Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Признаки субъективной стороны преступления




 

В процессе своей жизнедеятельности человек, совершая те или иные действия, получая те или иные результаты, испытывает в отношении этих действий и результатов различные эмоции: стремление к результату, безразличие, огорчение; им движут определенные мотивы и цели. Это целиком касается и преступных деяний человека. Только тогда лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, когда в его деянии проявились его сознание и воля, выражающие отрицательное отношение к интересам личности и общества. Эти характеристики охватываются категорией вины [10, с. 12].

Содержание субъективной стороны состава преступления характеризует определенные юридические признака. Такими признаками являются вина, мотив и цель совершения преступления. Они тесно связаны между собой, однако их содержание д значение в каждом случае совершения преступления неодинаковы. Вина лица — это основной, обязательный признак всякого состав преступления. Он определяет само наличие субъективной стороны и в значительной мере ее содержание. Отсутствие вины исключает субъективную сторону и тем самым состав преступления.

Однако полная характеристика содержания субъективной стороны многих преступлений возможна лишь при установлении и учет мотива и цели совершения общественно опасного деяния. В отличие от вины мотив и цель — факультативные, т.е. не всегда обязательные, признаки субъективной стороны преступления. Они имеют значение необходимых признаков лишь в случаях, когда названы в диспозиции закона в качестве обязательного признака конкретного преступления.

Особенности некоторых составов преступлений определяют необходимость выяснения тех или иных эмоций, испытываемых человеком при совершении общественно опасного деяния. Существует множество эмоций, которые различаются по своему характеру, содержанию времени возникновения. Как правило, все они находятся за пределами субъективной стороны преступления, ибо не влияют на формирование ее признаков (раскаяние в содеянном, боязнь наказания и др.) или влияние это ничтожно мало и поэтому не имеет существенного значения при формировании у лица мотива и умысла совершить преступление (сострадание, жалость и т.п.). Но в некоторых предусмотренных в нормах Особенной части УК случаях (п. 4 ст. 40, 95, 103) такте эмоции, как состояние сильного душевного волнения, играют существенную роль в формировании мотива совершения названных преступлений и поэтому входят в содержание субъективной стороны при условии указания на них в диспозиции закона [11, с. 12; 13].

В ст. 62 Конституции Украины и ст. 3 УК закреплен один из важнейших принципов уголовного права — принцип уголовной ответственности только при наличии вины. Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, т.е. умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (ч 1 ст. 3 УК). Четкое законодательное закрепление данного положения является важной гарантией соблюдения законности в деятельности правоохранительных органов. Это положение находит свое конкретное выражение в ст. 8 УК, где дано понятие умышленной вины, и в ст. 9 УК, определяющей понятие неосторожной вины. Более детально признаки субъективной сторону конкретизированы в нормах Особенной части УК. Все это свидетельствует о недопустимости в нашем праве объективного вменения, т.е. ответственности без установления вины лица в совершении общественно опасное деяния и наступившего общественно опасного последствия. Такт образом, действующее законодательство закрепляет формы вины указывает на то, что их конкретное проявление возможно лишь в совершении лицом общественно опасного деяния. Следовательно, вид есть не только обязательный признак субъективной стороны, но предпосылка уголовной ответственности [12, с. 13].

Согласно ст. 23 Уголовного Кодекса Украины - виной является психическое отношение лица к совершаемому действию или бездействию, предусмотренному настоящим Кодексом, и его последствиям, выраженное в форме умысла и неосторожности.

Это общее понятие вины, которое является научным обобщением наиболее характерных признаков, свойственных любой форме вины.

Вина как обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления неразрывно связана с его объективными признаками. Она более всего аккумулирует в себе признаки объекта и объективной стороны, как в зеркале, отражает то, как эти признак проходят через призму сознания и воли преступника. Поэтому в при роде не существует вины абстрактной, оторванной от конкретного общественного опасного деяния. О ней речь может идти лишь в случае установления психического отношения вменяемого лица к совершенному им общественно опасному деянию, а в материальном составе преступления — и к его последствиям. Именно они и составляют предметное содержание вины, ее материальное наполнение

Содержание вины и есть первая наиболее важная составляющая (элемент) в понятии вины. Однако само по себе предметное содержание вины не дает полной характеристики ее понятия. Для этого необходимо выделить и проанализировать другие ее элементы. Среди них важное значение имеет ее социальная сущность. Вина — категория социальная. Это свойство проявляется в негативном или пренебрежительном отношении лица, совершающего общественно опасное деяния, к тем интересам, социальным благам, ценностям (общественным отношениям), которые охраняются уголовным законом. Поэтому вина лица в совершении общественно опасного деяния порицается и осуждается правом. Важное значение в понятии вины имеют и такие ее составляющие, как формы и степень вины.

Формы вины — это очерченные в уголовном законе сочетания определенных признаков (элементов) сознания и воли лица, совершающего общественно опасное деяние. В сочетании таких признаков и находит свое выражение психическое отношение лица к деянию и его последствиям. Действующее законодательство выделяет две формы вины — умысел (ст. 8 УК) и неосторожность (ст. 9 УК). Это обобщенные законодателем понятия, которые лишь в общих чертах характеризуют отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Умысел и неосторожность имеют свои виды. Умысел Субъективная сторона преступления может быть прямым или косвенным, а неосторожность проявляется в самонадеянности или небрежности. Вне этих конкретных видов не существует вины.

Правильное выяснение содержания вины, ее форм и видов — необходимое условие правильной квалификации преступлений. Важное значение вины состоит и в том, что наше уголовное право исходит из принципа субъективного вменения, т.е. возможности уголовной ответственности лица только при наличии его вины в совершении конкретного общественно опасного деяния. Отсутствие вины исключает субъективную сторону, а тем самым — состав преступления и основание уголовной ответственности. Значение вины заключается и в том, что она выступает важным критерием отграничения смежных составов преступлений и влияет на определение меры наказания за содеянное [13, с. 13; 14; 15].

Более опасной формой вины является умысел. В соответствии со ст. 24 УК преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело его общественно опасные последствия и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий [14, с. 15].

При совершении конкретных преступлений возможно различное сочетание интеллектуальных и волевых признаков. Это соотношение и лежит в основе разграничения в теории и на практика умысла на прямой и косвенный.

Прямой умысел — это такое психическое отношение лица к деянию и его последствиям, при котором оно сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит возможность или неизбежность его общественно опасных последствий и желает их наступления.

Интеллектуальный признак здесь образует сознание общественной опасности своего поведения и предвидение его общественно опасных (вредных) последствий. Эти понятия относятся к одной и той же интеллектуальной сфере психической деятельности, но они различны по своему содержанию.

Сознание включает в себя не только четкое понимание фактической стороны совершаемого, его содержания, характера и всех других объективных признаков, но и определенное понимание социальной значимости совершаемого деяния, его социальной вредности.

Предвидение означает, что в сознании данного лица сложилось определенное представление о возможных или неизбежных последствиях своего деяния. При этом предвидение здесь носит конкретный характер. Лицо четко осознает, что именно от его конкретного деяния наступят или могут наступить общественно опасные последствия.

Волевой признак прямого умысла составляет желание наступления предвидимых последствий своего действия или бездействия. Чаще всего лицо стремится в этом случае достичь какой-то цели, удовлетворить ту или иную потребность.

Косвенный умысел — это такое психическое отношение лица к деянию и его последствиям, при котором оно сознает общественную опасность своего деяния, предвидит возможность наступления его общественно опасных последствий и сознательно их допускает.

Содержание сознания при косвенном умысле аналогично содержанию сознания в умысле прямом. И в этом случае сознание лица включает в себя понимание всех фактических обстоятельств, характеризующих объективные признаки конкретного состава преступления, в том числе характера и значения объекта и предмета посягательства, характера действия или бездействия, а также места, времени, способа их совершения и др. Оно включает также понимание общественной опасности, вредности своего деяния, его последствий.

Предвидение при косвенном умысле имеет свою отличительную особенность. Как и при прямом умысле, оно носит конкретный характер. Лицо в данном случае ясно осознает, что именно его конкретное действие или бездействие может повлечь общественно опасное последствие.

Однако это последствие лицо предвидит лишь как возможный результат своего деяния. Предвидение неизбежности наступления последствия при косвенном умысле исключается в силу особенностей волевой сферы психической деятельности, которая тесно связана с ее интеллектуальной сферой. Воля лица в этом случае не направлена на достижение общественно опасного последствия. Именно в этом и заключается отличительная особенность предвидения последствий при косвенном умысле.

Но основная сущность косвенного умысла — в его волевом признаке. Особенность волевой сферы деятельности здесь заключается в отсутствии желания наступления общественно опасного последствия. Несмотря на предвидение такого последствия, лицо не испытывает потребности в его достижении, оно не нужно ему ни в качестве основного, ни в качестве промежуточного последствия. Здесь имеет место ситуация, при которой лицо, не направляя свою волю на достижение последствия, все же сознательно допускает его наступление. Чаще всего такое сознательное допущение выражается в безразличном отношении к последствиям. Иначе говоря, лицо, не будучи заинтересованным в наступлении общественно опасного последствия своего деяния, все же допускает такую возможность [15, с. 15; 16; 17].

Неосторожность наряду с умыслом — это основная форма вины в уголовном праве. Неосторожная форма вины характерна для нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, нарушения правил охраны труда и безопасности производства, отдельных хозяйственных и должностных преступлений. Нельзя недооценивать опасность неосторожных преступлений. По наблюдениям ученых, удельный вес неосторожных деяний в общей массе совершенных преступлений в последнее время заметно надрос. Особую опасность для общества представляют последствия неосторожных преступлений. Как свидетельствует практика, основная часть материального ущерба наносится не умышленными, а неосторожными преступлениями, которое к тому же часто остаются безнаказанными. Недисциплинированность отдельных лиц, их халатное отношение к выполнению своих служебных и профессиональных обязанностей в отдельных случаях приводят к катастрофическим по своим масштабам и тяжести последствиям. Примером этому служит авария на Чернобыльской АЭС.

В ст. 25 УК, где дано определение неосторожной формы вины, сказано, что преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Это определение охватывает два вида неосторожности: преступную самонадеянность и преступную небрежность.

Эти нормы сконструированы по признакам материального состава преступления. Из приведенного выше определения неосторожности следует, что законодатель в ст. 25 УК как раз и сформулировал отношение субъекта к последствиям своего деяния, то есть дал определение применительно к материальным составам преступлений.

Преступная самонадеянность имеет место тогда, когда лицо, которое совершило преступление, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение.

Преступная самонадеянность характеризуется двумя признаками — интеллектуальным и волевым.

Интеллектуальный признак преступной самонадеянности отображен в законе указанием на отношение субъекта к общественно опасным последствиям. В отличие от определения умысла закон не содержит характеристики психического отношения лица к совершенному им деянию (действию, бездействию).

В теории уголовного права по этому вопросу высказаны различные мнения. Одни авторы считают, что лицо при преступной самонадеянности сознает общественную опасность своего действия или бездействия. Другие, наоборот, думают, что при самонадеянности у субъекта отсутствует сознание общественной опасности совершаемого деяния, что признак самонадеянности — это не позитивное сознание общественной опасности деяния, а обязанность и возможность такого сознания. Последняя позиция представляется более обоснованной. Лицо, действуя (бездействуя) определенным образом и сознавая фактическую сторону своего деяния, не оценивает свое поведение как общественно опасное, поскольку нейтрализует опасность (в своем сознании) обстоятельствами, которые способны, по его мнению, предупредить возможность наступления общественно опасных последствий.

Предвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий. Говоря об этой сфере интеллектуальной деятельности субъекта, необходимо отметить, что лицо, действуя самонадеянно, предвидит как фактические признаки возможных последствий своего действия (бездействия), так и его общественно опасный характер. Некоторую сложность представляет собой вопрос о характере предвидения последствий. Многие из юристов считают, что предвидение при самонадеянности носит абстрактный характер. Другие говорят об абстрактном характере самого предвидения. Некоторые авторы считают, что при преступной самонадеянности имеет место предвидение абстрактной возможности наступления последствий. Последнее утверждение представляется более удачным. Действуя (бездействуя) преступно самонадеянно, субъект предвидит, что деяния, подобные совершенному им, вообще то приводят к общественно опасным последствиям, однако совершенное именно им действие (бездействие) не должно привести к таким последствиям. Поэтому, действуя в соответствующей конкретной обстановке, лицо не сознает и реального развития причинной связи между своим поведением и по- следствиями, хотя могло бы это сделать при большем напряжении своих психических возможностей.

Волевой признак преступной самонадеянности состоит в том, что лицо легкомысленно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий. При преступной самонадеянности лицо рассчитывает на вполне реальные обстоятельства, которые по своим свойствам имеют способность предотвратить наступление последствий. Это его собственные, личные качества (быстрота, умение, опытность, мастерство), действия других лиц, физические или химические законы, воздействие обстановки, силы природы и т.д. Расчет же на вмешательство обстоятельств, которые в момент совершения деяния отсутствовали, а их проявление — не есть закономерным, исключает самонадеянность.

Несмотря на уверенность субъекта в не наступлении последствий, расчет его оказывается неверным (легкомысленным), так как избранные им обстоятельства или часть таковых не смогли предотвратить общественно опасных последствий.

В следственной и судебной практике особенные затруднения вызывает отграничение самонадеянности от косвенного умысла. Это обусловлено тем, что и по интеллектуальным, и по волевым признакам эти виды вины имеют сходство. Так, и при преступной самонадеянности, и при косвенном умысле лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий. Вместе с тем, если при преступной самонадеянности предвидит абстрактную возможность наступления последствий, то при косвенном умысле — реальную возможность их наступления. Во втором случае последствия предусматриваются им достаточно четко. Лицо, действуя (бездействуя) с косвенным умыслом, предвидит, что именно его деяние вполне вероятно может причинить общественно опасные последствия. В этом состоит отличие указанных видов вины по интеллектуальному признаку.

По волевому признаку отличие преступной самонадеянности от косвенного умысла такое: при преступной самонадеянности воля лица направлена на предотвращение возможности наступления общественно опасных последствий. Расчет лица — конкретный, опирается на обстоятельство или группу обстоятельств, которые способны предотвратить наступление последствий. Однако, как было отмечено выше, в итоге этот расчет получается неверным. При косвенном умысле лицо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий. При Этом у него, как правило, нет какого-нибудь расчета на предотвращение последствий, в отдельных случаях, действуя с косвенным умыслом, лицо может даже надеяться на не наступление последствий, однако такая надежда у него невыразительна по характеру, надежда «на авось», на случайность, а не на конкретные обстоятельства.

Преступная небрежность имеет место тогда, когда лицо, которое совершило общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, хотя должно было и могло их предвидеть. Таким образом, от иных видов вины (прямого и косвенного умысла, преступной самонадеянности) небрежность отличается тем, что лицо не предвидит наступления общественно опасных последствий.

Для установления преступной небрежности также необходимо проанализировать ее интеллектуальный и волевой признаки.

Интеллектуальный признак преступной небрежности. Формулируя небрежность, законодатель, как и при описании самонадеянности, не дает характеристики психического отношения субъекта преступления к своему действию или бездействию, а лишь указывает на не предвидение лицом наступления общественно опасных последствий при наличии обязанности "и возможности такого предвидения. Это, однако, не означает, что законодатель тем самым констатировал отсутствие у лица вообще какого-нибудь психического отношения к деянию, которое вызвало общественно опасные последствия. В работах по психологии и юриспруденции отмечается, что не предвидение последствий своего деяния при наличии обязанности и возможности их предвидеть — это последствие определенного психического процесса, который происходит в сознании лица.

Таким образом, интеллектуальный признак преступной небрежности характеризуется отсутствием у лица сознания общественной опасности совершаемого им действия (или бездействия), а также отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий.

По отношению к деянию (действию, бездействию) могут быть определены такие варианты психического состояния:

а) субъект сознает, что нарушает определенные требования предосторожности, но не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий. Такое отношение характерно для случаев, когда субъект считает свое отступление от необходимого поведения не существенным и не способным приобрести негативное социальное значение. Например, охранник пропускает без надлежащего разрешения на объект, закрытый для посторонних, своего знакомого, не думая, что последний может использовать пребывание на этом объекте для осуществления противоправного действия;

б) субъект, осуществляя сознательный поступок, не сознает, что таким образом он нарушает требования предосторожности.

в) само деяние субъекта лишено осознанного волевого контроля, но этот контроль утрачен по его вине.

Не предвидение последствий. Предвидит или не предвидит субъект наступление общественно опасных последствий в конкретном случае, зависит от его отношения к общественным интересам. Не предвидение свидетельствует о неуважительном отношении лица к общественным интересам, его недостаточной предусмотрительности при осуществлении служебных обязанностей, при исполнении специальных правил, которые регулируют ту или иную профессиональную деятельность, при соблюдении общепризнанных норм человеческого общения при заботливом, внимательном отношении к общественным интересам лицо, как правило, предвидит возможные опасные последствия своего действия (бездействия) и либо предупреждает их, либо отказывается от своего деяния.

При определении преступной небрежности в поведении лица важное место занимает установление обязанности и возможности субъекта предвидеть общественно опасные последствия. Обязанность, или долженствование, предвидеть последствия («должно было») в теорий уголовного права называют объективным критерием преступной небрежности; возможность предвидения («могло») — субъективным критерием. Для констатации преступной небрежности необходимо сочетание объективного и субъективного критериев.

Объективный критерий преступной небрежности основывается на требованиях персональной ответственности субъекта, этот критерий означает обязанность конкретного лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий при осуществлении им действий, которые требуют соблюдения определенных мер, в частности, предосторожности. Это могут быть как элементарные (простые) меры, которые возникают в процессе непосредственного общения людей друг с другом, так и сложные, например, — требования безопасности при осуществлении профессиональной деятельности. Обязанность быть внимательным и осмотрительным при осуществлении соответствующих действий, предвидеть возможность наступления их опасных последствий может вытекать из законов, специальных правил (инструкций, положений), которые регулируют ту или иную служебную или профессиональную деятельность, а также из общепризнанных норм человеческого общения. Отсутствие обязанности для лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий (объективного критерия) означает отсутствие в его деянии преступной небрежности.

Субъективный критерий преступной небрежности следует рассматривать в тесной связи с объективным. Решающее значение здесь имеет установление фактической возможности лица предвидеть указанные в законе последствия. Эту возможность необходимо увязывать, во-первых, с индивидуальными качествами лица (возраст, образование, степень подготовленности и квалификации, знание общих и специальных правил предосторожности, наличие жизненного и профессионального опыта, состояние здоровья и т.д.); во-вторых — с той конкретной обстановкой, в которой действовало данное лицо. Наличие этих двух условий делает для субъекта реально возможным предвидение общественно опасных последствий. Указание в законе на то, что при преступной небрежности кроме обязанности должна быть и возможность предвидения общественно опасных последствий своего деяния, исключает объективное вменение.

Волевой признак преступной небрежности состоит в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия своего поведения, не мобилизует свои психические способности для того, чтобы осуществить волевые действия, необходимые для предупреждения таких последствий. Относительно надлежащих действий у лица отсутствуют характерные для воли переживания «нужно», «я должен» их осуществить, хотя ситуация давала ему достаточную информацию для этого, а по своим личным качествам оно могло воспринять и осознать эту информацию и принять правильное решение.

«Случай». От преступной небрежности следует отличать «случай» («казус»). «Случай» в правоприменении явление еще нередкое, а актуальность вопросов, которые с ним связаны, достаточно высока. Особенное распространение «случай» имеет по делам о причинении вреда жизни и здоровью человека, производственном травматизме, нарушениях правил безопасности движения и эксплуатации транспорта.

«Случай» в правовой литературе рассматривается как самостоятельный вид психического отношения к общественно опасным по- следствиям. Он имеет место тогда, когда последствия, которые насту- пили, находятся в причинной связи с действием (или бездействием) лица, которое не только не предвидело возможности их наступления, но и не могло их предвидеть.

«Случай» исключает вину в поведении лица. В отличие от неосторожности «случай» характеризуется отсутствием субъективного критерия, который в сочетании с объективным определяет неосторожность как вид вины.

Как видим, понятием «случай» охватываются ситуации, когда, невзирая на наличие у лица обязанности предвидеть общественно опасные последствия (объективного критерия), оно вследствие конкретных обстоятельств не имеет реальной возможности их предвидеть (отсутствует субъективный критерий) [16, с. 17; 18; 19; 20; 21; 22; 23; 24].

 


 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 975. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.03 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7