологические и социологические ее аспекты (Кабанов М. М., 1979).

Состав семьи и образование родителей. Среднее число членов семьи у 131 мальчика с неврозами - 3,7; у 70 девочек - 3,9; в среднем - 3,8. Эти цифры практически не отличаются от нормы. Из членов прародительской семьи чаще проживает бабушка ребенка по линии матери - 25%, реже - дедушка по линии матери - 9%, родители отца соответственно - 9 и 3%. Преобладание бабушек ребенка по линии матери подчеркивает зависимость от нее у дочери. Обращает внимание незначительное число проживающих в семье дедушек по обеим линиям.

Количество совместно проживающих бабушек и дедушек уменьшается при двух детях, особенно если один из них - мальчик (тем более - оба). В семьях двух девочек подобные различия отсутствуют. Следовательно, родители, имеющие сыновей, более независимы от прародительской семьи, чем родители дочерей.

Высшее, большей частью техническое, образование имеют 74% матерей (из 172) и 67% отцов (из 144). В неполных (вследствие развода) семьях матерей с высшим образованием несколько больше (79%), чем в полных (72%); у матерей мальчиков это соотношение более выражено (81-71%).

Ведущая

профессиональная

группа

представлена

ИТР

- инженерно-техническими работниками, преобладающими как у матерей (58%), так и у отцов (61%), с доминирующим при этом высшим образованием.

Приводимые цифры высшего образования и ИТР среди родителей значительно превышают аналогичные показания в норме. Более того, в последние годы заметно нарастание количества детей, больных неврозами, родители которых составляют именно данную группу. В первую очередь это относится к матерям с инженерным образованием. Проблема здесь в особенностях мышления, адекватного для производства, но не всегда естественно приложимого к воспитанию детей. Обычно гипертрофируется его интеллектуальная сторона, что сопровождается повышенными требованиями в отношении раннего оперирования абстрактными понятиями, умения считать и писать. Не придавая значения детской непосредственности и эмоциям, эти родители нередко воспринимают своего ребенка как "почти готового взрослого", чрезмерно рационализируют его. чувства и строят воспитание на заранее заданных схемах, трафаретах, шаблонах. Дети выздоравливают только тогда, когда матери перестраивают подобный стиль отношений с ними.

Личность родителей. Разработанная нами шкала невротизации - это стандартизованное интервью с родителями из 35 пунктов для выявления невротических симптомов и личностных проблем (см. приложение). Данные интервью со 154 матерями и 97 отцами детей с неврозами сопоставлены с данными у 232 матерей и 87 отцов детей в норме. У матерей детей с неврозами достоверно чаще выявлены положительные ответы на следующие утверждения, предваряемые общим вопросом: "Можно ли сказать, что...", "...Вы легко устаете?" (1-й пункт шкалы); "...легко раздражаетесь?" (2-й); "...у Вас часто меняется настроение?" (4-й); "...Вы часто находитесь в состоянии беспокойства?" (3-й); "...у Вас часто болит голова в результате напряжения и утомления?" (5-й); "...у Вас наблюдается ощутимое понижение половой потребности

или способности?" (8-й); "...Вы

неудовлетворены взаимоотношениями с ребенком?" (10-й); "...Вы могли бы быть намного активнее, чем вы есть?" (14-й); "...Вам трудно собраться с мыслями и вы легко теряетесь?" (17-й); "...Вы часто сомневаетесь в правильности своих решений?" (19-й); "...у Вас часто бывает плохое, пониженное настроение?" (24-й); "...Вы испытываете состояние внутреннего напряжения, от которого не можете полностью избавиться?" (29-й); "...Вы находите свое состояние сейчас не совсем естественным, в какой-то мере болезненным и хотели бы избавиться от него?" (35-й). Таким образом, получены 13 наиболее информативных для невротического состояния признаков. Но и остальные признаки шкалы имеют тенденцию большей выраженности у матерей, чьи дети больны неврозом. В итоге, индекс невротизации (среднее число положительных ответов) у матерей мальчиков составляет 16, у матерей девочек - 18 (достоверно больше). У матерей как мальчиков, так и девочек он достоверно больше, чем в норме.

У отцов детей с неврозами из отдельных пунктов шкалы имеются только два достоверных различия с нормой при положительных ответах на вопросы: "Вы часто сомневаетесь в правильности своих решений?" (19-й) и "Вам крайне трудно ждать?" (21-й). Более выражено большинство других признаков (но не все, как у матерей). В целом, индекс невротизации у отцов детей с неврозами достоверно меньше по сравнению с матерями, как у мальчиков (11), так и у девочек (9,5). По сравнению с нормой он достоверно выше только у отцов мальчиков.

При наличии невротического состояния, подтвержденного данными дополнительного обследования, индекс невротизации у матерей (22) и отцов (22) достоверно выше, чем при отсутствии этого состояния (у матерей - 9, у отцов - 7).

Если в полных семьях индекс невротизации выше у матерей девочек, то в неполных семьях он достоверно выше у матерей мальчиков. Косвенно это указывает на большую выраженность собственных проблем у матери и трудностей во взаимоотношениях с оставшимся без отца сыном.

На основании приведенных данных можно считать, что шкала невротизации обладает необходимой валидностью (надежностью), поскольку с ее помощью удается дифференцировать различия у родителей детей с неврозами и в норме, как и подтвердить наличие у них невротического состояния. Оно выявлено у 62% матерей и 24% отцов. Мы видим, что большинство матерей детей с неврозами сами больны неврозом, и значительно чаще (достоверно), чем отцы. Невротическая заболеваемость матерей в полных семьях не имеет значимых различий у мальчиков и девочек, у отцов мальчиков она достоверно больше, что неблагоприятно отражается на взаимоотношениях с ними. Нозологическая форма невроза у родителей, уточняемая направленным интервью, не обязательно соответствует форме невроза у детей. Как и у детей, преобладающей клинической формой невроза у родителей будет неврастения.

По данным дополнительного интервью, 61% матерей и 36% отцов в детстве имели достаточно выраженные признаки нервности. Здесь речь идет не обязательно о неврозе, поскольку проявления нервности многообразны. Но даже и с этой поправкой следует обратить внимание на достоверно большую нервность со стороны матерей (преимущественно невропатической природы), находящую отражение и в большей степени их невротизации в настоящем, чем у отцов. В приводимых ранее данных о распространенности общей нервности у детей и подростков число нервных мальчиков превышает число девочек, т. е. имеет место противоположное соотношение. Матери, чьи дети заболевают неврозом, оказываются, таким образом, еще с собственного детства более слабыми в нервном отношении, чем отцы.

Средний возраст начала невротического заболевания (нередко заострения предшествующей латентной невротической симптоматики) у 46 опрошенных матерей составляет 27 лет, что опережает средний возраст при рождении детей - 28,5 лет - и тем более возраст матерей при возникновении невроза у детей - 34 года. В отношении отцов более трудно составить мнение о среднем возрасте начала невротического заболевания, но он также часто находится в границах, предшествующих рождению детей и появлению у них невроза.

Невротизация матерей не имеет существенных различий в связи с возрастом детей. У отцов имеется тенденция к снижению невротизации по мере взросления детей, достоверно уменьшаясь у отцов девочек в подростковом возрасте (по сравнению с дошкольниками).

Заболеваемость неврозом наиболее выражена у матерей детей с неврозом страха (71%). При неврастении у детей и обсессивном неврозе она уменьшается (63 и 56% соответственно), достигая наименьшей выраженности (44%) при истерическом неврозе (по сравнению с матерями детей с неврозом страха - на достоверном уровне). У отцов невротизация несколько выше при неврастении у детей.

Представляют интерес проблемы, беспокоящие матерей, от которых они хотели бы избавиться перед началом совместного лечения с детьми. В первую очередь это повышенная раздражительность, возбудимость наряду с выраженным состоянием беспокойства и тревоги, затем утомляемость и сниженный фон настроения, неуверенность и нерешительность. Беспокоят матерей и неблагополучие в соматической сфере, частые головные боли (в рамках синдрома вегетососудистой дистонии при неврозах), а также нарушенный сон. Приведем отдельные высказывания: "Меня беспокоят раздражительность, страхи за детей - постоянно кажется, что их жизни угрожает опасность"; "Постоянное чувство беспокойства, ожидания какого-то несчастья"; "Мне очень мешает чувство неуверенности в личном и профессиональном общении, иногда приходится поступаться даже принципиальными вещами"; "Тяготят неуравновешенность, граничащая с истеричностью, возникшая в последние годы, неумение справиться с собой. Проявляется это чаще всего в семейных, а не деловых ситуациях".

В сексуальной сфере отношений также отмечается неблагополучие. В приведенной шкале невротизации на вопрос: "Можно ли сказать, что у Вас наблюдается ощутимое понижение половой потребности или способности?", утвердительный ответ дали 40% матерей детей с неврозами и 22% в норме (различие достоверно). У отцов подобное соотношение менее выражено (26-18,5%). Неудовлетворенность половой жизнью отмечают 53% матерей, редкий оргазм или его отсутствие - 62,5%. При неудовлетворенности половой жизнью и отсутствии оргазма достоверно чаще имеют место головные боли.

Для оценки соматического состояния использовалась во время интервью дополнительная шкала с перечислением 15 групп соматической патологии. Если у матерей детей с неврозами нет различий по сравнению с нормой (по среднему баллу), то у отцов детей с неврозами наблюдается тенденция к увеличению соматической отягощенности. Единственное достоверное различие касается более частых головных болей у отцов детей с неврозами (у матерей различия на уровне тенденции). Таким образом, головные боли - достаточно распространенный симптом, общий у матерей и отцов детей с неврозами. В большинстве случаев головные боли носят функциональный характер, как проявление синдрома вегетососудистой дистонии.

Индекс соматической отягощенности значительно возрастает у матерей и отцов при наличии невротического состояния. Без связи с последним соматическая отягощенность более всего выражена у родителей детей с неврастенией.

Отдельно рассмотрена психосоматическая патология у родителей. У матерей детей с неврозами она выражена в 42% случаев, у отцов - в 49%. Психосоматическая патология достоверно чаще имеет место при невротическом состоянии, чем при его отсутствии (у матерей - 75- 42%, у отцов - 82-38%). Психосоматические нарушения включают в себя главным образом функциональные колебания артериального давления, головные боли (чаще, чем в норме, мигренеподобного характера), боли в области сердца, затем нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта (гастрит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, колиты, дискинезии желчевыводящих путей).

Другой разработанный нами вопросник - магического настроя (взрослый вариант) - состоит из 48 утверждений-вопросов в отношении веры в наговоры, предрешенность событий, судьбу, предзнаменования, магию и волшебство, гороскопы и т. д. Ответы при интервью с 65 матерями и 52 отцами детей с неврозами сравнивались с ответами 40 матерей и 20 отцов в норме. У матерей детей с неврозами выявлен достоверно более высокий уровень магического настроя (по среднему баллу), у отцов - различия на уровне тенденции. При неврозах у детей магический настрой у матерей достоверно более выражен, чем у отцов.

Заслуживает внимания и достоверно большая выраженность магического настроя у обоих родителей при наличии невротического состояния, чем при его отсутствии. Таким образом, магический настрой - неотъемлемая характеристика личности родителей, больных неврозами, часто отражающаяся в тревожности матерей и мнительности отцов. Достоверно больше выражен магический настрой у родителей детей с обсессивным неврозом по сравнению с родителями детей с другими диагнозами, поскольку именно при обсессивном неврозе у детей имеет место тревожно-мнительная констелляция черт характера родителей.

Соотношение между магическим и авторитарным настроем изучалось с применением вопросника - "авторитарные предпочтения", состоящего из 16 составленных нами утверждений. Интервьюированы 61 мать и 47 отцов детей с неврозами. Одна часть вопросника касалась доминантности (утверждения типа: "организаторами не становятся, ими рождаются", "сильный всегда победит слабого", "цель все же должна оправдывать средства" и т. д.), другая - установок паранойяльного типа (утверждения: "необходимо считаться с тем, что каждый человек в чем-то завидует другим", "терпимость скорее говорит о слабости, а не о силе человека", "доверять другому следует только после проверки его искренности" и т. д.). Обнаружена достоверная связь между авторитарным и магическим настроем. Чем более выражены у родителей авторитарные установки, тем более они "магически настроены", т. е. склонны к различного рода суевериям, предрассудкам и вере в необычные, необъяснимые наукой явления. Вместе с тем вопросник "авторитарные предпочтения", как показали данные дополнительных исследований, коррелирует с конформностью, т. е. согласие родителей с тем или иным утверждением вопросника еще не означает соответствующего поведения в жизни, отражая лишь известную заданность (конвенциальность) лежащих в его основе суждений.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 359. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия