Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тема 9. Прозрачность деятельности компании и права инвестора на получение информации




Одним из самых распространенных в настоящее время нарушений прав инвесторов являются нарушения их прав в области получения информации. Хотя российским законодательством и устанавливаются требования по раскрытию эмитентами информации, исполнении данных требований, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Следствием этого является отсутствие у инвесторов необходимого объемам информации о том или ином эмитенте, что приводит к резкому падению привлекательности вложений в ценные бумаги такого эмитента.

Если рассматривать информационную прозрачность как особый объект исследования1, то в самом общем смысле прозрачность предполагает, что заинтересованные внешние пользователи получают достаточный объем релевантной, достоверной и своевременной информации о компании.

Среди заинтересованных внешних пользователей информации можно выделить следующие группы:

· существующие и потенциальные финансовые кредиторы;

· существующие и потенциальные акционеры — держатели неконтрольных пакетов;

· существующие и потенциальные собственники контрольных пакетов акций;

· партнеры по бизнесу (покупатели, заказчики, поставщики, подрядчики);

· конкуренты;

· государство;

· общество в целом и др.

Поскольку информационная прозрачность связана с определенными издержками, рационально действующие экономические агенты ощущают необходимость в раскрытии информации только в том случае, если выгоды превышают издержки.

С точки зрения макроэкономики, информационная прозрачность компаний — необходимое (но недостаточное) условие формирования полноценного фондового рынка, который, в свою очередь, необходим для экономического равновесия. Однако очевидно, что на микроэкономическом уровне этот стимул вряд ли сработает: компания раскроет информацию о себе лишь в том случае, если это выгодно ей и ее собственнику.

Заинтересованность в раскрытии информации можно создать как «кнутом», так и «пряником». Роль «кнута» выполняет нормативно-правовая база, прежде всего Федеральные законы «О рынке ценных бумаг», «Об акционерных обществах», а также документы ФКЦБ (Постановление № 9 от 20.04.98 г., Постановление №31 от 11.08.98 г., Постановление №32 от 12.08.98 г. и др.). Очевидно, что эффективность «кнута» зависит как от «силы удара» (в нашем случае — от размера штрафов за нераскрытие информации),так и от вероятности того, что нарушение будет обнаружено власть предержащими и за ним неизбежно последует наказание. Действующее в Российской Федерации законодательство детально прописывает требования к раскрытию информации, однако эффективность такого «кнута», прямо скажем, невелика: штрафы за нарушение смехотворно малы, так что крупные компании могут себе позволить их игнорировать.

«Пряником» может быть прежде всего доступ к внешнему финансированию. Заинтересованность в раскрытии информации для внешних потенциальных инвесторов возникает в том случае, если компания рассчитывает на привлечение внешнего капитала — за счет новых заимствований или за счет выпуска акций. Чем больше информационная прозрачность, тем ниже неопределенность (а значит, и риск) для внешних инвесторов, тем меньше премия за риск, требуемая рынком, тем ниже стоимость капитала для компании. Поэтому в информационной прозрачности более всех заинтересованы, с одной стороны, внешние инвесторы, работающие на рынке ценных бумаг, а с другой стороны, компании — эмитенты ценных бумаг, обращающихся на рынке. Это косвенно подтверждается составом и позициями участников непрекращающейся дискуссии о прозрачности российских эмитентов.

При анализе финансовой прозрачности следует четко различать компании, опирающиеся на финансирование со стороны небольшого числа “своих” банков или стратегических партнеров, и те, что обращаются к широкому кругу потенциальных инвесторов. Первая ситуация типична для Японии и Германии, вторая — для США. Российская модель, по мнению большинства исследователей, в настоящее время ближе к японо-германскому варианту. В США большинство компаний ориентируется на привлечение капитала с фондового рынка. Именно поэтому компании раскрывают огромный объем информации о себе: функцию мониторинга финансово-хозяйственной деятельности осуществляет рынок. В этом случае источники финансирования максимально диверсифицированы, круг потенциальных инвесторов чрезвычайно широк, однако издержки на раскрытие информации велики.

В Японии и Германии функцию мониторинга берут на себя крупные банки. Нередко эти же банки владеют крупными пакетами акций предприятий, то есть выступают одновременно в роли собственников акционеров. Такие банки получают детальную информацию о деятельности предприятия, тогда как объем информации, раскрываемой для внешних пользователей, гораздо меньше, чем в американской модели.

Ситуация в России во многом напоминает японо-германскую модель. Широкое распространение получили финансово-промышленные группы. Банки или аффилированные с ними структуры владеют крупными пакетами акций промышленных предприятий. Даже у предприятий, не входящих в ФПГ, нередко есть “свой” банк, в котором они, как правило, получают кредиты. Зачастую в этом же банке открыт расчетный счет предприятия, так что банк видит каждый мельчайший платеж и может осуществлять мониторинг финансово-хозяйственной деятельности не хуже финансового директора. В этом случае источники финансирования слабо диверсифицированы, круг потенциальных инвесторов предельно узок. В то же время долгосрочное сотрудничество между банком предприятием иногда позволяет снизить издержки на мониторинг и уменьшить вероятность оппортунистического поведения, в частности появления недостоверной информации.

Многие исследователи полагают, что обе модели имеют право на существование. В Принципах корпоративного управления ОЭСР подчеркивается, что не существует универсальной модели, подходящей для любой страны: есть лишь общие принципы, реализация которых может должна различаться в зависимости от странового контекста. Преобладание той или иной модели корпоративного управления определяется множеством факторов, включая законодательные

В подавляющем большинстве случаев информационная прозрачность необходима инвестору только для определения различных рисков, связанных с инвестициями в конкретную компанию. И если раскрытие информации, используемой для определения финансовых рисков, жестко регламентировано практически во всех странах, где существует фондовый рынок, то с раскрытием информации об операционных рисках все намного сложнее.

К операционным рискам принято причислять риски, не являющиеся кредитными или рыночными. Основная проблема, связанная с формализацией требований к раскрытию информации об операционных рисках, заключается в различной природе таких рисков для различных отраслей экономики. Вследствие того, что мировой финансовый кризис 1998 г. был спровоцирован именно недооценкой операционных рисков отдельных финансовых компаний, в особенности хедж-фондов (наиболее яркими примерами недооценки операционных рисков может служить крах Barings Bank и LTCM),аудиторские компании и различные регулирующие органы разработали формальные критерии по оценке операционных рисков для финансовых институтов.

Для остальных отраслей экономики формальных критериев для раскрытия подобной информации практически не существует. Единственная страна, в которой законодательным порядком регламентируется раскрытие информации по операционным рискам в нефинансовой сфере,—Япония (статья 119 Постановления о терминологии, формах и методах подготовки финансовой отчетности). Традиции стран-экспортеров капитала, институциональную структуру источников инвестиций, степень развитости рынка ценных бумаг и др.

Прежде всего, чтобы раскрыть информацию, компания должна ее иметь. Не секрет, что система информационной поддержки управленческих решений на большинстве российских предприятий работает из рук вон плохо. Например, подавляющее большинство предприятий не составляет бухгалтерскую отчетность по международным стандартам. Далеко не везде имеются полноценные консолидированные балансы и счета прибылей и убытков. Современные компьютерные технологии используются лишь в наиболее передовых компаниях: на средних и мелких промышленных предприятиях даже бухгалтерский учет нередко ведется вручную. Внутренняя прозрачность необходима в первую очередь инсайдерам — менеджменту предприятия. В российских условиях контролирующего собственника также нередко можно причислить к инсайдерам: как правило, контролирующий собственник является также менеджером или членом совета директоров и непосредственно участвует в повседневной деятельности предприятия.

Внутренняя прозрачность (прозрачность для собственного менеджмента) — необходимое, хотя и недостаточное условие внешней прозрачности (прозрачности для внешних пользователей информации). Что может мешать внутренней прозрачности? Назовем некоторые, наиболее важные, факторы.

· Низкая квалификация сотрудников и менеджеров предприятия и естественное сопротивление новациям.

Создание хорошей внутренней информационной системы — не такое уж простое дело: требуется много сил и времени. Практика показывает, что для внедрения одного лишь финансового плана в среднем требуется два-три месяца, нередко возникает необходимость в услугах сторонних консультантов.

· Заинтересованность сотрудников в сокрытии информации от менеджмента. Здесь речь идет не только о банальном воровстве, но и о недостаточном прилежании.

· Заинтересованность менеджмента в сокрытии информации от кого бы то ни было.

Если управленческая информационная система работает хорошо, слишком много сотрудников вдруг оказывается «в курсе темных дел» и возникает опасность, что информация попадет в руки конкурентов или налоговой полиции.

· Безразличие менеджмента.

Далеко не все менеджеры считают создание управленческой информационной системы столь уж необходимым делом. Некоторых устраивает сложившаяся ситуация (они полагают, что имеющейся информации им вполне достаточно),кто-то считает, что у предприятия есть другие приоритетные задачи, например, маркетинг, производство, оптимизация налоговых платеж и т.д.

Особое внимание также следует уделить взаимосвязи информационной прозрачности с фондовыми кризисами.

Фондовые кризисы — резкое падение цен на ценные бумаги —происходят в каждой стране. Однако в одних станах рынки переживают такие кризисы намного легче, чем в других. Так, фондовые рынки в Гонконге на Тайване восстановились намного быстрее, чем в Корее или Индонезии.

Одной из причин такой диспропорции принято считать различия в уровне информационной прозрачности эмитентов в различных странах, так как инвесторы могут более объективно оценить финансовое состояние прозрачных эмитентов и соответственно рисковая премия для таких эмитентов будет ниже. Кроме того, некоторые экономические кризисы, например кризис 90-х годов в Японии, происходили именно из-за непрозрачности строительных компаний и связанных с ними банков, которые существенно завышали стоимость недвижимости.

Если рассматривать типичные проявления информационной закрытости российских компаний и их возможные причины, то можно отметить следующее

Рейтинговое агентство EA-Ratings проводило оценку информационной прозрачности ряда российских эмитентов корпоративных облигаций, включая ТНК, «Газпром», «ЛУКойл», Магнитогорский металлургический комбинат Подчеркнем, что речь идет о тех компаниях, которые размещали корпоративные облигации по открытой подписке, то есть потенциально обращались к максимально широкому кругу инвесторов. В отличие от предприятий, опирающихся преимущественно на внутренние источники финансирования или работающих с ограниченным кругом инвесторов, у эмитентов корпоративных облигаций был стимул раскрывать информацию о себе: разумно предположить, что чем больше рынок о них узнает, тем ниже должна быть стоимость долга.

Анализ нескольких проспектов эмиссии позволил выявить следующие наиболее типичные пробелы в раскрытии информации.

· Консолидированная отчетность (не говоря уже об отчетности по международным стандартам). Даже компании, которые такую отчетность составляют, не считают нужным раскрывать ее для ФКЦБ, так как законодательство этого не требует (примером может служить ТНК).

Аналогично во всех проанализированных проспектах эмиссии отсутствуют более чем важные для внешних пользователей сведения о структуре долга компании и графике его погашения.

· Операционные показатели. Большинство компаний раскрывает некую информацию о своей операционной деятельности. Однако поскольку состав и структура раскрываемой информации во многом отданы на откуп самим эмитентам, качество данных оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Дело доходит до смешного: нефтяные компании не указывают в проспектах эмиссии объема запасов нефти (впрочем, эти сведения, как правило, можно получить из годовых отчетов, с сайтов самих компаний и из других источников, что, впрочем, требует дополнительных усилий от инвестора).

· Данные о структуре собственности. В отличие от законодательства зарубежных стран, предписывающего публиковать сведения о структуре собственности вплоть до конечного выгодоприобретателя, российское законодательство требует раскрытия информации до «первой ступеньки» — до лица, фигурирующего в реестре акционеров, будь то конечный собственник или номинальный держатель. Это требование компании, как правило, выполняют. Точно так же в список аффилированных лиц, направляемый в ФКЦБ, в полном соответствии с законом попадают только «дочерние», но никак не «правнучатые» компании. В результате выстраиваются довольно запутанные цепочки, названия фирм, фигурирующих в списке акционеров или дочерних компаний, далеко не всегда могут что-то сказать аналитику.

· Данные о вознаграждении руководителей и директоров. Хотя очевидно, что эта информация важна для акционеров, компании стараются ее не публиковать.

Очевидно, что информационной закрытости российских эмитентов влечет за собой множество негативных последствий, прежде всего увеличивая риск для инвесторов, что ведет к росту стоимости капитала. Но если непрозрачность — правило, а не исключение, логично было бы предположить, что существуют некие объективные экономические причины, побуждающие предприятия не раскрывать информацию о себе.

Среди возможных причин информационной непрозрачности российских компаний для внешних пользователей выделим следующие.

1. Внутренняя непрозрачность компаний. Зачастую компании не раскрывают информацию, так как сами не владеют ею. Например, многие компании не имеют консолидированной отчетности, не ведут управленческий учет и т.д.

2. Нередко компания-эмитент считает, что издержки на раскрытие информации превышают потенциальные выгоды. Это, в свою очередь, объясняется рядом причин:

· многие российские компании считают, что в ближайшее время рынок ценных бумаг не станет сколько-нибудь важным источником финансирования их деятельности;

· издержки на раскрытие информации велики, тогда как штрафы за несоблюдение требований минимальны. Практика крупных компаний показывает, что для соблюдения требований ФКЦБ к раскрытию информации эмитенты вынуждены специально держать одного-двух высококвалифицированных специалистов. Крупные эмитенты, безусловно, могут себе это позволить, но мелкие — вряд ли.

· если менеджмент предприятия либо собственник, владеющий контрольным пакетом, извлекает частные выгоды контроля (то есть получает экономическую выгоду от обладания «закрытой» информацией), он приложит все усилия, чтобы об этом не узнали «обиженные» им экономические агенты, в частности миноритарные акционеры.

· непрозрачность помогает компании воспользоваться пробелами в законодательстве. Так, например, российское законодательство жестко регулирует сделки с крупными пакетами акций, сделки с аффилированными лицами, предоставляет малопонятные налоговые льготы т.д. Обойти эти ограничения довольно легко, если выстроить сложную «сетку» фирм с перекрестным владением акциями. Например, для приобретения крупного пакета акций, а также для увеличения имеющегося крупного пакета требуется разрешение Антимонопольного комитета. Иногда даже у самого законопослушного инвестора нет времени ждать разрешения: проще зарегистрировать новую «чистую» компанию (в полном соответствии с законодательством) и покупать акции, пока они продаются. В результате в реестре акционеров вместо одного (действительного) собственника фигурирует десять оффшоров.

· риск потерь для предприятия его собственников, поскольку нередко требования к прозрачности вступают в противоречие с требованиями коммерческой тайны, а то личной безопасности собственников и менеджеров.

· инвестору порой не так уж и нужна раскрываемая информация. Прежде всего, риски, связанные с информационной закрытостью, уже «заложены» в низкой цене бумаг. Это, в первую очередь, касается инвесторов, ориентирующихся на краткосрочные портфельные вложения и опирающихся скорее на технический, чем на фундаментальный анализ рынка. Кроме того, многие из акционеров российских предприятий — физических лиц, ставших собственниками в ходе приватизации, к сожалению, пока не обладают достаточными знаниями, чтобы анализировать финансовую информацию, а потому не

Подводя итого вышесказанному, можно сделать следующие выводы.

Непрозрачность российских предприятий — одно из важнейших препятствий на пути развития фондового рынка. Эта ситуация вызвана объективными обстоятельствами, прежде всего внутренней непрозрачностью компаний, их недостаточной заинтересованностью в финансировании за счет выпуска ценных бумаг.

Однако есть поводы для сдержанного оптимизма. Повышение рейтинга России должно привести к притоку иностранного капитала, а также возврату российских эмитентов на международные финансовые рынки. Отечественный фондовый рынок постепенно оправляется от последствий кризиса. Как следствие, все больше предприятий поворачивается в сторону такого источника финансирования, как рынок ценных бумаг: так, в 1999 — 2000 г.г. было зарегистрировано рекордное число настоящих «рыночных» эмиссий корпоративных облигаций, включая облигации ТНК, «ЛУКойла», «Газпрома», «Алросы» и др. По мере развития рынка ценных бумаг и формирования новой экономической культуры прозрачность компаний неизбежно будет увеличиваться. Процесс этот, пусть медленно, но идет: уровень прозрачности российских предприятий сегодня на порядок выше того, что был года три-четыре назад.

Итак, в настоящее время большинство российских акционерных обществ можно отнести к категории информационно закрытых.

Исходя из этого, принципиальным шагом на пути снижения рисков инвестора является совершенствование системы раскрытия информации. Государство здесь должно требовать предоставления четкой и правдивой отчетности. В ином случае инвесторы будут лишены возможности принимать взвешенные инвестиционные решения.

В настоящее время наибольший интерес для инвестора представляет следующая информация:

· результаты финансовой и операционной деятельности компании;

· стратегия дальнейшего развития компании, ее планы в сфере инвестиционной, инновационной и производственной деятельности;

· структура владельцев крупных пакетов акций;

· информация о дополнительных факторах, способных оказать влияние на принятие решения (например, сделки между аффилированными лицами, соглашения между акционерами и т.п.);

· организационная структура и принципы управления компании;

· сведения об опыте и квалификации членов совета директоров, исполнительных органов общества, должностных лиц компании, а также о размере выплачиваемого им вознаграждения;

· сведения о взаимоотношениях эмитента с наемными работниками, кредиторами органами государственной власти и местного самоуправления.

Полнота, достоверность и своевременность получения информации имеют ключевое значение для осуществления инвесторами своих прав. Недостаточная или неполная информация ухудшают функционирование рынка, повышают стоимость привлечения капитала и приводят к нерациональному распределению ресурсов.

Создание полноценной системы раскрытия информации предполагает:

· внедрение в практику работы российских предприятий международных стандартов бухгалтерского учета;

· усиление санкций, применяемых к руководителям предприятий за отказ в предоставлении информации и/или предоставление недостоверной информации;

· детальную регламентацию порядка раскрытия финансовой и нефинансовой информации;

· создание общедоступной единой информационной системы, в которой будет создана и систематизирована библиотека отчетов эмитентов;

· совершенствование критериев существующей информации для инвесторов;

· информационную поддержку специализированных изданий, рейтинговых агентств, центров раскрытия информации.

Очевидно, что действующий сегодня перечень информации, подлежащей обязательному раскрытию, требует пересмотра как по составу и объему раскрытия информации, так и по способам ее раскрытия. Связано это с тем, что ряд обязательных требований по составу раскрываемой информации могут нанести ущерб коммерческим интересам компании (например, информация о конкурентных условиях деятельности эмитента, его рынка сбыта, его основных или предполагающихся конкурентах). Кроме того, полнота и частота раскрываемой информации также должна зависеть от типа эмитента: более строгие требования должны быть введены в отношении эмитентов, чьи ценные бумаги включены в листинги фондовых бирж.

С другой стороны, ответственность за непредставление информации, предоставление недостоверной информации, должна быть существенно ужесточена.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 249. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2018 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия