Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Интуиция: многократная смена доминирования




Взаимодействие полушарий в норме реципрокно, т. е. при обработке информации в одном полушарии другое на это время несколько затормаживается и до некоторой степени снижается интенсивность и отчетливость прояв­лений его функций. Например, у человека с временно функционирующим только правым полушарием происхо­дит ухудшение словесного восприятия, а другие виды восприятия одновременно улучшаются. Интересной ил­люстрацией взаимного торможения полушарий служит характер решения специальных логических задач. Для эксперимента подобрали такую задачу, с которой люди в нормальном состоянии, как правило, не справляются.

Затем ее предложили людям, у которых временно отключи­ли правое полушарие головного мозга, и обнаружилось, что они справились с ней существенно лучше. Почему же люди с работающими обоими полушариями оказались менее способными, чем люди с одним работающим полу­шарием? Допускают, что обычно у человека, решающего такую задачу, правое полушарие «заглушает» логический голос левого, и лишь при выключении правого полушария этот голос левого может быть услышан.

Значение попеременной активизации полушарий видно и из такого примера. Обнаружено, что у большой части заикающихся не типична локализация функции речи: нет доминирования левого полушария, а проявляется сим­метричное ее представительство в обоих полушариях. Можно предположить, что процессы, связанные с форми­рованием речи, которые в норме должны развиваться с фиксированным сдвигом, у них разворачиваются с дру­гим сдвигом или даже одновременно. Тем более, что экспериментально показано — задержка обратной связи (когда человек с определенной задержкой слышит соб­ственную речь) приводит к заиканию любого человека. Интересно, что указанные формы заикания сочетаются с бедностью эмоциональной окраски речи, т. е. с признака­ми правосторонней недостаточности.

Выявленные реципрокные отношения полушарий по­зволяют уловить динамику переключения с образного язы­ка на логический и обратно в процессе решения задачи, а также уяснить затормаживающее воздействие на мысли­тельный процесс как избыточной образности, так и слиш­ком ранней и отчетливой вербализации, ведь известно, что коль скоро некоторая схема решения задачи уже сфор­мулирована словесно, возможность «иного» видения этой задачи резко снижается. Однако реципрокность суще­ственна не только для мыслительных операций в процессе поиска решения. Как уже было отмечено, правое по­лушарие обрабатывает информацию в поле «здесь и те­перь», но не всякое действие может быть оптимально реализовано именно в этих условиях — часто его нужно отсрочить и перенести. Участие левого полушария как раз позволяет произвести такой перенос действия. Правое и левое полушария отражают различные отрезки вре­менной оси и, работая в разном темпе, обеспечивают адекватное восприятие пространства и времени. Правое

полушарие упорядочивает информацию о прошлом, а ле­вое на этой основе строит прогноз о будущем.

Для понимания проблемной ситуации и принятия ре­шения обычно необходимо подняться над деталями и уви­деть ее не только обобщенно, но и в новом ракурсе. Такая позиция требует изменения, уменьшения контакта с внеш­ней средой. Это отключение не может быть длительным, поскольку ситуация непрерывно меняется. Координиро­ванная работа полушарий с периодическим переносом акцента (динамическое доминирование) позволяет при­нимать решение, не теряя контроля за внешней средой. Например, во время неожиданных и опасных ситуаций на борту самолета летчик иногда отстранение наблюдает за своим поведением. Происходит как бы раздвоение психики: в короткий временной интервал он, с одной сто­роны, мгновенно совершает сложнейшие вычисления и ста­тических и динамических компонентов системы с гро­мадным числом степеней свободы, вычислений, которые при осознанном выполнении потребовали бы длительного времени — не мгновений, а с другой стороны, продолжает практическое управление самолетом.

Мыслительный процесс, приводящий к получению но­вой информации об отношениях и связях объектов, всегда требует участия обоих полушарий. Мы предполагаем, что этот процесс включает несколько последовательных эта­пов, когда доминирует по очереди то одно, то другое полу­шарие. Когда доминирует левое, то результаты мысли­тельной деятельности, достигнутые к этому моменту, могут быть вербализованы и осознаны. Когда доминирует пра­вое, мыслительный процесс, развиваясь имманентно, не может быть осознан и вербализован. И только когда вновь доминирует левое, возникает ощущение внезапности полученного результата, несвязанности его с состояниями, непосредственно предшествовавшими его получению, не­осознанности ни подготовительных этапов, ни промежу­точных операций. В таких случаях обычно считается, что решение найдено интуитивно, а обратная связь, свидетель­ствующая о получении интуитивного решения, замыкается через возникающие эмоциональные ощущения.

Интуицию обычно рассматривают как специфический метод познания, при котором возникает иллюзия прямого усмотрения искомого вывода. По мнению Декарта [95], с помощью интуиции истина открывается разуму человека

путем прямого усмотрения без использования логических определений и доказательств как промежуточных звеньев познания. В настоящее время считается, что переход (скачок) от одной логической системы к другой при рас­суждении возможен лишь с помощью интуиции.

Неоднократно возникал вопрос: что более значимо для интуитивного решения — логический или чувственный компонент? Высказывались различные мнения. Например, в книге, посвященной психологии математического твор­чества, ее автор Адамар [10] на основе анализа большого числа самонаблюдений известных ученых пришел к обос­нованному заключению, что чисто логических открытий не существует, однако, впадая в другую крайность, утверж­дал, что открытие всегда происходит на бессознательном уровне, как некая вспышка идеи после предварительной сознательной работы, и слова совсем не участвуют в про­цессе творчества. Близкую позицию по данному вопросу занимал Пиаже [214]. Он рассматривал интуицию как образное предметное мышление, характеризующее глав­ным образом дологическую стадию развития интеллекта, считая, что с возрастом роль интуиции несколько умень­шается, и она уступает место более социальному типу мышления — логическому.

Другие исследователи полагают, что в процессе твор­чества логические и чувственные компоненты дополняют друг друга. Например, Маслоу считает непременными две фазы творчества. С его точки зрения, первая характери­зуется импровизацией и вдохновением. При этом «твор­ческая личность в состоянии вдохновения утрачивает прошлое и будущее и живет только настоящим моментом, она полностью погружена в предмет, очарована и загру­жена настоящим, текущей ситуацией, происходящим здесь и сейчас, предметом своих занятий» [372, с. 61]. Вторая фаза — это разработка или логическое развитие идей, возникших в первой стадии. В основе представлений Пуанкаре — тоже двухкомпонентный процесс. По его мне­нию, посредством логики доказывают, а посредством ин­туиции изобретают, т. е. усматривают нечто новое в окру­жающем мире. Он писал: «Логика говорит нам, что на та­ком-то пути мы, наверное, не встретим препятствий, но она не говорит, каков путь, который ведет к цели. Для этого надо издали видеть цель, а способность, научающая видеть ее, есть интуиция» [по 10]. Действительно, трудно

представить себе творческий процесс без предвосхищения цели.

В качестве основных особенностей интуитивного ре­шения обычно отмечают чувственность образов, неосоз­нанность способов получения результата, большую значи­мость пространственно-временных компонентов, целост­ность восприятия. Все это свидетельствует о существен­ном вкладе механизмов правого полушария в этот процесс. Но коль скоро результат интуитивного решения осозна­ется и может быть оречевлен и проверен на логическую непротиворечивость, необходимо предположить участие в этом процессе левого полушария. Многие исследователи подметили, что внешние проявления интуиции (характе­ризующиеся одномоментностью возникновения результата и его нерасчлененностью) субъективно ощущаются как скачок из ситуации, когда не было никакого решения, к ситуации, когда есть готовое, целостное решение. Под­черкнем, что обычно никакие подготовительные и проме­жуточные этапы этого процесса не осознаются.

Обсуждая механизмы межполушарных взаимодейст­вий и учитывая особенности интуитивного решения (учас­тия в нем обоих полушарий и ощущение скачкообразного возникновения результата), мы допускаем, что скачок от­ражает переход обработки информации из одного полуша­рия в другое. В соответствии с этой гипотезой, интуиция рассматривается как переход от чувственных образов к по­нятиям или от понятий к чувственным образам. А посколь­ку не выявлено промежуточных ступеней между наглядны­ми образами и понятиями и даже самые элементарные по­нятия качественно отличаются от чувственных представле­ний, указанный переход должен иметь скачкообразный характер и не может быть представлен и виде промежу­точных элементов. Скачки, разрывность могут объяснить субъективное ощущение непосредственности интуитивно получаемого знания — усмотрение результата.

Большинство описаний интуитивных решений, подчер­кивающих их чувственную представленность, неосознан­ность и целостность, косвенно наталкивают на предполо­жение, что направление скачка связано с переходом обра­ботки информации из левого полушария в правое. Более дифференцированно подходят к этому явлению А. С. Кар­мин и Е. П. Хайкин [120]. Они подразделяют интуицию на две формы: концептуальную и эйдетическую.

Концептуальная формирует новые понятия на основе имев­шихся ранее наглядных образов, а эйдетическая строит новые наглядные образы на основе имевшихся ранее по­нятий. Такая точка зрения допускает понимание скачка, лежащего в основе интуиции, не только как односторон­него перехода при обработке информации из левого к пра­вому полушарию, но и как перехода из правого полуша­рия в левое.

Создается впечатление, что за счет многократных межполушарных переходов процесс решения сложной задачи имеет не однонаправленный, а как бы полициклический характер. При этом на каждом цикле вводится новая информация и используются новые методы ее анализа и тем самым продвигается решение задачи. Вероятность каждого из переходов зависит от этапа решения и типа задачи. (Такая позиция подкрепляется, в частности, ис­следованиями, проводимыми с помощью электронного то­мографа. Они позволили в эксперименте проследить пе­рераспределение активности между полушариями без вы­ключения одного из них, в зависимости от характера ре­шаемой задачи.)

Одна и та же задача часто может решаться различны­ми методами. Если гипотеза о способе решения форми­руется в правом полушарии, то она обобщеннее и синте­зируется быстрее за счет присущей правому полушарию целостности представления и возможности совершения внутриполушарного скачка к цели. Направление такого скачка может определяться одномоментным усмотрением соотношения исходной позиции и желаемого конечного результата. Выигрыш в скорости выдвижения правосто­ронних гипотез и их обобщенности оплачивается пони­женной надежностью из-за перескакивания через зону отсутствующих данных. В процессе решения такие про­белы информации могут преодолеваться человеком за счет перекодирования незрительной информации в целостные зрительные образы, которые адекватно заменяют труднообозримые и отсутствующие звенья формально-логических отношений. Благодаря этому интуитивные ходы мысли, в отличие от дискурсивного логического рассуждения, могут совершать скачки через информационные пробелы.

Если гипотеза формируется в левом полушарии, то переход между исходной позицией и результатом идет через последовательность мелких скачков, правомерность

каждого из которых проверяется рекурсивно-логическим путем. Этот способ решения более надежен, так как про­верка гипотезы производится после каждого небольшого скачка. Но такой путь — существенно более медленный, так как нет зрительного соотнесения промежуточного результата с конечной целью, что ведет за собой увели­чение числа возвратов на предшествующие позиции после неудачных шагов.

Известно, что в долговременной памяти человека име­ются два разных хранилища: в правом полушарии сохра­няются образные представления, в левом — символьные описания. Необходимость использовать в одной и той же задаче как первый, так и второй тип описания объекта не­избежно ведет к переносу доминирования из одного полу­шария в другое. Если первичные образы — целостные представления различных типов, сформированные правым полушарием,— уже переработаны левым полушарием в признаки, понятия и слова, то целесообразно ли даль­нейшее сохранение первичных образов? Именно анализ целей деятельности позволяет выяснить, при каких усло­виях переживаемые события запоминаются во всей своей образной полноте — вместе с контекстом, а при каких человек выделяет и запоминает лишь некоторые их су­щественные признаки. С одной стороны, сохранение только развернутых первичных образных зрительных впечатлений как бы загромождает память и делает более долгим и сложным поиск информации при решении задач. С дру­гой стороны, запоминание только преобразованной и сжа­той информации связано с риском не сохранить именно ту ее часть, которая впоследствии может понадобиться. Этими двумя противоречивыми факторами — необходи­мостью полной информации и ценой ее сохранения и пре­образования определяются способы использования про­шлого опыта. Вероятно, полезно хранить и достаточно полную запись исходной информации, и ряд преобразо­ванных и сжатых вариантов, при этом сжатие может быть неоднозначным и проведено по нескольким прави­лам, основаниям.

Обычно процесс преобразования информации при ре­шении задачи рассматривается только как переход от чув­ственного правостороннего к словесно-логическому лево­стороннему восприятию. Нам представляется, что это лишь часть процесса представления информации в зрительной

и символьной форме, первый его виток. После этого сим­волы, сформированные в левом полушарии, могут быть вторично зрительно представлены в правом и получить чувственную окраску и эмоциональную значимость. Но­вый вторично-чувственный образ, сформированный в пра­вом полушарии, может вновь пройти символьную обработ­ку и получить другое название в левом и т. д. Нам очень близка позиция В. В. Налимова [195, 196]; добавившего к существующим уровням — образному (дологическому) и логическому — еще один, третий уровень иерархии мыш­ления, который надстраивается над логическим и пред­ставляет собой свойства интуиции и творчества. Толь­ко, по нашему мнению, на этом процесс не прекращается, и дальнейшее можно представить себе как последова­тельную смену доминирования полушарий. Если символь­ные признаки левого полушария развиваются на основе досимвольных правосторонних представлений, то элемен­ты высшего обобщения символьных интеллектуальных операций в их единстве с эмоциональным личностным переживанием, такие, как выявление смысла ситуации или критика, по последним научным данным, в большей мере связаны с правосторонней локализацией. Эти выс­шие правосторонние функции как бы надстраиваются над символьными признаками слева, и спираль развития при­знаков формируется в полушариях последовательно полициклически: справа — слева — справа —...


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 426. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.021 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7