Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тема 8. Защита прав субъектов корпоративных отношений




Одной из самых серьезных проблем корпоративного управления в Российской Федерации являются сегодня массовые нарушения прав мелких акционеров. Причинами этого выступают, прежде всего, происходящие в стране процессы консолидации пактов акций, а также широко распространенные сегодня схемы избавления от сторонних акционеров путем размывания их доли в уставном капитале общества. Все это зачастую сопровождается ущемлением прав мелких акционеров, поскольку они не в состоянии препятствовать принятию решений о размещении дополнительных акций, что приводит к уменьшению принадлежащих им пакетов акций и рыночной стоимости данных пакетов.

В целом, можно говорить о том, что существующая практика проведения общих собраний не позволяет многим акционерам, прежде всего мелким, эффективно реализовывать свои права по управлению обществом. Во многом это связано и с тем, что в акционерных обществах не соблюдаются установленные законодательство требования к проведению общих собраний акционеров, а именно:

· Нарушаются сроки уведомления о проведении общих собраний акционеров;

· Не предоставляется информации о повестке дня собраний, либо повестка дня не соответствует требованиям законодательства (а иногда и вовсе отсутствует);

· Акционерам не предоставляется информация, необходимая для принятия того или иного решения по вопросам повестки дня;

· Общее собрание акционеров проводится с нарушениями процедуры его проведения (отсутствует счетная комиссия, не соблюдается форма бюллетеней для голосования и т.д.);

· Нарушаются права акционеров при голосовании и подсчете голосов (особенно владельцев привилегированных акций в случаях, когда им предоставляется право голоса);

· Отсутствуют четкие процедуры голосования по доверенности. Также нередки случаи неправомерного отказа в допуске на общее собрание акционеров представителей акционеров. Широкой распространенной является практика принуждения акционеров (особенно работников предприятия) к выдаче доверенности на имя кого-либо из управляющих компании).

Масштабными являются нарушения прав акционеров и в области отсутствия или непредставления информации о финансово-хозяйственной деятельности общества. В данной области можно выделить следующие нарушения:

- Нарушение акционерными обществами установленных законодательством обязанностей по раскрытию информации, особенно касающейся выплаты вознаграждения членам совета директоров и исполнительному органу общества, а также информации о количестве принадлежащих им и их аффилированным лицам акций общества.

- Отсутствие четко установленных процедур определения советом директоров внешнего аудитора, а также отсутствие критериев выбора членов ревизионной комиссии на практике приводят к нарушению прав акционеров по получению достоверной информации о финансовом положении общества.

- Совершение управленцами сделок в своих интересах или в интересах крупных акционеров с использованием инсайдерской информации.

- Создание менеджерами компаний или отдельными акционерами разветвленной сети аффилированных лиц и оффшорных компаний, результатом чего является переход контроля над акционерным обществом к ограниченному кругу лиц.

Полагаем, что на данных нарушениях следует остановиться более подробно.

Данная практика находит наибольшее применение в предприятиях, созданных в процессе приватизации, с размытым уставным капиталом. Характерен этот процесс также и для тех акционерных обществ, основная масса акционеров которых связана с обществом трудовыми отношениями.

Но, пожалуй, наиболее важным фактором, способствующим выводу активов из акционерного общества, является явное несоответствие уставного капитала реальной стоимости имущества общества, вследствие чего общество с неплохими балансовыми активами можно приобрести что называется «задешево». Причиной такого несоответствия между размером уставного капитала и активами общества являются сложности, с которыми сталкиваются акционерные общества при увеличении уставного капитала путем осуществлении дополнительного выпуска акций, главным образом, это удаленность регистрирующего органа.

Возвращаясь к обсуждаемой теме, надо отметить, что действующее законодательство позволяет генеральному директору акционерного общества принимать решения об отчуждении имущества общества в пределах 25%, а совету директоров общества – в пределах 50% балансовой стоимости его активов. Это право зафиксировано в ст.ст. 78, 79 Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее – Закон).

Фактически же данные нормы позволяют отчуждать имущество общества в неограниченных объемах.

Так, ст.78 Закона относит к крупным сделкам сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату (за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, сделок, связанных с размещением посредством подписки (реализацией) обыкновенных акций общества, и сделок, связанных с размещением эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в обыкновенные акции общества).

При этом законодателем не только в указанном Законе, но и иных нормативных документах не дается разъяснений, что понимать под взаимосвязанными сделками, в связи с чем, квалификация нескольких сделок по отчуждению имущества как взаимосвязанных и, следовательно, крупных, затруднительна. Таким образом, у ограниченного круга лиц есть реальная возможность в короткий срок вывести из общества активы путем совершения нескольких сделок.

Как правило, вывод активов из общества и перераспределение прав собственности на имущество производится по нескольким наиболее типичным схемам:

1) Генеральным директором акционерного общества учреждается предприятие (или несколько предприятий), куда посредством совершения ряда сделок, каждая их которых в отдельности не подпадает под определение крупной сделки, переводятся активы общества. В обществе вводится процедура банкротства с последующей ликвидацией. Таким образом, имущество предприятия фактически переходит из собственности акционеров в собственность генерального директора.

2) Советом директоров принимается решение об учреждении нового предприятия и передачи ему части (до 50% балансовой стоимости активов) имущества общества. В последствии принимается решение о назначении органов управления вновь созданного общества. Таким образом, на момент совершения сделки по отчуждению имущества у членов совета директоров общества формально отсутствует заинтересованность в ее совершении. Тем самым обходится требование п.4 ст.83 Закона, устанавливающее, что в случае, если сумма передаваемого имущества по сделке, в которой имеется заинтересованность, превышает 2 процента активов общества, решение о ее совершении должно быть принято общим собранием акционеров общества.

Решение об учреждении предприятия может также приниматься составом совета директоров, не заинтересованным в совершении сделки, по инициативе лиц (генеральный директор, председатель совета директоров, остальные члены совета директоров), соответственно, заинтересованных в ее совершении. При этом одновременно назначаются органы управления создаваемого общества из числа заинтересованных лиц. Однако члены совета директоров, принимающие решение об учреждении предприятия и передаче ему имущества акционерного общества, как правило, не являются независимыми в принятии своего решения (лица, состоящие в трудовых отношениях с обществом).

Затем советом директоров последовательно принимаются решения об отчуждении оставшейся части имущества. В результате этих действий происходит «перетаскивание» предприятия в хозяйственное образование с новым составом собственников. Из вновь созданного предприятия имущество общества, как правило, плавно перетекает в следующее «новообразование», и в конечном итоге его местонахождение к моменту введения внешнего управления в обществе теряется окончательно.

3) Узким кругом лиц (как правило, сторонними «инвесторами») скупается 51% акций общества, после чего общим собранием акционеров нового состава принимается решение о создании нового предприятия и передаче ему имущества акционерного общества. Зачастую указанное имущество распродается, в результате чего «профессиональный инвестор» получает несоизмеримую с вложенными средствами выгоду.

Данная схема имеет применение в акционерных обществах, уставный капитал которых не отражает реальной стоимости имущества общества.

4) Отчуждение имущества общества производится на стадии внешнего управления. Возможным это является в силу того, что Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» внешнему управляющему позволено самостоятельно распоряжаться имуществом общества и совершать сделки в пределах 20% его балансовой стоимости.

Приведенные выше возможные способы указывают на тот факт, что законодателем не урегулирован в должной мере механизм отчуждения имущества акционерного общества, что приводит, в конечном счете, к многочисленным злоупотреблениям, влекущим нарушения прав собственности акционеров.

Таким образом, основной целью процесса совершенствования корпоративного управления должно стать внедрение в отечественную практику корпоративных отношений цивилизованных принципов построения отношений между всеми субъектами корпоративного управления как сферы постоянных конфликтов интересов. Очевидно, что для достижения этого результата одного только совершенствования законодательства недостаточно. В мировой практике для регулирования подобных отношений принято вырабатывать специальные своды правил корпоративного управления – кодексы корпоративного управления, определяющие основные принципы, которых должны придерживаться корпорации при построении своих систем корпоративного управления, при принятии решений внутри компании, во взаимоотношениях с акционерами и инвесторами.

Исходя из этого, Правительством России 29 ноября 2001 г. одобрен подготовленный ФКЦБ России Кодекс Корпоративного поведения, призванный стать основным инструментов для поднятия уровня отечественного корпоративного управления к международным стандартам.

В основу Кодекса Корпоративного поведения заложены уже упомянутые выше международные принципы корпоративного управления, закрепленные в Основных стандартах корпоративного управления ОЭСР:

· Обеспечение защиты прав акционеров;

· Обеспечение равного отношения ко всем акционерам;

· Обеспечение своевременного и полного раскрытия всей информации, касающейся финансово-хозяйственной деятельности общества;

· Обеспечение эффективного контроля за менеджментом со стороны акционеров и совета директоров общества.

В качестве основополагающих принципов построения взаимоотношений между эмитентами и акционерами Кодекс определяет следующие принципы:

1) Акционеры имеют право на своевременное получение необходимой информации о деятельности эмитента.

2) Акционеры имеют право на участие в управлении эмитентом.

3) Акционерам должна гарантироваться возможность контроля за деятельностью управленцев эмитента.

4) Эмитент не должен своими действиями ущемлять акционеров.

5) Акционерам должно быть гарантировано соблюдение права собственности на принадлежащие им акции.

Исходя из этого, содержание Кодекса составляют, прежде всего, рекомендации, касающиеся всех ключевых моментов постановки корпоративного управления в компании, а именно:

· устава эмитента;

· дивидендной политики эмитента;

· процедуры созыва и проведения общих собраний акционеров;

· процедуры голосования по доверенности;

· правил формирования и деятельности совета директоров;

· порядка определения вознаграждения членам совета директоров и высших менеджеров эмитента;

· порядка осуществления контроля за деятельностью исполнительного органа общества;

· правил раскрытия информации;

· процедур отбора и утверждения независимого аудитора;

· процедур внутреннего контроля за совершением следок с инсайдерской информацией и сделок с заинтересованностью;

·

 

· процедур, связанных с принятием решений о реорганизации и ликвидации эмитента, включая процедуру предоставления соответствующей информации;

· процедур принятия решения о проведении эмиссии ценных бумаг, а также проведения корпоративных действий (в том числе слияний и поглощений);

· процедур раскрытия информации об эмитенте;

· принципов взаимоотношений эмитента с органами государственной власти и органами местного самоуправления (прежде всего это правила, гарантирующие соблюдение прав государства или муниципального образования, являющихся акционерами эмитента, а также механизмы участия представителей государства в органах управления эмитента).

Очевидно, однако, что соблюдение данного Кодека, носящего рекомендательный характер, будет, прежде всего, зависеть от доброй воли эмитентов. С другой стороны, неисполнение указанных положений негативно отразиться на репутации эмитента на рынке ценных бумаг и, как следствие, повлечет уменьшение его инвестиционной привлекательности.

Однако, помимо внедрения в практику корпоративного управления компаний Кодекса корпоративного поведения, необходимо также осуществлять совершенствование законодательства в данной сфере.

В настоящее время Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации принят федеральный закон от 07.08.2001 г. №120-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в федеральный закон «Об акционерных обществах». Отдельные положения данного закона вносят определенную ясность в действующие нормы, регулирующие процесс вывода активов акционерного общества.

Так, теперь пунктом 1 ст.78 федерального закона «Об акционерных обществах» уточняется, что к крупным сделкам относятся, в частности, заем, кредит, залог, а также поручительство. Пунктом 2 ст.79 к крупным сделкам отнесено также и оказание услуг.

Изменен также порядок заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность: п.2 ст.83 расширяет понятие независимого директора общества. В отличие от предыдущей редакции, устанавливающей признаки заинтересованности только на момент принятия решения о совершении крупной сделки, новый закон относит их ко времени, предшествующему принятию решения. Это нововведение существенно, поскольку устраняет ранее широко практиковавшуюся возможность принятия решения о совершении сделки с заинтересованностью после сложения (как правило, формального и временного) с себя указанных в п.2 ст.83 полномочий.

Независимым директором, в соответствии с новой редакцией закона, не может быть аффилированное лицо общества (в данном случае, лицо, владеющее более чем 20 процентами голосующих акций общества).

 

В соответствии с предлагаемыми изменениями не может быть также независимым директором лицо, родственники которого занимают должности в управляющей организации акционерного общества, либо являются управляющими общества. Это изменение в некоторой степени снижает возможность злоупотребления при совершении сделок с имуществом общества на стадии внешнего управления.

Тем не менее, внесенные в федеральный закон «Об акционерных обществах» изменения, к сожалению, по-прежнему не вносят ясности в такой важный вопрос как квалификация взаимосвязанных сделок, а в целом не содержит существенных изменений, касающихся механизма отчуждения имущества акционерного общества.

В свете изложенного выше встает вопрос о необходимости внесения в законодательство изменений, закрепляющих механизм добросовестного отчуждения имущества акционерных обществ. В противном случае, не может быть и речи о привлечении инвестиций в страну, где узаконены нецивилизованные методы передела собственности, отсутствует механизм защиты права собственности отдельного акционера и привлечении к ответственности лиц, виновных в нарушении этого права.

Прежде всего, целесообразно законодательно дать определение термина «взаимосвязанные сделки». Под ними следует понимать совершенные тем или иным способом (участие в создании предприятия, заем, кредит, поручительство, оказание услуг) сделки:

· в совершении которых принимали участие лица, отвечающие признаками заинтересованности в соответствии с 81 ФЗ «Об акционерных обществах», если при этом хотя бы одно из них является выгодоприобретателем по указанным сделкам;

· выгодоприприобретателем (выгодоприобретателями) которых являются одни и те же физические и/или юридические лица;

Следует также обратить внимание законодателя на несовершенство объективных и субъективных признаков конструкции ряда норм Уголовного кодекса РФ.

Пожалуй, наиболее существенным его недостатками следует считать следующее.

Во-первых, это отсутствие примечаний к ст.ст.195-197 Уголовного кодекса РФ, в которых определялся бы размер крупного ущерба (как это указано, например, в ст.191, 192, 193 и др.). Вероятно, на момент принятия УК РФ 1996 года у законодателя не было реальной возможности определить какой именно ущерб следует признавать крупным. Однако уголовное законодательство действует уже четвертый год, практика следственной и судебной деятельности должна выработать критерии отграничения преступного деяния. Исходя из смысла и общих принципов разграничения видов гражданской и уголовно-правовой ответственности, по нашему мнению, следует установить значительность деяния как уголовно-правового критерия, не менее 500 минимальных размеров оплаты труда. В случае, если ущерб причинен на сумму более 1000 минимальных размеров оплаты труда – возможно установить квалифицирующие признаки (в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой), соответственно с повышением санкций как меры уголовной ответственности.

Наиболее же важным является внесение измененияв ст. 196 УК РФ – «Преднамеренное банкротство», которая под преднамеренным банкротством подразумевает умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия. Необходимость доказывания прямого умысла делает указанную норму практически недействующей, поскольку в большинстве случаев совершение действий, определенных статьей, может быть оправдано некомпетентностью руководителя (собственника), т.е. отсутствием прямого умысла.

Кроме того, данная статья устанавливает не полный перечень лиц, ответственных за преднамеренное банкротство общества. Как уже отмечалось выше, зачастую вывод активов общества осуществляется на основании решения совета директоров. На них ст.196 свое действие не распространяет. В отдельных случаях решение об отчуждении имущества юридически принимается общим собранием акционеров (см. выше), т.е. в данной ситуации ни члены совета директоров, ни генеральный директор не могут быть привлечены к ответственности. Доказывание злоупотребления доверием акционеров со стороны указанных лиц также бесперспективно.

Таким образом, чтобы нормы уголовного права в этой части действительно «работали», требуется их значительная корректировка.

В еще более существенных изменениях нуждается законодательство о банкротстве.

Так, например, п.1 ст.76 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) определяет, что внешний управляющий вправе самостоятельно распоряжаться имуществом должника. Собственник имущества должника (т.е. акционеры) или органы управления должника не вправе принимать решения либо иным образом ограничивать полномочия внешнего управляющего по распоряжению имуществом должника. В п.2 данной статьи устанавливается, что крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов.

В соответствии с п.1 ст.2 Федерального закона «Об акционерных обществах» несут риск убытков общества в пределах стоимости принадлежащих им акций. Пункт 1 ст.64 Гражданского кодекса РФ относит акционеров к кредиторам последней очереди, т.е. их требования удовлетворяются после расчетов с кредиторами всех предыдущих очередей. Таким образом, акционеры фактически не могут являться кредиторами общества, и, как следствие, воздействовать на процесс принятия решений внешнего управляющего о совершении крупных сделок (выводе активов общества).

Кредиторы общества по денежным обязательствам, которые определяют в большинстве случаев решения собрания кредиторов, как правило не испытывают заинтересованности в восстановлении платежеспособности общества. Сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, согласно п.4 указанной выше статьи признаются сделки, стороной которых являются заинтересованные лица в отношении внешнего управляющего или конкурсного кредитора. При этом статья не указывает признаков, в соответствии с которыми заинтересованные лица могут быть отнесены к таковым.

Таким образом, на стадии прохождения обществом процедуры санации, т.е. попытки восстановить свою платежеспособность, когда управляющий (в отличии от процедуры прохождения конкурсного управления) не ограничивается совершением сделок, направленных на удовлетворение требований кредиторов, т.е. вправе совершать сделки практически любого характера, имущество общества как никогда раньше рискует перейти в собственность недобросовестных приобретателей.

В целях избежания указанного риска необходимо законодательно ограничить полномочия по распоряжению имуществом внешнего управляющего на стадии внешнего управления. Механизм совершения крупных сделок внешним управляющим должен предусматривать участие в этом процессе собственников общества (акционеров), как наиболее заинтересованных лиц в процессе восстановления платежеспособности общества. Данное участие собственников необходимо в том случае, если их действия, предшествующие введению в обществе процедуры банкротства, не были прямо направлены на его введение.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 159. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия