Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Особенности Уральской социологической школы




Во второй половине 70-х гг., в условиях "застоя", наблюдается некоторый спад в проведении социологических исследований. Сокращается число социологических служб на предприятиях и количество работающих в них сотрудников. Становится все больше запретных для социологических исследований сфер и тем, особенно таких, которые могли бы хоть как-то скомпрометировать жизнь и деятельность работников партийно-государственного аппарата. Практически не исследуются проблемы отклоняющегося поведения, преступности, наркомании, алкоголизма, взяточничества. К объективным трудностям работы социологов, связанным с жесткой цензурой, добавляются и субъективные, касающиеся отставания исследований в области методики и техники их проведения и обработки данных. Такая ситуация имела место не только в Свердловске, но и в других областных и республиканских центрах Уральского региона.

Вначале остановимся на понятии социологической школы. Напомним, что в отдельных главах учебника речь уже шла о некоторых социологических школах – Чикагской, Франкфуртской, школе Э.Дюркгейма. Поскольку все они очень отличались друг от друга, складывались различные трактовки понятия школы в социологии. С нашей точки зрения, для появления научной школы в социологии необходимо наличие нескольких совпадающих по времени, месту, содержанию и направленности обстоятельств. Речь идет о каком-то конкретном периоде и его определенной продолжительности. Как правило, он занимает 15-20 лет. Это тот срок, когда школа должна сформироваться как некоторое объединенное на основе единых методологических принципов и подходов научно-творческое неформальное сообщество и проявить себя соответствующим образом в социологической деятельности. Школа характеризуется наличием ярко выраженного лидера (лидеров), институционального статуса (к примеру, принадлежности к университету), центра для обмена научными идеями и творческих встреч (теоретический семинар, издаваемый журнал, регулярно выходящие сборники научных трудов), общих профессионально-этических установок ее представителей.

Можно утверждать, что все эти признаки были характерны для того научно-творческого неформального сообщества, которое мы именуем Уральской социологической школой. Ее признанным лидером стал выдающийся отечественный социолог Л.Н.Коган (1923-1997), к которому позднее "присоединились" на этом статусном уровне в Уфе Н.А.Аитов (1925-1999), в Перми – З.И.Файнбург (1922-1990). Центрами, вокруг которых создавались неформальные творческие сообщества социологов, стали: в Свердловске – отдел социологии Института экономики Уральского филиала АН СССР, затем – с переходом Л.Н.Когана в университет – философский факультет и факультет политологии социологии Уральского государственного университета; в Уфе - Уфимский авиационный институт, в Перми – Пермский политехнический институт. Общим же неформальным творческим объединением стали постоянно проходившие конференции, семинары, школы (на которых обучали будущих "заводских" социологов), но главным образом Уральские социологические чтения, проводившиеся в различных городах – республиканских и областных центрах – Уральского региона, где в среднем раз в два года социологи получали возможность творческого общения и публикаций сборников докладов и выступлений. У истоков Уральских чтений стоял Л.Н.Коган. Первые чтения были проведены в 1976 г. в г.Ижевске.

Будучи созданной в 70-е гг., Уральская социологическая школа "заявила" о себе целым рядом особенностей.

Во-первых, в ее рамках шло параллельное развитие сразу трех "ветвей" российской социологии – вузовской, академической, производственной (заводской), причем между ними изначально были установлены и долгое время (вплоть до развала заводской социологии в начале 90-х гг.) существовали интенсивные творческие связи. Заводская социология на Урале по существу была любимым детищем и вузовской, и академической науки, которые ее взрастили и поставили, что называется, на ноги.

Во-вторых, на Урале достаточно быстро происходил процесс институционализации социологии и ее общественного признания, чему в значительной степени способствовали властные структуры во всем регионе. Представители власти принимали участие в организации социологической деятельности, проведении конкретных исследований (часто выступая их заказчиками), конференций и семинаров, Уральских социологических чтений. Такая работа способствовала росту популярности социологии, придавала ей определенного рода "паблисити". В немалой степени этому содействовали местные СМИ, которые пропагандировали работу социологов в печати, по радио, телевидению. Несмотря на отсутствие в стране социологического образования и профессионально подготовленных через него кадров специалистов, на предприятиях вводились должности и структуры (лаборатории, секторы, бюро и даже отделы и службы) под социологов.

В-третьих, уральская социологическая школа, несмотря на широкий спектр исследуемых направлений и проблем, имела явно выраженные приоритеты среди них, которые были обусловлены спецификой социально-экономических и культурных процессов в регионе. Ведущей была проблематика социологических исследований в области труда, культуры, образования, молодежи, социальной структуры, политических процессов и др.

Уральская социологическая школа не имеет широкого международного признания, а ее известность не простирается далее российской социологической науки. Но в ней она всегда занимала и занимает сейчас (когда уже нет в живых ни одного из трех ее лидеров) достаточно заметные позиции. Об этом свидетельствуют многие факты: продолжающаяся практика проведения конференций и социологических чтений (в том числе новых – "Коганских", "Файнбургских", "Аитовских"); совместные публикации в виде издаваемых материалов чтений и конференций, а также специализированных выпусков журнала "Социс"; создание ряда диссертационных советов (кроме совета в Екатеринбурге – самого "старого", в Уфе, Перми, Челябинске), на заседаниях которых выступают в качестве оппонентов и представителей ведущих учреждений прежде всего социологи Уральского региона; широкое участие в Российском обществе социологов и его руководящих органах; представительство в редакционном совете журнала "Социс" и др.

Ее формирование и развитие падает на 70-е – первую половину 80-х гг., ставшие поистине периодом расцвета социологии на Урале. Поэтому, прежде чем перейти к конкретному рассмотрению процесса становления и развития социологии на Урале в целом, в Свердловской, Пермской, Челябинской областях, в Башкирской автономной республике в особенности (они были наиболее развитыми в социологическом отношении), дадим самую общую характеристику Уральской социологической школы.

В 60-е гг. шел процесс ее экстенсивного развития, который означал, во-первых, вовлечение в него областей и автономных республик Уральского региона (вслед за Свердловской областью – Пермской и Челябинской, чуть позднее – Оренбургской и Курганской областей, Башкирской и Удмуртской автономных республик); во-вторых, в рамках областей, городов и республик – появление вузовских, академических и производственных центров и структур. Однако социологической школы на Урале в 60-е гг., по всей видимости, еще не было.







Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 161. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия